Блог Железный дровосек

Олимпийский чемпион, из-за которого сожгли Хатынь: не самый известный факт о большой трагедии

Партизаны не знали, кого убили.

Во многих олимпийских чемпионах болельщики видят национальных героев, спортсменов, которые часто наперекор всему становятся победителями. Их любят, им посвящают музыкальные произведения и книги. Но есть и другие чемпионы. Люди (раз, два, три), которые своей жизнью на «гражданке» так замарали спортивную репутацию, что все медали и рекорды отошли на второй план. О них редко вспоминают, в их честь не снимут доброе кино, а кто-то из них и вовсе лежит в могиле без выбитой фамилии на надгробном кресте. Так закончил немецкий толкатель ядра Ханс Вельке. Он брал «золото» на берлинской Олимпиаде, а по итогу стал нацистским офицером, из-за убийства которого фашисты сожгли Хатынь.

* * *

Блондин Ханс Вельке. Если бы вы были мальчиком из грустных немецких 1930-х, то наверняка бы имели в своей коллекции фотокарточку этого улыбчивого и коренастого силача, которому так нравилось зачесывать волосы на затылок. Его любил Гитлер, уважали болельщики, а для фильма «Олимпия» Вельке сняла знаменитая Лени Рифеншталь. А как иначе, если Вельке в 1936-м стал первым немецким олимпийским чемпионом в легкой атлетике.

Ханс родился 18 февраля 1911 года в маленьком прусском городке Бишофсбург, превратившемся после Второй мировой в польский Бискупец. Его отец был простым рабочим. Когда началась Первая мировая, ушел в ополчение и живым домой не вернулся – погиб под стенами Бишофсбурга. Ханса воспитывала мать. Жизнь в послевоенные годы была непростой. Окрепнув, мальчик не чурался любого физического труда и подрабатывал грузчиком. Параллельно начал пробовать себя в спорте. Как и многие молодые немцы, со временем увлекся нацистской идеологией, вступил в национал-социалистическую рабочую партию и устроился на службу в полицию.

Переехав в Берлин, Ханс стал работать в районе Штеглиц. Кроме того, его приняли в спортивный клуб «Полицай», основу которого составляли местные правоохранители и почтальоны. Вельке толкал ядро. И делал это так успешно, что уже в 23 года стал чемпионом Германии, а через пару лет получил право выступить на берлинской Олимпиаде, которая, по задумке нацистских идеологов, должна была стать торжеством арийского духа.

Главным претендентом на «золото» в толкании ядра тогда считался 196-сантиментровый американец Джон Торренс по прозвищу «Малыш Джек», швырнувший в 1934-м железный шар на рекордные 17.40. Но к Олимпиаде Торренс неожиданно набрал лишний вес и занял в Берлине лишь пятое место. Вся борьба за первую строчку разыгралась между Вельке и финном Суло Бярлундом. Решающей стала последняя – пятая – попытка, в которой Ханс толкнул ядро на восемь сантиметров дальше Суло, завоевав звание олимпийского чемпиона.

 

Гитлер от радости хлопал в ладоши, как маленький ребенок. Фюрер принял Вельке в своей ложе и вскоре присвоил Хансу звание лейтенанта. А через год с участием Вельке в немецкий прокат вышла знаменитая документалка Рифеншталь «Олимпия», посвященная Играм 1936 года.

Вельке был любимчиком зрителей и прессы. В его честь в городке Зельб назвали улицу. Ему в газетах посвящали не только публикации, но и шаржи.

Шарж в эстонской газете Uudisleht, опубликованный в 1938 году.

Последнюю награду он завоевал в 1942-м – в разгар активных боевых действий на Восточном фронте. По итогу судьба туда и забросила чемпиона. Никакого спорта в его жизни больше не было.

* * *

Зима 1943-го. В феврале войска Красной армии, потеряв почти полмиллиона военнослужащих, одержали победу в 200-дневной Сталинградской битве и начали контрнаступление. Современная территория Беларуси тогда находилась в глубоком тылу врага, но против оккупантов здесь воевали подпольщики и партизаны.

Война началась 22 июня 1941 год и до весны 1942-го основная часть населения не оказывала активное сопротивление врагу. У многих отношение к нацистам поначалу было лояльным, – рассказывает кандидат исторических наук Игорь Кузнецов. Из партизанского штаба был дан приказ поднять народ на борьбу с захватчиком и активизировать партизанское движение. Для этого, в частности, в тыл забрасывались спецгруппы НКВД. Диверсанты переодевались в немецкую форму и устраивали провокации, стрельбу возле населенных пунктов, провоцируя оккупантов на карательные акции.

В Беларуси начали массово организовывать партизанские формирования. Согласно официальным данным, к ноябрю 1942 года по всей нынешней РБ действовало 56 тысяч партизан, объединенных в 417 отрядов. Их главными целями были разведка, уничтожение коммуникаций и убийство представителей оккупационной администрации.

- В ответ на это действовал приказ: за каждого убитого партизанами немецкого солдата следует расстреливать 10 заложников, – продолжает Кузнецов. – А уже на 1943 год припадают многие карательные операции по сожжению деревень, ставшие реакцией на действия партизан.

В уничтожении мирного населения принимали участие айнзатцкоманды, массово устранявшие евреев, и полицейские формирования.

Главная функция полицейских батальонов – охранная, – объясняет собеседник. – Они следили за порядком, сохранностью линий связи, патрулировали дороги, но, в то же время, они были причастны к определенным карательным операциям.

Кто составлял костяк таких батальонов? Как считает Кузнецов, это были бывшие военнопленные, перед которыми стоял выбор – или погибнуть в концлагере, или пойти в батальон.

- Многие шли туда идейно. В предвоенные годы репрессий уничтожали, высылали в лагеря целые семьи. Люди испытывали ненависть к советской власти. Когда человек поворачивал оружие против своего народа – это был отголосок репрессий. Но это все равно не является оправданием для тех, кто убивал своих соотечественников. Хотя бывало, что люди не стреляли и даже убегали из батальонов.

Чтобы минимизировать такие случаи, нацисты для карательных операций в Беларуси использовали подразделения, укомплектованные украинцами, русскими, литовцами и латышами.

- У них не то что было меньше симпатий к местным жителям… Просто это были не их села, не их города. И подобный принцип немцы применяли достаточно часто, - говорит Кузнецов.

Именно в такой интернациональный 118-й вспомогательный батальон охранной полиции, сформированный осенью 1942-го в Украине, попал капитан Ханс Вельке. Его назначили шеф-командиром первой роты. Кандидат исторических наук Сергей Новиков, ссылаясь на документы судебного процесса над начальником штаба этого батальона Григорием Васюрой, считает, что его основу составляли украинцы, хотя там служили и русские, и белорусы. В конце 1942 года батальон перекинули в Беларусь. Сначала под Минск, потом – в Плещеницы.

Для Вельке служба шла гладко. По крайней мере, ни о каких эксцессах, связанных с ним, неизвестно. Да, из-за старых заслуг он мог откосить от войны, но ведь и на передовую не попал, проводя все время тылу. Несмотря на это, отсутствие масштабных боев в Беларуси жизнь ему все равно не спасло.

Утром 22 марта 1943 года партизаны отряда «Мстители» из бригады «Дяди Васи» обстреляли на логойском шоссе возле деревни Губа несколько немецких машин. В одной из них находился Вельке. По версии Кузнецова, он направлялся в плановый отпуск, а согласно той, что придерживается Новиков, между Плещеницами и Логойском повредили линию связи, и Ханс вместе с военнослужащими сопровождал ремонтников.

Получив ранение, он попытался бежать, но от смерти так и не ушел. После непродолжительного боя партизаны покинули засаду, а немцы вызвали подкрепление.

– Партизаны заранее не знали, что едет какой-то Вельке, – говорит Кузнецов. – Им было все равно. Они должны были выполнить плановую акцию. Однако получилось, что убили знаковую фигуру – любимца Гитлера. И акция возмездия за это должна была быть жестокой. Поначалу немцам показалось, что партизаны пришли на дорогу из деревни Козыри. Они направились туда и расстреляли 26 лесорубов. Но потом выяснили, что Вельке убили партизаны, переночевавшие в Хатыни.

– Я прааналізаваў дакументы і магу сказаць, што забойства Вёльке стала галоўнай прычынай карнай акцыі, – дополняет Новиков. – Пра гэта на судовым працэсе ў 1973 годзе ў Гродне заявіў камандзір другога ўзвода 118-га батальёна Астап Кнап. Рэакцыя камандзіра батальёна Кёрнэра была адна – як мага хутчэй накіраваць падтрымку на месца забойства.

Возвращаясь с задания, партизаны зашли в Хатынь пообедать, а во второй половине дня к деревне подошли каратели. Для большего эффекта из Логойска вызвали зондеркоманду «Дирлевангер», жестокое карательное подразделение, уничтожавшее мирных жителей и партизан. После непродолжительного боя нацисты вошли в Хатынь. По итогу находившихся в тот момент в деревне жителей согнали в огромный колхозный сарай, закрыли на засов, обложили соломой и подожгли с помощью бензина. Черновую работу выполняли не только бойцы интернационального «Дирлевангера», но и те самые советские граждане, служившие в 118-м батальоне. Вот как показывал карательную акцию в фильме «Иди и смотри» Элем Климов.

Под напором людей, находившихся в закрытом горящем помещении, а это были в основном старики, женщины и дети, дверь рухнула, после чего каратели открыли по ним огонь из автоматов и станкового пулемета. В результате карательной акции в Хатыни погибло 149 человек, 75 из них – дети. Самому маленькому ребенку было всего лишь 7 недель...

Выжили лишь несколько детей и 56-летний кузнец Иосиф Каминский, который во время трагедии отсутствовал в Хатыни – ушел за хворостом. А вернувшись, обнаружил на пепелище мертвым своего сына.

Иосиф Каминский.

Смерть Вельке неплохо всколыхнула Европу. Некрологи публиковали даже в Прибалтике, а Гитлер посмертно присвоил любимцу звание майора. Ханса сначала похоронили на немецком кладбище практически у ступенек Академии наук, а чуть позже перезахоронили на некрополе, находившемся в лесу возле современного Московского кладбища.

Это сейчас по теме Хатыни открыты архивы, издан сборник, в который включили даже нацистские документы, но на протяжении долгих лет информация о том, что деревню уничтожили граждане Советского Союза, замалчивалась. Убийц называли просто гитлеровцами. Их фамилии нигде не звучали. Главные преступники, причастные к зачистке Хатыни, больше 40 лет провели на свободе. И лишь в 1986 году к расстрелу был приговорен начальник штаба 118-го батальона Григорий Васюра. Несмотря на это, многие хатынские вопросы до сих пор остаются актуальными. Виновны ли в трагедии партизаны? Должны ли они были ночевать в Хатыни перед засадой, понимая, какой опасности подвергают деревню? Кто конкретно убивал мирных жителей, и стоит ли считать военным преступником спортсмена Вельке?

Григорий Васюра.

Праз тыдзень пасля трагедыі камандзір брыгады “Дзядзькі Васі” Васіль Варанянскі правёў нараду з камандзірамі атрадаў, – рассказывает Новиков. – Там ён сказаў: «Спыніць начоўкі і прыпынак партызанаў у вёсках, хаця б адзіночак, бо гэта цягне за сабой варварскі здзек ворага з нашага насельніцтва. Шмат прыкладаў, якія можна прывесці, нават у нас выпадак – спалілі 184 чалавека і вёску Хатынь..”. І што казаць далей?! Толькі ставіць пытанні аб прыкладах, пра якія думаў легендарны камандзір. Як і пытанні наконт таго, чаму партызаны пакінулі вёску, чаму не зладзілі ўдар па карніках, пакінулі іх, узброеных, сам на сам з жыхарамі. Пытанні, якія застаюцца без адказаў.

Что касается убийц жителей Хатыни, наши эксперты сходятся в том, что не одни только украинцы, на чем делается акцент в некоторых текстах и документальных фильмах, были участниками карательной операции, а еще и русские, и белорусы. И ответственность должна быть не обобщенной, а индивидуальной – без оглядки на национальный вопрос. А вот по поводу того, является ли Вельке военным преступником, у Кузнецова и Новикова мнения разные.

– Нет никаких сведений о том, что он лично кого-то убивал, участвовал в карательных операциях, говорит Кузнецов. – Вельке служил в батальоне, который выполнял охранную функцию.К нему стоит относиться, как к любому солдату Вермахта, который, согласно Нюрнбергскому процессу, не являлся преступной организацией. И не стоит говорить о том, что партизаны застрелили заклятого врага, убившего тысячи наших граждан.

Калі адштурхоўвацца ад таго, што Вёльке мог служыць на Беларусі з канца 1942 года, дык кожную акцыю 118-га батальёна можна кваліфікаваць у рэчышчы крымінальных артыкулаў, – считает Новиков. – І любая з іх падпадае пад артыкул аб злачынстве. Тым больш у дачыненні да мірных грамадзян Беларусі.

О Хансе Вельке особо не вспоминают в Германии. Разговор о нем заходит лишь в контексте Хатыни. Никто с уверенностью даже не скажет, где покоятся останки чемпиона. Как сообщили нам в белорусском представительстве Народного союза Германии по уходу за военными могилами, в 2014 году на военном кладбище в районе станции метро «Борисовский тракт» были эксгумированы и перезахоронены под Березой останки порядка 5 тысяч немецких военнослужащих. Но есть ли среди них олимпийский чемпион, никто сказать не может.

Когда-то все начиналось со спорта, но по итогу Вельке выбрал бесславный путь.

ФОТО: Koncern Ilustrowany Kurier Codzienny/Archiwum Ilustracji, akg-images.de, russian7.ru

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.