android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Железный дровосек

Сестра – баскетболистка, он дошел до минского «Динамо». Как Вячеслав Марченко сменил футбол на дизайн

Послефутбольная жизнь наших игроков особой оригинальностью не отличается. Спрятав бутсы в коробку, многие идут или тренировать, или таксовать, или торговать на строительном рынке. Хотя есть и исключения. К примеру, Сергей Штанюк владеет сетью кофеен, Анатолий Байдачный-младший варит пиво, а у Андрея Островского – клининговая компания и турфирма. Но больше всех удивил экс-футболист «Ведрича» и минского «Динамо» Вячеслав Марченко. После завершения карьеры он работал риэлтором, инструктором в тренажерном зале, а в итоге стал дизайнером интерьеров и открыл с компаньоном профильную студию Maracasa. О футболисте, которого тянуло к творчеству, расскажем подробнее.

«Не было мыслей вкладывать деньги в белорусский футбол». Как бывший игрок сборной развивает сразу три бизнеса

* * *

Спорт был интересен Вячеславу с раннего детства – дали знать о себе гены. Его родители хоть и не были профессиональными спортсменами (работали преподавателями в школе), но в молодости серьезно занимались баскетболом. В студенческие годы мама даже выступала за сборную БССР, но потом завязала со спортом и начала преподавать физику в родной Речице. Вся баскетбольность Зои и Олега Марченко досталась дочери Наталье, выросшей в одну из лучших разыгрывающих Беларуси. А Вячеслав выбрал футбол. И по детству в нем тоже преуспел.

Вячеслав и Наталья Марченко.

- Я поначалу занимался легкой атлетикой, но командные виды спорта мне как-то больше по душе,– вспоминает Вячеслав. – Поэтому какое-то время посещал баскетбол, а потом, когда появилась секция, пошел на футбол.

Несмотря на то, что нормальной взрослой команды в Речице в 80-х не было, дети показывали неплохие результаты. Как вспоминает Вячеслав, его набор 1974 года рождения с Геннадием Кашкаром в полузащите и Николаем Кондратовым в воротах, уступал на первенстве области лишь Светлогорску да Гомелю. С командами других городов речицкие парни действовали вполне себе успешно. Марченко, игравший в середине поля, смотрелся неплохо, и в 16 лет получил приглашение от Анатолия Юревича, начинавшего в «Ведриче» свою маленькую футбольную революцию.

Начало 1990-х. Игроки «Ведрича» Геннадий Кашкар и Вячеслав Марченко.

Юревич очень своеобразный человек :). Спокойный. Постоянно себе что-то в усы говорил. При нем мы много бегали. Но и играли хорошо. Иногда доходило до того, что Анатолий Иванович брал за руку и водил по полю, объяснял какие-то тактические моменты, показывал, куда бежать нужно.

Когда футбол в Речице был живым, а Василий Баранов даже своими промахами восхищал местных болельщиков

По рекомендации Юревича Марченко оказался в юношеской сборной СССР вместе с Дмитрием Ананко, Виталием Косовским и Мирославом Ромащенко, а потом, по совету тренеров, перешел в более статусный «Гомсельмаш». Казалось, что все только начинается и весь большой футбол впереди, но пошли неприятные травмы. Из Гомеля Марченко вернулся в Речицу, где вскоре пересекся с Василием Барановым.

- Мы до «Ведрича» знакомы не были, хотя однажды играли друг против друга. Он – за ЗЛиН, я – за «Ведрич». А пришел к нам Баранов после армии. Просто уникальный человек. Самородок. Людей с таким здоровьем и координацией я никогда не видел. Даже не знаю, как это объяснить. Напоминал человека, который просто шел по улице, а ты ему дал мяч, он всех обыграл и забил гол. Да, примерно так и было. Что могу сказать, Вася – хороший, добрый и компанейский парень.

«Футбол по телевизору показывают. Чего по нему скучать?» Как мне удалось поговорить с Василием Барановым

Карьеры Баранова и Марченко развивались по-разному. Если Василий отправился «убивать» российских вратарей, то Вячеслав решил съездить подзаработать в Германию – бывшие соседи помогли.

- Я играл за команду (базировалась в деревушке под Штутгартом) из 7-й лиги и параллельно работал на маленьком заводике по производству стеклопакетов. В Беларуси еще не знали, что такое ПВХ, а там уже выпускали деревянные стеклопакеты. Клуб был любительский, но снимал квартиру, обеспечивал хорошим питанием. Мне в Германии очень понравилось, и из такого любительского уровня в наш профессиональный футбол возвращаться мне совершенно не хотелось. Он просто назывался профессиональным, но таковым не являлся. У нас были огромные проблемы с экипировкой, фармакологией, полями. Однако мне без причины не продлили немецкую визу, поэтому пришлось возвращаться домой.

Минское «Динамо» конца 1990-х. Вячеслав Марченко пятый в нижнем ряду.

Дальше был светлогорский «Коммунальник» в Д2. Команда, куда позвал вратарь Андрей Буглак, запомнилась Вячеславу сплоченным и дружным коллективом (после каждой выездной игры команда останавливалась на часовой пикник с обсуждением матчей). А еще в 1997-м Марченко забил за светлогорцев 8 мячей, после чего получил предложение от Людаса Румбутиса, тренировавшего крепкий «Динамо-93». Правда, долго поиграть за 93-х не удалось. Клуб развалился, и Марченко автоматом перешел в «Динамо». «Бело-синие», за которых тогда выступали Сацункевич, Родненок и Вяжевич, заняли в 98-м одно из самых низких мест за время выступлений в чемпионате РБ – 8-е. На вопрос о том, что так повлияло на результат команды, Вячеслав ответить затрудняется, но зато признается, что зарплаты по тем временам в клубе были неплохие.

-  Жил в общаге, позже – в съемной квартире. Платили тогда 500 долларов. В сравнении с бюджетниками мы, конечно, зарабатывали неплохо, но это было недостаточно, чтобы после завершения карьеры иметь какой-то запас. Зарплата была в «зайчиках», и ее выдавали буквально мешками. Но ты все равно не знал, что с деньгами делать – в стране был дефицит.

В «Динамо» Марченко повел пару сезонов, однако из-за череды травм не закрепился в составе и оказался у Владимира Курнева в «Дариде», пробивавшей себе дорогу в высшую лигу. В 29 лет наш герой даже не задумывался о завершении карьеры, но так вышло, что «минеральная» команда стала для Вячеслава последней.

«Дарида» образца 2002 года. Вячеслав Марченко слева четвертый в верхнем ряду.

- Коллектив был опытный, играл в хороший, зрелищный футбол. Но приходилось очень много бегать и прыгать на тренировках. Причем это однообразие повторялось из цикла в цикл. Были тумбы, барьеры... Нам, к примеру, давали задание прыгать через все поле. Но какой смысл в упражнении, если 10 прыжков сделаешь качественно, а потом уже как получится? Старая школа. В конце очередного сезона получил травму, которая потребовала длительного восстановления. Понял, что развития никакого не будет, и решил с футболом закончить.

Первое время Вячеслав еще поигрывал на первенстве Минск и бегал в мини-футбол, но, как говорит сам, ни минуты не видел себя в футболе – ни в роли тренера, ни в качестве функционера.

- Я не болел им. Разве что в юности. Да, когда-то это было весело и прикольно. Это была работа, которая приносила мне удовольствие. Но, глядя на то, как сложилась моя карьера, понимаю, что нужно было в молодости получать хорошее образование. Я ведь мог после 11 класса поступать на архитектора в Гомеле, но между учебой и футболом выбрал футбол.

Марченко практически сразу начал искать себя в нефутбольной сфере. Даже риэлтором поработал, но не пошло. В итоге Вячеслав устроился фитнес-инструктором в один из ФОКов. Однажды помещение в спортцентре арендовало модельное агентство Сергея Нагорного. Казалось бы, ничего необычного в этом нет. Но Нагорный приметил Марченко прямо на рабочем месте, предложив поучаствовать в съемках рекламы бренда «Мілавіца».

- Ролик снимали ночью в президентском люксе гостиницы «Мінск». Мой герой был бизнесменом, который должен был пройтись с чемоданом. У меня не было текста. В кадре было еще несколько девушек-моделей. Я сначала немного волновался. Но потом, когда видишь, что реклама состоит из нарезки кадров, и ты появляешься всего на несколько секунд, начинаешь относиться к этому спокойно.

Так Вячеслав стал достаточно востребованным актером в рекламе, но, как говорит сам, никогда к этому не стремился и воспринимал ролики как подработку. Марченко много в чем снимался, но больше всего запомнилось сотрудничество с минеральной водой «Фрост». Производитель на бюджет не поскупился и отправил съемочную группу в Марокко.

На съемках другого проекта Вячеслав познакомился со своей будущей супругой Ольгой, с которой они вместе вот уже 10 лет.

Кардинально жизнь экс-игрока «Динамо» изменилась 11 лет назад, когда Вячеслав твердо решил заняться дизайном.

- Помог случай. Я получил бытовую травму. Лежал в больнице и думал, что нужно в жизни что-то менять. Вспомнил, что мне нравится обустраивать пространство, в котором живу, удобно и эргономично. Я бы сказал, не так, как у всех. Но у меня не было профильного образования, поэтому решил пойти на годичные курсы. И когда еще учился, у меня появилось несколько заказов.

На эстетический взгляд Марченко сильно повлияла давнишняя поездка в Голландию с «Ведричем». Его удивили огромные, не зашторенные окна в частных домах. Через них было видно, как люди спокойно завтракают, и перспектива быть замеченными прохожими их совершенно не волновала.

- Там люди живут в большом, наполненном светом, пространстве. Мы же все пытаемся разделить все на комнаты, отгораживаемся дверями. И без штор, конечно, не обходимся.

Марченко заинтересовался функциональным скандинавским стилем и минимализмом в дизайне, а также открытыми лофтовыми пространствами. Объясняет, что делает проекты для заказчиков, будто для себя, поэтому в большинстве из них мог бы жить сам: «Вот чем никогда не буду заниматься в дизайне, так это классикой. Да, старую архитектуру мы должны сохранить. Но нести в дом, квартиру в 21-м веке колонны, балясины – это странно».

Пример работы Вячеслава Марченко.

«Дипломной» работой дизайнера стала квартира родной сестры. С Натальей у Вячеслава до сих пор хорошие отношения, и брат не скрывает, что рад за сестру, которая, не обладая высоким для «баскета» ростом, стала топовой для Беларуси баскетболисткой. Несмотря на отсутствие опыта, на реализацию первого проекта ушло около трех месяцев, что Марченко считает хорошим результатом. Говорит, первый блин комом не вышел. Получилось хорошо.

Со стороны может показаться, что работа дизайнера – это сплошное творчество: сел, нарисовал за 5 минут, заработал и готово. Но в среднем на проект уходит 2 месяца. Состоит он из нескольких этапов. И это работа нескольких специалистов. К примеру, визуализацией и декором занимается моя жена, документация, авторский надзор, работа со строителями лежат на мне. А закупками может заниматься еще один человек.

За короткое время Марченко стал востребованным дизайнером, особенно в спортивных кругах. За 10 лет он «заселил» в обустроенные квартиры около 20 футболистов и баскетболисток. Правда, озвучивать фамилии своих заказчиков не хочет.

– Идеальный заказчик – это тот, кого ты редко видишь. Который дает тебе «зеленый свет» и практически не появляется на объекте. Вот тогда рождаются хорошие проекты, за которые не стыдно.

- У футболистов есть чувство прекрасного?

– Спортсмены – люди молодые, современные. Они поездили по миру, у них незашоренный кругозор. Да и времени у них свободного нет, поэтому в мою работу они не вмешиваются. Это главное. Ведь не стоит пытаться быть лучшим специалистом, чем я. Я же никого не учу, как нужно писать или играть. Для меня важно сделать проект, который понравился бы и заказчику, и мне. Спортсмены – обычные земные люди. Они предпочитают современные, функциональные и практичные интерьеры без какой-то роскоши.

По словам экс-футболиста, если есть постоянная работа, а многие дизайнеры ведут одновременно несколько проектов, зарабатывать можно неплохо. И от дизайна он имеет в несколько раз больше, нежели получал в качестве игрока.

Еще одна работа Вячеслава

До прошлого года Марченко работал как индивидуальный предприниматель. Но недавно вместе с компаньоном открыл дизайн-студию Maracasa, организованную на базе мебельного производства, где выпускают кухни, столы, стеллажи и прочую индивидуальную мебель. Марченко не скрывает, что доволен своей работой и ни капли не жалеет о том, как сложилась жизнь.

- Все произошло вовремя. И я бы все оставил так, как есть. Если бы закончил карьеру в 35, все бы сместилось, и я, возможно, не стал бы дизайнером. А если бы отказался от футбола, пошел учиться, работал бы сейчас архитектором в какой-нибудь государственной конторе в Гомеле. Мы ведь шли тогда в университет ради диплома, чтобы в армию не попасть. Жажды знаний у нас не было. Она у меня появилась лишь после 30. Так что сейчас я счастлив. И полностью доволен тем, как складывается моя жизнь.

ФОТО: из личного архива Вячеслава Мащенко

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы