Блог Железный дровосек

«Многим нашим мужикам хочется дать под попу». Главная красавица белорусского муай-тай

В прошлом году на одну молодую маму в белорусском спорте стало больше. 1 августа сына родила неоднократная чемпионка мира и Европы по тайскому боксу Екатерина Вандарьева. Судя по всему, долго в декрете спортсменка решила не сидеть и буквально за месяц набрала прекрасную физическую форму.

Как Екатерина Вандарьева изменилась после родов

Вырвавшись от домашних хлопот, Екатерина рассказала Тарасу Щирому о том, каково быть мамой, что ее не устраивает в белорусских мужчинах и почему считает себя аполитичным человеком.

– Расскажи, что сейчас происходит в твоей жизни.

– Ой, у меня сейчас мало что в жизни происходит. Я занимаюсь ребенком – и все. Это, скажем так, мое главное дело. Мне кажется, что к материнству изначально подготовиться невозможно. Когда с ним сталкиваешься, оно тебя ошарашивает. Хотя для меня сын cтал долгожданным ребенком. Я ждала его как праздника. До беременности многие говорили о том, как сложно все это: бессонные ночи, постоянная ответственность, переживания по каждой мелочи. А что это на самом деле, узнаешь только на практике. Спим мы, кстати, сейчас нормально. У нас с сыном график схожий. Ложимся около полуночи, а просыпаемся около десяти утра. Ты встаешь и понимаешь, что не можешь ходить по квартире с хмурым выражением лица и быть в плохом настроении. Тебе хочется дарить ребенку радость, ты миллион раз за день ему улыбнешься. Ребенок учит взрослого человека искренним улыбкам и смеху. Он не может наигранно улыбаться. Ты прыгаешь с ним, как ненормальная. В этом – безграничная любовь, которую трудно объяснить.  

Когда ко всему адаптируешься, случается день сурка – каждый день происходит одно и то же. И от этого ты просто начинаешь сходить с ума. Может, для женщины, которая никогда ничем не занималась, это нормально. Но, например, для меня это морально тяжело. Хочется ведь и в спорт вернуться поскорее, и чем-то другим заниматься, развиваться. От однообразной жизни возникает ощущение, что ты деградируешь. Я уже и историей начала заниматься. Сначала стала детально, по датам изучать историю Российской империи. Потом за Египет взялась, сейчас – за Англию. Мне все это просто интересно.

– Ты сказала, что ребенок был для тебя долгожданным.

– Да, с детства. Некоторые маленькие девочки мечтают о сладостях, стать принцессами, а я хотела, чтобы мне кто-то подарил живого, настоящего ребенка. У меня с детства осталась большая кукла Ксюша, которую я катала в своей коляске. Так вот, мне казалось, что она живая. Но это все были детские мечты. А в 20 лет, когда уже завоевала все титулы, которые хотела, наступило осознание, что я хочу родить. Когда приходила в магазин, видела только беременных, только детей. На фоне их чувствовала себя какой-то ущербной, одинокой девушкой. Мне так не хватало этого маленького человечка рядом с собой. У меня от всего этого просто сердце сжималось. Словами не передать.

Морально подготовиться к родам тоже невозможно. Мне казалось, что к родам готовилась очень усердно. Думала, что я сильная, волевая, не буду кричать, а буду в этом плане, наоборот, идеальной. До родов перечитала всю литературу, ходила на курсы для беременных, но из того, что там рассказывали, честно говоря, мне ничего не пригодилось. Нас учили, как дышать, задерживать дыхание. Однако во время родов все было совершенно иначе. И я благодарна тем врачам, которые были со мной во время родов и всячески помогали, объясняли. Я заранее собрала огромную стопку анализов. Даже когда будущего мужа встретила, попросила у него справку.

– Так сразу и попросила?

– Ну, нет. Мы как-то затронули в разговоре тему беременности, я сказала, что не представляю свою дальнейшую жизнь без ребенка, и для меня важно, чтобы все было чисто. Честно говоря, не могла представить себе брак без детей. Ведь без них можно жить и без росписи. И вышла замуж я уже тогда, когда знала, что беременна. Это было мое главное условие.

Хотя перед беременностью сработал некий тормоз. Мне поступило коммерческое предложение из Китая, о котором мечтала на протяжении всей спортивной карьеры. Речь шла о китайской версии кикбоксинга Kunlun Fight. Сумму контракта раскрывать не могу, но говорилось о хороших для женского кикбоксинга деньгах. И в тот момент подумала, что, может, мне действительно пока рано рожать, может, нужно еще немного карьерой позаниматься. Но через неделю я узнала, что беременна.

– А была бы свадьба, если бы не беременность?

– Только если бы что-то не получалось и мы решили бы сделать ЭКО или усыновить ребенка. Усыновление у нас в стране приветствуется, если люди состоят в браке. Честно говоря, я пошла бы и на это. И эту мечту я все еще хочу осуществить. Но, думаю, сделаю попозже.

– Рожала не дома?

– Нет, конечно. В научно-практическом центре «Мать и дитя». Я всегда там хотела рожать. Там просто нереально крутые специалисты, хотя условия не очень.

– Почему: «Конечно»? Сейчас домашние роды очень распространены.

– Да, знаю. Последней нашумевшей историей про домашние роды стала смерть ребенка в Витебске. Если честно, я бы таких мам сажала в тюрьму. Если верить статистике, то только 5-7 процентов родов проходят без осложнений. Даже в стационаре. И такая мама, зная эту статистику, осознанно идет на то, что ребенок может умереть. С ним может произойти все что угодно, даже если он выношен. Ведь могут не раскрыться легкие, он может нахвататься вод, у него может быть внутриутробная инфекция. У каждой будущей мамы, когда она вынашивает ребенка, падает иммунитет. И любой насморк может вызвать инфекцию у плода. Так что такие неудачные роды на дому должны быть уже давно уголовно наказуемыми и расцениваться как убийство собственного ребенка. Это мое личное мнение. И я совершенно не представляю, как можно родить ребенка в домашних условиях без помощи врачей.

– Где ты находилась, когда наступили схватки?

– В больнице. Шла 41-я неделя, ребенок по всем показаниям давно был готов появиться на свет, но в моем случае никаких предвестий родов не было. У нас, спортсменов, все тело в мышцах, все железное. И у меня почему-то было убеждение, что рожу через кесарево сечение. Но все произошло естественным путем, быстро – за четыре часа. Однако свое обещание не кричать так и не сдержала :). Боль была резкая, адская. Было ощущение, что живьем горю на костре. Я не понимала, что происходит. Но это все индивидуально. У меня есть знакомые, которые во время родов вообще не ощущали схваток.

– Что-то подобное в жизни когда-нибудь чувствовала?

– Нет. Когда после родов врачи спросили у меня, как по десятибалльной шкале оцениваю боли во время родов, хотела сказать: «На все сто!» Но лишь выдохнула, что оцениваю на одиннадцать. Мне сказали: «Ой, мы записали, что на десять».

– Почему сына назвали Тимуром?

– Честно сказать, мы долго выбирали имя. Я хотела назвать сына Львом, но муж не захотел, сказал: «Дочке сама имя выберешь, а сына я сам назову». Вот и решил, что будет Тимур. Нам не нравятся обычные имена. В детстве я часто подходила к маме и спрашивала: «Мам, а почему меня назвали Катей? Катя – каждая вторая девочка». Как оказалось, в 1991 году, когда я родилась, это было самое популярное женское имя.

*  *  *

– Жизнь после родов ты представляла такой, какая она и есть?

– Думала, что все-таки пораньше вернусь в спорт. Но у нас чисто грудное вскармливание, и, к сожалению, совместить его с физическими нагрузками нельзя. Кроме того, молоко лучше смесей. Да и грудное вскармливание маму и ребенка еще больше сближает.

– Судя по этой фотографии, ты очень быстро набрала форму. Это все гены или твои старания?

– Гены, конечно. Я никогда не была склонна к полноте. Мой максимальный вес составлял 57-58 килограммов. Когда я набираю, это сразу видно по щекам :). Так вот, в роддоме я была со щеками, а когда приехала домой, их уже не было. Самое интересное, что толстею от интенсивных тренировок. Организму требуется большое количество энергии, и из-за этого у меня пропадает чувство насыщения. А когда тренировка менее насыщена, наоборот, худею. После родов все поменялось. Съешь шаурму, которая весит 400 граммов, – и через день получаешь непонятно откуда плюс полтора килограмма.

После родов я начала поддерживать физическую форму с помощью вакуумных упражнений. Делала их каждый день. Ты с животом вдыхаешь, а потом выдыхаешь. Из-за этого начинают работать не внешние, а внутренние мышцы. Все это делается для того, чтобы быстрее пропал живот. Это помогает. Через месяц все пришло в норму, и я начала приседать, выполнять разные подъемы.

– Ты удивлена, что так быстро привела себя в норму?

– Если честно, то да. У меня есть подружки, которые во время беременности набрали по 20-30 килограммов, и даже спустя много лет не могут вернуть прежний вес. Я набрала почти 14 килограммов – они уже ушли. Сейчас вешу 54 килограмма. По любителям это уже мой боевой вес.

– Так ты уже прямо сейчас можешь работать на ринге.

– Да. Сейчас буду потихонечку начинать общую подготовку, а к весне стану работать еще усерднее.

- У тебя ведь уже есть все, что ты хотела: титулы в спорте, заботливый муж, ребенок. Что тебе еще нужно?

– Самореализация.

– Так ты ведь самореализовалась к 20 годам.

– Это был первый этап. Я изначально просто хотела стать чемпионкой мира. Чисто для себя. Чтобы понимать, что я не просто так прожила эту жизнь. Мне хотелось войти в историю своей страны, чтобы семья мною гордилась. Ни к какой славе я не стремилась. Что касается второго этапа – это то, чем я хочу заняться в будущем. Объяснить все это сложно, и много об этом говорить мне не хочется. Скажу лишь, что это дело со спортом совершенно не связано.

Сейчас мне поступает много предложений о переходе в ММА, выступлениях в США, но я хочу боксировать в китайских турнирах Kunlun Fight. Почему там? Китай – очень закрытая страна. Выступая там, ты будешь только звездой в Китае. Все. В Америке знать тебя будут везде. А мне хочется спокойно прогуливаться с сыном, ходить в магазины, чтобы тебя никто не трогал. Конечно, в Китае тебя тоже узнают, но это тот минимум, который меня не беспокоит.

– Может, едешь за деньгами?

– Естественно, я хочу хорошо зарабатывать. Важно, чтобы это делал не только мой мужчина, но и я. Роль содержанки мне не подходит.

– Но некоторые девушки к этому стремятся.

– Блин, как объяснить. Я когда-то тоже отказалась идти по пути самореализации, работала в сфере туризма, ходила на курсы английского языка… Женщина должна понимать, что любые отношения, даже самые сильные, в один момент могут закончиться. Я знаю семьи, где изначально любимыми были и дети, и жена, но мужчина в один момент в кого-то влюблялся. Причем не просто уходил, а выгонял всех на улицу, забирая все имущество. Нужно быть в финансовом плане застрахованной. Конечно, мужчина должен содержать семью, построить дом и все такое, но я себя просто не буду уважать, если не смогу обеспечить себя и будущих детей. Это очень и очень важный вопрос для меня. В этом, в том числе, проявляется моя независимость, самоутверждение и уверенность. Да и мне кажется, что мужчина будет больше уважать именно такую женщину, а не ту, что деградирует, сидя дома. А ты, находясь все время дома, реально деградируешь. Я, наверное, могу понять таких женщин. Им нравится так жизнь, они любят ходить в клубы за счет мужчин. Когда их послушаешь, начинает казаться, что их впечатления от жизни строятся на каких-то сплетнях и зависти. Это их главные темы. Мне это неинтересно. Мне нравится путешествовать, видеть, что происходит вокруг меня, и мне хочется, чтобы ребенок на моем примере понимал, что я не служанка для мужа, не предмет, который просто ходит и выполняет определенные действия, а человек, который из себя что-то представляет.

– Ты как-то сказала, что хороших мужчин разбирают еще щенками. Объясни.

– Всех хороших мужчин женщины разбирают пораньше. Они заключают браки обычно раньше 30 лет. Причем когда человек успешен, уверен в себе, он обычно хочет семью. Есть, конечно, такие, которые все время ходят по клубам и так далее, но это уже совершенно другой тип. Я с такими людьми не общаюсь. Я – человек, который в клубы не ходит. Была там, наверное, раза три за компанию, когда друзья из Украины приезжали. Но мне не понравилось, и я не понимаю, в чем весь прикол. Музыка гремит, поговорить невозможно. Ты начинаешь танцевать, вокруг тебя появляются десять мужиков, которые ведут себя так, будто сто лет с тобой знакомы. А разукрашенные девушки, которые никогда такими не бывают в обычной жизни, вешаются на этих мужиков. Боже, это ужас какой-то! Мне хочется, чтобы наши женщины себя все-таки уважали. Тогда и мужчины будут вести себя иначе.

– А какое у тебя мнение сложилось о наших мужиках?

– Ох, многим, конечно, хочется дать под попу. Некоторые мои друзья – молодцы. Они подают хороший пример. У всех свои тараканы в голове, но они стараются содержать свои семьи, любят жен и детей. Но кого мы чаще всего видим? Тех, кто ни к чему не стремится. Многие каждый день сидят на форумах, пишут комментарии к статьям о том, как у нас все фигово, и думают, что Беларусь – самая ужасная страна в мире, и живут они так плохо только из-за этого. Как будто если бы они жили в Америке, работали дворником, то могли бы себе позволить все. Работать и прорываться сейчас нужно везде. Такой мир. Это касается и спорта. Сколько у нас чемпионок мира по тайскому боксу? Много. Но выступать среди профессионалов в основном приглашают меня. Такова реальность. Значит, нужно уметь прорываться. Просто хорошим работником быть мало.

Ну и мне еще хочется, чтобы мужчины уважали наших женщин, а не были разбалованными и считали, что женщины должна не только готовить, убирать, рожать детей, но и содержать семью, терпеть пьянки, побои, измены и помалкивать при этом. К сожалению, последняя статистика показала, что 40 процентов мужчин не против посидеть в декрете, пока жена зарабатывает. Это ненормально. И даже я, выступая в неженском виде спорта, хочу, чтобы мой человек, как принято испокон веков, был добытчиком. Это не меркантильность. Нет. В современном мире женщина спокойно может зарабатывать на себя. Это, наверное, просто на уровне инстинкта.

– Хорошо. Когда ты в последний раз тренировалась?

– В декабре 2016 года.

– За это время твоя спортивная значимость упала?

– Конечно. Когда ты на какое-то время уходишь, тебя немного забывают. Но китайцы все равно звонят, ждут, когда вернусь. Это же азиаты. Очень эмоциональные люди. Если кто-то зацепил, это их просто поглощает. На тебя будут просто молиться. После последнего боя охране пришлось меня с применением силы выводить из фотозоны, так как многие зрители хотели сфотографироваться и не отпускали меня. А мне срочно нужно было обработать травмированную ногу. Проморолики, интервью с тобой записывают организаторы, и если какой-то канал захочет пообщаться с тобой, то должен будет приобрести эти видео. Все. Никого к тебе не подпускают. А раньше было так, что с утра до вечера ездишь с интервью на интервью, тебя встречают десятки журналистов. И ты из-за этого нормально даже не можешь сходить в туалет.

Так что бросать спорт пока не собираюсь. Я уже пыталась это делать, но, стоит признать, спорт действует как наркотик. Когда ты из него уходишь, тебе кажется, что все у тебя есть, но все равно спортивных эмоций не хватает.

Уходила я из спорта в 22 года с желанием создать семью. На тот момент у меня был контракт с одной российской компанией. Было большое давление, слишком много боев и лишнего внимания. И в какой-то момент мне просто захотелось спокойствия, тишины и семейной идиллии. А потом я поняла, что становится скучно. К 25 я вновь начала выступать. Обычная жизнь для меня – не то.

* * *

– Ожидала, что твой первый брак может завершиться разводом?

– Повторюсь, какими бы ни были прекрасными отношения, они могут закончиться в любой момент. Всегда нужно адекватно оценивать обстановку. Я не из тех, кто летает в облаках, говоря себе: «Боже, какой у меня муж!» Как бы мы друг другу ни помогали и ни поддерживали, неизвестно, что будет через десять лет. Многие говорят: «У меня бабушка с дедушкой всю жизнь прожили вместе». У людей такой пример. Я вижу эту бабушку, которую всю жизнь колотил этот дедушка. Она терпела, плакала. Разве нужны такие отношения? Это два глубоко несчастных человека, которые боятся разойтись. Как по мне, лучше жить одному, чем в таких отношениях.

– Практически сразу после свадьбы ты дала интервью, в котором сказала, что очень счастлива в браке.

– Да, было такое.

– И?

– И в итоге я была счастлива, когда эти отношения закончились. Да, так бывает. У каждой девушки есть то, что она не может простить. Так вот, там были пройдены все грани. Все. И при этом человек считал себя святым, думал, что ничего страшного нет во всех этих непростительных поступках.

– Оскорбить, ударить, напиться?

– Напиться, допустим. Но при этом человек говорил: «Ну, что в этом такого? Это же было вчера. Сегодня я другой». Есть точка кипения, и она наступила. Этот человек пытался вернуть все. И он до сих пор пытается привлечь к себе внимание.

– Даже сейчас, когда ты замужем?

– Да, поздравил меня с рождением ребенка и выразил надежду, что мы сможем продолжить общаться. Но с того времени, когда решила развестись, я не даю для этого никаких поводов. Даже на разводе не была. Благо наше законодательство это предусматривает. Просто не вижу смысла разговаривать с человеком, которому и так было сказано многое. И я ни разу так и не была услышана. Сейчас в Инстаграме запустили флешмоб, в рамках которого все выкладывают фото пятилетней давности. А у меня даже нечего выложить, потому что человек забрал с ноутбуком все фотографии, которые накопились у меня за долгие годы. Остались только те, что есть в интернете. А еще забрал кота, кофемашину и даже крема для тела. И как после всего этого я могу с ним общаться?

– Где ты его встретила?

– Он остановился на автомобиле, когда я стояла на остановке в Заямочном. Это деревня в Минском районе между Соснами и Соколом – 20 километров от Минска. Там живут мои родители. Предложил подвезти. Я отказалась, села в 112-й автобус. Он сорок минут ехал за этим автобусом, потом побежал за мной в метро и подошел на платформе. Оказалось, что на наши родители были соседями по деревне. Вот так мы и познакомились.

– Он был как-то связан со спортом?

– Нет. В принципе, меня никогда не привлекали парни из профессионального спорта. Почему? Многие, во-первых, любвеобильны, а во-вторых, спорт – недолговечен. И я не знаю, чтобы кто-то из них работал в другой сфере. Некоторые даже БГУФК годами окончить не могут. Вся карьера может в один момент рухнуть. Да, спортсмены могут зарабатывать, будучи тренерами, но это все равно не то. Ну и многие еще попадают в глубокую депрессию. Ведь раньше они были царями в своей сфере, а теперь – просто тренеры. Наверное, чемпионом мира стать проще, чем классным специалистом.

Так вот, меня мой первый муж сразу ничем не подкупил. Я даже не рассматривала его кандидатуру. Все пришло со временем, когда возникла зависимость от человека. Главной причиной, из-за которой я решила выйти замуж, было желание иметь детей.

Он очень красиво говорит, очень красиво ухаживает. И самое страшное, почему я купилась, это то, что он может врать и говорить так, что ты будешь во все свято верить. Мы, к примеру, ходили в кино и он говорил: «Блин, какой классный фильм. Вообще здорово». На следующий день мы встречаемся с друзьями. Они спрашивают: «Ну, как фильм?» – «Говно полнейшее». Как он врал, это просто поражало. И момент с кино – это всего лишь банальный пример.

– Кто больше переживал из-за развода – ты или мама?

– Ну, конечно, моя мама. У меня было ощущение, будто выпорхнула. Я наконец-то стала замечать, что вокруг есть люди, что падает снег, есть какие-то запахи и прелести жизни. Мне сейчас даже тяжело вспомнить те годы. Ощущение, что на глазах какая-то тень. Было столько боли и унижения, что внутри все выжигало. Многое вспомнить не могу. Единственное, из-за чего я переживала, – это кот, которого он тоже забрал. Но с человеком было невозможно договориться. Он шантажировал этим котом. Говорил потом: «Мы скучаем, ждем тебя». А чуть позже упрекал, что бросила кота, хотя я, наоборот, пыталась его забрать. Но потом пришла к выводу, что, может, это и к лучшему. Пускай меня ничего с ним не связывает.

 – Те отношения – твоя главная глупость?

– Думаю, да. Друзья говорят, что это какая-то нелепость. Но я такой человек, мне нравится принимать какие-то вызовы. И мне на тот момент казалось, что смогу его изменить. У меня ведь всегда все получалось в жизни.

– В самые непростые моменты отношений у тебя никогда не было желания пробить лоу-кик?

– Я не склонна к такой агрессии. Ударить кого-то могу лишь в целях самозащиты. Хотя был один момент, когда он пытался на меня рыпаться при маме дома. А у меня ведь реакция мгновенная. Со мной нельзя такое делать. Я ударила его ногой, даже кровь пошла. Так он потом еще долго вспоминал, что я ему, бедному и несчастному, разбила нос.

Когда мы уже расстались, я думала: «Господи, как со мной такое вообще могло произойти? Это же чужой какой-то человек. Что я с ним делала?» Но я сама виновата. Перед вторым браком серьезно присматривалась к человеку, чтобы, не дай бог, не просматривались какие-то негативные моменты. Но это – совершенно разные отношения, совершенно разные люди. Единственные проблемы, которые у нас возникают с нынешним мужем, – бытовые. Приходилось много с ним работать над этими моментами. Но сейчас все нормально.

– Как вы с ним познакомились?

– Это уже было после завершения тех отношений. Андрей написал мне стихотворение в интернете. Конечно, не стих меня привлек. Мне многие годами писали, и я так ни разу и не встретилась с ними. Ведь неадекватов в интернете очень и очень много. Кроме того, мой нынешний муж тогда бросил дерзкую фразу, мол, я не знакомлюсь в сети, можем познакомиться при встрече, иначе все это не имеет никакого смысла. Кто-то годами мне пишет, встретиться хочет, а тут принц такой появился :). Причем у него даже не было в «ВКонтакте» нормальной фотографии. Но у меня в тот момент было какое-то лайтовое настроение, хотелось прогуляться. Вот так мы созвонились, встретились, сходили на каток.

Знаешь, я хоть всегда хотела ребенка, но замуж никогда не стремилась. Несмотря на то, что меня к этому все подталкивали. Но, встретив Андрея, с первого взгляда поняла, что это мой будущий муж, у нас будут дети и все будет хорошо. Это реально. Но объяснить я этого не могу. Такого у меня раньше не было. Хотя, честно сказать, к тому моменту мне казалось, что до 30 лет вообще не будет никаких отношений. Я не думала, что так все сложится. Но так всегда и происходит.

– После какого поступка ты окончательно поняла, что это твой мужчина?

– Все было постепенно. Начиналось с какой-то романтики. Типа съездить в Жодино и сфоткаться на фоне памятника БелАЗу или взобраться в метель на Курган Славы. Занимались какой-то ерундой. Но это было прикольно. Мне это нравилось. Кроме того, меня подкупило в нем прекрасное чувство юмора, то, что он может приготовить для меня что-то вкусное и убирался, когда жил один. У нас до сих пор есть традиция, согласно которой муж готовит в субботу мясо и пылесосит. Кто-то скажет мелочь, а мне приятно, что ощущаю помощь.

Я – человек сильный, эмоциональный. И мне важно, чтобы мужчина был морально устойчивее и в нужный момент мог меня притормозить. И он умеет меня сдержать. Если когда-то на эмоциях я могла и тарелку запустить, то сейчас любая ссора в отношениях с Андреем длится 20 минут. Мы просто садимся и все обсуждаем. Так что у нас все хорошо.

*  *  *

– Есть еще одна тема, которую хотелось бы обсудить с тобой. Пару лет назад в Таиланде ты сфотографировалась в майке с «Погоней». Как она у тебя вообще тогда оказалась?

– Летела в Таиланд, чтобы потренироваться. И перед отлетом один журналист мне эту майку подарил. Конечно, я понимала, что на ней изображено, и к этому знаку отношусь как к истории. Просто нужно понимать, как другие к нему относятся. У многих «Погоня» ассоциируется исключительно с оппозицией. В Таиланде был обычный обед, у меня все майки были постираны, и я надела ее, после чего в интернете появилась фотография – и пошло-поехало. Начали писать, что я выступаю за оппозицию, якобы хочу встретиться с президентом и разобраться с ним, хотя я являюсь совершенно аполитичным человеком. В политике не участвовала и, считаю, что там большинству спортсменов нечего делать. Меня напрягают мнения некоторых журналистов, которые считают, что я обязана говорить на белорусском языке. Видела спортсменов, которые на белорусском языке разговаривают, выступают за «Погоню», а в обычной жизни никогда от них не слышала ни одного белорусского слова. При этом уважительно отношусь к белорусскоязычным людям, знаю их лично. Это реально круто. Наш язык звучит действительно красиво, и жаль, что мы воспитаны на другом. Но эта актерская игра, когда ты в жизни общаешься на русском, а на публику – на белорусском, чтобы привлечь определенную аудиторию, мне совершенно не нравится.

– На всю ситуацию с майкой ты ответила постом в Фейсбуке. Честно говоря, выглядел он как какой-то отмаз. Причем не самый качественный.

– Может быть. Я не стремилась им никому ничего доказать. Я пыталась лишь донести, что не люблю, когда кто-то врет. Просто хотела сказать, что в нашем тайском боксе есть люди, которые обманным путем пытаются тебя причислить к оппозиции. Да, я не выступаю за действующую власть, но не выступаю и за оппозицию. Все мы хотим хорошей жизни. Но где сейчас хорошая замена нынешней власти? Ну, нет ее пока что. Пока вот так.

– Некоторые посчитали, что тебя кто-то заставил дать заднюю.

– Не знаю. На каком-то уровне такие вещи, наверное, не приветствуются. Но нужно понимать, что я спортсмен, который на данный момент от своей страны ничего не получает. И в тот момент я тоже от государства не получала ни копейки. У меня даже не было президентской стипендии. Все, что я заработала, всего добилась сама. Когда после перерыва вернулась в спорт, вновь выиграла чемпионат страны, мне самой пришлось платить за осмотр в центре спортивной медицины. Полностью. За многие победы на международных соревнованиях я ни копейки не получила. Почему человек должен бедствовать, если он лучший в мире в своем спорте? После окончания школы я два года работала на производстве бумажных пакетов. Сначала восемь часов стояла за высокоскоростным станком, а потом еще коробки таскала. И только после работы ехала на тренировки, готовилась к экзаменам в университете. Я работала на предприятии даже тогда, когда стала чемпионкой мира. А когда мне исполнилось 19, перешла работать в офис – менеджером по продажам. Абсурд. Поэтому чтобы не думать, где искать деньги, я хочу выступать с профессионалами на коммерческих турнирах. Так что никакой выгоды в той ситуации я не искала. Я вас умоляю. Чтобы найти финансирование, нашим тренерам приходилось оббивать пороги, где только можно. Многое мы вообще покупаем за свои деньги.

– Насчет «Погони» твои тренеры тебе ничего не говорили?

– Ну, сказали: «Ты думаешь, что ты надеваешь?» Просто в спорте принято следить, чтобы на твоей одежде не было намека на флаг или название другой страны. А я привыкла носить то, что хочу.

– И после этого появился тот пост?

– Нет. Наверное, написала его еще раньше. Просто сама поняла, что что-то пошло не так. Это ведь я спокойно отношусь ко всему этому. Как к истории. А ведь кто-то увидел во всем этом совершенно другое значение. И если ты спортсменка, то нужно отвечать за то, что делаешь.

– Как ты относишься к тому, что спортсмены идут в политику – в депутаты?

– Есть такие личности как Любовь Черкашина. Им знаний для общественной работы хватает, им дано. Такие люди искренне стремятся поднять наш спорт, страну на какой-то уровень. Но если мы посмотрим на другие страны, все спортсмены-депутаты там становятся какими-то пешками, продвигают то, что сами не знают. Складывается ощущение, что они делают это ради популяризации самих себя. И я к этому не очень хорошо отношусь. Прекрасно понимаю, что в политику не пойду, так как не обладаю нужными для этого знаниями. Как оцениваю деятельность Богдановича и Девятовского? Мне импонирует, что они занимаются благотворительностью, собирают деньги, приобщают людей к занятиям спортом.

– А как же спортсмены, которых обвиняли в употреблении допинга? Например, молотобоец Оксана Менькова. Она тоже идет в депутаты.

 Многие спортсмены на своей форме рекламируют магазины спортивного питания. Я таким не занимаюсь и вообще к этому плохо отношусь. Если бы ела много спортивного питания, а у многих на столе стоит по десять банок, то считала бы, что не я завоевала все эти титулы, а все эти средства и таблеточки. Почему нужно что-то есть, когда можно просто больше времени провести в зале? Выход есть всегда.

- Да, но я говорил об условном допингисте, которые собираются избираться.

– Мне кажется, это все-таки разные вещи.

- Ну как? Сначала обманул своего соперника, а где гарантия, что не обманешь избирателя?

– Я не знаю, что там была за ситуация и почему в пробах спортсмена оказался допинг. Многие ведь употребляют его, даже не зная об этом. Это как с мельдонием получилось. Просто абсурд, в принципе. Так что пускай все это остается на совести таких спортсменов. Им виднее.

ФОТО: из личного архива Екатерины Вандарьевой

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья