android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Железный дровосек

«Ковальчук подписал вратарей с травмами, не поговорив со мной». Его убрали из Бреста из-за ошибок голкиперов

Тарас Щирый расспросил Кристиана Патру о том, как ему работалось в брестском «Динамо».

Несколько недель назад брестское «Динамо» покинул румынский тренер вратарей Кристиан Патру. Клуб не стал ждать окончания сезона и расторг контракт со специалистом. Спортдир брестчан Сергей Ковальчук объяснял это тем, что клуб не совсем устраивала работа Кристиана: вратари часто допускали помарки, которые влияли на исход матчей. Чтобы выяснить, что произошло, Тарас Щирый дозвонился до Патру и поговорил о жизни в Беларуси, ошибках Малерба и о некоторых странных решениях менеджмента «Динамо».

– Я сейчас нахожусь дома в Испании вместе с семьей, – начал беседу Кристиан, проведший год в Беларуси.– С февраля я все время находился в Бресте. День за днем. Никуда не выезжал. Жена была в Испании, я – в Беларуси. И теперь, после длительного периода в Бресте, я наслаждаюсь временем с близкими. За эти 8 месяцев накопилась небольшая усталость. Хочу отдохнуть.

- Вы уже нашли себе новую работу?

– Еще не искал. Когда уехал из Бреста, попросил своего агента Мануэля Сиерра, чтобы он дал мне три недели на отдых с семьей и восстановление. Но сейчас тренеру вратарей за короткое время нелегко найти работу. Главный тренер часто сам формирует свой тренерский штаб, и работает везде с одними и теми же специалистами. Да и во многих чемпионатах сезон в сентябре только начался. Повторюсь, найти что-то непросто. Я бы хотел до января побыть дома, и уже в зимний период попытаться что-то найти. 

- Но я видел в вашем инстаграме фото какой-то испанской футбольной академии.

– А, да. Эта академия находится в городе Рокетас-де-Мар. Я там живу. Это единственная академия в городе. Она находится недалеко от моего дома. Иногда, когда гуляю, наблюдаю за тренировками. Но все это не касается моей работы. Я хочу двигаться своей профессиональной дорогой – работать со взрослыми командами. «Динамо», к слову, предлагало мне остаться в Бресте и работать со второй командой, но я сказал: «Большое спасибо, но сейчас я хочу работать только на высоком профессиональном уровне».

Если говорить о клубах, у меня нет предпочтений. И нет такого, дескать, хочу поехать в Румынию или Италию. Нет. Я открыт для любых переговоров. Чем больше клубов будут заинтересованы в сотрудничестве со мной, тем проще мне будет сделать правильный выбор.

* * *

- Как вы вообще оказались в Беларуси?

– В прошлом году я работал в Омане. После завершения сезона позвонил агент: «Крис, к тебе есть интерес со стороны нового проекта из Беларуси. Босс клуба приглашает тебя на несколько дней в Минск и Брест. Решение о своем будущем примешь после того, как вернешься». Я согласился. Съездил. Посмотрел Минск, Брест, пообщался с руководством «Динамо». Мне рассказали о проекте. Меня все удовлетворило, и я сказал: «Ок, мне интересно было бы поработать в Бресте».

- Что повлияло на ваше решение?

– Мне очень четко сказали, что хотят в Бресте увидеть в будущем. Рассказали о большом проекте и сильной команде, которая ставит перед собой высокие цели и задачи – хочет в будущем выиграть Кубок Беларуси и играть в еврокубках. Поэтому я и заинтересовался. Сказал, что постараюсь помочь тем, чем смогу.

У меня были и другие варианты. Я мог вернуться на Арабский полуостров, но после трех лет работы там решил сменить обстановку. Мне хотелось работать в Европе. Из Беларуси я за короткое время могу добраться до Румынии или до Испании. Мой выбор зависел от этого. Мне хотелось быть ближе к семье. А из арабских стран нужно лететь 8-9 часов до Испании, проводить много времени в аэропорту. Правда, подписав контракт с «Динамо», съездил к родным только на отдых в декабре, и, вернувшись после отпуска, больше никуда не выбирался. Нечто подобное было, когда я тренировал в Омане. В Бресте у меня выпадало несколько дней на то, чтобы съездить домой, но я оставался и работал.

Если говорить об Омане, там сразу ощущалось влияние арабского менталитета. Но когда ты узнаешь арабов, шаг за шагом все становится намного проще. К примеру, во время тренировки моей команды «Аль-Оруба» некоторые футболисты останавливались и начинали молиться. Футболисты говорили: «Извини, коуч. Но сейчас время для молитвы. И мы должны это делать». Ты никак на это повлиять не можешь. Когда впервые с этим столкнулся, очень удивился. Но мне объяснили, что это их религия, и к этому нужно относиться с пониманием и уважением. Нужно чтить их культуру и религию. Если этого не будет, ты потеряешь работу. Проходило 5-7 минут, и они обратно возвращались в работу. Такое случается во всех арабских странах. Но в Омане я провел хороший период. Мне удалось посотрудничать с хорошим голландским тренером Мартином Купманом. В свое время он тренировал «Роду» и китайский «Гуанчжоу», сейчас работает техническим директором футбольной федерации Арубы (голландская территория в Карибском море -- Tribuna.com). В Омане мне вообще понравилось. Там чувствуешь себя расслабленно – никаких проблем. Что еще было важно для меня, так это то, что там все говорят на хорошем английском – и взрослые, и дети.

- А что вы знали о Беларуси и нашем футболе до приезда в Брест?

– Все, что я знал о вашем футболе, – это Василий Хомутовский. «Хам» когда-то играл за «Стяуа» и «Петролул». Он был очень популярен в нашей стране. «Хам» – лучший иностранный вратарь, который играл в Румынии. Да, были и другие, но он для меня лучший. Его все уважают за то, как он выполнял свою работу, и о Василии в Румынии отзываются исключительно хорошо. Я с ним встречался в Беларуси. У нас хорошие отношения. Созваниваемся иногда. Окей, еще слышал про Александра Глеба, который считается лучшим игроком вашей страны последних 20 лет.

В Беларуси прежде никогда не бывал, поэтому, когда прилетел, меня очень впечатлили ваши города – Минск и Брест. У вас очень и очень чистая страна. Как по мне, так это очень хорошо. И я еще нигде не видел таких чистых городов, как Минск. Люди приятные, хорошие. Да, в Беларуси не так много тех, кто говорит на иностранных языках, но если ты с кем-то начнешь общаться, то поймешь, что это очень открытые люди. Белорусы готовы говорить обо всем.

- Беларусь более современная страна, чем Румыния?

– Думаю, нет, хотя огромных различий между нашими странами я не увидел. Но в Румынии я знаю все. И меня там ничего не удивит. А в Беларуси случались хорошие сюрпризы. На данный момент инфраструктура вашей страны получше румынской. Я имею в виду улицы и дороги. В Румынии ты можешь увидеть плохие улицы. Если что-то случится с твоей машиной, тебе вряд ли помогут. А в вашей стране, если у тебя случилась какая-то мелкая проблема, человек остановится, подойдет и спросит: «Друг, что-то случилось? Тебе чем-нибудь помочь?» И я сталкивался с подобным в Беларуси.

*  *  *

- Давай поговорим про вратарей «Динамо». Интересные события стали происходить зимой. Брестские болельщики хорошо приняли в прошлом году вратаря Дмитрия Аснина, но зимой он покинул команду. Почему?

- Это было решение клуба. После окончания сезона у меня был разговор с руководством. Было заявлено, что команда нуждается в двух вратарях. Один должен быть опытным (от 29 до 32 лет), а другой – немного младше. Это делалось ради конкуренции. Когда я вернулся из отпуска, мне сообщили, что Дима Аснин покидает команду. Для меня это решение стало небольшим сюрпризом. Я все-таки думал, что Дима будет вместе с нами.

Первым делом хочу сказать, что Дима – хороший человек. Я с ним очень много общался, старался объяснить ему какие-то вещи, говорил о его позиции и игре. И он мне как-то сказал: «Крис, все, что я делаю, я подсматриваю у других голкиперов. Со мной раньше никто так не разговаривал». Но для меня это немного старый стиль работы – много-много работать и ничего не объяснять. Шаг за шагом Дима понимал мои требования и работал все лучше и лучше.

- Кто вам сообщил о приходе в клуб Малерба?

– Или босс, или спортивный директор. Малерб перешел в клуб не по моей протекции. Этим трансфером занимались его агент и руководство клуба. Я к этому делу не имел никакого отношения. Как и кто принимал решение, я не знаю.

- Был ли еще какой-то претендент на место первого номера?

– Агенты предлагали зимой испанца Денниса Диаса. Он тренировался с хихонским «Спортингом» и играл в испанском Д2. Но я сказал, что не могу дать согласие на подписание вратаря, не увидев его в тренировках. И в этот момент клуб принял решение заключить контракт с Жереми.

- Перед подписанием Малерба вы дали по нему какое-то резюме руководству?

– Мой друг Хавьер Руис тренирует вратарей в бельгийском клубе «Эйпен». Он мне немного помог. Но информация была скудной. Я узнал, что Малерб провел хороший сезон в бельгийском Д2, был одним из лучших вратарей чемпионата. Данными, которые получил, поделился со спортивным директором и тренером. Никаких проблем не было.

- Какое первоначально мнение у вас сложилось о Малербе?

– Когда кто-то приезжает на просмотр, он полностью отдается работе. Малерб очень хорошо тренировался, и у меня не было никаких проблем с ним в тренировочном процессе. Ничего плохого сказать не могу.

Да, Жереми допускал ошибки. Это правда. Но и правда то, что он 6-7 раз становился лучшим игроком команды. Ничего плохого не могу сказать о нашей совместной работе. Я работал в команде и с другими вратарями. Мне иногда нравятся сложные тренировки. И ни разу не было, чтобы кто-то из моих вратарей сказал: «Нет, я не могу тренироваться». Все полностью были сконцентрированы на тренировках.

- После девяти месяцев совместной работы ваше мнение о Малербе изменилось?

– Нет. Для белорусской лиги Жереми – хороший голкипер. И когда он допустил ошибки, его все в коллективе поддерживали. Все не так плохо, как кто-то сейчас о нем говорит. Я ничего плохого сказать не могу. Он показывал в чемпионате и хорошие матчи.

- Тогда почему он выглядел так плохо в некоторых поединках?

– Тот, кто играет, в один прекрасный момент может допустить ошибку. Если ты не играешь, сидишь на лавке или на трибунах, ты их не допускаешь. Плохая ситуация для вратаря в том, что его ошибка приводит к голу. Сразу начинаются разговоры. Если из сотни шансов нападающий воспользуется одним, ему ничего не скажут.

- Объясните природу его ошибок. Вот два примера. Первый – гол с центра поля от «Альтаха».

В первом случае Жереми должен был двигаться быстрее по диагонали, пойти на мяч и зафиксировать его. Но, возможно, Малерб в этой ситуации просто подумал, что мяч выйдет за пределы поля.

- А что скажете о пропущенном голе в матче со «Слуцком»? 

– Если бы Малерб не прыгал, а немного подождал, то, возможно, мог бы взять этот мяч. Когда мы обсуждали этот момент, Жереми сказал, что мяч в последний момент изменил направление. Из-за этого он прыгнул в сторону.

- Некоторые болельщики после этих голов посчитали, что у него проблемы со зрением.

– Об этом лучше поинтересоваться у врача команды, который проводит медицинский контроль. Да, он пропускал с дальней дистанции, но я не думаю, что дело именно в проблеме со зрением. Я в это не верю.

- Контракт с Малербом – это ошибка с «Динамо»?

– Нет. Считаю, что, оценивая его игру, нужно учитывать не только его ошибки, но и ту пользу, которую Жереми принес команде. В том же финале Кубка Беларуси Малерб сыграл хорошо, а в серии послематчевых пенальти отразил одиннадцатиметровый. И после долгого перерыва Брест вновь завоевал Кубок Беларуси. Не стоит смотреть только на его ошибки. Нужно смотреть на его игру в общем. Я считаю, что он хороший вратарь для «Динамо».

- На фоне ошибок у него не было психологических проблем?

– Нет, у Малерба сильный характер. Я много с ним беседовал, говорил о его ошибках. Он выслушивал меня, всегда понимал, и никакой нервозности у него не было. И если ты видел, после той ошибки он провел 3-4 хороших матча без каких-либо оплошностей.

- Вы видите свою вину в ошибках Малерба?

– Если взглянуть на голы, которые он пропускал, я не знаю, есть ли в них какая-то моя вина. Считаю, я выполнял работу хорошо, достаточно профессионально. И эти ошибки — не результат плохой работы. Все дело в неправильных решениях, принятых в ситуациях, которые привели к голам.

- Жереми останется в «Динамо»?

– Без понятия. Больше трех недель я не нахожусь в клубе и не знаю, что там происходит, какие решения примут по Жереми и другим игрокам. И что-то спрогнозировать очень сложно. Но я бы хотел, чтобы вратари, которые сейчас находятся в «Динамо», оставались и продолжали работать.

В клубе два вратаря примерно одного уровня – Руденок и Малерб, и молодой Паша Павлюченко. Очень талантливый парень. Если и дальше будет серьезно относиться к делу, его ждет большое будущее. Я на это надеюсь.

- А как же Кужаль и Хвин?

– Они никогда не играли на взрослом уровне до «Динамо». Кужаль выступал по юниорам за «Минск», а Хвин – за дубль этой команды. Мы поработали вместе с Владом полгода и я предложил ему поиграть в другой команде .Все-таки пробиться в основу «Динамо» очень сложно. Он, как и Кужаль, нуждался в более серьезном соревновательном уровне, нежели динамовский дубль. И когда спортивный директор сообщил, что клуб подписывает контракт с вратарем молодежной сборной Павлюченко, я сказал, что будет лучше, если мы отдадим Кужаля и Хвина в аренду в Д2. Это взрослый уровень. И для них, молодых, важно играть, а не сидеть на скамейке запасных. А чемпионат среди дублеров в Беларуси достаточно невысокого уровня. Он им не поможет. Для Хвина Ковальчук нашел вариант в Сморгони. Влад отнесся к этому с пониманием и поехал играть. Первое время тренер доверял в «Сморгони» другому вратарю, но потом место в воротах занял Хвин и провел 6-7 очень неплохих матчей. Я был очень рад за Влада, однако потом очень расстроился, когда узнал, что он получил травму. Плохая новость. Что касается его возможностей, то у Хвина очень хорошая техника игры. А Влад Кужаль – это вратарь, который много работает, но он не так технически оснащен, как Хвин. Если бы я мог сделать микс из Хвина и Кужаля, в будущем получился бы хороший вратарь, но это, к сожалению, невозможно :).

*  *  *

- Как вам работалось с белорусским тренерским штабом?

– Я очень хорошо общался и с Владимиром Журавелем, и с его помощником Дмитрием Новицким. Да со всем штабом – от тренеров до медиков. Я очень открытый и работать могу со всеми. Это не проблема для меня. В моментах, когда мы с главным тренером не понимали друг друга, на помощь приходил переводчик. Я даже начал немного понимать русский. Он, правда, сложный. И я не могу произнести много русских слов, но из тренерских разговоров я что-то все-таки понимал.

Журавель – очень хороший человек. Мне комфортно с ним работалось. Я делал то, что хотел. Он не создавал мне никаких проблем. Он интересовался, какой вратарь лучше готов к той или иной встрече. Я объясню, почему он выпускал одного Малерба. В первой части чемпионата у нас был только один вратарь – Жереми. Выбора не было. У Кужаля была травма, из-за которой он пропустил много времени, а у Хвина не было того уровня, который позволил бы играть. Некого было выпускать. Приходилось на все матчи ставить Малерба. Руденок пришел лишь ко второму кругу.

Журавель – хороший тренер. Смог бы он работать за рубежом? Думаю, да. Он очень открытый. А если ты открытый, значит, можешь работать за рубежом. Иногда, конечно, возникали моменты, где мы могли быть в чем-то не согласны, но, повторюсь, я доволен совместной работой. Футбол – мир маленький. И я был бы не против с Журавелем еще пересечься. В качестве друга или тренера – неважно. У меня о нем остались лишь приятные впечатления.

* * *

- За год, который вы провели в Бресте, сумели понять, кто главный человек в «Динамо»?

– Тарас, извини, но босс клуба – человек, который не хочет мелькать в прессе. Я понимаю, уважаю его мнение, и говорить о нем не буду. 

- Вы были удивлены, когда узнали, что клуб хочет с вами расстаться?

– Да, ведь за два месяца до этого босс обсуждал с моим агентом условия моего нового контракта. И он предложил продлить соглашение еще на год. Я был счастлив и доволен своей работой, но через пару месяцев мне сказали, что приняли другое решение.

Касаемо того интервью Ковальчука, которое он дал после моего ухода. Да, я согласен, что вратари иногда ошибались, но ведь Жереми тоже выручал команду. Просто если вратарь допускает ошибки, он становится виновным, а если нападающий потеряет кучу моментов, никто ничего не скажет. Я не согласен с решением, которое принял клуб. Но это жизнь. Я понимаю ситуацию. 

- Но почему вам не дали доработать до конца сезона?

– Я не знаю, почему такое решение приняли до завершения чемпионата. Этот вопрос лучше адресовать руководству. После игры со «Слуцком» меня пригласили на беседу. Ковальчук сказал, что не против, чтобы я остался в клубе, но предложили приняться за работу с дублирующим составом. Как уже говорил, я отказался.

- О чем с вами говорил Ковальчук?

– Сказал про ошибки, которые допускали вратари в определенных матчах. Но, повторюсь, видели только плохое. Хорошее не заметили. А я считаю, что поработал в «Динамо» хорошо. Я не создавал никаких плохих ситуаций.

Я хочу напомнить про один момент Ковальчуку, фанатам и людям, которые любят «Динамо». После медосмотра в январе врач ничего не сказал о повреждениях, которые были у Малерба до приезда в Беларусь. Он принялся работать со мной, но перед сбором в Турции у него появились проблемы с коленом. И после недели работы на сборах он сказал, что есть французский доктор, который готов его посмотреть. Я спросил у него: «Мой друг, а почему ты не говорил мне об этом раньше?» На это Жереми ответил, что доктор знал о том, что у него было две операции на колене. Но ни врач, ни Сергей Петрович (Ковальчук – Tribuna.com) мне об этом ничего не говорили. Я не доктор, и я не могу проводить осмотр своих вратарей. В итоге Малерб полетел во Францию и потерял 75 процентов зимней подготовки. За короткое время набрать форму очень сложно. Но из-за того, что в клубе не было схожих по классу вратарей, Малербу пришлось играть в кубковом матче с «Динамо» – в первом матче сезона. Летом клуб подписал контракт с Костей Руденком. И тоже с травмой. И никто мне об этом ничего не сказал. Но я хотел выполнять свою работу как можно лучше. И я не волшебник, чтобы решать подобные вопросы. Я всего лишь тренер вратарей. Но это неправильно, если клуб подписывает вратарей с проблемами со здоровьем, а тренер об этом ничего не знает. Ведь и помощник главного тренера, и фитнес-тренер, и тренер вратарей должны знать обо всех проблемах, которые испытывали игроки еще до подписания соглашения.

Я не вступаю ни в какую полемику и не спорю. Но Ковальчук подписал контракты с вратарями, у которых были повреждения. Не поговорив со мной. Это не есть хорошо. Ковальчук сказал, что результата в работе не было, вратари ошибались. Свелось все к тому, что все это – проблемы тренера вратарей. Но ведь нужно смотреть не на финальную стадию проблемы, а на начало. На то, что на проблему повлияло: зимой Малерб пропустил 75 процентов тренировочного процесса, а второй вратарь пришел только летом. И тоже с травмой. Костя испытывал такие боли, что не мог тренироваться. Если мы посмотрим на статистику, то Руденок из-за травмы провел всего лишь несколько матчей.

И неправильно говорить о том, что вратари убили «Динамо». Если бы нападающие забивали больше, была бы другая ситуация. Я видел газету, в которой было написано, что «Динамо» потеряло 9 очков из-за ошибок вратарей. Я расскажу тебе об одной ситуации. Матч со «Слуцком» – последняя игра, за которой я наблюдал со скамейки запасных «Динамо». У нападающих еще в первом тайме было четыре верных момента. И если бы они их реализовали, то не случилось бы той ситуации с Жереми в конце матча. В раздевалке я услышал, как некоторые футболисты – я не буду называть их имен – высказывали свое недовольство игрой вратаря. Но если вы профессионалы, то должны отвечать первым делом за свою работу, а уже потом говорить что-то о своих коллегах.

* * *

- Летом появилась информация, что Журавеля может сменить Бартошек. Поляк даже приезжал в Брест. Что тогда реально происходило в клубе?

– Я тебе ничего не скажу об этих вещах. Об этом я сам прочитал в интернете. Я не знаю лично Бартошека, не общался с ним. И ничего не знаю об этой ситуации.

- И как вы отнеслись к подобным новостям?

– Я немного был удивлен. Ведь у «Динамо» был тренер, а тут появились новости о том, что клуб может подписать нового коуча. Мне казалось это немного странным, но не более.

- На команду это влияло?

– Думаю, нет. Некоторые игроки обсуждали эту новость в раздевалке, но по итогу ничего не произошло – Журавель остался с командой.

- Для чего в клуб пришел Валдас Иванаускас?

– Я встречался и общался с ним каждый день. У нас с ним был хороший контакт. Валдас работает в спортивной дирекции «Динамо». Он отвечает за скаутскую работу, некоторые моменты, за которые отвечает спортивный директор.

- Вы не удивитесь, если он станет главным тренером после окончания сезона?

– Даже не знаю, что сказать тебе. Я наслышан, что он тренировал в Литве и России… Может, он станет в будущем новым тренером, может, нет. Это проблемы клуба. Не мои :).

- От опыта работы в «Динамо» осталось больше позитива или негатива?

– Знаешь, я всегда стараюсь оставлять при себе только положительные впечатления и забывать какой-то негатив. И с Брестом меня связывает много хорошего. Отдельное спасибо хочу сказать брестским болельщикам. Говорю, может, в будущем мы опять поработаем вместе. Ты не знаешь, как сложится футбольная карьера. Надеюсь, клуб поднимется выше в турнирной таблице. Желаю «Динамо» в следующем году опять завоевать трофей. Команда и город останутся в моем сердце на всю жизнь.

- Вы верите в проект «Динамо»?

– Я хочу видеть «Динамо» большим белорусским клубом. Чтобы каждый год он на равных боролся за чемпионство с БАТЭ, «Шахтером» и минским «Динамо». Это реально. Но нужно и время. А еще – деньги. Без них никуда. 

Чем занимается брестский вратарь-модель, пока его «Динамо» разносит соперников

ФОТО: из личного архива Кристиана Патру

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы