Блог Железный дровосек

«Ехал сюда не за деньгами». Сын известного японского профессора приехал в Беларусь, чтобы тренировать «Осиповичи»

Необычная история Аллена Нишие.

Второлиговые «Осиповичи» почти двадцать лет беспросветно болтаются в белорусском миноре и никак не могут вернуться в элиту. В прошлом году клуб, которым рулит выпускник журфака БГУ Павел Остроух, вновь провалился в Д3. Несмотря на это, «бело-зеленые» стараются заявить о себе на всю страну. В апреле осиповчане удивили новостью о том, что тренерский штаб пополнил японский коуч Аллен Нишие, тренировавший до этого детей в Чехии.

Японский специалист Нишие стал старшим тренером «Осиповичей»

Информация фейком не оказалась, но все равно мало верилось в то, что тренер, живший долгое время в Голландии и Чехии, надолго задержится в нашей глубинке. Да и Остроух в интервью «Трибуне» говорил о том, что больше, чем белорусу, иностранцу клуб предложить не может. Но японца в нашей провинции устроило все. Теплым летним днем он встретился с Тарасом Щирым и подробно рассказал о своей жизни и футбольном челлендже в глубинке.

* * *

Жаркое и ленивое утро. На привокзальной площади в Осиповичах расплескалось солнце, от чего трио местных таксистов прячется в прохладе вокзала. У девчонок-продавщиц из соседних ларьков работа вообще не спорится. Подперев подбородки руками, они смотрят в телефоны и без особого интереса обсуждают местные новости. Появившийся из вокзала улыбчивый, раскосый брюнет в темной майке с надписью Nicaragua, своей активностью не соответствует местному пейзажу.

Аллен Нишие быстро здоровается со мной, кивает таксисту в красной майке – у него Аллен арендует квартиру – и увлекает за собой по переходному мосту на противоположную от вокзала сторону – идем смотреть его съемное жилье.

Нишие чуть больше 40, он строен, жилист и улыбчив. Признается, что в Осиповичах не пользуется общественным транспортом и рассекает по городу исключительно на ногах. Он явно в приподнятом настроении, раздает несколько дежурных комплиментов райцентру и делится историей своей жизни. А она у него оказалась очень любопытной.

Мать Нишие родилась в Калифорнии, но позже судьба ее отца, работавшего арт-диллером, забросила в Азию. Так и она оказалась в Японии, где со временем познакомилась c одним из самых известных местных антропологов и лингвистов Масаюки Нишие. 16 мая 1977-го у пары в Токио родился сын, которого назвали Алленом. Профессор Нишие изучал диалекты, языки, праздники и традиции африканских народов, жителей Карибских островов.

- Папа сочетал отдых с исследованиями, и несколько раз брал меня с собой в Кению. Был я с ним и в Эфиопии, – вспоминает мой собеседник. – В Аддис-Абебе мне удалось посетить свадьбу. Не знаю, сколько людей это торжество собирает в Беларуси, но в Эфиопии гостей было очень много. Все они приходили с детьми, друзьями, родственниками. На той церемонии было очень много различных танцев. Воспроизвести сейчас их мне очень сложно :).

Своим путешествия профессор Нишие посвятил несколько книг, а еще собрал большую коллекцию народных инструментов, масок, элементов декора, которая сейчас находится в коллекции антропологического музея университета Нанзан – в Нагое.

В 10 лет Аллен попал в детскую футбольную команду «Шакуджи», а потом уехал учится в США – в школу Линкольна в Портленде. В Орегоне он даже поступил в университет на математика, но не доучился и принял решение вернуться в Японию. На Родине зарабатывал на жизнь тем, что переводил на японский истории про ковбоев и помогал возводить конструкции для концертов. Но отец все-таки видел сына в науке, поэтому отправил его на учебу в Париж. Однако во Франции Аллен решил сделать по-своему, и через какое-то время уехал работать в Нидерланды.

Он поселился в Амстердаме, в районе Оост, где проживает много марокканских эмигрантов. Несмотря на культурные различия, Нишие чувствовал себя очень комфортно и сейчас отзывается о своих бывших африканских соседях, как о людях, которые всегда готовы были прийти на помощь.

В Амстердаме он нашел интересную работу. В начале нулевых «Фейеноорд» за 5,5 миллионов евро купил у «Уравы» хавбека Синдзи Оно, и один японский медиахолдинг нуждался в человеке, который оперативно отслеживал бы новости, связанные с Оно. Им и стал Нишие. Узнал об этой вакансии случайно – услышал разговор в японском ресторане.

- В чем заключалась моя работа? Я искал информацию, помогая таким образом журналистам, – вспоминает Нишие. – Ездил за командой по стране, на еврокубки, посещал тренировки и задавал на пресс-конференции вопросы тренеру Берту ван Марвейку. Если что-то случалась с Оно, я должен был сразу сообщить об этом в медиахолдинг.

В 2006-м Синдзи вернулся в родную «Ураву», Аллен профессиональным репортером не стал, и вообще переехал жить в полюбившуюся ему Прагу. Он продолжал менять работу. Трудился, к примеру, на рецепции в хостеле в пражском пригороде Голешовице, а позже и вовсе устроился работать в Пльзени на японский завод по производству запчастей. Все это время Нишие играл в футбол на любительском уровне. Правда, выше третьего дивизиона никогда не поднимался и в официальных матчах с грандами не играл. В Голландии бегал на позиции полузащитника за «РКАВ Волендам» и «Де Беурсбенгелс», в Чехии – за еще более минорный пражский «Локомотив».

Именно в Праге у Нишие созрело четкое желание стать футбольным тренером. Семь лет назад он получил лицензию B и устроился работать тренером в академию пражской «Дуклы». Кроме того, в его портфолио значится женская команда «Минерва» и вряд ли кому-то известные мужские коллективы «Стршешовице» и «Злихов 1914». Но этого нашему герою было мало. Он хотел полностью сконцентрироваться на футболе, попробовать себя на более высоком уровне и не отвлекаться на другую работу. В конце прошлого года Аллен вместе с белорусским другом, проживающим в Праге, пошел на небольшую авантюру и предложили свои услуги «Осиповичам». Главный тренер коллектива Денис Дригалев и директор Павел Остроух были не против. Так тренер-японец нашел себе работу в Беларуси, где до этого был лишь в качестве туриста.

* * *

Нишие живет в обычной осиповичской пятиэтажке, до которой мы топали от вокзала минут десять. Его однушка выглядит очень аскетично. В ней нет ни телевизора, ни холодильника.  Японец относится к этому по-философски и большой проблемы в этом не видит. Говорит, когда учился в Париже, вообще снимал небольшую комнатку на чердаке. Часть своих вещей перевез в Беларусь, а остальные оставил в Чехии у друзей. Завтракает часто кукурузными хлопьями, обедает в столовой предприятия «Кровля» и признается, что у него есть маленькая слабость – «Кока-Кола» и чипсы.

Всю информацию Нишие получает из интернета, о качестве которого отзывается весьма лестно. Аллен заводит меня в единственную комнату и показывает свой главный артефакт – футболку команды «Липень» из одноименной деревни, за которую вместе с боссом клуба Остроухом выступает на первенстве Осиповичского района. Дела у команды, правда, идут не очень, и после восьми туров коллектив из восьми участников занимает лишь пятое место.

Покрутившись еще немного в квартире, мы отправляемся ближе к центру – Аллен собирается пообедать и показать мне свое рабочее место на стадионе.

Мне нравится здесь, – по дороге говорит тренер. – Хорошее и спокойное место. Сложно сказать, какой город, где я был, напоминает Осиповичи. Он меньше городов, в которых я жил. Но, повторюсь, здесь хорошо. Перед своим приездом я владел минимальной информацией об Осиповичах, которую нагуглил, но когда приехал сюда, никакого дискомфорта и культурного шока вообще не ощущал.

Японец будет тренировать «Осиповичи» в третьем дивизионе. Как это вообще произошло?

Если многие иностранцы, которые приезжают в Минск, часто жалуются на малое количество англоговорящих белорусов, то Аллен не видит в этом никакой проблемы.

- Стараюсь самостоятельно учить русский язык. В нем, кстати, много общих слов с чешским. Для изучения использую образовательную игру Duolingo, пытаюсь как можно чаще использовать его во время общения на улице. Ну а если мне нужно обсудить какие-то важные рабочие моменты, которые касаются игр и тренировок с Денисом Дригалевым и Павлом Остроухом, то перехожу на английский. Они им владеют.

Нишие ничего не знает о нашей политике, не считает Беларусь бедной, не верит в национальные стереотипы и не хочет давать какую-то характеристику белорусам. При этом признается, что встретил в нашей стране много открытых и приветливых людей, которые спокойно с ним общались. Аллен удивляется, как некоторые люди в Осиповичах спокойно оставляют на улице «непристегнутые» велосипеды, и, не боясь, что их угонят, идут в магазин.

 А еще его удивило внимание к своей персоне. Он признается, что нигде прежде его так сильно не ощущал. Команды, за которые он играл, интересовали лишь немногих болельщиков. А в Осиповичах его стопят прямо на улице, интересуются делами и просят сделать селфи. С подобным японец столкнулся даже в Минске, где  его остановил наряд милиции, и один из правоохранителей спросил: «А это про вас интернете статья написана?»

* * *

Чтобы попасть в столовую, нужно пройти практически весь город и на выезде повернуть направо – на улицу 50 лет Октября. Она находится на втором этаже обычного продолговатого здания, на первом – кафе «Домино».

На обед сегодня можно взять суп картофельный с рисом, салат «Русалочка», борщ, отварные макароны, сосиски или гуляш, компот. Цены обычные и вполне сравнимые с минскими столовыми. За 3 рубля здесь можно сытно покушать, что и делает Нишие. Аллен отзывается о белорусской еде нормально, ходит обедать сюда постоянно и вспоминает, как кассирша однажы, заметив его по дороге, остановилась на машине и подвезла к столовой. Вот такой сервис по-осиповичски.

Стадион находится в 15 минутах ходьбы от столовки. Тренировка команды начинается в 17:00, поэтому сейчас на «Юности» тихо и спокойно. В офисе, который находится на ФОКе, тоже никого нет.

– Здесь мое рабочее место, – рассказывает Нишие, заходя в просторный кабинет. – Я провожу тут практически весь день, возвращаясь домой только вечером.

- Ты можешь сравнить организацию работы «Осиповичей» со своим прежним клубом?

– Они очень схожи. В чем-то условия получше у «Осиповичей», в чем-то – у пражского «Локомотива». Но «Осиповичи» – профессиональный клуб, и болельщиков у него намного больше, нежели у «Локомотива». Домашние игры «Осиповичей» посещает достаточно много зрителей.

Еще одно место работы Нишие – тренажерный зал «Мускул», затерянный в дворах неподалеку от стадиона. Здесь Аллен проводит занятия с футболистами по физподготовке, и работает над своей формой. Японец при мне запрыгивает на перекладину и практически без особых проблем делает переворот.

 

О своем коллективе Аллен отзывается, как об очень способной, мотивированной команде, и надеется, что в этом сезоне она сможет вернуться в первую лигу. Правда, сейчас «Осиповичи» идут на шестом месте и отстают от второго места уже на 11 очков.

Нишие доволен тем, чем занимается сейчас, но ничего о своем будущем сказать не может. Да, он не против создать семью, но говорит, что футбол в данный момент для него стоит на первом месте и он хочет развиваться в этом направлении. Тренер все время рассыпается в комплиментах Беларуси и уверяет, что ничего плохого сказать о нашей стране не может, дескать, вы, наверное, не того человека для интервью подобрали. В конце нашей беседы я все-таки не сдержался и сказал, что не понимаю, как человек может после жизни в Евросоюзе, бросив все, переехать в маленький белорусский город.

– В Беларуси многие люди в каких-то вопросах преувеличивают – не так все плохо. И я ехал сюда не за деньгами. Я понимал, что «Осиповичи» – клуб небогатый, мне с зарплаты придется экономить, ограничивать себя. Но ничего страшного. Цены тут ниже, чем в Чехии. Да, если бы я получил предложение от пражской «Спарты», я бы мог ничем не заниматься до конца жизни. Но я стараюсь развиваться шаг за шагом, и сейчас хочу работать над собой и своим резюме. Надеюсь, что опыт полученный в «Осиповичах», поможет мне в будущем.

- А где ты хочешь работать в будущем?

– Я не знаю. Мечтами не живу. Я люблю Чехию, Голландию, мне нравится в Беларуси. И я, честного говоря, пока не знаю, где окажусь позже.

Нишие провожает меня до минской маршрутки, в которую я прыгаю на местной площади Ленина, машет на прощание рукой и возвращается на стадион. Он напоминает не то романтика, не то какого-то доброго чудака-путешественника, забивающего на деньги, о которых вообще не хочет говорить. Но в любом случае ясно одно – таких энтузиастов нашему футболу не хватает. Удачи, Аллен.

 Фото: автора

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.