Блог Железный дровосек

«Троина имела право с крепким словцом учить молодых». Лучшая команда Беларуси, какой вы ее не знали

Женская сборная Беларуси по баскетболу продолжает оставаться единственной нашей взрослой командой по игровым видам спорта, которая завоевывала медали крупных международных соревнований. В 2007-м Анатолий Буяльский вместе со своей «дрим тим» взял «бронзу» чемпионата Европы в Италии. Через 9 лет тренер сборную покинул, а вместе с ним ушла эпоха больших и маленьких побед белорусского женского баскетбола. Практически все это десятилетие вместе с ним в команде начальником и менеджером проработала его ученица Ирина Жилач, закрывавшая все вопросы – от заключения контрактов со спонсорами до починки формы. Месяц назад Жилач ушла из сборной и в данный момент получает очередное образование в Москве. В большом интервью Тарасу Щирому она рассказала о детстве с Буяльским, самых крупных спонсорских контрактах сборной и о греческой Элизабет Тейлор, которая однажды спасла нашу команду от голода.

Сборная Беларуси, завоевавшая бронзу на Евробаскете-2007: где сейчас «буяльские девчата»?

- Ирина, как вы оказались в национальной команде?

– Сама попросилась. После завершения карьеры я работала в визовом отделе польского посольства на улице Кропоткина…

- А откуда вы так хорошо знаете язык?

- Я была в числе первых баскетболисток, уехавших в 1990-х из «Горизонта» в Польшу. Выступала несколько сезонов за команды из Белостока и Варшавы. У меня был хороший белорусский. Когда я только приехала играть в Белосток, мной заинтересовалась местная газета белорусского меньшинства «Ніва». И когда журналисты приехали делать со мной интервью, они очень были удивлены тем, что белорусский язык все еще в употреблении, и что разговаривают на нем даже спортсмены. На базе белорусского я целенаправленно учила польский. Хорошо заговорила на нем уже через несколько месяцев.

Работа в посольстве была еще та. В день принимали до тысячи человек. Стояли огромные очереди. Я выходила вечером и не знала, что делать – или садиться за руль, или идти домой пешком. Так уставали глаза от работы с документами. Моей специализацией были спортсмены. Когда кто-то приходил, сразу отправляли ко мне. Все-таки я понимала их логистику, сроки, специфику. Однажды в посольство пришел теннисист Владимир Волчков, так меня сразу позвали: «Ира, иди, тебя Волочков ждет!» Говорю: «Ну хоть фамилии наших спортсменов запомнить можно было бы» :). Часто приходилось выручать в патовых ситуациях. За оперативную помощь я даже была приглашена федерацией футбола слетать чартером с молодежной сборной на легендарный матч во Вронках в 2003-м между сборными Беларуси и Польши. Тогда была одержана феерическая победа 4:0. Блистал Глеб. Команда отобралась в финальную часть чемпионата Европы. Игру я смотрела на стадионе. Не забуду, как встречали победителей. В аэропорту «Минск-2» буквально лужи стояли от шампанского.

Ирина Жилач как-то пересеклась даже с Берндом Штанге.

Баскетболисты у нас тоже обслуживались. Как-то пришел Анатолий Сергеевич Буяльский. И я сама попросила, чтобы он меня взял в сборную начальником команды. Он округлил глаза, сказал, что с работы в посольстве просто так не уходят. Но я хотела попробовать. В итоге пришлось ждать около двух лет. Я даже в декрет успела сходить. В национальной команде была огромная ротация начальников команды. Но, в конце концов, мне позвонили, и летом 2007 года я пришла в сборную. Опыт прежней работы мне очень помог. Я в любом посольстве решала нерешаемые вопросы. Скажем, в 2008 году мне нужно было лететь на жеребьевку олимпийского квалификационного турнира в Мадрид. И только благодаря умению разговаривать с сотрудниками на одном языке мне удалось за один день открыть визу в посольстве Франции в Беларуси. После недавнего чемпионата Европы женская сборная сразу должна была лететь на турнир в Китай. На следующий день после возвращения с ЧЕ я уже была в китайском посольстве. Паспорт Марины Иващенко не содержал свободных страниц для виз – только «Іншыя адзнакі». Первоначально этот паспорт завернули, но я все-таки нашла доводы для консула. Визу поставили.

- Когда вы познакомились с Буяльским?

– Это мой первый тренер. В 10 лет я прочитала в «Вечернем Минске» объявление о наборе в группу моего возраста в СДЮШОР «Горизонт». Так и встретились. Помню, первым делом он попросил показать кисть – это значимый маркер при отборе в баскетбол. В итоге меня приняли в секцию, со временем я перешла в спорткласс.

Нам с ним очень повезло. Это неклассический тренер. Анатолий Сергеевич из интеллигентной семьи–из семьи архитекторов. Он получил музыкальное образование, прекрасно играет на фортепиано. Буяльский постоянно обращал наше внимание на саморазвитие. Если мы ехали в какой-то город, то обязательно посещали экскурсии – старый Таллинн, Ригу, музеи Москвы и Питера. Его волновал этот вопрос. И внутри команды всегда были какие-то проекты, КВН, конкурсы. Одним летом мы провели на сборах в Мостах два месяца. Чтобы мы не одичали, Буяльский обязал нас каждую неделю готовить политинформацию. И новости нужно было не просто читать, а пересказывать выразительно, с дикцией. Мы с Буяльским ходили и в туристические походы. Он очень много вкладывал в нас не только как в спортсменов.

Поднимались с ним тяжело. Нас собрали на год позже положенного, и мы прошли вместе через страшные поражения. Выезжали на турниры и проигрывали девочкам, к примеру, из Латвии с разницей в 100 очков. Буяльский провел нас через этот трудный период, постепенно поднимая. По итогу наш дубль «Горизонта» стал чемпионом Советского Союза. Когда говорю, что я мастер спорта СССР, люди начинают лихорадочно считать, сколько же мне лет. Я звание мастера получила в 16.

Анатолий Буяльский.

С Анатолием Сергеевичем мы объездили весь Союз. Поездками были обеспечены. А вот одеты тогда мы были хуже, чем сейчас. Приходилось самим пришивать номера на майки. Первый комплект нам пошила мама одной из девочек. Буяльский сам договаривался, и мы на примерку приезжали к ней домой. И на турнире в Москве выглядели шикарно. Анатолий Сергеевич обращал внимание на такие детали. Возможно, именно тогда он и заложил понимание, как важен внешний вид команды. Позже я серьезно подходила к тому, как должны одеваться баскетболистки, чтобы чувствовать себя комфортно и уверенно. В свое время нас одевал литовский бренд Tuta, а последние три сезона мы сотрудничали с другим литовцами – Audimаs. Обе компании делали для нас отличный дизайн. Разница лишь в том, что Tuta одевала нас бесплатно, с ними был спонсорский контракт на протяжении четырех лет. Сейчас о таком контракте можно только мечтать. Для Рио, например, форму уже покупали.

Наша команда стала первой сборной, которая вышла играть в платьях. Это был своего рода фурор. И я хочу ответить на нападки тех, кто считает, что игроков заставили в них играть. Никто, никогда, никакая сила не заставила бы игроков надеть то, что они не хотели. Эта идея шла изнутри коллектива. Инициаторами были Марченко, Троина и Левченко. Они и уговорили остальных. Просто после «бронзы» и Олимпиады в Пекине сборная так освоилась и окрепла ментально, что готова была пойти на эксперименты с формой. Я помогла технически это осуществить. Ведь все знали, что Tuta выпускает платья. В ФИБА пошли навстречу и согласились, что это вызовет дополнительный интерес к баскетболу. Считаю, в 2010-м платья сыграли особую роль. Своим видом девчонки расслабляли соперниц. В четвертьфинале россиянки не настроились на нашу команду и проиграли. Были предматчевые интервью россиянок, в которых говорилось, что против них выйдут играть куклы. А после игры комментатор Дмитрий Губерниев сказал: «Да, сегодня платья победили шорты».

Вообще, я за эти 10 лет довольна той формой, в которой играла наша сборная. Единственное, мне не удалось реализовать замысел вынести на майки исконно белорусский элемент – часть орнамента слуцких поясов. Художники Audimas сделали проект дизайна, но он получился слишком в стиле Bosco (поставщика формы для олимпийской сборной России – Tribuna.com). Руководство федерации отклонило этот вариант, а вносить изменения было поздно .

В Буяльском в хорошей пропорции сочетались качества тренера и менеджера, ведь во всей нашей истории недостаточно быть просто хорошим тренером. Возглавив сборную, он умел взаимодействовать с системой, чтобы создать для команды хорошие условия. Поверьте, это сложно. Знаю, о чем говорю. Я работала и с другими тренерами. Надеюсь, что, придя в сборную, в значительной степени разгрузила Буяльского от этих проблем. До моего прихода они его поглощали. Мне хотелось, чтобы сборная функционировала как система, как институт. Чтобы все было скоординировано, чтобы бюджеты были перенаправлены на нужные статьи расходов. На тот момент ситуация между министерством спорта и федерацией баскетбола напоминала отношения между семьями Монтекки и Капулетти. И мне нужно было между ними наладить контакт. Случалось, я открывала дверь федерации и слышала в свой адрес: «Как же вы, министерские, заколебали». Но сейчас вспоминаю все с юмором. Я ведь знала весь баскетбольный бомонд. Мне было проще, чем моим предшественникам.

- Для баскетболисток было важно, что вы тоже человек поигравший?

– Думаю, да. Наташу Трофимову, Свету Вольную и Наташу Марченко я знала раньше. С Настей Веремеенко и Леной Левченко познакомилась в процессе. Я быстро привыкла, быстро училась, смотрела за другими командами. Если говорить о менеджменте, пришла не на пустое место. Мне очень помогал Анатолий Владимирович Якубенко, мой непосредственный начальник в министерстве спорта, очень преданный баскетболу человек. По линии федерации сборную поддерживал Валерий Гореликов, который в 2007-м был спонсором команды, а в дальнейшем – заместителем председателя федерации. По стечению обстоятельств сейчас он является моим мужем. Кто-то подумает, что делаю ему промоушн, но сейчас говорю беспристрастно. Все стандарты менеджмента и особенно маркетинга команды были заложены им. И их нужно было поддерживать. Однако в первое время все равно было травматично. Велась финальная подготовка к чемпионату Европы-2007. Я рыдала от напряжения.

- Помните первый выезд со сборной за рубеж?

– Летом 2007-го мы участвовали в турнире в Греции. Логистика была очень сложная. Из Минска добирались до Вены, потом в Афины, а из Афин – на остров Самос. Он находится очень далеко. Практически на самой границе с Турцией. Это родина Пифагора. Там очень красиво, много оливковых садов. Единственная проблема – это сообщение. Туда самолет летает раз в несколько дней. И так получилось, что на обратном пути стыковка между рейсами из Афин в Вену составляла 22 часа. Тогда у сборной было все по-спартански: ни гостиницы, ни суточных. Не знаю, как мне это удалось, но еще на Самосе договорилась с представителями греческой федерации, чтобы нас заселили в Афинах в отель. Но потом поняла, что питание не предусмотрено. Не имея на руках бюджета, как-то пробовала решить вопрос. Я пыталась дозвониться до греков, однако они сами где-то летели.

И в этот момент к гостинице подъехал роскошный «Кадиллак». Из него вышла женщина, которой, как мне показалось, было глубоко за 80. Она была в образе актрисы Элизабет Тейлор. В золоте, вся при мейкапе. Под мышкой женщина держала маленькую собачку, в другой руке – мундштук. По ее поведению было понятно, что она – владелица отеля. Когда женщина подошла к рецепции, сотрудник отеля сразу вставил в мундштук сигарету и дал прикурить. Она одними бровями спросила у подчиненных: «В чем дело?» Ей все объяснили. И, не взглянув на меня, она ответила на греческом что-то вроде: «Покормите их!» Почему греческая Тейлор к нам так прониклась, я не знаю. Вся ситуация заняла не больше 10 секунд. Гостиница все расходы на питание взяла на себя. Единственной проблемой было то, что поблизости не работал ни один супермаркет – в тот день в Греции были выборы. Было закрыто абсолютно все. Сотрудники отеля пошли за продуктами на заправку. Но покормили нас отлично.

С Арвидасом Сабонисом.

Не в последнюю очередь после таких ситуаций я заинтересовалась маркетингом. Поиск крупных партнеров вела и ведет федерация. Но мне было важно научиться самой привлекать деньги. В моем досье есть определенное число контрактов. Самый крупный контракт за последние 10 лет, в подписании которого я принимала участие, был заключен с компанией «Мілавіца» (по нашим сведениям, сумма соглашения составила 150 тысяч долларов – Tribuna.com). И было порядка пяти компаний, средства от которых на протяжении этих лет приходили в сборную благодаря моим усилиям. Деньги шли на оплату труда персонала, перелеты и проживание сборной, покупку фармакологии, страхование игроков. Взаимодействовать с бизнесом меня научил директор «Виталюра» Александр Яцук. Это выглядело так. Вся аудиенция занимала 6-8 минут. За это время нужно было успеть сделать мини-презентацию, точно знать сколько нужно денег и куда они пойдут, какие рекламные возможности получает при этом компания, трансляции, нанесения логотипов на форму и так далее. При этом он говорил: «Ира, чтобы решить свои вопросы, у тебя есть три звонка. Если не уложишься, это только твои проблемы». Бывало так, что звоню, а Александр Константинович говорит: «Осталось два звонка». Этот уровень точности и конкретики я перенесла потом на свое общение с другими руководителями.

- Самые неожиданные вещи, которыми вам приходилось заниматься в сборной?

– Да мне приходилось делать все. Начиная от помощи массажистам – разливала смеси в раздевалках – и заканчивая взаимодействием с ФИБА на самом высоком уровне. Например, в 2007 году я заменяла Льва Пименова (тогдашнего руководителя федерации баскетбола – Tribuna.com) и представляла федерацию на рабочей встрече президента ФИБА-Европа с руководителями федераций, которая проходила в Москва. Там я приобрела все нужные знакомства, которые здорово помогали в дальнейшей работе. Приведу пример ситуации, в которой я как менеджер прошла по краю. Я не знаю, как это произошло, но перед Играми в Пекине между НОКом и нашей федерацией потерялась информация по поводу регламента о нанесении логотипов на форму. И это большая удача, что накануне технической комиссии, где осуществлялся допуск команды и формы к турниру, нам удалось на главной арене сыграть спарринг со сборной Испании.

Маленькое отступление. Существует определенная этика между менеджментом команд. Тот, кто предлагает сыграть матч, тот и отвечает за организацию. Инициаторами игры были испанцы. Я была полностью уверена, что нас будет кто-то судить, но никто не явился. Менеджер Испании с испугу заскочила на верхний ярус 20-тысячной арены. Я ее видела, но добраться не могла. Вторым тренером сборной тогда был Григорий Каленто. И я ему говорю: «Григорий Анатольевич, деваться некуда. Нужно судить». Он потом сказал, что был первым и единственным арбитром из Беларуси, судившим на Олимпиде. Пускай даже и товарищеский матч :). Он судил, а я вела протокол и табло. В общем, мы с ним вдвоем обслужили эту игру. А Испания просто пришла.

Так вот, во время этого матча ко мне подошел спортивный директор ФИБА Любомир Котлеба: «У вас огромные проблемы. Ваша форма не соответствует регламенту. На ней логотип ФИБА. Но не ФИБА проводит соревнования, а МОК». А через два дня у нас первый матч с Австралией. Нужно было срочно все исправлять. Увидев выражение моего лица, он сказал: «Ира, да успокойся. Мы же в Китае». Короче, я развернулась и пошла забирать форму у команды. Хорошо, что торговым представителем при посольстве Беларуси в Китае работал сын главы федерации гандбола Коноплева. Он помог все организовать. Мне дали  машину с водителем. И, как подсчитала потом, я в ней за неполных двое суток провела 18 часов – искала фабрику, на которой нам поменяли бы лого ФИБА на флаг Беларуси. С третьей или четвертой попытки мы нашли предприятие, которое согласилось все сделать. Со мной была китаянка-переводчица, которая считала, что говорит на русском, но, к сожалению, ей это только казалось. По итогу мы приезжали на фабрику, она звонила своему преподавателю в университет, давала мне трубку, а потом он уже все переводил представителям предприятия. Лого заклеили под прессами, все было идеально.

- В ином случае пришлось бы вручную все делать.

– И такое было. Недавно Маша Попова на гостевой матч с Бельгией взяла не ту майку. А мы были в Намюре, в небольшой городке. Субботним вечером за полтора часа до игры найти там того, кто что-то наклеит на майку, было нереально. В итоге я из неправильной майки вырезала ее фамилию и пришила на запасную. Все. Пришлось только с комиссаром матча договориться о том, чтобы поменять Машин номер.

* * *

- Полет на Самос – самый экзотичный маршрут за десятилетие работы в сборной?

– Нет, самый экзотичный все-таки Рио-де-Жанейро. И не потому, что это далеко. В Рио нужно было выполнять определенные требования безопасности. Их было много. Мы все были напичканы инструкциями, в которых было прописано, что нужно снять бижутерию, золото, часы и цепочки – потому что срывают. Не пользоваться в людных местах мобильными телефонами – потому что вырывают. Не брать с собой крупные суммы денег и стараться перемещаться строго по обозначенным маршрутам. Нежелательно куда-то выезжать за их пределы, так как это может привлечь внимание злоумышленников. И это чувствовалось. Даже в центре Рио, где огромное количество людей и полиции, ходят подозрительной внешности люди. Они смотрят тебе в глаза, и ты видишь просьбу: «Отдай что-нибудь!» Я с таким столкнулась. Они ходят за тобой не только по улице, но и заходят в торговые центры. Было очень некомфортно. Полностью в безопасности себя можно было ощущать только на олимпийских объектах, обнесенных заборами и колючей проволокой.

- Кто-то из нашей сборной пострадал?

– Нет, критичнее того зрительного контакта ничего не было. Но вот близкий пример. С нами первую неделю работал волонтер, коренной житель Рио по имени Виктор. Позже он отправился в расположение мужской сборной Франции. И вот этот Виктор подвергся нападению в своем собственном районе Рио. Подростки 13-14 лет вырвали сумку: там были телефоны, ноут, наличные, документы. Он, кстати, видя, что это практически дети, их преследовал и догнал, но отступил, когда один из парней достал нож. Реакция игроков сборной Франции была следующая – Тони Паркер подарил ему телефон Samsung, полученный от спонсора Игр. Французы также предоставили волонтеру полный комплект олимпийской экипировки своей сборной и вдобавок вручили свою командную кассу. Она образовывалась из штрафов за опоздания или нецензурную лексику. Игроки планировали после Олимпиады пойти на эти деньги в клуб, но проявили солидарность и вручили их Виктору.

К концу пребывания в Рио мы  осмелели и перемещались по городу на такси и общественном транспорте. И вся эта криминальная обстановка не затмила собой очарования Рио. Для меня эта поездка стала действительно самой запоминающейся. Просто там разница в уровне жизни настолько велика, что люди вынуждены искать способы выживания.

Вообще я адепт пляжного волейбола. И в Рио посещала финалы мужских и женских турниров. Сами матчи начинались очень поздно – около полуночи. И возвращаться в олимпийскую деревню приходилось уже ночью. И когда я ехала назад по городу, видела огороженные сеткой, освещенные футбольные поля. И на этих полях люди ночью играли в футбол. Я не знаю, как можно играть в футбол в три часа ночи, но это говорит о том, что без него бразильцы действительно жить не могут. Это очень впечатлило.

То, как обидно наша сборная проигрывала в Рио, я могу сравнить лишь с одной игрой – с поражением в два очка на ЧЕ-2015 от Сербии. Матч с сербками мог стать матчем всей жизни для этого поколения игроков. При победе у сборной была бы серебряная медаль. И тот поединок был проигран. Я не имею права, как баскетболистки, сильно пропускать поражения через себя – нужно работать. Но тот матч был исключением. Я была безумно расстроена. В Рио мы упускали победы на последних секундах, допускали ошибки. И эти ошибки забрали олимпийскую мечту. До сих пор трудно с этим смириться.

Для меня на Олимпиаде был один очень показательный матч – с Австралией. Не думаю, что то, о чем я скажу, попало в кадры. Обычное предматчевое представление команд выглядит так. Баскетболистки выбегают на площадку, дают «пять» друг другу и бегут дальше. А перед игрой с Австралией некоторые игроки нашей сборной уже знали, что для них это последняя игра за сборную. И было невыносимо стоять у скамейки и видеть, как они прощаются друг с другом, задерживаются на несколько секунд. Было заметно, что это прощание. Это касается и Тани Троиной, и Наташи Трофимовой, и Лизы Хардинг… Думала, что буду рыдать прямо возле скамейки, а в раздевалке перед игрой вообще невозможно было находиться. Некоторые плакали.

Линдсей Хардинг и Ирина Жилач.

Я отдельно хочу сказать про Лизу Хардинг. О ней журналисты писали материалы, но только в команде можно было увидеть, что это за человек. Сборной с ней повезло. Это уникальная спортсменка. У нее была цель попасть на Олимпиаду. Она ее реализовала. Но это не была самоцель. Она полностью отдавалась команде. При этом у Хардинг была серьезная травма. Ее ногу даже не тейпировали. Ее перед каждым матчем практически гипсовали. И она с такой ногой играла по 40 минут. Я не умаляю заслуг других спортсменок, но Хардинг играла значительную роль в сборной. Когда я ее на такси везла в аэропорт, а ей из Рио нужно было возвращаться в США пораньше, она сказала, что, несмотря на травму, ни о чем не жалеет, и рада времени, проведенному с командой. Но Лиза призналась, что чувствовала себя на паркете, как раб на галерах. И это действительно так. Когда во время матчей она садилась передохнуть на пару минут, Хардинг шептала, что больше не может. Но вставала и играла дальше. Поэтому в конце сезона в опросе «Прессбола» на лучшую баскетболистку 2016 года  я назвала ее.

- Раз уж заговорили о баскетболистках, давайте продолжим. Кто в сборной Буяльского был самым эмоциональным игроком?

– Таня Троина. Она вообще лидер по характеру. Могла завестись, передернуть. Кому-то казалось это чрезмерным, но она имела право с крепким словцом учить молодых. Это было наставничество второго порядка. Первый порядок – тренер, который занимался тактикой и стратегией. Все остальное Буяльский доносил через Трофимову. Через Наташу он взаимодействовал с коллективом. Трофимова – очень спокойная. Она – противоположность Троиной. А Таня была неформальным лидером. Могла быть достаточно жесткой, но ко всему подходила с юмором. Никому не давала поблажек. И это важно. Чтобы идти дальше, молодые баскетболистки должны встраиваться в систему координат сборной. Но всегда есть тот, кто не догоняет. И кому-то нужно дать космического пенделя. И за это отвечала Троина. Она очень настоящая. Говорила в коллективе всегда то, что думала и делала. Искренняя. Очень целостный человек.

Татьяна Троина.

Мне как-то позвонили из НОКа и сказали, что есть программа Международного олимпийского комитета для спортсменов, завершающих карьеру. Программа предполагала учебу в Национальном университет Сеула по специальности «спортивный маркетинг». Уточнив у Троиной, сколько она собирается еще играть, я предложила ей поучиться. Она согласилась. Когда прилетела в Корею, прислала мне сообщение: «Ира, я в аду!» Но потом адаптировалась и все у нее наладилось. Она там звезда, очень популярна. Все-таки вместе с ней учатся в основном студенты из азиатского региона, и европейцев практически нет.

- Кого считаете самой неординарной баскетболисткой этого поколения?

– Лену Левченко.

- Со стороны кажется, что она мечтала стать не только баскетболисткой, но и моделью.

– Лена очень интересуется модой. Думаю, она вполне может стать моделью после завершения карьеры, если захочет. Сейчас, кстати, можно стартовать в модельном бизнесе хоть после 50. Левченко – классический self made в белорусском спорте. Она прошла тяжелый путь, травмы, оставалась одна в Америке в юном возрасте, но не оставляла свою мечту пробиться в спорте. Ей не хватало базы, и Лене приходилось набирать уже в сознательном возрасте. И она себя очень трансформировала после 2007 года, когда сборная взяла «бронзу».

Елена Левченко.

Я ее очень хорошо понимаю. Она как-то сказала, что карьера – это гонка, и она в ней участвует. У Левченко очень профессиональный подход к жизни. У нее конкретный тайминг – все расписано. Нельзя, чтобы что-то резко свалилось ей на голову. Когда ее систему начинают рушить, она реагирует очень болезненно. Просто у Левченко совершенно другой уровень и стиль жизни. Но и Лена, и другие девушки прекрасно понимали наши реалии, и никаких сверхзапросов от них не поступало. Прилетая в Беларусь, все становились на одну ступеньку, и довольствовались тем, что давала наша система.

- Если Левченко self made, то Веремеенко…

– Это талант. Это гений. Барышников (выдающийся артист балета – Tribuna.com) баскетбола. Даже не знаю, какие здесь еще можно подобрать слова. В 2007-м она была основной центровой. На ней все держалось. У нее все совпало – и талант, и выдающиеся физические данные. Если у Лены многое было вопреки, то у Насти – наоборот. За ее спиной и школа, и база. Возможно, даже не все возможности Веремеенко использованы по-настоящему.

Она очень добрый человек. Знаю, что Настя участвовала в благотворительных проектах и жертвовала деньги для больных детей. Для меня это показатель.

- Кто был самой начитанной баскетболисткой «дрим тим» Буяльского?

– С книгой видела многих, но, думаю, самая начитанная Катя Снытина. Она – джокер на площадке, который может спасти любую игру. Катя – это тот человек, у которого есть огромное желание делать что-то еще. И вместе с Таней Лихтарович она открыла свое баскетбольное агентство. Но не все у них получилось. Это очень сложное дело.

Задатки организатора в Наташе Марченко тоже были видны. И образование ее этому соответствовало. Анатолий Капский вовремя это заметил. Они общались, пересекались и как хороший руководитель Капский сделал ей предложение, от которого нельзя было отказаться. Наташа – очень живая и активная. У нее хватало внутренней жесткости для того, чтобы вести игру и быть дирижером команды.

Ольга Подобед? Достаточно сложный человек, у которого много внутренних переживаний. Взрывная, эмоциональная. К ней нужен свой подход. Она ревностно относилась к своему положению первого плеймейкера в сборной, хотя Наташа Марченко тоже часто заслуживала место в первой пятерке. И они постоянно конкурировали друг с другом. Возможно, их противостояние и давало рост команде. Подобед – спортсменка до мозга костей. Оля не любит проигрывать, поэтому и стала тренером. Я сейчас вижу, как она работает со своими девчонками (Подобед тренирует РУОР и молодежную сборную Беларуси – Tribuna.com), как настраивает их. Она прививает им поведенческую модель большой спортсменки. И я думаю, что она состоится как тренер.

Екатерина Снытина.

- Какими вы запомнили остальных девчонок?

– Мне очень жаль, что игроки уровня Светы Вольной уходят со сцены тихо, незаметно. Для них не организовали никакого мероприятия, проводов. Находясь в декрете, я  за спонсорские деньги сделала фотоальбом «Пять вершин», чтобы хоть как-то поблагодарить игроков, которые закончили карьеру – Марченко, Подобед, Масиленене, Вольную. Из них на презентации не было лишь Светы. Жаль, к ней, как мне кажется, всегда было незаслуженно мало внимания со стороны общественности и журналистов. А ведь она первая белоруска, которую задрафтовали в WNBA. Кстати, уехать учиться в американский университет помогла ей я. У меня нет никакого агентского фокуса. Но за мою польскую команду играла баскетболистка, которая приехала из Америки вместе со своим агентом. Агент хотел сориентироваться на европейском рынке, спрашивал про игроков, и я посоветовала Вольную. Света отправила кассету со своим видео. Понравилась и  уехала в США.

Светлана Вольная.

Вольная очень атлетична. У нее просто феноменальные данные. Она поиграла в серьезных клубах, участвовала в матче звезд Евролиги и была нашей самой звездной баскетболисткой, но при этом оставалась самым скромным игроком. В коллективе у нее не было проблем. Очень комфортный человек. Как и Хардинг. В сборной ей отводилась роль защитника, и Света могла «съесть» любого игрока. Мало кто может так индивидуально защищаться. А сейчас у нас в команде игра в защите – это проблема №1. Вольная – человек команды. Она могла себя подчинить интересам сборной. К сожалению, перед Олимпиадой-2008 она получила травму и не смогла поехать в Пекин.

Марина Кресс – продукт классической школы. Очень преданная баскетболистка. Она никогда не давала себе слабину, никогда не расслаблялась. Марина – образец отношения к делу для молодых игроков. И я даже не знаю, что наша сборная делала бы без Марины на последнем чемпионате Европы.

Анастасия Веремеенко.

Вика Гаспер очень талантливая спортсменка. Она хорошо обучена и технично оснащена. Вика играет очень разнообразно. У нее большой арсенал всевозможных баскетбольных приемов. Просто травмы, наверное, какая-то психологическая неустойчивость не дали ей в полной мере раскрыть потенциал. Но она еще играет. И, возможно, ее еще ждут профессиональные победы.

Лучшее проявление гродненской школы – Надя Дрозд. Она самобытный, интересный игрок. Здорово видела площадку, могла отдать хороший дальний пас, а для этого нужна смелость. С характером. Если у Нади была своя точка зрения, она упрямо шла к своей цели, невзирая на какие-то недовольства тренерского штаба или команды. С этим качеством Надя не расставалась ради чьих-то желаний. Еще один нереализованный талант. Хотя что значит нереализованный? Эта команда собралась в нужное время в нужном месте. Произошла синергия на уровне игроков, тренеров. Многим хотелось, чтобы игра была еще ярче. Она могла бы быть такой. Но еще долгое время мы будем довольны теми результатами, что имели за эти десять лет .

Фриша (Наталья Ануфриенко – Tribuna.com) очень терпеливая и трудоспособная. У нее было много травм, но это тот человек, который будет играть через боль. И перед Олимпиадой в Рио ей нужно было просто остановиться, чтобы не уничтожать себя. Она – боец. И без нее тоже не могло быть этой команды.

*  *  *

- Вы считаете, что Олимпиада в Рио – логическое завершение эпохи Буяльского и его команды?

– Команда никогда не обновляется на 100 процентов, не уходит целиком. Приток новых игроков  есть, и перестройка должна быть. Последний чемпионат Европы оказался провальным. В том числе из-за недоезда некоторых игроков и неготовности молодежи. У нее не было чувства причастности к команде. Многие игроки долго топтались у порога сборной, но все равно играл один и тот же состав. У молодых нет чувства ответственности за то, что было сделано раньше. Если бы оно было, люди иначе вели бы себя на площадке. Я надеюсь, что это чувство еще придет к ним. Все-таки перед командой стоит задача сохранить в место среди топовых сборных. Я желаю команде обрести новое лицо, пройти через трудности перерождения. А Наталье Трофимовой и всему тренерскому штабу желаю найти пути к победам.

5 таинственных событий, связанных с женской сборной Беларуси по баскетболу

- Многие болельщики продолжают ностальгировать по Буяльскому. Вернется ли он в сборную?

– Думаю, если бы у него была возможность остаться тренером, он испытывал бы сейчас ровно те же трудности, что и Трофимова.  Трансформация команды – уже назревший и даже перезревший процесс. Любой тренер столкнулся бы с трудностями. Наверное, просто у спортивной общественности есть желание, чтобы Буяльский вернулся. Но даже если бы он вернулся, ему было бы очень сложно.

 «Бронзовый» успех, попадание в Пекин не могли не изменить отношения к сборной. Увеличились затраты федерации на подготовку. Были сделаны капитальные вложения в команду за счет министерства спорта и НОКа. Это касается и покупки нового паркета для Дворца спорта, превращения «Раубичи» в тренировочную базу сборной, где были созданы все условия – от установки нужных тренажеров до покупки кроватей двухметровой длины под высоких игроков. Многое изменилось с 2007-го. Но деньги играть не могут! Сборная не клуб, куда, имея большой бюджет, можно купить любых игроков.

- Вы ушли вслед за Буяльским?

– Нет, отработала после него еще год. Я не человек, который привязан к тренеру. Могу работать с любым специалистом. Повторюсь, моя задача была в том, чтобы сборная функционировала как система. Уйти было моим личным решением. Причин много. Основная – мне нужно больше быть с семьей, направлять своих детей в их развитии. Как это ни парадоксально, чтобы дать хороший старт своим детям в спорте, в баскетболе, мне самой нужно именно от баскетбола и отказаться. Нужны ресурсы. Мне пришлось пересмотреть свои взгляды. Тот, кто много работает, тому некогда зарабатывать. Так и есть. И сейчас я делаю свой апгрэйд, учусь новому.

 Елена Левченко: «Сборная неудачно выступила на чемпионате Европы. Давайте думать, что нужно сделать. А мы сидим и вспоминаем, кого не вырастил Буяльский»

ФОТО: из личного архива Ирины Жилач, bdg.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья