android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Железный дровосек

«Тишкевич начал со мной какую-то торговлю вести, пытался ставить условия». Босс «Ислочи» – о судебном процессе и будущем

Владимир Пинчук настроен оптимистично.

Судебный процесс над участниками договорных матчей подходит к логическому завершению. На скамье подсудимых – сразу несколько игроков «Ислочи» (Юрий Рыжко, Александр Лебедев, Андрей Порываев, Александр Тишкевич) и тренер Владимир Маковский, которые в прошлом году, по мнению следствия, «делали» результат матча с брестским «Динамо». Прокурор Анатолий Кобяк попросил практически всех экс-игроков «Ислочи» наказать штрафами, а Владимира Маковского приговорить к трем годам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение.

Прокурор попросил приговорить Замару, Маковского и Сыроквашко к трем годам ограничения свободы, 10 футболистов – к штрафам

Главный тренер «волков» Виталий Жуковский ни единожды высказывался в прессе об этой неприятной истории. Но лишь словами дело не ограничилось. На днях «Ислочь» подала в суд иск к игрокам, в котором просит с них взыскать 233 тысячи белорусских рублей. О том, чем обусловлена такая сумма, как у команды идут дела со спонсорами и будет ли она вообще существовать после этого сезона, мы расспросили учредителя клуба Владимира Пинчука.

- Пристально следите за судебным процессом?

– Эта тема мне далеко небезразлична. Если есть свободное время, читаю новости и комментарии. И, конечно, общаюсь с руководством клуба, с теми, кто посещает судебные заседания. Получается, каждый день посвящаю судебному процессу какое-то время.

- На ваш взгляд, какое наказание должны понести футболисты, замешанные в договорняках?

– Они обязательно должны быть наказаны, а вот как, пускай решает суд. Считаю, участвуя в договорных матчах, они уже понесли самое суровое наказание. Представляю то, как они переживают, и я не хочу, чтобы по итогу футболисты оказались в тюрьме. Желать подобного вообще никому нельзя. Они все-таки не убийцы и не вымогатели.

- Вы как-то очень гуманно рассуждаете.

– Нет. Повторюсь, я просто думаю, что самое суровое наказание они уже понесли. Это пятно на их репутации останется на всю жизнь. Наказать их нужно хорошенько рублем, чтобы остальным неповадно было. Нет, в тюрьму им не надо. Пускай лучше зарабатывают, отрабатывают, живут со своими семьями и близкими.

«Сходил в церковь и попросил помощи у Бога». Дело о «догах» близится к концу, а подсудимые ищут поддержки у всевышнего

- В отношении этих игроков «Ислочь» подала иск в суд, но его отклонили. Будете подавать повторно?

– Иск мы выставили не в рамках текущего судебного процесса. Поэтому, как только он завершится, иск будет отдельно направлен в суд в отношении этих товарищей. Нам объяснили, что так будет правильнее.

- Почему в сумме иска фигурируют именно 233 тысячи рублей?

– Понимаете, это ведь бухгалтерия. Мы ведь не просто так из головы взяли именно 233 тысячи. При составлении иска учитывалось то, какие клуб понес убытки, затраты, учитывалась сумма, которая оговаривалась в первом соглашении с KFC и так далее. Саму цифру прокомментировать я не могу. Все-таки я не занимаюсь этим вопросом. Им занимались юристы, бухгалтеры и директор.

- На пересчете в доллары – это почти по 30 тысяч на четырех фигурантов дела от «Ислочи». Считаете, это достойное наказание?

– Недостойное, конечно.

- Мало?

– Чтобы другие даже не пытались подобным заниматься, можно было бы и побольше вломить. Но мало или много – так нельзя размышлять. Я все-таки рассуждаю немного иначе.

- Тогда объясните, почему иск подан лишь в отношении Лебедева, Тишкевича, Маковского и Порываева. А как же обвиняемый Рыжко и Папуш?

– Подробно прокомментировать это не могу. Ребят, мне кажется, просто ввели в заблуждение. Что касается Папуша. Александр сам приходил увольняться, но я принял решение, что он останется в клубе до конца нынешнего сезона.

- Денисевич прошлый чемпионат за «Ислочь» отыграл до конца. Это тоже было ваше решение?

– Нет. По Денисевичу вообще ничего не было понятно. Если по Тишкевичу, Лебедеву, Порываеву мы сразу же получили бумагу из федерации, то никаких рекомендации по Папушу и Рыжко не поступало. С этой тройкой мы расстались сразу же, а вот про этих ребят ничего не было известно вплоть до судебного процесса.

- С Папушем вы поступили достаточно человечно. А чья позиция из подсудимых у вас вызвала наибольшее непонимание? Вы ведь общались с футболистами.

– Я общался только с Тишкевичем по телефону и лично встречался с Маковским. Когда все стало известно о договорном характере матча с брестским «Динамо», меня не было в стране. Мне нужно было знать, что произошло. К Маковскому я относился с уважением, но все аргументы, которые он приводил в разговоре, мне были непонятны. А Тишкевич... Он мне позвонил и говорит: «Владимир Ананьевич, если вы не будете составлять иск, то в суд из-за задержек по зарплате на клуб подавать не буду». Тишкевич начал со мной какую-то торговлю вести, пытался ставить какие-то условия. Но я, конечно, пойти на них не мог.

Александр Тишкевич.

*  *  *

- Вы упомянули KFC. В прошлом году эта сеть ресторанов отказалась от сотрудничества с вами сразу после вскрытия сомнительных игр. Какую выгоду от сотрудничества с KFC вы потеряли?

– Сумму назвать невозможно.

- Тогда объясните на примере.

 – Это мировой бренд, у которого, если не ошибаюсь, годовой оборот составляет порядка 26 миллиардов долларов. У KFC сегодня в Беларуси работает 5-7 ресторанов, через год их будет 10, а позже – 20. Компания набирает обороты, интенсивно работает на белорусском рынке. Про KFC уже даже знает любой ребенок. И мы потеряли его на ровном месте из-за каких-то там… Ладно, не будем об этом. Об этом уже столько говорено-переговорено.

- Как сейчас обстоят дела со спонсорами?

– Не так, как было еще пару лет назад. Потенциальных спонсоров найти нелегко. Все-таки экономическая ситуация сейчас везде непростая. Люди считают каждую копеечку, чтобы выжить, выплатить зарплату своим сотрудникам, оставаясь при этом на плаву. В такой ситуации найти рекламного спонсора любому белорусскому хоккейному, гандбольному или футбольному клубу очень трудно. Тяжелее всем стало в разы. Но мы все равно находим взаимовыгодные условия и договоренности. Как-то барахтаемся.

Виталий Жуковский.

- Кто-то из новых рекламодателей пришел в команду?

– Есть такие организации. С ними ведутся серьезные переговоры, но афишировать их я сейчас не хочу.

- Во время очередного судебного заседания Виталий Жуковский сказал, что «Ислочи», если она вылетит, в следующем году может не быть. Это правда?

– Лично я так на этот вопрос не смотрю. Пока настроен оптимистично. Нам ведь еще играть 7 матчей – еще есть шансы сохранить прописку в высшей лиге. Почему вы решили, что мы должны вылететь? Почему нас уже похоронили? Говорить об этом преждевременно. Но вопрос поставлен не совсем правильно. Ведь команды может не стать, например, даже если она останется в высшей лиге. К примеру, если что-то случится у наших спонсоров, из-за чего мы не сможем получать финансовую поддержку.

- Но у вас есть уверенность в том, что команде не придет конец независимо от того, окажется она в первой лиге или нет?

– Думаю, да. Скажу так: если бы не было этой уверенности, то команды могло бы и не быть.

ФОТО: Ксения Деревяго

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы