Блог Железный дровосек

«От супруги герра Мюллера досталось. Дескать, Григорий мужа споил». Как белорус играл в ГДР

К 27 годам голкипер Григорий Цыркунов успел поиграть в Могилеве, Бресте и даже в казахских Целинограде (ныне Астана) и Кокчетаве (сейчас город называется Кокшетау). Но  главное футбольное приключение было впереди – в конце 80-х Цыркунов на шесть лет уехал в ГДР,  самую западную страну восточного блока. О том, что такое советская Европа и в какой футбол там играли, тренер вратарей солигорского «Шахтера» рассказал Тарасу Щирому.

– В 1987 году я играл за «Целинник» из Целинограда. Это теперешняя Астана,– вспоминает Григорий Цыркунов, тренирующий сейчас вратарей в солигорском «Шахтере». – Команда выступала во второй союзной лиге. Платили там неплохие деньги. Я был на хорошем счету, часто выручал. Но неожиданно появился вариант поехать в ГДР. Что тут скрывать, жизнь в Советском Союзе была непростой. На прилавках магазинов лежала колбаса одного сорта, за которой нужно было отстоять в длинной очереди. А тут появился шанс переехать хоть в социалистическую, но европейскую страну.

- На тот момент вы уже бывали за границей?

– С молодежной сборной летал в турне по Аргентине. Провели там несколько матчей c местными командами из высшей лиги. В том числе против «Тигре» и «Расинга». Я тогда, правда, ни разу не сыграл – все матчи от звонка до звонка провел Витя Чанов (выступал в разное время за донецкий «Шахтер» и киевское «Динамо» – Tribuna.com) – но атмосферу, полные стадионы прочувствовал. Трижды с разными сборными летал на турниры во Францию. На этом все.

- И как вы оказались в ГДР?

– По армейской линии. Поспособствовал в этом другой футболист – Анатолий Коробочка. В то время многие советские футболисты из России, Украины уезжали играть в ГДР. Для меня тоже нашлась команда – КВО из Восточного Берлина. По приезду оформили в воинской части, поставили на денежное довольствие. Там и жил поначалу, но со временем с женой переселился в отдельный домик.

- Что из себя тогда представлял футбол Восточной Германии?

– В ГДР были команды достаточно хорошего уровня. Вся футбольная система делилась на ряд лиг. В Оберлиге, высшем дивизионе, выступало 14 команд. Худшие выбывали в  первую лигу. Ну а затем следовала наша Бецирклига, которая состояла из множества зональных турниров. После воссоединения пару команд попали в первую Бундеслигу, остальные оказались во второй и в региональных лигах. Нам армейское руководство разрешало играть не выше третьей лиги. Мы помогали команде пробиться выше, получали медали и меняли клуб. Все футболисты (кроме нас) были любителями. Тренировки проходили в вечернее время, после работы.

- За ваши команды играли другие иностранцы?

– Нет. Просто у руководителей клубов были неплохие отношения с нашей армией. Так им удавалось приглашать советских футболистов. Там, где я играл, иностранцы стали появляться только после объединения. Если не ошибаюсь, был кто-то из югославов, бежавших от войны на Балканах.

Футбол был неплохим. На поле всегда было очень много борьбы. Со временем я привык, что немцы часто действуют прямолинейно. В Советском Союзе играли более технично. К примеру, у нас, если выходили два в одного, обязательно катили под удар. В ГДР могли спокойно бабахнуть по воротам с острого угла. Или даже с сорока метров. Все футболисты – высокие, атлетичные ребята. Носились весь матч.  Мощных парней хватало и в третьей лиге. Все это связываю не только с хорошими физическими данными, но и со спортивной фармакологией. Вы посмотрите, после США и СССР в олимпийском зачете ГДР часто находилась на третьем месте. Этого показателя достигали в том числе благодаря фарме. Но в моих командах ничего такого не употребляли. Пили исключительно витамины.

- Условия были хорошими?

– После Целинограда, где поле – худшее во второй союзной лиге, они были замечательными. Любительская команда в ГДР имела несколько тренировочных полей: одно натуральное, другое – гаревое. Даже вокруг деревенских полей стояли осветительные мачты! Что говорить, футбол в Германии очень любят. Болельщики в отношении нас вели себя уважительно. Никаких обидных выкриков я никогда не слышал. Люди пили пиво, ели колбаски и получали удовольствие. Судейство, кстати, было просто образцовым.

- Никто никого не «убивал»?

– Такого не было. А вот в Советском Союзе насмотрелся всякого. И в Тирасполе, куда ездил с могилевским «Днепром», и в Казахстане. Вот вам история. «Целинник» играл в Чимкенте с местным «Мелиоратором» и после первого тайма вел со счетом 5:0. Честно говоря, забить пять мячей в Чимкенте за один тайм, наверное, никому не удавалось. Это была сказка. Звучит свисток на перерыв. Идем в раздевалку. Ко мне подходит местный вратарь и говорит: «Ну, держитесь, сейчас мы вам покажем!». Спрашиваю: «Убивать будете?», а в ответ слышу: «Еще как!» Я напрягся. Но сломать игру у судьи не получилось. Мы тогда забивали мячи, к которым невозможно было придраться. Да и сам соперник во втором тайме ослаб и толком ничего не мог сделать.

*  *  *

- В ГДР командам тоже помогали крупные предприятия?

- Да. КВО содержал кабельный завод. «Мотор» из Эберсвальде, куда перебрался позже, спонсировало крупное предприятие по производству кранов. После объединения Германии я попал в «Гатов» – команду, которая находилась на территории прежнего Западного Берлина. Это был частный клуб, который содержала бабушка-миллионерша. Она не просто помогала клубу, но и постоянно посещала матчи, устраивала фуршеты для футболистов. Как я потом понял, в ФРГ было принято вкладывать деньги, к примеру, в развитие проектов, футбольных клубов, больницы. В таком случае ты не будешь платить подоходный налог. И такая практика была достаточно распространена.

- Что вас сразу удивило в ГДР?

– Все. В местных магазинах было изобилие продуктов, а в Союзе есть было нечего. В ГДР всегда можно было купить хорошие вещи, качественную обувь. Из СССР часто поступали заказы на немецкие товары. Ну а когда произошло объединение, магазины ГДР буквально за несколько недель заполонили вещи с запада. Платили нам в командах неплохо. За победы давали премиальные.

- На что их хватало?

– Например, на хорошую пару обуви Salamander. Эта фирма в то время была очень престижной.

- Как местные игроки приняли советских футболистов?

–- В КВО играл вместе с русскими ребятами: Андреем Бочковым, Толей Усатовым, Юрой Аджемом, бывшим футболистом ЦСКА и сборной Советского Союза… Мы шли на усиление команды, и нас встретили очень доброжелательно. Любой вопрос, который у нас появлялся, руководство  старалось решать. Когда играл за «Мотор», у меня случилась неприятная ситуация. Жена должна была рожать, но что-то пошло не так. Мы приехали в нашу санчасть, а там нам сказали, что все нормально, ничего страшного. Но я чувствовал, что-то не так. Тогда Геральд Мюллер, менеджер «Мотора», отвез нас в немецкую клинику. Врач сообщил, что сын запутался в пуповине. Срочно нужно оперировать. Слава Богу, все прошло хорошо.

*  *  *

- Служебный автомобиль вам выделяли?

- Да, в том же «Моторе» нам предоставили «Трабант». Прав у меня не было и за водителя был Юра Аджем. Он в этом деле, конечно, профи.

- «Трабант» – народная машина для ГДР?

– Я бы так не сказал. Многие ездили на «Варбургах», разных моделях наших «Жигулей». До объединения, автомобилей, которые производили в ФРГ, на востоке было не так много. Что можно сказать о «Трабанте»? Пластиковая малолитражка. Издавала постоянно какой-то дребезжащий звук – под капотом стоял мотор от мотоцикла. При всем при этом свою сотку машина выжимала. «Трабант», к слову, переводится с немецкого языка как спутник.

- Вы немецкий быстро освоили?

– Чтобы быстрее запомнить, я становился за воротами и слушал местных вратарей, а потом все команды вроде «цурюк», «линкс», «рэхт» записывал в тетрадку. Позже, когда Вася Хомутовский уезжал из минского «Торпедо» в Германию, отдал ему эти записи. Учил язык, наверное, по моему конспекту.

- Чем занимались в свободное время?

– Тренировки были утром и вечером. Когда появлялось время, посещали магазины. Из Союза поступало много заказов на товары. У нас, как я говорил, был дефицит. Что-то покупали и позже перепродавали. Имели с этого небольшую прибыль. Вечером, после матчей, команда не расходились. Часто оставались с ребятами в клубном кафе на ужин.

- Немцы много выпивали?

– Нет. Все в рамках приличия. Футболисты могли себе позволить несколько бокалов пива, функционеры – чуть больше. Никто никогда не напивался.

- Вас часто приглашали в гости?

– Да. Но самый забавный момент случился у нас дома. После очередной игры наш менеджер Мюллер сказал, что сегодня ужинать будем у нас на фазенде. Мы делили дом вместе с россиянином Андрюхой Бочковым. И пока жены приготовили любимые блюда (а были там и голубцы, пельмени), мы съездили в магазин за водкой – «смирновкой». Наши немецкие друзья так наклюкались, что не смогли домой уехать и заночевали. Но потом от супруги герра Мюллера мне досталось. Дескать, Григорий мужа споил.

- Вы ведь остались играть в Германии и после объединения в 1990-м?

– Да, только документы поменял в СССР и назад вернулся.

- Вам предлагали нефутбольную работу?

– Нет. Я зарабатывал исключительно спортом. А вот жену удалось устроить в спортзал в Эберсвальде. Но работали мы все равно вместе. Просыпались рано утром, шли в спорткомплекс и за два часа с помощью специальной машины приводили зал в порядок. За деньги, заработанные в Германии, жили потом в Минске.

-  А почему вернулись назад?

– Были знакомые ребята, которые там остались. Но я уже соскучился по дому. А тут еще травмы пошли, мне исполнилось 34. Даже если бы мне предложили неплохую работу, я бы все равно не остался. Вернулся в Беларусь. Какое-то время был играющим тренером в минском «Торпедо». Тренировал Эдика Тучинского, который входил в расширенный состав сборной. Потом оказался в «Славии» у Анатолия Юревича. Мы как-то были на сборах в Германии и назад возвращались по знакомым для меня местам. В какой-то момент стоило съехать всего 30 метров, и я бы оказался у своего дома. Накатили воспоминания. Ведь есть, что вспомнить.

- Слушаю.

- Забавный случай произошел в Берлине. Тот матч для моего «Мотора» не имел никакого значения. В стартовом составе вышел мой сменщик. И тут началось. Ему забили четыре гола, после чего он плюнул, кинул перчатки в какие-то кусты и ушел с поля. Что делать? За тридцать минут до конца тренер выпускает меня. И мы собрались, вырвали победу – 5:4. Вратарь потом еще долго не мог найти свои перчатки.

- Удивительно.

– Хорошее было время. От жизни в Германии я получил ценный опыт. Увидел, как живут люди за рубежом. Мы очень хорошо общались с немцами. И никто нас никогда не делил на социалистов и восточных. Никакого политического подтекста в общении не было. И мне бы очень хотелось прокатиться по старым немецким адресам. Тем более сын права недавно получил. Может, съездим когда-нибудь.

Фото: из личного архива.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья