android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Железный дровосек

Играл на гитаре, не забывает своих. За что Гончаренко любят на его малой родине

От Гомеля до Хойников 100 с хвостиком километров обжигающего летнего асфальта. По обе стороны этой безграничной равнины лежат гектары полей, соснового леса и небольшие деревеньки с придорожными крестами, обвязанными ручниками. В 1995-м юный Виктор Гончаренко из своего райцентра выбирался по этой дороге в Минск, чтобы вырасти в профессионального футболиста. Крутым игроком из-за травм он так и не стал, зато выводил БАТЭ в Лигу чемпионов, а сейчас рулит ЦСКА. Прошло 22 года после отъезда ВМГ в столицу, и Тарас Щирый отправился по тому же пути, но в обратном направлении, чтобы увидеть, где рос и воспитывался самый успешный белорусский футбольный тренер современности.

Если думаете, что все Хойники можно объехать за пару минут, то желаю вам удачи. Я и сам так думал, пока реальность не похоронила запрятанную в душе насмешку. Повернув на въезде перед памятником молодице с ребенком, который в народе прозвали белой бабой, с десяток минут на маршрутке пробирался к центру. Внешне городок ничем не хуже любого другого. Такой же тихий и спокойный. Тут и там разбросаны однотипные пятиэтажки и магазины Белкоопсоюза, а над главной площадью ожидаемо возвышается Владимир Ильич. Никакого разнообразия.

Хотя в 2010-м здесь провели День белорусской письменности, благодаря которому город едва ли не заново возвели. Затронула эта перестройка и спорт. В Хойниках полностью отстроили стадион, на котором несколько лет подряд весенние матчи высшей лиги принимала мозырская «Славия».

На остановке у площади меня встречает добродушный усач Виктор Назаренко – мэтр местной прессы. Когда-то он занимался легкой атлетикой, играл в футбол за районную команду, но с 1990-го работает журналистом в «Хойніцкіх навінах». Он первым упомянул Гончаренко в печати. По словам коллеги, Гончаренко знает об этом и добродушно называет его своим первым корреспондентом.

Назаренко тоже не жалеет комплиментов городу и его чистоте. Утверждает, что в Хойниках на тротуарах и грязной бумажки не найдешь, но с улыбкой признается, что жужжащие по утрам триммерами работники ЖКХ уже изрядно поднадоели. В общем, по чистоте Хойники – это Минск в миниатюре.

А вот застройка здесь, наверное, не изменилась с рождения Гончаренко. В Хойниках очень много маленьких двух- или трехэтажных домов. В одно из таких в детстве – появился на свет Виктор Михайлович 10 июня 1977 года  – и жил нынешний тренер ЦСКА.

- Родился он в рабочей семье. Отец Михалыча работал мастером в местной сельхозтехнике, – закуривая очередную желтую сигарету «Премьер», говорит журналист. – А вот мама работала продавцом в продуктовом магазине. Кстати, сестра Люда, она старше Михалыча на год, тоже трудилась продавцом. В 1993-м умер отец, который был ликвидатором ЧАЭС. Мама и сестра сначала уехали жить в райцентр Октябрьский, а потом Витя купил им жилье в Минске – в Боровлянах.

Гончаренко хоть и знает чуть ли не весь городок, но дом, где жил футболист, покажет далеко не каждый. Эта старенькая перелатаная кирпичная двухэтажка на улице Парковой, 10 находится в минутах 6-7 от центра, практически за городской чертой.

Дом ничем не примечателен. Железная дверь в подъезд распахнута настежь. Встреченный в сыром подъезде мужик лет 45 нам так толком и не сказал, где жили Гончаренки, зато спускавшийся по лестнице школьник с уверенностью показал на старенькую коричневую дверь с древним почтовым ящиком, и оказался прав. На шум в подъезде соседнюю дверь открыла Лилия Савицкая – как оказалось, единственный житель дома, который может что-то рассказать о семье тренера. Остальные соседи Виктора Гончаренко просто поразъезжались. Савицкая – старожил. Живет в доме с 1960-х, когда его только построили.

Ці помню я іх сям’ю? Канечне. Жылі вот тут, – говорит бабушка. – Праўда, сначала тут жыла інжынер з Мінска, патом уехала і кварціру далі Ганчарэнкам. Двухкомнатная кварціра ў іх была. 42 квадратных метра. Нармальная сям’я. Былі і ў нас пасядзелкі ў двары. Мужык працаваў на ПМК, яна – прадаўцом. Віцю, сына, тожа помню. Харошы. Такі, як усе. Толькі маты гнуў. Нармальны хлопчык. Помню, мяне дзень тут не было, прыехала – а тут похараны. Ва сне памёр. Ну а патом, чэраз нескалькі гадоў, у Акцябрскі з’ехала маці і сястра.

- Виктора давно видели?

– Даўно. Па целевізару ў прошлым гаду паказывалі. Паслухала. Да, гаварыць умее. Раней гаварыў так, як і мы. Пабыў сярод людзей, навучыўся.

СШ №1 – эдакий местный Гриффиндор Гончаренко – находится в минутах 5 от дома. Если, конечно, идти через соседние дворы и по узенькой тропинке между деревянными заборами. Внушительных размеров трехэтажка с орнаментом под крышей выглядит моложаво. Про Гончаренко здесь не забывают. Даже разместили его фотографию в куртке БАТЭ на доске «Хойничане славят Беларусь», а тренер в свое время помог школе с ремонтом спортзала. А ведь когда-то судьба Виктора да и всех жителей райцентра могла сложиться совершенно иначе.

26 апреля 1986-го бахнул 4-й энергоблок на Чернобыльской АЭС. Назаренко объясняет, что вертолетом отсюда до станции – 60 километров. Ветер в те дни был южным, поэтому просто нереальное количество радиоактивных осадков выпало на Наровлянский, Брагинский и Хойникский районы. Местные партийные боссы без решения сверху долго хранили молчание и в итоге отправили 1 мая людей с флагами и транспарантами на праздничную демонстрацию. Еще раз. 60 километров до Чернобыля. Жара. Радиация, которую никто не чувствует, а на площади чествуют победителей социалистических соревнований и рассказывают про историческое значение Первомая.

Через пару дней местная газета опубликовала фотозаметку с чисто советским заголовком «Свята вясны і светлых надзей», а вскоре, когда до всех дошло, что произошло, началась настоящая дичь. В районе из 30-километровой зоны, так называемой зоны отчуждения, выселили около 20 тысяч человек, «закрыли» 51 населенный пункт, а 7 мая начали массово вывозить детей – в дома отдыха и пионерлагеря.

- Женщины плакали, мужики тоже. Никто не понимал, что будет, – вспоминает Назаренко. – Но власти работали четко и слажено. К каждому садику и школе были подогнаны автобусы. Многие дети уезжали не одни, а вместе с матерями. В итоге из района выехала огромная колонна из 300 автобусов. В Хойниках на тот момент почти не осталось женщин детородного возраста. Мужикам стало скучно. Им было нечего делать. Работали, выпивали, смотрели футбол между Хойниками и Брагином. Шутили, что играют Хойнисима и Брагисаки. Других развлечений не было.

В итоге детей разбросало чуть ли не по всей Беларуси. Маленький Витя Гончаренко вообще оказался в поселке Лужесно, что под Витебском. Уже позже будущий тренер признался, что хоть и был там без родителей, но провел с друзьями замечательное лето, «наполненное футболом».

В отсутствие детей чиновники решали вопрос о том, как начать учебный год и обезопасить детей от радиации. В итоге 1 сентября детвора была на линейках и вскоре прочувствовала на себя ряд изменений. В школу из-за защитных мер пришлось ходить в сменной обуви, а физкультурой заниматься – на полностью заасфальтированных площадках. Физруки и дети, конечно, негодовали, но ничего изменить было нельзя. Если верить ученым, наибольшее количество радионуклидов накапливается именно в почве и траве.

Из тех учителей, кто по сей день работает в школе, Гончаренко помнят немногие. Кто-то просто уволился, а некоторых, к сожалению, как и учителя русского языка и литературы, классной руководительницы тренера Натальи Феськовой уже нет живых. Зато замом по учебной работе здесь трудится ее дочка – Татьяна Хорошко, в одно время учившаяся с Виктором Михайловичем в школе. Как учился? Говорит, что в мамины тетрадки по вечерам она не лазила, но никогда ничего плохого о Гончаренко в плане учебы не слышала. Был вполне себе хорошистом.

- С Витей я познакомилась в школе. Он старше меня на несколько лет, -- вспоминает Татьяна. – Я бы не сказала, что он был прямо душой компании, но я помню его очень дружелюбным человеком. Спокойный, рассудительный, не взрывной. Даже казалось, что он сам в себе. Не курил. Был очень активным парнем. Участвовал во всех школьных мероприятиях. Постоянно с другими мальчишками играл в футбол. Запомнился тем, что всегда носил спортивный костюм. В школе обычно общались в виде: «Привет!» – «До свидания», а уже после учебы, вечером, собирались на лавочке или на школьном дворе. Помню, что он хорошо играл на гитаре. Поэтому сидели вместе, слушали и подпевали.

Виктор Гончаренко справа.

Культовыми местами отдыха для молодежи в Хойниках были танцплощадка-«клетка» в парке и дискотека в районном доме культуры. Пластинки ди-джеев тогда еще никто не крутил. В почете были композиции I saw you dancing от Yaki-Da и Happy Nation в исполнении Ace of Base. Каким танцором был Виктор Михайлович, история умалчивает, но, поговаривают, в сторонке не отсиживался, танчил вместе со всеми. А потом общей компанией все возвращались по домам и провожали девушек.

Кроме дискотеки никакой отдушины тогда у местной молодежи не было. Хотя нет. Футбол здесь любят издавна. Районная команда в Хойниках, в которой начинал свою карьеру Гончаренко, появилась еще в 1960-х. Какое-то время была простым середняком в чемпионате Гомельской области, а потом стала побеждать не только команды из Кармы, Чечерска, но и коллективы Речицы, Гомеля и Светлогорска.

В первое время после аварии в Чернобыле команду вообще использовали в качестве какого-то идеологического инструмента. В середине мая 1986-го все только и думали, как выбраться из опасного места, а в Хойниках проводили спарринг между местной командой и Брагином. После матча сюжет о нем показали в программе «Время» с таким посылом, что в Хойниках все хорошо, мол, там даже в футбол играют. А через год сюда приехали ветераны сборной СССР с Владимиром Пильгуем и знаменитым Эдуардом Стрельцовым. Вспоминают, что зрители, полностью забившие трибуны, буквально выпрашивали у Эдуарда отдать фирменный пас пяткой. Через пару лет Стрельцова не стало – умер от онкологии. И злые языки даже заговорили судачили, что причиной смерти в том числе стала поездка к зоне отчуждения.

1987 год. Участники товарищеского матча «Хойники» – сборная СССР (ветераны)

По итогу “Хойники”, первый клуб в карьере Гончаренко-игрока, не единожды становились чемпионом и призером на области. Позже клуб и вовсе заявился в чемпионат Беларуси среди профсоюзных коллективов. Самый долгоиграющий футболист Беларуси Николай Метлицкий хотел назвать местную команду «Фиестой», но его во время мозгового штурма оборвал журналист Назаренко.

- Говорю, ну какая «Фиеста»! Это же праздник, карнавал! Вы же не знаете силу соперников. Вот приедете вы в Любань к «Арэсе» или в Микашевичи, получите восемь штук – и какая вам потом будет фиеста? Давайте назовем коллектив “Фортуной”. Так и решили.

Хойникская «Фортуна» образца 1993 года.

Команда хоть и находилась в самой настоящей глубинке, но обеспечивали ее всем необходимым качественно. Тренировки проводились несколько раз в неделю, райисполком закупал бутсы от московского «Адидаса». Ну а однажды начальнику команды Александру Лобану, ныне председателю правления «Сморгони», за формой пришлось ехать аж в Днепропетровск за пару дней до матча. И ничего. Как вспоминает экс-игрок «Фортуны» Виктор Коток, все привезли вовремя, одеться перед игрой команда успела. Лучшим достижением клуба стало третье место на первенстве профсоюзов, после чего Хойники заявились во вторую лигу и провели несколько сезонов на республиканской арене.

Виктор Каток поиграл за «Хойники», мозырское «Полесье» и даже в Крыму, а сейчас мечтает о появлении в райцентре хорошей хоккейной коробки.

Что любопытно, любимым футболистом в семье Гончаренко был не кто-то из местных звезд, а «динамовец» Юрий Пудышев, которого очень уважал отец Виктора. Свои первые футбольные шаги Гончаренко-младший делал отнюдь не на стадионе. Виктор Назаренко говорит, что с мячом мальчуган сначала бегал по колхозному саду, где ворота ему заменяли обычные яблони. Теперь, правда, там все поросло травой. В футбол поиграешь с трудом, но старые яблони никуда не делись.

- Михалыч – это, конечно, самый одаренный футболист из нашего городка. Был еще Коля Томашевский. Талантливый парень, – говорит Назаренко. – На областных соревнованиях он стал автором просто фантастического гола. Пробил со штрафного в стойку, а потом добил мяч ножницами в ворота. Ему все советовали проверить себя в команде мастеров, но он не делал этого. Не поступил в ИФК, запил, «сгорел».. Человека не стало… А Гончаренко я впервые на школьных соревнованиях по мини-футболу увидел. Он меня сразу удивил. Мальчик выделялся на фоне остальных классным дриблингом. Мог обвести всех и забить. Для него это было несложно.

Футбольного отделения в местном ДЮСШ не было, поэтому спортсмен Гончаренко рос на улице. О его любви к футболу по Хойникам ходит занятная история. На местном стадионе мальчишки часто забивали пулю вместе со старшими, с футбольными ветеранами. И однажды случился некомплект – не приехал человек, которого все ожидали. В итоге Виктор, а был он еще подростком, сел на велосипед и поехал к нему в соседнюю деревню. Увидев паренька, мужик виновато сказал, что колесо пробил на велике, не смог доехать, а идти было далеко. Гончаренко подумал, подумал и уехал, а через какое-то время привез мужику новую камеру, мол, держи, но только футбол не пропускай.

На том стадионе Гончаренко еще подростком приметил Александр Вергейчик, который официально считается первым тренером коуча ЦСКА. Александр Леонидович, работающий сейчас директором школы в агрогородке Стреличево, очень любит Виктора. В небольшом домике на территории своего участка он сделал футбольный уголок. Здесь и мячи с автографами Гончаренко, и майки команд, в которых работал и работает Виктор Михайлович, футбольные билеты и различные фотографии.

- Помню его с детства. Был кругленький, как мячик. Симпатяга, крепыш. Играл во все – и в баскетбол, и в волейбол, и в настольный теннис. Даже в шахматы. Как таковой футбольной школы у него не было. Он постоянно играл на стадионе, участвовал в соревнованиях «Кожаный мяч», подавала мячи, когда играла взрослая команда, – вспоминает Вергейчик, игравший на рубеже 80-90-х за «Хойники». – И вышло так, что у нас в двухсторонке не хватало ребят. Так мы приняли Витю. У нас была на тот момент неплохая команда, поэтому в основу он сначала не проходил. Приходилось даже усиливать им коллективы из Брагина и Лоева, чтобы получал игровую практику. Но Витя прогрессировал, стал чаще играть за нас опорного полузащитника во второй лиге. Что ни говорилось ему, все схватывал на лету, добавлял в мастерстве. Поэтому приняли решение найти ему более серьезный вариант.

С этим, конечно, возникли проблемы. Хойники – периферия, о местной команде из второй лиги мало кто слышал. И засветиться перед клубами из элиты было нереально сложно. Но, как считает Вергейчик, Гончаренко в любом случае заметили бы.

-- В университете или где-то еще – неважно. Он действительно играл и схватывал все налету.

Первым делом Вергейчик вышел на «Гомель». Тамошние «скауты» приехали, посмотрели парня в деле и сказали, что в Гомеле своих таких хватает. Тогда Александр Леонидович, возглавлявший в то время местный спорткомитет, дозвонился в минский РУОР и предложил просмотреть парня. Там дали «добро» и в итоге зачислили юного футболиста в училище.

-- Вскоре Виктор приехал играть с РУОРом против нас, – рассказывает Вергейчик. – Ох, и попали мы им тогда! Молодежь, если не ошибаюсь, раскатала нас со счетом 6:0. И Гончаренко этому разгрому поспособствовал.

Сначала в РУОРе у ВМГ было не все гладко. Контингент был разношерстный, и ко всем приходилось привыкать. Было время, когда Вергейчику приходилось своему воспитаннику помогать деньгами, и Виктор Михайлович до сих пор не забывает этого. Буквально на днях Гончаренко встречался со своим первым тренером в Москве после игры ЦСКА – «Спартак».

Самое интересное, что Гончаренко все в Хойниках называют Витей, но не Виктором. Все его уважают и все ему рады.

- Четыре года назад он приезжал сюда на игру чемпионата с БАТЭ против «Славии», так после матча все хотели поговорить с земляком, – рассказывает Назаренко. – Люди стояли у автобуса и просто по-панибратски, а люди у нас простые, хлопали по плечу со словами: «Витька, ну как ты? Как дела?» А он не терялся, спокойно говорил человеку: «А ты как поживаешь? Что нового?» Помню, в сторонке стоял Капский. Смотрел, смотрел, а потом сказал: «Да, Виктор Михайлович, это, наверное, и есть счастье».

Знакомые тренера, встреченные мною в Хойниках, утверждают, что за время отъезда из райцентра, а прошло больше 20 лет, Гончаренко не изменился. Все такой же отзывчивый и простой парень, каким был и раньше.

- Я как-то увидел его в аэропорту, так мы с ним очень душевно поговорили, -- улыбается Виктор Каток. – Никакой звездности. Такой, как и раньше. Хочется, чтобы он закрыл рты некоторым экспертам в России. Он на многое способен. Мы его еще в Европе увидим. Думаю, Бундеслига – это его чемпионат.

Из-за работы в России Гончаренко на малой Родине бывает очень редко. Приезжает лишь для того, чтобы посетить отцовскую могилу и проведать первого тренера.

- В Минске Витя всегда на виду. Поэтому в Хойники хочет приехать для того, чтобы просто поговорить, отдохнуть от всего. Он очень отзывчивый, – рассказывает Галина Владимировна, супруга Александра Вергейчика. – У нас есть соседи. Бедные люди. Витя их тоже знает. Так он их как-то встретил и просто дал денег, чтобы они себе что-то купили. Он всегда интересуется судьбой знакомых с улицы Парковой. Когда приезжает, расспрашивает про каждого. И если узнает, что кого-то уже не стало, видно, что переживает. Он – душевный человек, у которого никогда не было горделивости и зазнайства.

Александр Вергейчик и Виктор Гончаренко.

Ребят, которые близко дружили в детстве с Гончаренко, в Хойниках практически не осталось. Ситуация здесь хоть и более-менее стабильная, но безработица, свойственная маленьким городам, все равно есть. Кто-то уехал на заработки в Россию, кто-то переехал в Гомель. Но своего Витю здесь все равно помнят и всегда с радостью ждут его приезда.

Так что, Михалыч, когда опять в Хойники?..

ФОТО: автора, из личных архивов Виктора Катка и Виктора Назаренко, ok.ru

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы