Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Блог Железный дровосек

    «Беларуси по силам создать мини-КХЛ». Захаров – о том, что творится в нашем хоккее, и как его спасти

    Еще главный тренер «Юности» поговорил с Тарасом Щирым про Костицына, Льюиса и Корсо.

    Михаил Захаров – главный энерджайзер белорусского хоккея. На послематчевых пресс-конференциях он частенько говорит не об игре, а эмоционально и откровенно высказывается о проблемах чемпионата и вообще всего вида спорта. К примеру, в этом сезоне от главного тренера «Юности» уже прилетело Гомелю за плохую хоккейную инфраструктуру.

    Михаил Захаров: «В Гомеле прошелся пешком от гостиницы до катка – нигде не увидел рекламы матча. Это развитие хоккея в стране»

    Досталось и председателю федерации хоккея Геннадию Савилову, который как-то сказал, что за 15 лет «Юность» не подготовила для КХЛ и НХЛ ни одного хоккеиста.

    Глава ФХБ говорит, что «Юность» никого не воспитала за последние 15 лет. Проверили – это не совсем так

    А на прошлой неделе, до совещания у президента по вопросам развития спорта, Захаров встретился с Тарасом Щирым и поговорил о слабой экстралиге, общении с коллегами, дорогом клубном автобусе и дружбе с Анатолием Капским.

    Михаил Михайлович, в последнее время вы активно критикуете положение дел в белорусском хоккее. Со стороны кажется, что вам в таком хоккее немножко неуютно.

    – Я бы так не сказал. Просто нам, тренерам, сказали, что за хоккей сейчас отвечают «3+1».

     – Это кто, простите?

    – Ну, я не хочу называть этих фамилий. В федерации так сказали. Мол, не лезьте, мы все решаем сами. Ну и все. Мы спокойно к этому относимся. Все решают «3+1», а мы можем лишь обсуждать их решения. Никакого влияния тренерский совет, который еще ни разу не собирался при новом руководстве, не имеет. Всю ответственность за то, что происходит в нашем хоккее, на себя взяли эти четыре человека. Пускай и отвечают. Так не должно быть, во всем мире хоккей строят сообща. Пусть почитают программу развитие шведского хоккея.

    –  Когда все так сложилось?

    – Когда Савилов возглавил федерацию. Тогда он и сказал, что хоккеем руководят «3+1». Меня это не удивило. До этого ведь уже было нечто подобное. Но я даже не знаю, где сейчас находятся Рачковский и все остальные.

    –  Какими были ваши эмоции, когда узнали, что председателем выбрали Савилова?

     – Я ожидал услышать, как он собирается развивать хоккей. Если человек идет на такую должность, у него ведь должна быть своя программа. Хотел послушать, а ничего так и не прозвучало.

    - Какие у вас с Геннадием Геннадьевичем отношения? Вы были товарищами?

    – Ну, какие мы товарищи? Он занимался в школе «Юность», тренировался у меня... Но ведь через мои руки много ребят прошло. У нас были отношения на уровне «тренер-хоккеист». На этом все и закончилось. Когда Савилов стал председателем федерации, мы с ним один на один ни разу не общались.

    Геннадий Савилов.

    – Судя по последним высказываниям, показалось, что между вами пробежала черная кошка.

     – Нет, не пробегала. При встрече здороваемся. Человек просто долго не был в хоккее. Наверное, не все знает, поэтому так и высказывается. Ему уже ответили, сколько «Юность» подготовила хоккеистов, а сколько – минское «Динамо». За примерами далеко ходить не надо. Хенкель – один из последних. Он быстро прогрессирует и считается одним из лучших защитников «Динамо». Ну, человека не было восемь лет в хоккее – бизнесом занимался, а в нем только за год столько меняется!

    – Реакция «Юности» на слова Савилова была достаточно резкой. Клуб собирался чуть ли не в суд подавать. Это были эмоции?

    – Так решило наше руководство. Это же было оскорбление не только клуба, но и городских властей. Мы ведь Минску подчиняемся. Разговаривали на этот счет с руководителями города, и они все были возмущены такими словами. С 2010 года «Юность» в институт сборных передала 61 хоккеиста. Я же говорю, человек просто не знал цифр, поэтому ему все написали и показали. Пускай это останется на его совести.

    – Вы можете сказать, за кого голосовали на конференции ФХБ?

    – Не за Савилова. Сто процентов.

    * * *

    – Интересно, как, на ваш взгляд, должна развиваться федерация?

    – Я считаю, что на все высокие должности в федерации человек должен не назначаться, а выбираться. И решение по каждому специалисту должно быть коллективным. Нам нужно перенимать опыт у тех же России, Швеции…

    – До сих пор живет идея объединения сборной и «Динамо». Вы верите в успех этой инициативы?

    – Это нереально. Перед «Динамо» стоят одни задачи, перед сборной – совершенно другие. Как только будут в Беларуси появляться хоккеисты высокого уровня, они надолго в «Динамо» задерживаться не будут. Все ребята, которые смогут решать важные задачи, дай Бог, будут играть в клубах уровня СКА или ЦСКА. И чтобы «Динамо» стало базовым клубом сборной, бюджет должен быть примерно сопоставим с «Авангардом» или «Ак Барсом». Если хоккеисту предложат хорошие деньги, он уедет из Минска. Здесь ему такой зарплаты никто не даст. Зато они, как братья Костицыны, как Володя Денисов, будут играть за сильные команды, за сборную. Так что «Динамо» никогда базовым клубом не будет. Да и нигде ведь нет такого объединения. Вы представляете, чтобы Федерацию хоккея России объединили с ЦСКА, или «Детройт» с американской федерацией? Такое невозможно. Тот же Третьяк с клубами обсуждает, наверное, лишь количество легионеров и «окна» для сборной.

    –  Как думаете, люди, которые продвигают идею «Динамо» как базового клуба сборной понимают, что она…

    – А кто ее продвигает? Савилов? Ну, кто еще?

    – Крэйг Вудкрофт недавно сказал, что эта идея вполне достижимая.

    – Мне сложно ответить на вопрос, для чего продвигают эту идею. Если бы был тренерский совет, может, мы бы задали руководству вопрос, что-то поняли и прояснили бы. Но нас ведь ставят обычно перед фактом. Скажу вам честно: я не знаю, что происходит в федерации. Я в таком же положении, как вы – где-то прочитал, где-то услышал.

    – Основная делянка федерации – хоккейный чемпионат. Неужели действительно все в нем так плохо, как вы говорите?

    – Конечно. Недавний матч сборной с Норвегий (1:6) все показал. За белорусов играли всего лишь несколько хоккеистов из КХЛ, все остальные – из внутреннего чемпионата. Сразу виден результат. Но я об этом неоднократно говорил. Никто чемпионатом у нас в последние годы не занимался. Поймите, сильные хоккеисты будут появляться тогда, когда будет свой сильный чемпионат. А когда председатель ФХБ говорит, что нам не нужен такой чемпионат… Ну, это дикость. И если в федерации думают, что сборная игроками КХЛ выиграет первенство мира в группе В, то это, на самом деле, сделать будет очень сложно. Если чего-то хотеть, то нужно работать и идти дальше. У нас же такое общественное мнение: построили катки – все заиграют. Нет. Наличие льда – это всего лишь 20 процентов для того, чтобы вырос сильный хоккеист. Вы знаете, сколько в Швеции хоккейных академий?

    –  Нет.

    – 30, а у нас ни одной. И у нас еще говорят, что игроки должны заиграть. Нет, ребята. Это все просто самообман. В хоккей, в дорогое удовольствие, если мы его развиваем, нужно вкладывать деньги, строить академии. Честно говоря, думал, что в Швеции их штук десять, а их в три раза больше. Поэтому хоккей там и развивается.

    –  Когда вам в последний раз было интересно играть в ОЧБ?

    – Наверное, в 2010-м. При Владимире Владимировиче Наумове был очень сильный чемпионат. Тогда конкурентоспособными были все команды. А что «Юность» имеет сейчас? Всего лишь три поражения – сентябрь, октябрь, ноябрь. А какой огромнейший отрыв между первыми местами и остальными командами? В чемпионате Швеции отрывы в три или четыре очка, в Германии – то же самое. «Мальме», с которым мы играли в Лиге чемпионов, сначала шел на втором, а теперь уже на шестом месте. Но сейчас интереснее играть стало хотя бы от того, что у нас сделали разделение на лиги, и уже нет проходных матчей по 15:0. Жалко лишь, что в экстралиге не представлены Брестская, Могилевская и Витебская области. А там ведь такие города! Брест вообще мог спокойно две команды иметь.

    В шведском Шеллефтео 71 тысяча жителей, команда становилась чемпионом страны три раза, а средняя посещаемость домашних игр пять тысяч зрителей на шеститысячной арене. Из Шеллефтео вышли хоккеисты, выступающие в НХЛ.

    –  В Гомеле населения 535 тысяч, но вы говорите, что там с хоккеем полная дичь.

    – Это говорю не только я, но и весь тренерский штаб. Раньше ты туда приезжал и понимал, что на игре будет весь стадион. Люди от хоккея с ума сходили, а сегодня, как говорится, так себе. Как мне рассказали, сделали второй каток, а оказалось, что вентиляцию не поставили, и лед залить не смогли. Там такой большой город, что люди хоккеем должны быть заряжены, а СДЮШОР в итоге прозябает на последних местах – вот и все.

     Играть интересно лишь с «Неманом» и «Шахтером»?

    –  Вы сами ответили на этот вопрос. К большому сожалению, это так.

    –  Выход есть из сложившегося положения?

    – Нашей хоккейной лиге нужно отделяться от федерации. С этим согласен весь тренерский корпус. Если федерация собирается интегрироваться с «Динамо», то нужно и нам что-то делать свое. И нам по силам создать мини-КХЛ, назвать чемпионат, условно говоря, Центральной хоккейной лигой и добавить туда пару иностранных команд – из Украины и, может, из Польши. Все это спокойно можно сделать. Нужно просто заняться этим проектом. Посмотрите, в Финляндии есть своя команда в КХЛ, но есть ведь и сильный внутренний чемпионат, в котором играют бывшие игроки КХЛ и НХЛ, поэтому и собирается на трибунах по 6-7 тысяч зрителей. В Казахстане на «Астану» тоже очень много народа приходит на внутренний чемпионат.

    – Среди болельщиков бытует мнение, что чемпионат Беларуси в свое время убило минское «Динамо». Согласны?

    – Я бы так не говорил. Просто им, повторюсь, почти никто не занимался. Это вам любой тренер скажет. Как есть, так и есть. Везде хоккей двигается дальше, а мы уходим все ниже и ниже. В некоторых городах даже ни афиш, ни рекламы нет. Ничего. А в Швеции, как я уже говорил, в маленьком городке по шесть тысяч на хоккей приходит! Просто там делом занимаются. У шведов не только с хоккеем хорошо, но и с другими видами спорта.

    –  Нет опасения, что экстралига продолжит деградировать, и количество участников будет сокращаться?

    – В НХЛ с 1942-го по 1967-й год играло всего лишь шесть команд. 25-летняя «Эра оригинальной шестерки». Играло шесть команд, и ничего страшного не было. Вы же видите, до какого уровня вырос заокеанский хоккей. Но если у нас ничего делать не будут, то экстралига будет деградировать.

    * * *

    –  Я вас понял. Летом в сборной сменился главный тренер – назначили Андрея Сидоренко. Вам поступало предложение возглавить националку?

    – Уже назначен тренер, я не хочу обсуждать эту тему.

    –  Назначение Сидоренко вызвало у вас удивление?

    – Спокойно отнесся к этому. Назначили и назначили. Результат мы видим. Но, знаете, он сейчас тренер сборной, и мне некорректно, неэтично обсуждать эту тему.

    –  В качестве главного тренера сборной прошлый чемпионат мира заканчивал Сергей Пушков. Стоило ли дать ему шанс дольше поработать с националкой?

    – Если бы собрался тренерский совет, все бы проголосовали за него. Даже не сомневаюсь. Но у него был очень маленький шанс остаться в группе А, так как он не готовил сборную. Все же состав на последний чемпионат мира [Льюису] можно было бы взять сильнее. К примеру, позвать тех же Антонова, Черноока, Знахаренко, Когалева, Мильчакова, Костицыных, Буйницкого, но мы же не могли этого сделать. К сожалению, главный тренер решал по-своему, но, с другой стороны, он и отвечал за результат. Мы в той команде вообще альтруистами были. Я так и не понял, в какой должности пребывал в  сборной, у меня не было даже контракта.

    –  Вы бесплатно работали?

    – Да, лично я работал бесплатно. Ну а как? Мне нужно было помочь команде, значит, я помогал. Ну и что я в таком качестве мог сказать главному, если он все равно все по-своему решал? Я вам скажу, что Льюис на Олимпиаде в Ванкувере в 2010-м, где мы вместе работали, и сейчас – это два разных человека.

    Мы тогда ложились спать глубоко за полночь. Я – в 3:50, он – в 3:00. Все вставали в восемь утра и дальше обсуждали рабочие моменты. Мы работали 24 часа в сутки. Сейчас все было иначе. Не знаю, как он покинул сборную в Дании. Ко мне подошел Пушков и сказал, что Льюис уехал ночью. Ну, мог бы попрощаться. После того чемпионата я его больше и не видел.

    –  Сочетание постов в сборной и клубе – это не выглядит странно, когда со дна нужно поднимать и сборную, и «Динамо»?

    – Шероховатости есть. Но, повторюсь, говорить об этом не хочу. Скажу лишь об одном. Сидоренко сначала говорил, что нужно больше давать шансов белорусам, а сейчас я прочел, что в «Динамо» 10 легионеров.

    –  Он говорил, что белорусам тяжело, и они не дотягивают. Легионеры нужны для конкуренции.

    – В этом я полностью согласен с Андреем Михайловичем. Откуда взять хоккеистов, если он [хоккей] не развивается? Сражаться с воспитанниками двух школ – «Юности» и «Динамо» – в мировой элите? Ну, ребята, это тоже нереально.

    –  Вы вообще смотрите поединки «Динамо»?

    – Последние матчи не видел, а вот раньше следил, ходил на игры. В прошлом сезоне мне даже казалось, что команда выйдет в плей-офф. Но я не знаю, что происходит с коллективом – ни с кем из тренерского корпуса не общаюсь. Но из того, что увидел со стороны, могу сказать, что команда допускает много тактических ошибок, пропускает нелепые голы. Думаю, тренерский корпус это все-таки тоже видит.

    –  Вас удивило, что Ковалева назначили помощником Сидоренко?

    – Почему это меня должно удивлять? Так решил Басков или Сидоренко. Я же не знаю, как там все происходило. Слышал лишь то, почему выбрали именно тех помощников.

    –  Стоило ли оставлять в клубе Лянго?

    – Ну, все говорят, что игроки слабые физически сейчас. Да мне Лянго сам говорил, что, к примеру, тестирование, которое используется в «Юности», игроки «Динамо» не прошли бы. А это тест Купера, отжимания, прыжок, жим лежа, пресс и так далее.

    Сидоренко твердит, что «Динамо» плохо готово физически. Кто в этом виноват?

    –  То есть хоккеисты изначально были не очень готовы?

    – Не знаю. Мне это было сказано тогда, когда Лянго уже покинул команду.

    Геннадий Лянго.

    –  Вы с Геннадием проработали вместе девять лет в «Юности». Что это за специалист?

    – Раскачать хоккеистов он может, но ему бы, конечно, стоило бы еще немного подучиться, а потом идти в «Динамо». Честно говоря, мне сейчас очень странно слышать от тренеров, что игроки «Динамо» не готовы физически. Хоккеист должен готовиться самостоятельно. Так происходит во всем мире. И на сборы игрок приезжает уже в хорошем состоянии. Я знаю, как при Знарке тренировалось московское «Динамо». Там с первого дня предсезонки ты работал по полной программе. У Знарка нет втягивающих. А если ты не пройдешь тестирование, с тобой просто не подпишут контракт и выгонят. Вот и вся ситуация. В итоге его команда стала двукратным обладателем Кубка Гагарина. Это касается и других клубов КХЛ. Благодаря физике россияне выиграли и Олимпийские игры. Представьте себе, перед Олимпиадой Беларусь играла с Россией товарищеский матч в Москве, а перед игрой, вечером, россияне пробежали «фольтрек» (беговые упражнения на выносливость – Tribuna.com). Это же приличная работа! И мы тогда им 0:3 проиграли.

    – Даниэль Корсо недавно сказал, что вся физуха закладывается в предсезонке, а к середине чемпионата ее уже не подтянешь. Это правда?

    – С одной стороны он сказал правду, но с другой… Пускай посмотрит на московское «Динамо» при Крикунове. Крикунов сказал, когда принял команду: «У нас есть проблемы с физической подготовкой, и мы ее подтянем». Все. И он подтянул ее! Команда при нем вышла в плей-офф. Так что вот вам слова Корсо, а вот – Крикунова. Я на стороне Владимира Васильевича. Где «Динамо» московское, а где минское?

    –  В «Юности» Корсо был самым сильным хоккеистом в плане физики?

    – Не сказал бы, что он был самым сильным, но работал и готовился действительно хорошо. Это у него в крови. Молодец. Однако с другой стороны он никогда не мог нормально доиграть сезон. Все время получал травмы.

    –  Особенности организма?

    – Нет. Думаю, физическая подготовка. На мой взгляд, хоккеисты ломаются в первую очередь из-за недостаточной физической подготовки.

    – Почему на должность тренера по физподготовке в «Динамо» назначили именно Корсо, у которого нет образования? Неужели своих так мало?

    – Не знаю. Не могу ответить на этот вопрос.

    –  То, что он выступает за команду президента, могло на что-то повлиять?

    – Без понятия. Ну, попал и попал. Может, из него в итоге получится хороший тренер по ОФП. Ему нужно просто учиться. Если ему привезли четыре листика бумаги из Канады – это одно, а наша специфика – совсем другое. Мы и канадцы в хоккее – это разные люди. Белорусы работают через командную игру, а они делают упор на индивидуальность. Нашим в этом плане расти и расти. Не знаю, почему пригласили именно Корсо. Но я не скажу, что у нас много тренеров по физподготовке. У нас проблема с тренерами по ОФП. Федерация ни разу не проводила сборы для тренеров по физподготовке. Я вам больше скажу. Мне рассказывали, что тренеры, которые работали в «Динамо», ни с кем не делились своими программами. Помню, как Торбин говорил [тренеру] Макрицкому: «Смотри и записывай», и он на листике все помечал, а канадский тренер по ОФП ему ничего не показывал. Ведь никто не делиться своим секретом. Все хотят оставить наработки при себе. Вопрос проблемный, и его нужно как-то решать. Я когда-то разговаривал на эту тему с Николаем Кривоносовым (работал фитнес-коучем в ярославском «Локомотиве», погиб с командой в авиакатастрофе 7 сентября 2011 года–Tribuna.com). Он рассказывал, что этой профессии учился восемь лет, летал за свои деньги в Москву, в Швецию, на стажировку в Детройт, и там, через Дацюка, договаривались, чтобы его пустили посмотреть тренировку. Он ходил, смотрел, записывал. Везде, где можно, учился, учился и учился.

    –  Публичная критика братьев Костицыных – что это было?

    Андрей Сидоренко: «Та игра, которую Костицыны показывают, нас не устраивает. Им нужно разобраться в самих себе»

    – Я пока с ними не общался – не было времени. Тренировка на тренировке. Но если критиковали, значит, было за что. Конкретики я не услышал, однако считаю, что вопросы к этим ребятам есть. Они однозначно могут играть лучше, нежели делают это сейчас. Если бы они были в хорошей форме, им под силу было бы затащить эту команду в плей-офф. Те же Кагарлицкий и Щипачев – два игрока – тянут же как-то московское «Динамо», хотя при этом никогда не играли в НХЛ.

    –  Вы как-то сказали на пресс-конференции, что у Костицыных есть хорошие варианты в КХЛ.

    – Если бы не было проблем, о которых говорят, варианты были бы. Ведь по лиге разговоры ходят, люди спрашивают: «Почему с Сергея сняли капитанскую лычку?» Это же серьезно! Чтобы в разгар сезона тебя лишили капитанства, нужно было в чем-то провиниться. Тренеры ведь не просто так это сделали.

    Когда подписываешь с клубом контракт, то должен 24 часа думать о том, что ты хоккеист. И сосредоточенным должен быть на хоккее, а не каких-то делах, компьютерных играх, «Танках» или еще на чем-то. Лично для меня Андрей и Сергей всегда были профессионалами. Что еще можно сказать, если люди играли в первых звеньях в НХЛ. Мы как-то сидели с ними в скромном ресторанчике в Монреале, и к ним за автографом подошли официантки, а на улице ждали болельщики. На них, как на богов смотрели. И такой любви они тогда заслужили своей игрой. А что сейчас происходит, не знаю.

    ***

    –  Михаил Михайлович, когда вас в последний раз звали работать в КХЛ?

    – Честно говоря, я никуда и не рвался уезжать. Изначально думал, что такой стадион как «Чижовка-Арена» создается именно для КХЛ. Поэтому мне казалось, «Юность» станет на рельсы и войдет в лигу, что оказалось полной иллюзией. С тем, что происходит сегодня в нашем хоккее, сделать это нереально.

    –  Но была ли реальная возможность там оказаться?

    – Мне казалось, что играть с «Юностью» в КХЛ вполне возможно. Мне предлагали пойти ассистентом в российские клубы, однако я все равно думал, что такой стадион будет использоваться преимущественно не в чемпионате Беларуси. Все высказываются положительно о его уровне. Да я вам больше скажу. В Казахстане строили новую площадку, отталкиваясь от нашего проекта. Мы им его отдали. СКА сейчас строит себе стадион на 22 тысячи зрителей. Так нам звонили из клуба и просили проект нашей раздевалки. Мы тоже поделились. А однажды «Юности» сказали, что денег в стране нет – на этом все закончилось. И иметь другую команду в КХЛ для Беларуси действительно нереально. Хотя наш клуб многого добился и в чемпионате Беларуси, и в Континентальном кубке, побеждал в товарищеских матчах «Динамо».

    – Было ли участие в ВХЛ шесть лет назад вашей ошибкой?

    – Нет.

    –  Но у вас ведь были разгромы по десять шайб.

    – Нет, никогда такого разгрома не было. Просто этот проект создавался как фарм-клуб минского «Динамо». И если бы «Динамо» помогало игроками, нам было бы попроще. Кроме того, на тот момент некоторые игроки внутреннего чемпионата получали больше, чем в ВХЛ. И они не хотели к нам переходить. В Гродно, Жлобине, Гомеле получали в разы больше. Хотя мы договаривались, что соберем лучших хоккеистов из чемпионата Беларуси для подготовки в минское«Динамо», однако финансирование сделать это не позволило. Сначала начали хорошо – шли на первом месте, а потом пошли травмы, сломались четыре хоккеиста – все. Мы просили белорусские клубы, чтобы нам дали игроков, но никто не согласился: «У нас внутренний чемпионат!»

    Как-то пару лет назад Юрий Файков сказал, что Казахстан, имея клуб в КХЛ, две команды в ВХЛ и три команды в МХЛ, – не конкурент Беларуси. Думаю, чемпионат мира в группе В в Казахстане в 2019-м даст ответ на этот вопрос.

     – Вы – многократный чемпион Беларуси, трехкратный победитель Континентального кубка, вышли в 1/8 Лиги чемпионов. Какой сейчас перед вами стоит новый вызов? В РБ вы всего добились.

    – Вызов…Ну, тут «Неман» поднажал и подобрался к нам в чемпионате. Интереснее уже стало.

    – Я более глобально. Может, вы хотите попробовать себя в другой команде?

     – Да нет. Знаете, у меня тут большая статистика. В качестве главного тренера «Юности» я провел более 900 матчей. Да и какой смысл куда-то уходить?

    –  Сейчас спортсмены рвутся в депутаты. Вам была бы интересна такая деятельность?

    – Ну, вот это, наверное, было бы мне интересно. Это же близость к народу, и мне импонировали некоторые заявления Коваля, которые он делал в прессе. И я даже удивился, не ожидал, что он станет тренером. Думал, что он депутат.

    – Его не избрали – второе место занял на своем участке.

    – В нашей команде его просто все «депутатом» зовут, поэтому я и думал, что победил. Ничего. Надо бы подработать. В первый раз не получилось, так, может, во второй удастся. С людьми тоже работать надо.

    –  Но вы бы пошли баллотироваться, если была бы возможность?

    – Ну, никуда я, конечно, уже не пойду. Как был тренером, так и хочу им остаться. Все-таки депутат – это большой кусок политической работы, в которой нужно разбираться. А идти туда и потом не делать того, что обещал, – это не есть хорошо.

    * * *

    – В прошлом году «Юность» удивила всех своей покупкой. Клуб приобрел дорогущий автобус. Почему выбрали именно его?

    «Юность» продает автобус за 740 000 долларов. Это не ошибка

    – Ребята, ну заканчивайте вы уже про этот автобус!

    – Хочется все-таки получить ответы на вопросы и закрыть эту тему.

    – У всех клубов есть автобусы. Такой же MAN у «Немана», у «Шахтера» даже на полтора метра длиннее. Повторюсь, автобусы есть у всех, но почему-то пишут только про «Юность». Почему? Потому что красного цвета?

    – Писали, что дорогой.

    – Да при чем тут дорогой. Такая цена, как и у других. Вы посмотрите в Youtube автобус СКА или ЦСКА. Особенность автобуса лишь в том, что у нас с правой стороны есть четыре или пять одиночных мест для травмированных, чтобы им комфортнее было сидеть. Мы заказали красную обивку кресел и ни копейки за это не переплатили! В автобусе туалет, кофе-машина. Но это ведь во всех автобусах. Просто ты едешь на нем, и тебя не трясет. Ты чувствуешь себя комфортно. А когда ты едешь на белорусском, то подпрыгиваешь. Тебя трясет, с кондиционера вода льется, а в голове салона – жара. Когда на улице льет дождь, в салоне можно подставлять ведра. Вот и весь сказ.

    –  Продавать решили, потому что клубу нужны были деньги?

    – Пусть будет так. Он еще, вроде, продается.

    –  Мы говорили про вызовы. У вас есть цель, которая связана с Лигой чемпионов?

    – Турнир интересен в плане знакомств и общения. Ждешь, когда же он начнется. За «Векше» против нас играло пять бывших энхаэловцев, а у мюнхенского «Ред Булла» бюджет – 12 миллионов долларов! Думаешь, как мы вообще с такими командами играем, и даже умудряемся побеждать с нашим бюджетом.

    –  Вы даже свой английский вспомнили, на котором давно не общались.

    – Да, но надо учить. Меня как-то спонтанно попросили дать интервью, когда мы, вроде, победили шведов. Я и согласился. Интересные игры. Мне очень нравится этот турнир.

    «Ви гоу нэкст раунд» Захарова и классный инглиш от Граборенко. Как наши спортсмены дают интервью на английском

    – Какой был финальный аккорд у истории про шведские полотенца, которые якобы присвоили хоккеисты «Юности»?

    «Мальме» обвинил «Юность» в краже полотенец, чайника и шампуня

    – Никакой! Ерунду какую-то человек (менеджер «Мальме» Энди Фагерстром–Tribuna.com) сказал. Наши полотенца в пять раз лучше. Когда к нам приехали немцы, сказали, что здесь их приняли на высшем уровне. Мы очень хорошо встречаем соперника. Раскладываем им бутерброды, чай, кофе, шампунь, даже бритвенные станки. Можете об этом спросить у наших администраторов. Они, кроме этого, своим коллегам, которые приезжают с формой заранее, готовят сувениры. Как мы встретим, так и нас потом встретят. Но вот что-то ляпнул человек. Почему-то этот человек не написал, что когда Мальме приехали на игру в Минск, [его] команда забыла свои гамаши дома. По регламенту мы не обязаны были им их давать, и им бы записали поражение, но мы доброжелательно предоставили им свои.

    –  Команды, с которыми вы играли в ЛЧ, – это уровень КХЛ?

    – Конечно! Интересно было бы посмотреть матч между обладателем Кубка Гагарина и победителем Лиги чемпионов. Это был бы интереснейший поединок. Могли бы в Кельне каком-нибудь провести. Люди приехали бы и из Швеции, и из России. А если бы провели на «Минск-Арене», то все места были бы заняты. Народ пошел бы! Но, думаю, когда-нибудь договорятся об этой игре. Кстати, хорошая идея :).

    * * *

    – Хотелось бы в нашем разговоре затронуть еще одну тему. Вы сильно переживали утрату Анатолия Капского, которого называли своим другом. Расскажите о своей дружбе. Когда вы познакомились?

    – Познакомились на Олимпиаде в Нагано в 1998 году. Он летал в составе какой-то делегации. Что тогда, что сейчас он был простым парнем. Знакомились мы тогда со всеми, и с того момента с ним как-то сдружились. Он ко мне в гости приходил, могли созваниваться чуть ли не каждый день. По телефону мы с ним болтали очень часто. О проблемах много говорили. Знаете, он же все время за футбол переживал. Я ему даже говорил: «Расслабься ты уже. Отдохни», а он всегда отвечал: «Да все нормально будет!»

    –  Что его больше всего тревожило?

    – Несправедливость. У него же постоянно проблемы были. Хотя я ему говорил: «Чего тебе бояться? Ты же всегда первый!», а он отвечал: «Да нет! Ты не представляешь. Проблем хватает»

    В футболе ему всегда было непросто. Минское «Динамо» постоянно хотело опередить БАТЭ. Но по итогу чемпионом становился БАТЭ. У Капского была выстроена очень хорошая система работы. Его везде уважали. Он если покупал игроков, то всегда со всеми вовремя рассчитывался. Очень порядочный человек, который всегда был готов прийти на помощь. Он же помогал игрокам в покупке жилья, помогал строить церковь. Я там не был, но он мне о ней очень много рассказывал.

    – Он был очень верующим?

    – Уверен, что да.

    – На прощание с Капским на «Борисов-Арену» приехала вся «Юность». Как так вышло?

    – Мне сначала позвонил близкий знакомый и сказал, что Толи не стало. Я потом Алексею Баге набрал, он, вроде, не снял, а позже перезвонил и все подтвердил. А у нас в час была игра. После нее я и спросил у ребят: «Что, едем?» Все ответили однозначно. В субботу вечером Алексей пришел ко мне. Мы, наверное, сидели с ним до трех ночи. Просто общались, что-то обсуждали. Алексей очень сильно переживал.

    Ребята наши – молодцы. Никто никого не заставлял, все сами согласились. У нас сейчас подобрался очень хороший коллектив. Мы всегда ездим на кладбище к Руслану Салею. Традиция у нас такая. А в этот раз ребята сами сказали, что хотят поехать на кладбище к Остапчуку и к Кривоносову. Я был этому приятно удивлен. В этом проявился настоящий характер. И за этот маленький поступок я им очень благодарен.

    Михаил Захаров: «Капский – величайший человек в нашей стране, который тянул на себе весь футбол. Это огромная потеря для всего белорусского спорта»

    –  Помните последний ваш диалог с Капским?

    – Он лежал в больнице, и в четверг, за два дня до смерти, мне прислал эсэмэску, а у нас с ним была очень большая переписка, поздравил с победой. Написал: «Обнимаю, дружище! Не переживай – я боец!»

    Позже Капский сбросил спортивные новости, мы обменялись поздравлениями с церковным праздником – традиция у нас такая была, я ему написал: «Ты мой лучший друг!», и потом, через какое-то время, его не стало. 29 сентября (Анатолий Капский умер 22 сентября–Tribuna.com) я на его номер переслал таблицу чемпионата. Как-то на автомате сделал это, по привычке. Как память. Я ничего не стираю и не удаляю. Оставил на память нашу переписку. Иногда перечитываю и вспоминаю наше общение.

    ФОТО: sport.tut.byvk.com/hcjunostbelta.by

    Автор

    Комментарии

    • По дате
    • Лучшие
    • Актуальные
    • Друзья
    Реклама 18+