Загрузить фотографиюОчиститьИскать
Блог Железный дровосек

Бегунья-рекордсменка уехала из Беларуси в США и сняла фильм про допинг в России. История Агаты Климович

Талантливая атлетка променяла бег на кино.

Пять лет назад белорусская бегунья Агата Климович, к слову, внучка Народной артистки СССР Галины Макаровой, показывала лучший результат страны на 400-метровке среди юниорок. Ее рассматривали как потенциального кандидата в сборную Беларуси, но девушка неожиданно для многих улетела учиться в Америку, где в итоге несколько раз выиграла первенство страны среди колледжей. После окончания университета Агата все-таки решила оставить легкую атлетику и пошла учиться дальше. Прямо сейчас девушка живет в Нью-Йорке, получает научную степень магистра в университете Новая школа и собирается стать продюсером. А недавно она дебютировала в роли кинодокументалиста и вместе с родным братом Егором сняла фильм «Правило Кубертена», рассказывающий о большой допинговой проблеме, с которой недавно столкнулся российский спорт. Тарас Щирый дозвонился до Агаты и узнал, почему она улетела за океан, как премируют американских студентов за спортивные победы и каким образом нужно наказывать спортсменов, принимающих запрещенные вещества.

«Среди юношей и юниоров я была лучшей в стране»

– Моя спортивная история началась благодаря маме. В свое время она была рекордсменкой Советского Союза в многоборье, стала мастером спорта. А я бегала 200, 400, а потом и 800 метров. Училась в городском училище олимпийского резерва, побеждала в чемпионате Беларуси и установила рекорд среди юниоров на 600 метрах, который, наверное, до сих пор еще не побит. В силу своего возраста я, естественно, не была лучшей в стране, но среди юношей и юниоров была первой. Сейчас наша молодежь и близко не приближаtтся к моим результатам и моей соперницы Юлии Юрени, которая побеждала на многих международных соревнований. Вместе с моим тренером мы тогда ставили перед собой цель принять участие в Олимпийских играх в Лондоне.

В 2010-м я попала на чемпионат Европы среди юношей в Москве. Жаль, но турнир сложился для меня не очень удачно. Мне не хватило буквально нескольких сотых, чтобы выполнить норматив и пробиться на первую юношескую Олимпиаду в Сингапур. Но я не отчаивалась и через месяц, будучи юношей, выиграла чемпионат Беларуси среди юниоров. Благодаря этой победе поехала на чемпионат мира в Канаду, где участвовала в эстафете 4×400 м. С нашей командой мы в финал не попали, однако на своем этапе я показала довольно хорошее время. Кстати, с теми девчонками мы в следующем году заняли шестое место на первенстве Европы в Таллине.

К моему удивлению, после чемпионата мира в Канаде мне в Фэйсбук написал американский тренер Мэтт Мартин и предложил поехать учиться и тренироваться в университет штата Небраска. Когда увидела письмо, сразу же загорелась этой идеей. Мне очень хотелось попробовать что-то новое в своей жизни. В американских университетах очень сильно развита система рекрутинга спортсменов. Тренеры постоянно ищут спортсменов по всему миру. И буквально через пару месяцев после переписки Мартин прилетел в Минск, чтобы лично со мной познакомиться и рассказать про университет. Но в итоге я не набрала нужное количество баллов на экзамене SAT (тест для приема в вузы США – Tribuna.com) и мне пришлось поехать в один из колледжей подтянуть свой английский.

- Если я правильно понимаю, ты сама не планировала уезжать в США.

– Безусловно. Все произошло очень спонтанно. Баскетболисты, друзья моего брата, выступали в американских студенческих лигах и рассказывали Егору про американскую систему подготовки атлетов. Благодаря им я получила хоть какую-то информацию о спорте в США. Но переезд за океан – это сродни полету на Луну. Я не верила, что осуществить эту мечту реально. Мама, конечно, понимала, что Америка – это новые возможности и перспективы, однако отпускать меня за рубеж не очень хотела. Кроме того, в Беларуси со мной связывали определенные спортивные планы. Но, несмотря на это, мои личные амбиции все-таки взяли свое, и я улетела в США вместе со своим молодым человеком.

- Куда ты поехала учиться?

– Сначала в Бартон комьюнити колледж, в котором когда-то тренировались один из самых быстрых спринтеров планеты Тайсон Гэй и трехкратная олимпийская чемпионка из Ямайки Вероника Кемпбелл-Браун. Кампус находится в 15-тысячном городке Грэйт Бенд, что в Канзасе. Что это за место? Вокруг одни поля и практически ничего. У меня было даже ощущение, что я приехала к бабушке в деревню. В принципе, вся средняя Америка (Техас, Канзас, Небраска) вот такая – неприметная и одноэтажная.

Интерес к легкой атлетике среди студентов в штатах весьма высок. Вместе с баскетболом и американским футболом она входит в тройку самых популярных видов спорта среди учащихся. Я не единожды выступала в Техасе, Арканзасе и других штатах, где поболеть на стадион приходило около 5-6 тысяч человек! Учась в Бартоне, неоднократно выигрывала чемпионат Америки, а вместе с командой моего второго колледжа из Аризоны мы становились вторыми по всей Америке.

- Что тебе дали эти победы?

– Нас награждали либо медалями, либо дипломами. В американском студенческом спорте строго запрещены какие-либо выплаты, спонсорские премии и награды. Это все настолько серьезно, что даже прописано в уставе ассоциации. Так что премии спортсмены-студенты не получают и контракты не подписывают, как это происходит в Европе. Кроме того, за победу в конференции дают именной перстень, который считается в США очень престижной наградой. Такой перстень есть и у меня. Его я завоевала уже будучи студенткой Университета Восточного Мичигана.

Вместе с партнерами по команде Университета Восточного Мичигана после победы в конференции (Агата в нижнем ряду пятая справа).

- Ты побила в США свой белорусский рекорд?

– Нет, и причиной тому стало то, что я за четыре года сменила два колледжа и не работала продолжительный период с одним тренером. А ведь в Америке никто по единой системе не тренирует. У каждого тренера свой подход, своя методика. Именно из-за этого мой результат не улучшился, а остался примерно на том же уровне, что и был раньше.

«На студенческих вечеринках никакого разврата не видела»

- Из-за чего ты меняла колледжи? Не могла прижиться?

– Не из-за этого. После победы на чемпионате Америки мне и моему тогдашнему парню Саше Линнику (спринтер, обладатель «бронзы» на командном чемпионате Европы-2015 в беге на 400 метров – Tribuna.com) предложили полную стипендию в колледже Центральной Аризоны, которой у нас не было в Бартоне.

 - Что это значит?

– 70-80% твоих расходов на питание и проживание на себя брало учебное заведение, а остальные деньги приходилось платить самому. В год на это уходило примерно 2 тысячи долларов. В отличие от университетов, сумма не такая и высокая. Но, тем не менее, полная оплата куда привлекательнее.

После последних соревнований среди колледжей мне поступило большое количество предложений из различных университетов, но мой выбор пал на Университет Восточного Мичигана. Поехала туда не только из-за хорошей команды, но и из-за учебы. Меня интересовала будущая профессия, которую я связываю с кино и телевидением.

- Если за учебу приходилось доплачивать, где ты брала деньги на карманные расходы?

– Мне их присылали из Беларуси, хотя времени на отдых у нас практически не было. Да и ближайшие более-менее крупные города в Аризоне и Канзасе находились в 15 милях от нашего кампуса. Если мы чем-то занимались, то это происходило в нашем студенческом городке. По барам и клубам никто не ходил. Для учащихся постоянно организовывали какую-то программу.

- А как же горячие вечеринки, которые показывают в американских молодежных комедиях?

– С ними я столкнулась, когда поступила в университет. В принципе, вся студенческая жизнь, которую показали в американских фильмах, очень близка к реальности. Все эти House Parties и BonFires реально существуют. Я иногда даже думала, что нахожусь в кино :). Но на вечеринках никакого разврата не видела. Если это происходит, то наверняка наедине и в закрытых комнатах. Кто-то напивается, кто-то уходит домой трезвым. Народ в этом плане везде одинаковый. Да и всем известно, что студенты любят отдохнуть на славу.

Однако (а это мне нравится в американской спортивной системе), если ты student-athlete, то у тебя на такие развлечения практически нет времени. В Мичигане у меня были друзья из баскетбольной команды, и тренеры специально назначали им тренировки в субботу вечером или в воскресенье утром, чтобы у них не было возможности “тусоваться”. Соревнования, кстати, тоже проходят в выходные дни, так что попасть на вечеринки практически нет шансов.

Кроме того, если ты студент-спортсмен и не набираешь среднюю оценку аналогичную белорусской «семерке», тебя просто не допускают к тренировкам и соревнованиям. И заработать ее непросто. У учащихся очень много домашней работы, непростые экзамены. Тебе одновременно нужно принимать участие в соревнованиях и хорошо учиться, получать высокие баллы. Так что на активный отдых времени совсем немного. Иначе за прогулы, гулянки и неуспеваемость могут просто отчислить. Как, к примеру, моих знакомых баскетболистов.

- Судя по твоим результатам, ты достаточно неплохо выступала в США. На тебя кто-то из тренеров белорусской сборной выходил?

– Я общалась только со своим тренером. Больше никто мне не звонил и не писал. В какой-то период меня не было дома два года, из-за чего я не выступала в чемпионате Беларуси и не могла ездить на международные старты. Однако учеба в США не ограничивает тебя в этом. После завершения учебного года ребята часто выступают во внутренних соревнованиях, пробиваются в сборную. И я знаю лично спортсменов, которые выступают за свои национальные команды. К примеру, мои подруги из Франции, Испании и Бельгии. А знакомый канадец бежал в Рио эстафету 4×100 метров.

- Когда ты решила завязать со спортом?

– Сразу после окончания университета в 2015-м. Благодаря спорту я получила очень многое, но я решила, что карьера в кино и телевидении – это то, чем я хочу заниматься в будущем. Безусловно, я до сих пор скучаю по легкой атлетике, ведь это часть моей жизни. Но, к сожалению, в жизни иногда приходится выбирать между равнозначными вариантами. Правда, не буду врать, будучи во Флориде на базе подготовки лучших легкоатлетов мира IMG Center, где я снимала эпизоды для нашего фильма и записывала интервью со спортсменами, даже задумалась: «А может мне вернуться?» Не отрицаю, возможно, я была бы готова к этому, если бы мне кто-нибудь дал гарантию, что я буду минимум в пятерке лучших на планете. Но давайте смотреть правде в глаза…Хотя, если задуматься, то в какой-то мере я до сих пор связана с легкой атлетикой. Ведь мой первый серьезный фильм посвящен именной ей.

Несмотря на мою историю в спорте, я ни минуты не жалею о решении переехать тренироваться в США. Ведь благодаря легкой атлетике я открыла для себя новые возможности, невероятные перспективы и получила гигантский жизненный опыт. И я счастлива, что моя жизнь складывается так, а не иначе. Что касается моего настоящего, то сейчас я учусь в магистратуре в Новой Школе – одном из лучших университетов Нью-Йорка. Его заканчивали такие дизайнеры как Том Форд, Марк Джейкобс, Донна Каран. А на моей кафедре медиаменеджмента когда-то учился знаменитый китайский художник Ай Вэйвэй, занимающий 24-ю строчку в списке самых влиятельных людей мира по версии журнала Time. В дальнейшем, повторюсь, я планирую связать свою жизнь с кино и телевидением.

«Когда узнала, что Усович попалась на допинге, для меня это было шоком»

- Ты уже оказалась причастна к созданию одного фильма. В России презентовали документальную киноленту «Правило Кубертена», над которым ты работала вместе с родным братом Егором. О чем этот фильм?

- Идея возникла спонтанно. Мой брат через друга познакомился с лучшим прыгуном тройным в России Алексеем Федоровым. И, безусловно, обойти стороной проблему, которая возникла в российском спорте, мы не могли. Как известно, из-за подозрений в употреблении допинга перед Олимпиадой дисквалифицировали всю сборную России по легкой атлетике. В их числе оказался и не принимавший допинг Алексей. Меня, как легкоатлетку, эта тема задела безумно. Я не понаслышке знаю, что такое не отобраться на важные соревнования для спортсмена. Для него они нужны как воздух! Парадоксально, но у нашего главного героя сложилась ситуация, с которой я столкнулась при отборе на юношеские Олимпийские игры в Сингапуре. Для попадания на Игры мне не хватило пару сотых, а Алексею для поездки в Лондон – двух сантиметров. В итоге он отобрался в Рио, однако из-за столь беспрецедентной ситуации, связанной с отстранением всей российской команды, вновь остался без участия в главных соревнованиях. Мы не хотели политизировать наш фильм. Этой картиной стремились добиться правосудия. Ведь легкая атлетика – это не командный вид спорта, а индивидуальный. Каждый спортсмен в ответе только за себя. И презумпция невиновности – это именно то, чего не хватает в нашем спорте.

От России на Олимпиаде выступала только прыгунья в длину Дарья Клишина. Она очень хорошая девушка. Я с ней встречалась в Нью-Йорке, мы записывали с ней интервью. Оно, правда, не вошло в фильм. Но я до сих пор не могу понять решение отстранить всех спортсменов...

Вместе с братом Егором.

- Список Макларена, куда внесены имена обвиненных в употреблении допинга россиян, является для тебя авторитетным источником?

– Да, в какой-то степени.

- Но Россия говорит о всемирном заговоре против нее. Ты это прочувствовала в Америке?

- Во время интервью, которые я записывала для фильма, спортсмены, тренеры и представители различных команд разделились на два лагеря. Одни были исключительно против участия российской сборной, так как считают, что в России употребление допинга – это целая система. А некоторые наоборот утверждали, что дисквалификация всей сборной – это неправильный шаг. Логика такая: если совершил ошибку, отвечай сам за себя, но никто из твоих «чистых» товарищей не должен разделять это наказание с тобой. А то получается как в Северной Корее, где если тебя арестуют и сошлют в концлагерь, то и всех твоих родственников отправят вслед за тобой. Я выступаю за правосудие. И считаю, что дисквалификация всей сборной была абсолютно неверным решением.

Руководитель РУСАДА признала существование допинг-системы в России

- Некоторые россияне жалуются на то, что так много проб, как у них, у американцев никогда не брали. Как часто в штатах спортсменов проверяют на внутренних соревнованиях?

– Я точно не знаю, как часто у спортсменов берут анализы на взрослых стартах, но если говорить об университетской лиге, то это постоянный ритуал. И мы никогда не знали, в какое время допинг-офицеры придут за нами. Я не единожды сдавала допинг-пробы, и ни одна из них не оказалась положительной.

- Из-за положительной допинг-пробы Светланы Усович сборная Беларуси лишилась четвертого места на ОИ-2008 в эстафете 4×400 метров. Как ты восприняла эту новость?

– Для меня это был шок, поражение. Это все, что я могу сказать.

 - А тебе предлагали принимать допинг?

– Нет, наверное, на тот момент я была еще слишком молода, чтобы получить предложение такого рода. Но даже если бы мне и предложили, я бы не пошла по этому пути.

- Ты знакома с белорусскими спортсменами, которые употребляли запрещенные препараты?

– Сложно ответить на этот вопрос. Ведь если спортсмены это и делают, то держат все в секрете и никому не рассказывают. Если я что-то и узнавала, то только после сообщений после дисквалификации.

- Из-за употребления спортсменами допинга Беларусь потеряла 10 олимпийских медалей. Какое наказание должны понести спортсмены, попавшиеся на запрещенных веществах?

– Мы все совершаем ошибки, но если ты пойман, будь добр ответить за свои поступки. Как нужно их наказывать? Как минимум, лишать всех наград и званий.

В России может быть введена уголовная ответственность за применение допинга

- Вызывают ли эти спортсмены у тебя жалость?

– Нет, но кто-то выбрал себе такую дорогу – и это его выбор. Я не имею права их осуждать. Как говорится: “Не суди и не судим будешь”. Делай, что твоей душе угодно, но будь готов к тому, что за свои деяния нужно будет отвечать.

12 иностранных звезд, которые попадались на допинге, но едут в Рио

«Американские спортсмены обожают фастфуд»

- Америка – она какая в твоем восприятии?

– Знаешь, когда я только прилетела – мне тогда было 18 лет, – сразу пережила культурный шок. Но я ни разу себе не сказала: «О, Боже, что это такое? Я больше не могу тут жить!» Я, безусловно, скучала по близким, но не было ни одного дня, когда я пожалела, что приехала сюда. Адаптация прошла очень легко, в депрессию не впадала:). Здесь очень свободолюбивый народ. И тебя принимают таким, какой ты есть. Красный, черный, белый или из ЛГБТ-сообщества – без разницы. Каждый одевается так, как считает нужным. Даже если тебе удобно выйти на улицу в пижаме, это абсолютно твое право, и никто не подумает твой внешний вид осуждать. Американцы в этом плане лояльные.

Самая популярная здесь еда – фастфуд. Меня это, как и огромное количество тучных людей, достаточно впечатлило. В США невероятное изобилие забегаловок с одинаковой едой. Когда я училась в колледже, мы на все соревнования добирались на автобусе. И меня очень удивило, что во время поездок мы останавливались в местах, где были исключительно лишь рестораны с фастфудом.

Агата и олимпийский чемпион в прыжках в длину Дуайт Филиппс. 

- И что ты в таком случае кушала?

– Я придерживаюсь здорового питания, поэтому отказывалась от гамбургеров и прочей подобной еды. Даже в McDonald’s умудрялась найти какой-то салат с не лучшими овощами. Но, тем не менее, мой желудок меня потом благодарил. За все время я всего пару раз позволила себе бургер, но впоследствии об этом очень жалела. После этого я их больше не ела и начала делать ссобойки. А ведь все американцы, даже спортсмены, действительно фанатеют по такой пище. За одну из моих команд выступала девушка, которая бежала стометровку за 11,11, но, несмотря на свои невероятные результаты, она практически ежедневно кушала фастфуд. Я даже не понимаю, как такой талант может быть совместим с такой едой. Может, американцы с детства к ней привыкают? Если бы я так питалась, наверняка бы не прошла в дверной проем. А о карьере я и вовсе промолчу.

Еще американцы повально улыбаются. Это так называемое «американское лицемерие». Если в любом публичном месте ты «столкнешься» с кем-то глазами, тебе обязательно улыбнутся. В университете это тоже присутствовало. Тебе все улыбаются, приветливо с тобой общаются, а потом сплетничают за спиной. Правда, что касается спортивных команд, то там царит дух взаимоподдержки, все очень дружны друг с другом. И проблем с teammate у меня никогда не было. Ну а если ты еще и иностранец, то отношение к тебе еще лучше. Хотя лицемерие, к сожалению, неизбежная черта любого общества.

А вообще американцы очень веселые, добрые и свободолюбивые люди. Конечно, они отличаются друг от друга. Народ в Америке разный. В крупных городах чувствуется, что люди погружены в свои проблемы, а в штатах типа Колорадо, Небраски или Аризоны люди более приветливые и спокойные. У них всегда все хорошо.

Америка – страна трудоголиков. И если кто-то думает, что, приехал в США в погоне за американской мечтой, и на него практически сразу упадет мешок с деньгами, то могу огорчить – это неправда. Чтобы добиться хорошей работы и заработной платы, люди здесь действительно пашут. И особенно это ощущается в Нью-Йорке. В этом городе все работают в режиме нон-стоп. Как говорят, без труда не вытянешь рыбку из пруда. Поэтому многие живут просто по маршруту: дом – работа – дом – работа.

- С кем из местных жителей тебе проще всего общаться?

– Как ни странно, моей очень хорошей подругой стала девушка из Барбадоса. И до переезда в Мичиган друзьями были африканцы из Нигерии, Эфиопии или ребята с Карибских островов. Как мне кажется, они более семейные, душевные, нежели местное население. И если тебе понадобится помощь, можно быть уверенным, что эти люди всегда подставят свое плечо.

Америка – очень интернациональная страна. Большинство иностранцев придерживаются своих коммун. Конечно, встречаются и смешанные браки, но если ты мексиканец, то будешь жить в мексиканском квартале, а если черный – в афроамериканском. Разделение по расовому признаку здесь присутствует, и от дискриминации по цвету кожи, как мне кажется, в США до сих пор не избавились.

С мамой Татьяной Костюниной.

- Российский сатирик Михаил Задорнов очень часто шутит над американцами и намекает на то, что дальше своего носа они не видят.

– Я бы так не сказала. Жители больших городов типа Лос-Анджелеса, Чикаго, Майами довольно образованные люди. А что касается американцев из центральной части США, то там безграмотность ощущается. Они живут, скажем так, замкнутой жизнью – кроме домашних дел или работы, их ничего толком и не интересует. Несколько раз я встречала людей, которые мне говорили, что столицей Беларуси является Минск, что меня очень удивляло. А так в США мало кто знает про нашу страну.

- Когда ты сможешь участвовать в президентских выборах?

– Когда у меня будет паспорт. Но я на него не претендую. У меня даже нет грин-карты. Я живу здесь исключительно по студенческой визе. На данный момент, как я уже сказала, получаю степень магистра, после чего планирую набраться бесценного опыта в медийной сфере в Нью-Йорке, а потом будет видно. В ближайшем будущем я планирую работать вместе со своим братом. Возможно, перееду в Москву, но на ближайшие три года я точно задержусь в США.

Что касается моего дебютного фильма, он стал для меня еще большим толчком, хорошей мотивацией для развития моей карьеры. Этот проект дал мне невероятный опыт и стал первой ступенькой моей карьерной лестницы в кино. Да и о чем говорить: кино для нас – дело семейное. Ведь мама была главным режиссером программы “Контуры” на канале ОНТ. У брата две киностудии: “Кедр” находится в Москве, а “Морской волк” – во Владивостоке. Моя бабушка Галина Макарова, Народная артистка СССР,  и дедушка Павел Пекур, заслуженный артист БССР,  играли в кино и в театре им. Янки Купалы. Папа тоже актер. Так что сам Бог велел мне пойти по этой тропе! Вернусь ли я в Беларусь? Трудно сказать. Но строить семью я бы, безусловно, хотела на Родине.

ФОТО: из личного архива Агаты Климович

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы