Блог Железный дровосек

Сиваков – как Ди Каприо, Калачев – маленький и злой, Жевнов – суперпрофи. Форвард из России, который очень любит белорусов

Большое интервью Александра Салугина, который в 16 стал обладателем Кубка УЕФА, а сейчас играет в Жодино.

В середине июля «Торпедо-БелАЗ» подписало очень колоритного легионера. Москвич Александр Салугин в 16 лет стал обладателем Кубка УЕФА с ЦСКА, затем поиграл за «Крылья Советов», «Ростов», «Торпедо» и «Волгу». Он был душой «Амкара», забил один из самых красивых голов в истории РПЛ и сходил к Юрию Дудю и Евгению Савину на программу «Культ-Тура» канала «Матч-ТВ». Про победу в еврокубке Александр уже рассказывал уйму историй, и Тарас Щирый поговорил с ним о другом – о Беларуси и белорусах, с которыми Салугину довелось играть в одних командах. А их оказалось так много, что можно составить почти целую команду.

– Ты уже больше двух месяцев в Беларуси, но в высшей лиге до сих пор не забил. Где голы? Не идет?

– Да, победы есть, голов нет. Ну, видишь, на Кубок с «Волной» вышел, забил, потом еще сыграл и травмировался в матче с «Ислочью» – дернул мышцу задней поверхности бедра. Позже играть был не готов, из-за чего пропустил два матча. Полностью восстановился лишь недавно. В матче с «Неманом» задняя меня тоже беспокоила, поэтому в перерыве заменили. Действительно, голов у меня пока нет… Но главное, что есть результат, и команда побеждает на протяжении трех матчей. А голы придут, если команда будет хорошо играть.

– Объясни, как тебя вообще в Жодино занесло после «Амкара». У тебя ведь не футбольное дело есть, которое приносит деньги. Карьеру постепенно заканчиваешь?

– Почему заканчиваю? Мне всего 29. А дела… Сегодня они прибыльные, завтра – нет. А мне играть еще хочется. У меня были предложения, но они мне не подошли. Хотел что-то поменять. И когда появился вариант с «Торпедо», согласился. Почему нет? Клуб с амбициями. Минск недалеко от дома. Братская страна. Язык тот же.

– Ты ведь, наверное, слышал, что до тебя в Жодино играл другой известный россиянин – Вадим Евсеев.

– Да, и Вадим Валентинович через Колю Зайцева (защитник «СКА-Хабаровск» – Tribuna.com), с которым играл в «Амкаре», привет передавал, говорил, что играл здесь. Отвечу ему, что уровень за последние годы подрос, и легких игр у меня пока не было.

Неплохой здесь чемпионат. Просто к нему маленькое внимание со стороны медиа. Есть порядка шести очень достойных команд, которые показывают хороший футбол. Мне кажется, по уровню они где-то между середняками и лидерами ФНЛ. Возможно, если бы попали в высшую лигу, то в середине бы задержались. Те же Брест, «Шахтер» и БАТЭ. Думаю, и Жодино может подняться на этот уровень, если будет дальше прогрессировать. В целом в нашей команде налажен профессиональный тренировочный процесс, и мне нравится отношение к делу. Начиная с главного тренера, заканчивая врачами и массажистами. Я, честно говоря, даже не ожидал такого. У нас в первой лиге где-то творится бардак, а здесь все четко и интересно. Так что по организации все реально очень достойно.

Что касается игры, мне кажется, мы много перестраховываемся в том, что часто играем в оборонительный футбол. Может, поэтому действуем не так зрелищно и не так много забиваем. Хотя по составу, по тому, что вижу на тренировках, могу сказать, что у нас очень перспективная команда. Мы можем играть в очень хороший футбол и бороться за самые высокие места. Просто, как я говорил, перестраховываемся, а где-то молодые ребята нервничают. Но, как мне кажется, благодаря победам мы обрели уверенность. У нас будет интересная концовка чемпионата. Впереди матчи с «Шахтером», БАТЭ и «Динамо».

– С «Динамо» ты пока не играл, но явно видел противостояние с «Зенитом».

– Неплохая команда. В первом матче минчане показали, что могут хорошо играть, а во втором посыпались. Не хватило опыта. Начали зачем-то играть от обороны. Я не тренер – футболист, но не понимаю, как можно дома победить 4:0, а в ответной игре начать играть от обороны. Команда сильно закрылась. Какое-то время это приносило плоды, но последовал гол, в котором ошибся вратарь. Может, это и надломило. Ладно, 0:2 тоже было бы неплохим счетом. Но в конце «Динамо» пропустило два непонятных мяча и все рассыпалось. Стечение обстоятельств. Минск – нормальная команда, она могла спокойно пройти «Зенит», но не удалось.

– Сразу после матча журналист «Спорт-Экспресса» Борзыкин назвал «Динамо» колхозом…

– Я не знаю, зачем так говорить. Думаю, имелся в виду все-таки колхоз не в прямом понимании этого слова, а то, что есть определенная дисциплина в атаке, в обороне, и когда любой заброс приводит к опасному моменту, это означает, что защитники неправильно располагаются, тактически не обучены и не успевают перестроиться. То есть они неответственно играют на своих позициях. Команда пропустила несколько мячей, дальше начался бардак. Колхозом называть это нельзя, но бардак там был приличный.

* * *

– Если не ошибаюсь, ты ведь впервые надолго приехал в Беларусь.

– Да, до этого приезжал вместе с молодежной сборной и был наездами. И уже тогда сложилось мнение, что Минск хороший город. Сейчас все ожидания только подтвердились. 

– Сразу с женой приехал?

– Нет, она приехала, когда я квартиру в Минске нашел. Искал недолго. Ребята, а вы, белорусы, все отзывчивые, добродушные, сразу посоветовали риэлтеров, район возле Национальной библиотеки, и я практически сразу нашел жилье. Привыкли уже к квартире. Все там нормально. А в первое время жил в жодинской гостинице.

– В «Ранице»?

– Да, но нормально там было. Меня когда-то агент уговорил уехать из ЦСКА в аренду в Иваново, рассказывал, что там развиваться буду. И в Иваново жил в гостинице, в которой на каждом этаже сидело по кансьержу. Как при СССР. И с того момента меня уже что-то перестает вообще удивлять. Я спокойно отношусь и к гостинице «Раница», и к пятизвездочному отелю в Дубае. Ну, поселили меня туда – нет проблем. Это же опыт. Мне интересно.

– Чем занимался, живя в Жодино?

– Погулял по парку, посмотрел на аттракционы. Видно, что рабочий город, население которого трудится на заводе. Интересно то, что там есть такое крупное предприятие, которое приносит стране много денег.

– Куда ходите с женой?

– Погуляли уже по всему городу и все посмотрели. Нам понравилась библиотека, поднялись на ее смотровую площадку, прошлись возле Академии наук, по паркам. Красивый город. Хотели в цирк сходить, но что-то пока не выбрали время.

– После Перми это настоящая Европа?

– Да. О Перми могу сказать лишь положительное, у меня там много товарищей осталось, но сам город в последние годы не развивался, хотя и считается миллионником (занимает 13-е место среди городов по количеству населения в России – Tribuna.com). Каким был, когда я туда приехал в 2015-м, таким и остался.

– Какое небо над Пермью?

– Небо там обычное. Но когда бы ты ни просыпался, кажется, что всегда на улице вечер. Пасмурно, темно, серо. И такая погода постоянно. Нормальный город, но немного грязно и дороги пыльные. Я не понимал почему. На город ведь выделяется такой бюджет, что из Перми могли бы сделать конфетку. А по итогу там загубили и футбол, и весь спорт.

Москва – моя Родина, одна из самых больших мировых столиц, где есть все, что ты хочешь. А Минск – это хороший небольшой европейский город. Я когда друзьям и близким присылаю фотографии, они мне пишут: «Чистая Европа!» Воздух здесь хороший. С Москвой не сравнить. Чтобы нормально подышать, нужно выехать на 30 километров за город. Я окна в своей квартире в центре стараюсь не открывать, потому что дышать нечем. А здесь все классно. Окошечко открыл – свежий воздух пошел. В этом плане кардинальное отличие. Вы здесь живете, и вам этого не понять. Вам еще, наверное, кажется, что машин много, а для меня – наоборот. Ну и климат у вас более южный, нежели в Москве. Думаю, зимой тут немножко теплее.

– Чего тебе московского не хватает в Беларуси?

– Ничего. Я вообще спокойно к этому отношусь, потому что пожил во многих городах. У нас сейчас были большие выходные, могли поехать с супругой в Москву, но тут так хорошо, что решили остаться.

– Как тебе улица Зыбицкая – самое тусовочное место города?

– Хорошая улица, но в городе кроме нее много хороших мест, улочек, переулков, по которым тоже можно пройтись.

– Ты москвич в четвертом поколении. Уютно там сейчас живется?

– Да понятно, что все со временем изменилось. Все-таки Москва – одна из мировых столиц, и там уже смешались все национальности. Но у меня от этого большого дискомфорта нет. Когда я еще только начинал играть в детской школе, у нас уже появлялись ребята с Кавказа. Но мы со всеми находили общий язык. Как говорится, нет плохих наций, а есть плохие люди. Поэтому я в Москве себя достаточно комфортно чувствую. Просто потому, что это мой город. Я к нему привык и меня в нем ничего не смущает. И то, что в нем так много народу, так много москвичей, которые только что стали москвичами, – это нормально. И никуда ты от этого не денешься. Многие люди едут зарабатывать в большой город. Обычная ситуация. Кроме того, европейцы тоже приезжают в Москву жить и работать, потому что платят хорошие деньги.

– Ты бы приобрел себе недвижимость в Минске?

– Мне рассказывали, что многие россияне покупают себе квартиры в Минске и ездят сюда на пару дней, чтобы отдохнуть. Такие мысли меня иногда посещают, но все равно у себя дома приятнее. Там родственники, друзья, родители, крестники. Жизнь у меня вся там. Но если бы остался здесь, может, и приобрел бы себе квартиру. Повторюсь, здесь классно. Как в Европе.

* * *

– Давай к главной теме интервью. Ты начал профессиональную карьеру в 16 лет и поиграл с огромным количеством легионером из совершенно разных стран. Белорусы – какие они?

– Они очень добродушные. Порой чересчур добрые и воспитанные. Из гостиницы выходишь, говоришь работникам отеля: «Спасибо!», и это воспринимается спокойно. Здесь каждый так делает. А в Москве, в других российских городах, когда ты с людьми вежливо общаешься, они смотрят на тебя иногда странно. Многие этого не понимают, и в регионах живет очень много недовольных людей, которые даже не привыкли так общаться. Лично я стараюсь как можно вежливее разговаривать. Мне этот подход к людям нравится. В Беларуси, повторюсь, все такие.

– Тебя это удивило?

– Я примерно знал, что здесь живут добрые люди, которые в любую минуту готовы тебе помочь. Тут как в Дубае. Если ты уронишь кошелек, его потом подберут и тебе вернут. Уверен в этом практически на все сто.

– Первый белорус, которого ты встретил в карьере?

– Наверное, Тимофей Калачев. Это произошло в «Крыльях Советов». В ЦСКА тогда был принцип никого не возвращать из аренды. И как бы ты ни сыграл, находясь в аренде, тебе шанса уже не давали. У меня закончился сезон в Иваново, и Слуцкий, работавший тогда в Самаре, сказал: «Пускай приедет. Посмотрим, в каком состоянии, а там уже договоримся». Я провел с командой один сбор, мы обо всем договорились, и меня выкупили у ЦСКА.

С мячом Тимофей Калачев.

Коллектив там был интересный. За команду выступали и Тихонов, и Анджинджал, и Ярошик, и Коллер. Атмосфера – замечательная. Все были раскрепощены и отдавали себе отчет, что делают. Штраф за пропуск тренировки равнялся двумя тысячам долларов. А я как-то попал в пробку и не успевал на самолет из Москвы до Самары. Приезжаю в аэропорт, пытаюсь договориться, чтобы меня провели, и говорю: «Опаздываю на тренировку! У меня штраф за пропуск две тысячи долларов!», но меня все равно не пускают. Набираю Анджиджалу, а он был вместе с тренером, и объясняю: «Рус, не успеваю. Скажи Викторовичу…». И тут трубку берет сам Слуцкий и со смехом говорит: «Ну что, Салуга, все?! На двушку попал ты! Вечером прилетишь – отдашь». Слуцкий по итогу все простил. Вот такая была обстановка в команде.

А Калачев – это, наверное, единственный из встреченных мною белорусов, который часто чем-то был недоволен. Нет, ничего плохого о нем сказать не могу – только хорошее. Но он всегда по-доброму забавлял. Такой маленький злой белорус. Ворчал частенько по мелочам. В «Крыльях» он играл хорошо и здорово вписывался в концепцию игры Слуцкого. Такой добротный маленький хав с хорошей подачей и ударом.

– Ты подшучивал над Калачевым?

– Мы все там шутили друг над другом. И ничего не было плохого в том, если я подкалывал, например, Тихонова или Аджинджала. И это притом, что мне было 19 лет, а Андрею 36. Всегда все было по-доброму. Но что-то такое любопытное про Калачева вспомнить не могу. Белорусы обычно очень тихие и спокойные, поэтому экстравагантных поступков не совершали.

– Да ладно! А как же Геннадий Тумилович?

– Ну, вратари – это отдельная каста. Историю про угнанный автобус я слышал еще десять лет назад, когда был в Ростове-на-Дону. Было очень смешно и интересно. Но все остальные ваши ребята были очень спокойными и ни в какие шальные истории при мне не попадали.

Денис Ковба.

– При тебе в «Крылышках» много было белорусов. Например, Денис Ковба.

– Ах, да! Денчик интересный. Уверенно играл в центре защиты. Запомнил, что мячи он особо не терял, всегда оказывался в нужном месте. Ничего не придумывал, и этим был ценен. Он до моего прихода уже несколько лет играл в Самаре. Есть смешная история. Когда в клуб вновь пришел тренер Тарханов, то устроил собрание и сказал перед игроками: «Видите, Ковба сейчас на Porsсhe Cayenne ездит. А кто его в Россию привез? Я. Знаете, на чем он приехал? На троллейбусе!» Он так пошутил. Хотя, может, оно так и было. Тарханов таким образом его нам в пример ставил, мол, и хорошо играет, и деньги зарабатывает.

Денис – очень добрый и спокойный парень. Какой сейчас, таким и раньше был. На тот момент у него в Самаре была жена и дети. Уже тогда какими-то делами занимался, помогал супруге что-то открывать, какие-то салоны, выставки. Мне кажется, она на тот момент фотографом была. Ковба все свободное время проводил с семьей. Интеллигентный, добрый. Никогда не срывался и не взрывался. Не знаю, что нужно было сделать, чтобы увидеть Ковбу в гневе. Денис деньги просто так не разбрасывал, а старался вкладывать их с умом.

– Политевич уже был в команде?

– Да, Серый пытался создавать конкуренцию основным защитникам, но тогда еще был молод и только набирался опыта. Все-таки центральный защитник – это довольно серьезная позиция. Он в основном играл за дубль и тренировался с основой. Особо много времени с нами не проводили – он помоложе. Хотя было время, когда все собирались большой компанией.

Ян Коллер и Сергей Политевич.

Сергей тоже спокойный человек, особо не любил куда-то ходить. Он много тренировался и впитывал в себя все, как губка. Как видим, сейчас он выступает на достаточно хорошем уровне.

– Но что-то в Самаре у него не получилось.

– А потому что конкуренция была серьезная. В защите играл Саня Белозеров и Иржи Ярошик – опытные и стабильные игроки, вытеснить их из состава на тот момент было тяжело. Значит, наверное, не дотягивал Политевич уровнем до них, однако потом вырос, и «Крылья» стали для него ступенькой в развитии.

– Виталия Рушницкого запомнил?

– О, вот это обезбашенный парень. Что-то я про него забыл. Где он вообще?

– Играет в белорусской первой лиге.

– Чистый бродяга. Все, что думал, то и говорил. Никогда не сдерживал себя. Смешным было и то, как он попал в команду. Его девушка как-то написала в интернете письмо в агентство Германа Ткаченко и попросила, чтобы ее парня взяли в «Крылья». Это действительно так. Спросите у Виталия. Историй с ним хватало. Рушницкий как-то говорил: «Да я забью за сезон вот столько голов!», а Руслан Анджинджал ему отвечает: «Давай. Если забьешь хоть один гол в чемпионате России, я тебе подарю дорогие часы или еще что-то. Но если этого не произойдет, будешь у меня в Абхазии месяц помидоры собирать». Конечно, он ничего не забил, но и Русик его пожалел.

Виталий Рушницкий слева.

– Рушницкий пререкался со всеми тренерами?

– Пререкался, когда в команде тренером был Юрий Фарзунович Газзаев (троюродный брат Валерия Газзаева – Tribuna.com). Но тренер и его помощники вели себя тогда достаточно спорно по отношению к некоторым футболистам. Мы закончили чемпионат на шестом месте перед приходом Газзаева. И о семи игроках, которые остались в клубе, он сказал: «Ну, понимаете, они не соответствуют уровню премьер-лиги». В их число входили я, Белозеров, Бобер, Анджинджал и еще кто-то. Поэтому, может, Рушницкий и по делу пререкался, хотя такое позволять себе не стоит.

Но что касается отношения к футболу, проблем с ним не было. Если честно, неплохо он за дубль выглядел, и не знаю, что ему дальше помешало заиграть.

– Ну, если белорусы в «Крыльях» были самим спокойствием, кто из легионеров устраивал настоящий карнавал?

– Меня всегда удивлял в Самаре бразилец Леилтон. Он был одним из самых веселых иностранцев. Мы как-то командой пошли в баню. Когда все тренеры разошлись, Леилтон достал два пятилитровых пива и говорит: «Пацаны, мы что, без пива в баню ходить будем?» Стал чисто русским парнем :). Его любимым напитком было пиво, а любимой едой – раки. Вот настолько он к Самаре прикипел и привык.

А еще у нас был кореец О Бом Сок. Мы как-то отдыхали командой, и он сам попросил, чтобы ему налили то, что пьют в России – водку. Очень развеселился :). Кстати, хорошим был игроком. Но его перестали ставить в основу, и он в какой-то момент просто собрал вещи и улетел. Мне кажется, до сих пор где-то в Корее играет.

Ян Коллер – тоже классный парень. Вместе с Ярошиком все время нас зазывал в чешские рестораны. Было даже видео, где Коллер и Ярошик танцевали в баре паровозиком вместе с болельщиками. Коллер – просто огромный дядька-добряк. Был самым высоким футболистом чемпионата России. За игру выигрывал 89 процентов верховых единоборств. Классный футболист. Если честно, поначалу мне так не казалось, но потом он поймал кураж, почувствовал уверенность и стал играть очень здорово. Не просто так он лучший бомбардир за всю историю сборной Чехии.

– Из «Крыльев» ты перешел в «Ростов», где познакомился с почти легендой белфутбола Александром Кульчием.

– Вот только недавно с этой легендой общались, когда играли с «Гомелем». Очень тепло поговорили. Если честно, просто высший человек. Я хорошо знал помощника главного тренера Беркетова, а он с Кульчием дружил. На этой волне мы и словились. Не знаю почему, но я чаще общался с ребятами постарше, и мы с Кульчием вместе жили на сборах и так далее. Вот история. Утро. Сплю. Звонок. Поднимаю трубку, а это Саня: «Сало, я внизу. У тебя десять минут – едем завтракать». Ну а если это был Саня, то подводить его было нельзя. Приходилось спускаться.

Александр Кульчий.

Мы собирались компаниями, ужинали, он не пил особо, и обычно говорил: «Все, ребятки. У меня сериал в десять. Я поехал». В общем, в тот момент в «Ростове» был суперпрофессионалом и очень здорово играл. Вроде, не быстрый, не выжигает, но все мячи, перехваты были его. Все передачи вперед делал он. Лидер. Очень сильный футболист и отличный человек. Было время, когда нам не платили зарплату. Шел сбор. Команду отвезли в какой-то город на экскурсию. Ходим, смотрим, а денег нет, чтобы что-то купить. И тут Кульчий подходит ко мне и говорит: «Сало, не переживай. Я тебя подстрахую». Короче, классный он. Могу сказать о Кульчие лишь положительное.

На сборы постоянно с книжечкой ездил, все время что-то изучал в плане бизнеса. Потом у него какое-то свое дело в Москве появилось. А сейчас тренировать начал. Думаю, у него хватит опыта и знаний, чтобы и главным стать.

– Когда ты был в нижегородской «Волге», поиграл вместе с Игорем Стасевичем и Антоном Путило.

– Кстати, с Игорьком мы туда попали в один момент. Меня позвали из высшей лиги, а его из БАТЭ, если не ошибаюсь. Мы с ним вместе даже в заявку не попадали, чего я вообще не понимал. Хотя там был очень своеобразный тренер – Омари Тетрадзе. У него было с десяток помощников, которые вели тренировочный процесс, а сам Михалыч больше был менеджером и отвечал за какие-то трансферы. Но это была первая лига. Там столько непонятных дел происходило, что иногда принимались очень странные решения по составу. Поэтому, может быть, и зря Игорь туда поехал. В игровой практике он потерял однозначно.

Стасевич – добрый парень и достойный футболист с хорошей передачей и ударом. Мне он нравился и в играх, и в тренировках. А в БАТЭ, как я понимаю, он вообще лидер и капитан. Пользуясь случаем, хочу передать ему привет. В Беларуси пока не встретил его, но скоро сыграем друг против друга в чемпионате.

А с Антошей мы познакомились позже, когда «Волга» при Калитвинцеве вышла в высшую лигу. Путило, как я считаю, вместе с Глебом и Корниленко, который очень хорошо себя проявил в России, один из самых талантливых белорусских игроков. Классный футболист. Вот поэтому и играет сейчас в высшей лиге Турции.

– Но многие говорят, что Антон так и не реализовал до конца свой потенциал. Играл ведь в бундеслиге, а потом оказался в России.

– Зря, наверное, поехал в «Волгу». Хотя это был неплохой проект, команду курировал губернатор Шанцев, и там платили очень хорошие деньги, из-за чего, видимо, и был подписан контракт. Ну и чемпионат России турнир очень высокого уровня. После него, куда бы ты ни уехал, будешь выглядеть очень достойно. В нем сплошь и рядом борьба.

– Путило – самый крутой дриблер, с которым доводилось играть?

– В плане обыгрыша очень интересный игрок. Но я бы еще отметил Резиуана Мирзова, который сейчас в Туле играет. Человек с очень неординарной кавказской техникой. Я бы не сказал, что он финтит, но у него рваный темп ведения мяча. Его  очень тяжело остановить. Уходит постоянно то вправо, то влево. Когда играл за «Торпедо», очень много народу обыгрывал. Защитникам играть против него очень неприятно.

У Путило тоже интересная техника, похожа на мини-футбольную. Подошвами убирает соперника туда-сюда. Кажется, будет делать одно, а выполнял совершенно другое. Он классно «Тереку» забил, обыграв на замахах четверых. Я ему потом позвонил и сказал: «Ты с ума сошел, такие голы забивать?!» 

– Как человек каким тебе показался Путило?

 – Прекрасный человек. Если чувствовал несправедливость, не понимал, почему не ставят в состав, то мог злиться и недовольным очень долго ходить. Я с ним общаюсь постоянно, и могу сказать, что по человеческим качествам он очень хороший парень. Доброжелательный, готов прийти на помощь в трудную минуту. В Беларуси говорят, что он с журналистами не очень общителен, но, может, его против себя настроили просто. Не знаю, я с ним хорошо общаюсь. Где бы я с ним ни играл – и в «Волге», и в «Торпедо» – всегда было хорошо.

– К слову, ворота «Торпедо» защищал белорус Жевнов.

– Суперпарень! Недавно как раз с ним общались – тренирует сейчас в «Зените». Могу лишь позитивное про него сказать. Я ему всегда говорил: «Юра, ты над собой работаешь больше, чем Криштиану Роналду».

– Это почему?

– До тренировки полтора часа проводил в зале, после тренировки – тоже. Он приносил с собой огромную хоккейную сумку, набитую резинками и какими-то приспособлениями, выполнял тысячу каких-то упражнений. Юра жил в Раменском на базе и на кухню приносил свои макароны, оливковое масло и отдельно заказывал воду. Суперпрофессионал! У него на 60-й минуте ноги сводило. Я ему говорил: «Юр, ты, наверное, в зале переборщил». Он даже перед играми там работал. Просто чумовой парень.

Юрий Жевнов и Александр Салугин.

Думаю, вратарям «Зенита» повезло с тренером. Передаст им свой опыт. Из общения с Юрой я многое почерпнул. Например, что делать перед тренировками, что после, как правильно питаться. Если бы у него не было проблем с коленом, с хрящами, думаю, играл бы он еще долго, и вернулся бы на тот уровень, который показывал в «Москве» – тогда его и забрали в «Зенит». За «Торпедо» он выдавал действительно классные матчи. Здорово выбирал позицию и ловил, казалось бы, неберущиеся мячи. Жевнов во всех компонентах смотрелся хорошо. Да, рост у него небольшой для вратаря, но он и на выходах играл уверенно.

Юра, кстати, много рассказывал про Минску, и то, что город у вас классный, я от него услышал.

– Так это он тебя соблазнил сюда приехать?

– Похоже на это. Во мне информация просто накапливалась, и когда появилось предложение от Жодино, не стал даже раздумывать. Фон был позитивный.

– Если не ошибаюсь, Жевнов и Будакова в «Ислочь» направил.

– Да, так ведь Будак у него квартиру снимал в Минске. Это я точно знаю. Саня тут хорошо играл, и потом с моей небольшой подачи в «Амкар» приехал.

– Как это?

– Он был свободным агентом, провел хороший отрезок в «Ислочи», а в Перми нужен был еще один опытный и конкурентоспособный вратарь. Ну, я как-то и заикнулся о Саньке Будакове. Тренер вратарей подумал и сказал: «Неплох. Может, наберешь ему?» Позвонил. Тот приехал и остался.

– Как ты оцениваешь свой последний отрезок в «Амкаре»?

– Нужно было пораньше уходить. Когда я перешел в «Амкар» из «Торпедо», за первый круг провел восемь матчей, забил три гола и отдал три голевые передачи. После этого меня почему-то не наигрывали в основу, у меня появились предложения, но решил остаться. И потом все затянулось. Но команда оставалась в премьер-лиге и выполняла свои задачи. Да, не забивали много, но мы играли в сильно оборонительный футбол и нами были довольны. Игрокам не задавали вопрос: «Сколько ты забил?» У нас спрашивали: «Сколько пользы ты принес?» В конце прошлого сезона у меня было недопонимание с руководством, и я тоже мало играл. Кажется, меня просто искусственно не ставили в состав. А так, считаю, это позитивный отрезок.

– Ты там был чуть ли не душой коллектива и раздавал всем прозвища.

– У нас всё всегда происходило в шутливой форме. Мы могли просто так сидеть в раздевалке 30-40 минут и смеяться. У каждого были свои клички. Есть Варди, а я нашему хорвату Дарко Бодулу дал прозвище Дарди. У Бодула, к слову, очень интересная техника – техника «Аякса» (Бодул в системе «Аякса» провел три года – Tribuna.com). Он мне в этом плане чем-то Путило напоминал. В «Амкаре» собрали действительно интересных исполнителей. Просто мы играли в чересчур оборонительный футбол. Если бы играл иначе, наверное, мы могли бы бороться за другие места. Команда потенциал не раскрыла.

Как называли в «Амкаре» Балановича?

– Балик. Активный такой. Бегал с моторчиком за спиной :). В Перми была конкуренция, и мы на тренировках серьезно рубились за место в составе. В Беларуси подобное не особо приветствуют. И порой Баланович был на таком взводе, что его приходилось успокаивать. За себя всегда готов постоять. Красавец. Он здорово играл за «Амкар». Хоть и не забивал, но пользу всегда приносил. Здесь, смотрю, постоянно забивает.

Мы за счет хорошего коллектива очень долго держались. Просто всех тех, кто мог возразить, из команды потихонечку убрали. Обычная ситуация, когда не любят людей, которые могут напрямую сказать, если есть проблемы.

– Михаил Сиваков был в «Амкаре» главным татумэном?

– Мишка? Да, татухи у него классные, а своей прической он напоминал Леонардо Ди Каприо из «Титаника». Просто красавчик.

Михаил Сиваков.

– Делал себе прическу перед игрой?

– Нет, она у него все время будто застывшая была. Все время ее носил. Миша очень интересный футболист. Когда я его впервые увидел, удивился, что центральный защитник подошвами любит убирать нападающих. У него, конечно, иногда получалось, но иногда не очень. Рискованный и очень спокойный парень. Но Сиваков – футболист очень хорошего уровня, и в «Амкаре» выступал здорово.

* * *

– Я как-то вычитал, что ты яростный спиди-гонщик.

– Ну да, раньше любил быстро поездить. Но у меня жена не любит быстрой езды, поэтому сейчас приходится себя сдерживать.

 

– Ярошик был прав, когда назвал тебя самым сумасшедшим водителем?

– Да нет. Просто Иржи впечатлительный. Но мы с ним тогда интересную поездку совершили. Батя потом мне говорил: «Давай только аккуратнее. Не так, как с Ярошиком». Тогда я, наверное, немного переборщил.

– Сколько было на спидометре?

– Да не так много. Наверное, 200 километров в час. Просто мы ехали по Садовому кольцу, и там было очень много машин.

– 200 км – твой максимум?

– Нет. Когда катались в Европе по автобану, было больше. На тот момент у меня была спортивная машина, и я выжимал 278 километров спокойно. Но это же автобан.

– В Беларуси ты так не погоняешь.

– Так я тут даже без машины. Комфортно чувствую себя без нее. Мы пешочком с женой гуляем. Места у вас красивые. Тут церковь, там – парк и коттеджный поселок. Красота.

– Главный лихач среди белорусов, с которыми ты сталкивался?

– Не знаю, честно говоря. Я ни с кем особо не ездил в машине. Но, думаю, Антоха Путило полихачил бы. Но это лишь мое мнение.

* * *

– Ты рассказывал, что белорусы – очень спокойные ребята, которые никогда не попадали в экстравагантные ситуации. Но давай все-таки закончим наше интервью на доброй хохме, которая связана именно с белорусами

–  Одному старшему товарищу небольшого роста как-то купил в торговом центре в подарок детский костюм: брючки и рубашку. И после этого повесил подарок на базе – на дверь перед его комнатой. Когда он проснулся, открыл дверь и видит приклеенный перед собой детский костюм. Мы его там все уже и поджидали. Все долго смеялись. Футболист потом сразу побежал ко мне в номер: «Эй, что ты делаешь?»«Это не я!» Выглядело все очень смешно. Типа одежду ребенка подарили. А другой товарищ мне потом говорит: «Хорошие вещи. Слушай, тебе ж не нужен этот костюмчик. Я малому своему заберу» А вещи реально хорошими были. Стоили, наверное, долларов 200. Вот такая история, но только фамилий называть не буду. Случилось это лет десять назад.

ФОТО: автора, из архива Александра Салугина, fc-amkar.orglivesport.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья