Блог Железный дровосек

«Биты лежат в машине!» Сборную по хоккею все-таки пустили в Беларусь

Тарас Щирый увидел возвращение грустной команды домой.

Сборная Беларуси по хоккею провела в Дании самый стыдный чемпионат мира за последние 14 лет. Белорусы уступили во всех матчах групповой стадии и вывалились в первый дивизион, где через год сыграют, к примеру, с литовцами и корейцами.

Почему вылет в «пердив» – это то, что мы заслуживали

Жареным запахло заблаговременно. Еще на дистанции турнира наши хоккеисты заговорили, что после плохого результата их могут не пустить домой.

Виталий Трус: «Надо побеждать австрийцев, иначе нас не пустят в страну»

Тарас Щирый решил узнать, так ли это на самом деле, и, вооружившись (нет, не битой) диктофоном, отправился встречать горемычную команду в аэропорт «Минск-2».

* * *

В обед буднего дня «Минск-2» напоминает сонное царство. Людей тут хватает, рейсов–тоже, но возникает стойкое ощущение, что никто никуда не торопится, все нежатся в креслах. Прямо Шарм-эль-Шейх какой-то. Вот симпатичная брюнетка огромной белой пилкой ровняет свои ноготки, в пяти метрах от нее довольный среднеазиат делает селфи на фоне серого дивана, а серьезная женщина в майке с надписью Finlandia не спеша убирает крошки со стола в мини-кафе.

В час дня, за сорок минут до посадки самолета из Копенгагена, ничего не предвещает прилета хоккеистов. И это немного странно. Болельщики устроили хоккеистам нехилый разнос в интернете и хотелось бы встретить хотя бы парочку злостных комментаторов, но вижу лишь добродушных и задумчивых белорусов, держащих в руках таблички со скандинавскими фамилиями. Выхожу на улицу.

- Такси на Минск! – кричат в мою сторону сразу несколько водителей.

- Нет, спасибо. А вы хоккеистов встречаете?

- Конечно! – отзывается улыбчивый чернявый мужик. – Биты в багажнике лежат! Но, думаю, хоккеистов тут не будет. Их в Оршу отправят :).

- А туда зачем?

- Ну, там ведь лагерь для тех, кто не оправдал надежд. Слушайте, да нормально они сыграли. Просто карта не так легла.

Тишина явно озадачила. Я даже не увидел ни одного зеленого автозака для провинившихся. А ведь чтобы туда попасть, необязательно вылететь в хоккейный минор. Иногда для этого хватит просто похлопать в ладоши. После долгих поисков у четвертого сектора, откуда вскоре должны выйти с баулами хоккеисты, наконец-то встретил милиционеров.

- Встречаете сборную? – обращаюсь к мужчине в фуражке.

Если только с вами, – шутит правоохранитель.

А если сюда нагрянет куча недовольных болельщиков?

И пускай, – вклинивается в разговор его молодой, судя по всему, очень ответственный коллега. – Главное, чтобы инцидентов не было.

* * *

Кроме милиционеров, десятка журналистов и работников федерации сборную никто не встречает. Никаких манифестаций и злых плакатов о прожигателях народных денег. Людей, которых я опрашиваю в надежде найти кого-то из тихих родственников спортсменов, хоккей не особо волнует. Сборников в здании аэровокзала ждет лишь группка журналистов да парочка серьезных работников хоккейной федерации.

13:45. Телевизионщики держат на изготовке микрофоны, проходит десять минут, но никто из зоны таможенного контроля не выходит. Наверное, что-то реально не так. А что если опальным хоккеистам не дают посадку? Неужели напророчил Виталий Трус? Журналисты немного удивлены, но тут на помощь приходит информационное табло – оказывается, посадка задерживается на полчаса.

Но за эти 30 минут ничего изменилось, а количество встречающих не увеличилось. Появились лишь два бородача, напоминающие отшельников, которые вышли покушать из своих лесных скитов, но они сразу отнекиваются, дескать, нет, мы не при делах – не при хоккее. 

Проходит несколько минут и из нутра зоны досмотра появляется Павел Развадовский, за ним – Владимир Денисов. Оба отнекиваются и говорить не хотят. А вот бородатый Александр Китаров перед диктофонами останавливается. Правда, расстроенный Александр немногословен. Вот несколько примеров.

- Александр, что произошло на чемпионате? В чем причина такого результата?

- Следующий вопрос.

- Ходили слухи, что Льюиса специально сплавляли.

- Никто не хочет чувствовать себя проигравшим. Поэтому об этом даже не стоит разговаривать.

- Он сообщил сборной, что покинет ее?

- Пускай это комментирует федерация.

- Как вы считаете, это нормально, что тренера меняют прямо во время турнира?

- Следующий вопрос.

Другие хоккеисты тоже не особо горели желанием изливать душу на диктофоны. Кто-то просто быстренько выталкивал тележку из аэропорта и шел к автобусу, который ожидал у входа, а кто-то говорил по телефону (или делал вид, что говорил), опустив голову.

А вот Егор Шарангович остановился и признался, что не читает комментарии и благодарит за поддержку болельщиков. Что ж, или Егор так любит болельщиков, или...:

- Болельщики были не в восторге, что мы вылетели, но они должны понимать, что мы сделали все, чтобы выиграть, но у нас не получалось. Спасибо им за то, что верили в нас до конца.

Вратарь Виталий Трус хоть и побаивался лететь в РБ, но трусом не оказался и откровенно пообщался с прессой, за что ему респект.

- Как вас встретили на Родине? Пустили спокойно?

- Вроде пустили. Осталось только за двери выйти.

- Встреча с президентом будет?

- Я не знаю. Никто ничего пока не говорил.

- А вы готовы к разговору с ним?

- Ну, если будет такая возможность, то придем, поговорим. Почему бы нет?

- Почему хоккеистов практически не встречают родственники? Вы попросили?

- Нет, нас забирает автобус и везет на «Минск-Арену», где должны оставить вещи, а оттуда уже будем разъезжаться.

Тем временем аэропорт покинули все хоккеисты. Последним грустное шествие в одиночестве замыкает Чарльз Лингле. А вот ни Сергей Пушков, ни Михаил Захаров так на белорусской земле и не появились. Кто-то пошутил, что их просто невъездными сделали, но все оказалось намного проще – специалисты остались в Дании на жеребьевку хоккейной Лиги чемпионов. А жаль. Все-таки хотелось с ними поговорить. Например, о странном разносе Плэтта после игры с Австрией. Ситуацию с Джеффом прокомментировал все тот же Виталий Трус:

- Это не очень хорошо, что погнали на Джеффа. Все-таки побеждает и проигрывает команда. Думаю, это было некрасиво. Даже не знаю, кто это говорил. Я не понимаю. Думаю, Плэтт знал об этом, видел эти слова.

Партнеры и тренер недовольны Плэттом. Он похоронил сборную Беларуси?

- И как он – был обижен?

- Нет, бился до конца и хорошо играл в последнем матче.

Проходит двадцать минут – и сборная уезжает на автобусе. Говорят, никакие встречи в плане сборной на вечер среды не запланированы, но, по слухам, вскоре должно состояться собрание у Александра Лукашенко. И там могут запылать костры инквизиции.

Виталий Трус: «Проиграли все, начиная от федерации и заканчивая игроками»

 ФОТОfacebook.com/hockey.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья