android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview
Блог Железный дровосек

«Однажды за неучастие в матче предлагали 5 тысяч долларов». Как друг Луиса Адриано оказался в «Городее»

Тарас Щирый встретился с Тайананом Вэлкером и законспектировал его дорожные истории. Этот футболист уже многое повидал.

Бразильский хав «Городеи» Тайанан Вэлкер – персонаж колоритный. Еще в юном возрасте Тай, как называют парня в команде, мог попасть в голландский ПСВ, играл за молодежную сборную с Марсело и Пато, а по итогу отметился в словацком Сенеце, греческих Салониках, израильской Нетанье и других больших и малых городах Европы. С июля он выступает за «сахарную» команду. Тарас Щирый встретился в Минске с Таем и два часа проговорил про футбол, шахнутых греческих фанов, гостеприимного Луиса Адриано и африканца, который две недели ночевал в торговом центре, а потом подписал профессиональный контракт с бельгийским клубом.

*  *  *

Веселый бразилейро встречает меня на входе столичного торгового центра Galleria и увлекает за собой в небольшую кофейню. Пока я ищу место, где присесть, чернявый крепыш Тай уже что-то живо обсуждает на инглише с барменом, и вскоре возвращается ко мне с двумя наполненными бумажными стаканчиками.

– Друг, слушай, вот чай, а я буду пить кофе, – начинает беседу бразилец. – Пока играл в Греции, я к нему очень привык. Там буквально все пьют кофе.

- А в Бразилии?

– В Бразилии не так. Люди, например, часто собираются компаниями и потягивают пиво. У нас очень много производителей пива, но один из самых популярных, конечно, Brahma. Светлое, бочковое. Его все пьют. А греки, повторюсь, все пьют кофе. Причем любят фраппе – кофе со льдом, фредо капучино (холодное молоко, взбитое миксером и охлажденное эспрессо – Tribuna.com) или фредо эспрессо. Греки любят все виды кофе.

- И какой самый странный кофе, который ты там попробовал?

– До того, как я вернулся, а я играл там в два захода, я никогда не пил кофе со льдом. И этот напиток показался мне очень странным. Но мне понравилось. Это совершенно другое. Кофе сначала взбивают, а затем добавляют в него молоко, воду и лед. Получается очень вкусно. Но прямо сейчас я пью горячий кофе.

- Хорошо. К Греции еще вернемся. Объясни, как тебя занесло в Беларусь?

– О, это была безумная история. Рассказываю. До Беларуси я играл в Греции за «Агротикос Астерас» из Салоников. Клуб выступает во втором дивизионе, но у руководства были идеи поднять проект на новый уровень – вывести в высшую лигу. Этим «Астерас» меня и привлек. Никаких проблем там не было. Все было хорошо. У меня была возможность перезаключить контракт, и я был не против. Содержал «Астерас» немец. Что он из себя представляет? Ему около 45 лет. Владеет бутиками брендовой одежды типа Versace, Diesel, Napapijri в Греции и на Кипре. Он построил для команды прекрасный тренировочный центр, потратил много денег. Но в один миг просто отказался от всего. Почему? Если у тебя есть финансы и все очень организовано, то в Греции многие будут пытаться получить от тебя побольше денег, быть ближе к тебе. Там ведь кризис. В стране много финансовых проблем. Немец просто разочаровался, посчитал, что слишком много проблем, и в итоге покинул клуб. Я тоже решил, что нужно уезжать.

Вскоре я получил официальное предложение от российского клуба «Луч-Энергия» из Владивостка. Предлагали хорошие деньги, бонусы, машину и все остальное. Все это было помечено на бумаге. Ради этого варианта я оставил жизнь в Греции, жена Алессандра улетела с дочерью в Бразилию, а я полетел в Минск, где команда проводила тренировочный сбор. По итогу оказался в сумасшедшей ситуации. Все изменилось. Президент «Луча» хотел, чтобы я еще потренировался. У меня была договоренность. Если я подписываю контракт с клубом, мне должны были выплатить кэшем определенный процент от годовой зарплаты. Но налички не было. Мне повезло, что в то время в Минске по делам был Егор – мой знакомый футбольный агент из Молдовы, с которым мы никогда не встречались в реальной жизни, зато часто разговаривали по телефону. Это, к слову, тот самый менеджер, который помог устроиться в «Городее» Бояну Дубайичу и Милану Йоксимовичу. Он приехал ко мне в гостиницу, я объяснил ему всю ситуацию. Егор сказал, чтобы я ничего не подписывал, пообещал, что подыщет мне другую команду. В итоге я полетел в Москву и на 5 дней остановился у своего друга Луиса Адриано из «Спартака», с которым общаюсь с самого детства. А потом позвонил агент и сказал, чтобы я возвращался в Минск. Появился вариант с «Городеей».

- Что вы делали в Москве с Луисом Адриано?

– У этого парня совершенно другая жизнь. Он один летал отдыхать частным самолетом на греческий Миконос. У него четырехкомнатная квартира в одном из лучших домом Москвы (комплекс «Федерация» –Tribuna.com). Все в стекле. Я тебе потом фото покажу. Посмотришь. Просто восхитительно. У Луиса Адриано есть личный водитель. И если он тренировался, а мне нужно было, к примеру, в торговый центр, водитель возил меня на черном «Мерседесе» туда и обратно. А в конце отвез меня на мой минский рейс. Мы час ехали с ним в аэропорт. Луис Адриано предлагал, чтобы я оставался, пожил вместе с ним, но я решил ехать.

Оказавшись в «Городее», я очень удивился. Я до этого ничего не знал о вашем футболе, о своей новой команде. Я ведь играл далеко... Стоп. Когда-то у меня было вариант из Беларуси. В минском «Динамо» в свое время работал греческий тренер (Томас Янитопулос – Tribuna.com), и он мне как-то предлагал переехать в Минск. Но я тогда повредил связки и ничего не получилось. Хотя, знаешь, если бы все было хорошо, я бы принял то предложение. Что касается «Городеи», в клубе все очень хорошо организовано. Наша команда – это одна большая семья. Все заботятся обо мне, готовы помочь моей семье в любом вопросе. В Греции такого не было. Да, там платили побольше, но работа не была налажена так профессионально. И я очень доволен тем, что играю сейчас в таком коллективе.

* * *

- Ты ведь родился в одном городке вместе с известным тренером Луисом Фелипе Сколари. Верно?

– Да, но я никогда его там не встречал. Пасу-Фунду – это небольшой город в штате Риу-Гранди-ду-Сул. В нем проживает порядка 300 тысяч человек. Я провел там с семьей свое детство. Папа работал фармацевтом, мама помогала ему. Он был футбольным болельщиком. Отец и прививал мне любовь к футболу, болел за «Интернасьонал» из Порту-Алегри. К сожалению, его уже нет с нами...

Любопытно, что именно «Интернасьональ» пригласил меня в футбольную школу, а до этого я играл за Пасу-Фунду в региональных соревнованиях. По итогу я сменил город, а с ним поменял и всю свою жизнь. С 13 лет я начал тренироваться дважды в день – утром и после обеда. Учебой занимался вечером. Из-за того, что у нас по выходным были матчи, я не мог ездить домой к маме. Иногда, конечно, ездил, но это было проблематично, поэтому чаще меня посещала мама. Помню, привозила мне фасоль, барбекю, какие-то пирожные. У меня, кстати, есть еще четыре брата. Но никто из них не стал футболистом. Сейчас вся моя семья живет в Порту-Алегре – столице южной Бразилии.

Юношеская команда «Интернасьоналя». Тайанан Велкер второй слева в нижнем ряду.

Вместе с другими мальчиками я жил в интернате для футболистов. Это реально было сложное время. Мы даже ходили к трем психологам, которые старались заботиться о нас. Жить приходилось вместе со старшими ребятами. Если нам было по 13 лет, то некоторым из них – 18. Общаться с ними было непросто. Хватало всякого. Они могли и поколотить, стаскивали с нас одеяла, после чего спать приходилось лишь в своем белье. В 15 лет меня все достало. Я решил, что если такое продолжится, то уеду. Мне не нравилась такая жизнь – без родителей, со старшими парнями. Среди них ведь были разные люди. Кто-то был адекватный, кто-то хороший, а кто-то – глупый. Это нормально. Однако у некоторых в голове были очень плохие идеи. Например, у Леандрао. В будущем он стал хорошим футболистом. Играл за «Ботафого», ездил в Японию, а начинал карьеру в «Интернасьонале». В нашей команде его все побаивались. Сумасшедший. Он однажды взял горячий утюг и прислонил его к младшему парню, оставив на нем след. Просто ради шутки. И никто не мог его тронуть, ведь он был большой. Что думали об этом наши тренеры? А они не знали об этом. Если бы мы им рассказали, у нас были бы проблемы.

В Порту-Алегри я и познакомился Луисом Адриано. Знаю хорошо его отца, братьев и дядю. Он рос в бедной семье. Были времена, когда у него не было денег на то, чтобы покушать. Я брал кредитку у одного из братьев, рассчитывался за себя и за него. Мы помогали друг другу во всем. Сейчас его родственники ни в чем не нуждаются. Луис Адриано помогает своей семье, и я думаю, что его отец уже ничем не занимается. Помогает Луис Адриано и мне. Мы общаемся с ним ежедневно, и я могу обратиться к нему за помощью в любое время.

- Кто еще из топовых футболистов играл с тобой за детский «Интернасьонал»?

– Лукас Лейва, Алешандре Пато… Кто из них самый сумасшедший? Алешандре. Пато очень забавный парень. Он любит шутить и присылать смешные видео. Алешандре хоть и младше нас с Адриано на два года, но был так крут, что все равно играл вместе с нами в одной команде. Пато часто попадал в разные смешные ситуации, мы вытворяли с ним всевозможные вещи: оставляли его без одежды, заворачивали его в постель, обливали водой, полностью обмазывали его лицо пастой. Он реально плакал. Зато на футбольном поле он смотрелся просто восхитительно.

Когда я играл за «Интернасьонал», меня вызвали в молодежную сборную Бразилии. Провел за нее около 10 матчей. Довелось поиграть вместе с Марсело. Он тогда еще был с короткой прической. Много шутил. Всегда и везде. И в обед, и на тренировках, и в отеле. Но я чаще общался Луисом Адриано и Лукасом Лейва, Пато, вратарем Муриэлем, который сейчас играет за «Белененсеш», Тайсоном. Это была наша компания. Компания ребят, которые родились на юге Бразилии. Марсело проводил больше времени с теми, кто родился в центральной части страны.

- Когда ты подписал свой первый контракт?

– В 14 лет. Получал, наверное, 150 евро. Зарплата уходила в основном на бутсы – «Адидас» и «Найк». Но это были нормальные деньги для мальчика. Кроме того, клуб оплачивал обучение своих воспитанников, и мы ходили в платную школу. Учился я неплохо. В особенности любил математику. «Интер» вообще многое делал для того, чтобы я вырос в хорошего футболиста. В какой-то момент «Интернасьонал» даже снимал квартиру мне и моему брату.

- Ты так и не играл за клубы из топ-лиг. Неужели никогда не было вариантов?

– В начале карьеры, а мне тогда было 17-18 лет, мог оказаться в ПСВ. Скаут Хамфри Нейман, теперешний агент Вейналдума, сделал предложение «Интеру», но моя тогдашняя команда отказалась меня отпускать. В итоге Хамфри стал моим агентом и нашел для меня вариант в Израиле. И в 18 лет я перешел в «Маккаби» из Нетаньи. В Израиле я не играл – в клубе был перебор с иностранцами. Но «Маккаби» выкупили меня, поэтому мне приходилось 6 месяцев просто тренироваться. Несмотря на это, Израиль очень понравился. Мне сняли жилье, дали «Тойоту». Условия были как у большого футболиста.

В Израле просто супер. Это современное государство, в котором есть деньги. Я тренировался, кушал, отдыхал на пляже, ходил в торговые центры – нормальная жизнь. Кроме того, там очень высокий уровень безопасности. Моя мама за меня боялась, а вот я за свою жизнь там не переживал. Если что-то где-то происходило, летела ракета, то звучала воздушная сирена (система срабатывает во всех городах, находящихся в зоне досягаемости  ракет – Tribuna.com), и мы всей командой уходили в раздевалку. Сидели там минут 30, а потом обратно возвращались на поле или уезжали домой, если это случалось в конце занятия. Но ни одна ракета при мне не упала на территорию страны. Был лишь один случай, когда бомба упала в море. Все. Ничего плохого не происходило. Там все отлажено. Солдат можно увидеть на территории всего Израиля. Ты вооруженных людей встретишь даже в торговом центре. Они ни единожды подходили ко мне, проверяли мои документы. Но я это воспринимал нормально. Никаких проблем.

- Ты до Израиля уже знал английский?

– Нет, я вообще его не знал. Первым словом, которое я узнал, было «окей». С иностранным мне помог Дарко Матич. Сейчас он – легенда китайской суперлиги, работает директором «Бэйцзинь Гоань», а тогда Матич играл в Нетанье. Я целыми днями был вместе с ним. Сейчас я говорю на греческом, португальском, английском, испанском и немного на немецком. Надеюсь, что буду говорить и на русском. Уже знаю некоторые слова. Например, «Как дыла?», «спасибо» и «кхарашо».

- В знак уважения к Израилю ты даже вытатуировал соответствующую надпись на руке?

– А, тату. Я решил изобразить на руке места, где провел наибольшее количество времени. По три года я провел в Израиле, Греции и два года – в Испании. Исполнил все это тату-мастер Луиса Адриано, когда я был в Москве. Его имя Дамир, он из Сербии. Когда нужно, Луис Адриано приглашает его к себе. Среди футболистов он, наверное, самый известный татуировщик (клиенты Дамира Станчича – Ари, Здравко Кузманович, Фелипе Мело, Дарио Срна, Александр Коларов – Tribuna.com). Луис Адриано делает тату исключительно у него. Сейчас Дамир в Украине – у Тайсона и Дентиньо. Сколько стоило это тату? Не знаю. Это подарок Луиса Адриано.

- Тогда из-за чего ты переехал в Словакию?

– У «Маккаби» и «Сенеца» был один президент – бизнесмен Даниэль Яммер. Вот почему я там оказался. Дарко Матич тоже там играл. Это было плохое время. Я был молод, находился далеко от моей семьи, жил в очень-очень маленьком городке. У моего тренера Йозефа Валовича была очень старая ментальность. Он просто не любил меня. Тренер знал, что у меня хороший контракт с «Маккаби» и постоянно говорил какие-то плохие вещи. Я его, конечно, не понимал. Но словацкий немного понимал хорват Дарко и рассказывал мне об этом. Валович постоянно кричал на меня. К примеру, на одной из тренировок мы отрабатывали кроссы и удары. И когда я бил мимо ворот, он орал: «Ааа, бразилец, бразилец! Домой едь!» Представь, такие слова говорил мой тренер! И это не была шутка. Но все равно он должен был давать мне игровую практику. Так ему сказал Яммер. И Валовичу это не нравилось.

Вместе с нами в «Сенеце» играл парень Джимми (Люциано Рэй Джим – Tribuna.com) из Центрально-Африканской Республики. Очень хороший человек. Но в Словакии для него настали очень плохие времена. Валович к нему очень плохо относился. На одной из тренировок тренер сказал нескольким игрокам, чтобы они побили Джимми. Это мне рассказал Дарко.

- Да ладно.

– Я клянусь тебе! В конце сезона наш босс сообщил, что если мы выполним задачу, он пригласит нас в свой отель во Франкфурт и премирует каждого. В итоге мы выполнили задачу и полетели в Германию. И в один момент Джимми, а это было в ресторане, полез драться с тренером. Он просто очень долго терпел то, что с ним происходило в Словакии, не выдержал и ударил Валовича по лицу. Их потом все разнимали.

Повторюсь, он очень хороший парень. Президент ЦАР даже наградил его почетной медалью. До Словакии Джимми выступал в Бельгии за «Шарлеруа». Знаешь, как он туда попал? Менеджер привез его в Шарлеруа, обманул и бросил прямо на улице. Он оказался там совершенно один. Ни с чем. Парень две недели ночевал в супермаркете и приходил на стадион, чтобы посмотреть на тренировки «Шарлеруа». Как только босс выходил со стадиона, он брал мяч и тренировался. За эти две недели про него узнали все, люди начали общаться с ним. И Джимми признался, что приехал играть во вторую команду, но его бросил агент. По итогу кто-то из директоров разрешил ему потренироваться с коллективом, а игроки помогли ему с бутсами. В результате он так проявил себя, что в «Шарлеруа» ему предложили контракт. Это просто потрясающая история! И этот парень потом жил со мной. Он зарабатывал в Словакии тысячу евро. Половину зарплаты он оставлял себе, а за вторую часть покупал одежду и в коробке отправлял себе на Родину. Таким образом он помогал своим соотечественникам. Я клянусь тебе! Я видел это. Отличный человек.

После Словакии я познакомился в Порту-Аллегри со своей будущей женой, начал сотрудничать с новым агентом. Он и предложил мне поехать во вторую команду «Эспаньола». Я согласился. Хоть играл за второй состав, но очень часто работал вместе с основой под руководством Маурисио Поччетино. Помню, что он любил короткие, но очень динамичные тренировки, работу с мячом в одно-два касания. Я тренировался вместе с Накамурой, Освальдо, Луисом Гарсия, Иваном Де ла Пенья. Де ла Пенья – просто фантастика! Он был уже возрастным футболистом, но не терял мяч, не совершал ошибок при передаче. У него глаза на затылке! Он все видит. Просто невероятный игрок.

Я с основой хоть и тренировался, но шанса попасть туда не было. Хотя на протяжении долгого времени этот вариант обсуждался. Контракт закончился, трансферный рынок закрылся. Интерес ко мне проявляли и «Хальмстад» из Швеции, и «Локерен» из Бельгии, но они меня так не подписали.

- Что произошло?

– Когда мне сообщили про интерес «Хальмстада», я даже поехал покупать себе теплую куртку, однако больше звонков мне не поступало… Нечто подобное было и с «Локереном». Других вариантов не было, и я оказался в ДЗ. Там было не очень интересно. Есть пару хороших клубов, но не более. Деньги? Да у меня остались деньги от «Эспаньола», поэтому я в них не нуждался. Я хотел играть. Позже я травмировался, уехал в Бразилию и карьера пошла на спад. Но мне было всего лишь 23, я не хотел заканчивать с футболом. Поиграл немного во втором дивизионе. Вскоре уехал в болгарский ЦСКА, а потом оказался в австрийском «Грединге» из второй лиги.

В Австрии все было очень здорово. И уровень жизни, и уровень футбола. Стадионы во второй Бундеслиге маленькие, зато газон везде хороший. Никаких проблем я не ощущал. Хотя однажды припарковал машину не там, где положено. Ушел вместе с женой по делам, а когда возвращался, увидел, что мое авто увозит полиция. Ринулся за ними со словами: «Стоп, Стоп! Оставьте мою машину!» Признался, что иностранец, что не знал, где запрещено парковаться. На это я услышал от них: «Хорошо. Плати штраф – 400 евро. У тебя есть десять минут». И я опять побежал. Только на этот раз для того, чтобы оплатить штраф. Машину оставили.

- В пивных фестивалях с командой участвовал?

– Да, были такие вечеринки, когда парни надевали национальную одежду и пили пиво. Как много они пили? Достаточно. Но это нормально. Там принято так. К пиву тренеры относились спокойно.

- Кто из твоих партнеров был не против хорошенько гульнуть?

– Наверное, Фабио Рошембак. Мы с ним в одно время были в «Интернасьонале». Уже потом он играл за «Барселону» и «Спортинг». А перед тем, как уехать за рубеж, он устроил большую вечеринку в своем родном Соледади. Снял клуб и пригласил музыкальные группы. Рошембак тогда хорошенько оторвался :).

Вместе с «Гредингом» я вышел в бундеслигу, все было отлично, а потом наступила невезуха. Клубу нужен был форвард, и я предложил забивного парня по имени Лео, с которым играл вместе за «Парану». Он забивал в Бразилии каждый матч. Это была машина. Тренеру он понравился, но когда Лео переехал в Австрию, у него начались проблемы. Он не учил иностранный язык, все время проводил со мной, а ведь нужно было общаться со всеми ребятами. Кроме того, Лео практически не забивал. В конце концов его решили отправить из команды. Но меня удивило другое. Мне позвонил агент и сообщил, что со мной расстаются тоже. Я так и не понял, что произошло. Я ведь участвовал во всех играх. Оказывается, из-за плохой статистики – забил лишь один мяч. Со мной расстались, и я уехал в «Ираклис» – в Грецию.

Честно говоря, я очень люблю эту страну. Там родилась моя дочка. Там много проблем с финансами, зато жить там очень здорово. Прекрасная погода, хороший кофе. Люди расслабляются. У них нет денег, работы, но у них все равно релакс. И они живут хорошо. Правда, я не знаю, как им это удается. Думаю, они нашли выход из ситуации. Греки – оптимисты. Если у них есть доллар на кофе, они будут долго сидеть, пить этот кофе и наслаждаться общением с друзьями. В плане релакса это хорошая страна, но если ты хочешь чего-то большего, то возникнут проблемы.

- Тебе в Греции платили каждый месяц?

– В первый год «Ираклис» выплачивал все в срок, но потом начались проблемы. Я не получал зарплату на протяжении пяти месяцев. Правда, зарплаты там платили неплохие. 10 тысяч долларов? Да, что-то вроде этого. Из-за этого задержки можно было переждать. Обычные люди зарабатывали на порядок меньше. Думаю, кто-то и 300 долларов получал. В крупных компаниях, таких как МТС, тоже задерживали зарплату. Но этих проблем ты там не замечаешь. Греция – прекрасная страна. Зайди в любой бар или кофейню и ты увидишь, что они заполнены людьми. Везде. Люди, как уже говорил, наслаждаются жизнью.

«Ираклис», где я начинал играть, очень популярная команда. На наши матчи приходило по 20 тысяч человек. Фанаты у команды просто сумасшедшие. Во втором сезоне я стал капитаном, у меня родилась дочка, но нам не платили 5 месяцев. Для меня это был конец. Я не хотел подобного терпеть. Поэтому решил подать в суд. Когда об этом стало известно, фанаты пришли к моему дому. Они меня уважали, просили, чтобы я никуда не уходил, говорили, что будут пытаться помогать деньгами. А ситуация была следующая. Из-за задолженности по зарплате у клуба были долги и по аренде жилья. В итоге фанаты вскладчину оплатили футболистам двухмесячную аренду апартаментов. Сумасшедшие ребята. У них не было денег, но они их все равно нашли.

- Ты видел побоища греческих фанатов?

– Да, они бьются постоянно. У нас была как-то неудачная полоса, мы проиграли несколько матчей подряд. Представь. Возвращаемся на автобусе домой, и прямо на дороге машины перекрывают нам движение. Автобус остановился. В салон зашли 12 сильных, огромных фанатов. У нас было очень много бутылок с водой. Так они начали кричать, взяли эти бутылки и стали бросаться в футболистов.

- Назови мне самый опасный матч в Греции, в котором тебе доводилось участвовать.

– Игра с «Олимпиакосом» из города Волос. Это было что-то вроде  дерби. Наши болельщики дрались с фанами Волоса до игры, во время матча и после. Фанаты даже пытались вломиться к нам в раздевалку. Все футболисты заблокировали дверь. Если бы они ворвались к нам, они бы нас поубивали.

- Жесть. А с договорными матчами в Греции ты не сталкивался?

– Да, и это тоже был поединок с «Олимпиакосом». Обе команды шли в лидирующей группе второго дивизиона, и игра для каждой команды значила многое. В итоге на меня через агента вышли люди из Волоса и попросили, чтобы я за вознаграждение не участвовал в этом матче. До этого момента о таких делах я только слышал. Я даже не верил в подобное, пока сам не столкнулся с этим. За мое неучастие соперник готов был выложить 5 тысяч долларов. Я отказался и рассказал об этом в своем клубе. Наш тренер сообщил о подобном всем игрокам. Как оказалось, звонили не только мне, но и еще одному нападающему. В итоге мы одержали победу. По итогам того сезона «Ираклис» вышел в высшую лигу, а «Олимпиакос» так и остался в Д2.

*  *  *

- Чем тебя удивила Беларусь сразу по приезду?

– Мне очень здесь нравится. Я счастлив. Конечно, слышал, про Советский Союз, про старый менталитет. Но я приехал в Минск и увидел большой красивый город с широкими улицами и высокими домами. С магазинами в Минске нет никаких проблем. Все то, что есть в Европе, мы можем найти в вашей столице. С общественным транспортом – никаких проблем. Ходит он очень четко. В Греции иначе. Английский язык? Да, общаются на нем здесь немногие, но это не проблема. Если захожу в магазин, то стараюсь продавцу показать на нужный товар рукой или объяснить на пальцах. В клубе меня тоже все устраивает. Болельщики постоянно просят фото и автографы. Я пока не был на нашем сахарном комбинате, но если захожу в магазин, то только покупаю наш сахар :). Мне нравится тренер Яромко. Он, правда, не говорит на английском, мне переводит все Боян, но мне импонируют тренировки и его методики.

- Кстати, о тренерах. Самый экспрессивный специалист, с которым ты работал?

– Лиска Дойду. Он тренировал юношескую команду моего «Интера». Дойду – это его прозвище. Оно переводится с португальского языка как «сумасшедший». Этот человек может подраться с судьями. Когда команда побеждает, он танцует перед болельщиками. Он может ударить футболистов. Он при мне дрался с одним парнем. Во время одной игры Лиска его заменил. Игроку это очень не понравилось и, покидая поле, он высказал тренеру свои претензии. Тогда Лиска прямо во время матча бросился за футболистом в раздевалку. Они дрались. Их разнял наш массажист, сорвавшийся со скамейки запасных. Сумасшедший парень. Несмотря на это, Дойду считается в Бразилии серьезным специалистом. Если кто-то вылетает из высшей лиги, и собирается быстро вернуться, звонят Лиске. Он в этом деле специалист. И если бы не его причуды, думаю, он стал бы тренером высшего уровня.

 

 - Ты уже определился, останешься ли в «Городее» на следующий год?

– Пока не знаю, мне сложно ответить на этот вопрос. Реально не знаю. Сейчас я играю за «Городею», наслаждаюсь своей жизнью. Потом посмотрим, что будет дальше. Думаю, на хорошем уровне я еще смогу поиграть несколько сезонов.

ФОТО: из личного архива Тайанана Вэлкера, официальные паблики «Городеи» и «Ислочи» ВКонтакте

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы