Реклама 18+
Блог Железный дровосек

Первое интервью босса «Арсенала» из Дзержинска: про 90-е, бизнес и футбол

Алексей Мелешкевич объясняет, зачем ему клуб.

Этой зимой в белорусском профессиональном футболе появился свой «Арсенал». Клуб с подобным названием в Дзержинске создал один из учредителей спортивно-оздоровительного комплекса «Веста» Алексей Мелешкевич. Команда, заявившаяся во вторую лигу, сразу привлекла к себе внимание. Во-первых, трансферами: футболистами клуба стали известные Вячеслав Глеб, Павел Кирильчик, Дмитрий Осипенко и Валерий Фомичев. Кроме того, контракт с Дзержинском подписал таджик с российским паспортом Джамшед Максумов, игравший за дубль тульского «Ареснала».

«Арсенал» из Дзержинска – очень амбициозный проект. Клуб заинтересовал даже младшего Глеба

Во-вторых, в клуб пришел зарубежный капитал. Недавно стало известно, что одним соучредителей клуба является бизнесмен и владелец шведского «АФК Эскильстуна» Алекс Рюссхольм. Прояснить многие моменты, связанные с «Арсеналом», хотелось давно, однако Алексей Мелешкевич хранил молчание. Но на днях он все-таки встретился с Тарасом Щирым, чтобы рассказать про истоки любви к футболу и о том, как строил проект.

– Дела у нас отлично. Атмосфера в команде тоже прекрасная, –  бодро начинает интервью Алексей, с которым встречаемся в кафе комплекса «Веста». – Радует, что у ребят в коллективе уже появилась своя дружба. Сейчас идет заявочная кампания, и мы определяемся с футболистами. Думали, что комплектование состава уже завершили, но появился вариант еще по двум игрокам, которые могут пополнить коллектив. Эти ребята прежде были в структуре одного из топовых клубов высшей лиги. Прошлую неделю мы плотно поработали с федерацией –  уже официально стали членами АБФФ. Решили сделать все сейчас, чтобы не откладывать на потом. Так что работаем спокойно, без каких-либо проблем.

Как расписан наш рабочий день? Футболистов забираем на микроавтобусе с остановки от гипермаркета Prostore и едем на «Весту», которая расположена недалеко от Дзержинска. Кто-то после травмы работает индивидуально в спортзале, кто-то посещает процедуры в нашем медцентре, а остальная часть тренируется на искусственном поле. Потом все обедают и вместе возвращаются домой.

– Хорошо. Алексей, давайте начнем с начала. Объясните, откуда у руководителя гостиничного комплекса «Веста» любовь к футболу?

– Корректнее будет сказать, что являюсь одним из учредителей этого комплекса, а не руководителем. Родился я в Дзержинске, а жил вместе с семьей в поселке Негорелое. Раньше это была очень известная железнодорожная станция, находившаяся на границе СССР и Польши. Когда-то даже ходил пассажирский поезд, который назывался Париж – Негорелое. Дедушка работал на той станции, и многие истории, рассказанные в семье, были связаны с торговлей на вокзале. Мой отец появился на свет в тяжелое послевоенное время. У него было еще три брата, и на всех приходилось две пары обуви. Пока сосед спал, папа брал у него велосипед, ехал за километров десять ловить раков, приезжал, ставил велик обратно и бежал к поезду продавать. Деньги любые были нужны.

Железнодорожная станция в Негорелом.

Мама родилась на целине, жила в украинском Стаханове, а познакомилась с отцом на отдыхе в Подмосковье. Позже переехала в Беларусь и так тут и осталась. Папа поначалу работал в Минске на моторном заводе, куда ежедневно ездил из Негорелого. Он был неплохим борцом и участвовал в различных соревнованиях среди предприятий города. А с 1970-х вместе с братьями Геннадием, Виктором и Вячеславом, а также с друзьями поехал работать строителем на Крайний Север. Обычные деревенские мужики, которые работали вахтовым способом и долбили мерзлоту. На тот момент там вообще ничего не было. Пусто. Зато платили хорошо, и назад они возвращались в мехах и спортивных костюмах Adidas. В Негорелом сразу было видно, кто ездит на север. А спустя много лет, уже после развала Союза, папа за заработанные деньги открыл в России свою строительную компанию. Отец – работяга. У него нет высшего образования. Всего добился собственным трудом, и любого может научить тому, как нужно работать.

«Весту» открыли тогда, когда появились первые частные предприниматели. Стоянку, которая находится на противоположной стороне гостиницы, отец взял в аренду. Поначалу тут был ночлег для фур. Дальнобойщики могли просто остановиться и переночевать. Со временем стоянку расширили. Транзит в те времена был такой, что площадка была полностью заставлена фурами. Помню, как маленьким ходил мимо фур, а среди дальнобойщиков было поляков, литовцев, немцев, и водители угощали меня жвачкой «Джуси Фрут».

Позже отец пришел к тому, что уровень обычной стоянки он уже перерос. Поэтому поставил еще вагончик от поезда, в котором открыли кафе, а еще через какое-то время был построен жилой комплекс. Гостиницей его тогда назвать было сложно, но уровень действительно был неплохой. Все шло step by step, деньги, которые зарабатывались в России, вкладывались в развитие «Весты», в родную землю, и за 30 лет фирма выросла в огромное предприятие с отелем и оздоровительным центром. Да, переживали мы и сложные времена, брали кредиты, но все возвращалось и глобальных проблем никогда не было. Теперь «Веста» – серьезный объект не только для нас, но и для всего города. Он закрывает много проблем Дзержинска. Это нехватка и хорошей гостиницы, и места отдыха молодежи. И мы еще не закончили. Каждый год будет что-то новое появляться. Дай Бог, чтобы силы только были. Проектов на самом деле много.

– Вы на «Весте» в 1990-х провели чуть ли не все детство. Рэкетиров видели возле фур?

– Конечно. С бандитами здесь целая война была. Когда только появились частные предприниматели, появился и рэкет. На месте, где находилась стоянка, раньше продавали солярку, а вдоль трассы ходили девочки... Это была блатная тема. Но как только тут появился отец, этой черноты сразу же не стало. Он обычный трудяга, который никогда не принимал таких методов работы. Бандитом это, конечно же, не нравилось. Они приезжали ночью на стоянку, разрезали тенты и забирали все, что лежало в фуре. Отец смотрел наперед. Создал из здоровых и спортивных ребят службу безопасности, чтобы можно было давать отпор. Наездов на «Весту» действительно было очень много, бандиты хотели иметь с отца какие-то деньги и даже угрожали. Помню, когда уже жили в Минске и я возвращался вечером домой, то из соседнего двора звонил по таксофону домой. Мама спускалась на улицу и встречала меня, держа газовый пистолет под майкой. Это были страшные времена. Слава Богу, все сложилось так, что «Весту» удалось сохранить, дав бой криминалу в середине 90-х. Правда была на белой стороне.

Футболом я заинтересовался в детстве, и начиналось все со двора. Забегая вперед, расскажу, почему команда называется «Арсенал». Для меня это ностальгическое название, которое никак не связано с клубом из Лондона. Дело в том, что в Негорелом были свои деревенские футбольные команды – детская и взрослая. Не знаю, участвовала ли взрослая в каких-то соревнованиях, но, помню, она играла против военных. Местную команду между собой называли «Арсенал». И первый футбол в своей жизни я увидел на стадионе воскоперерабатывающего и ульевого завода в поселке Негорелое. Это был обычный любительский уровень, но я именно тогда прикипел к игре.

Позже, как говорил, мы переехали в Минск, и вслед за средним братом я начал играть в футбол. В то время парня, который выходил во двор в обычной хэбэшной майке с буквой «Д» на груди, сразу же начинали уважать и понимали, что он из «Динамо». И эта буква меня манила. Так я попал в СДЮШОР «Динамо». Я не боялся асфальта, но часто бил колени и стирал кеды. И мама как-то сказала: «Иди в «Смену» через дорогу. На траве будешь играть».  Я так и поступил. В структуре футбольной школы было две отдельные команды – «Смена» и «Свислочь». Я попал в «Свислочь» к Николаю Николаевичу Едалову, воспитавшему Лешу Багу, Дмитрия Макара и других белорусских футболистов. Едалов тренировал и нас, ребят 1986 года рождения, и команду 1981-о. С тех пор мы с Лешей Багой в хороших отношениях. Что говорить, если мы даже жили в соседних домах на улице Леси Украинки. Помню интересный момент. Наши старшие ребята проигрывали 0:4 кому-то в матчах район на район на стадионе нашей СШ №175, и пацаны прямо в середине матча побежали за Багой. Мобильных не было, но все знали, где живет Леша. В итоге он пришел, команде помог, но она все равно уступила 3:4. На поле Леша был дерзким и злым, а в обычной жизни никогда не был замечен в злачных компаниях. Мы старались подражать ему.

За «Свислочь» я выступал до самого «Хрустального мяча». Потом ушел в «Орбиту», поиграл за них и с футболом закончил – были проблемы со здоровьем. Прошло какое-то время, и парни, с которыми вместе занимался в «Смене», позвали в «Олимпик» к Антону Василевскому в МЛФ. Провел за команду несколько сезонов.

Алексей Мелешкевич (в центре).

Кто по вашему возрасту был самым талантливым парнем?

– Из тех, кто выступал вместе со мной, в большом футболе на высоком уровне заиграл лишь Саша Вишняков (провел 21 матч за БАТЭ в высшей лиге – Tribuna.com). А если брать в расчет «Смену», то в определенный момент очень выделялся Паша Чесновский. В какое-то время вообще говорили, что растет реально топовый вратарь. Когда мы со «Свислочью» ездили на зарубежные турниры, то могли для усиления брать ребят из «Смены». И если с нами ехал Паша, то за ворота точно было спокойно. И еще стоит упомянуть Мишу Афанасьева. Помню, что он так резко прибавил, так забегал, что, если не ошибаюсь, уже в 14 лет начал во второй лиге играть за «Смену».

Мне доводилось тренироваться и с Артемом Милевским. Миля был выше всех, крепче всех. С раннего детства было ясно, что это будущий топ. Он являлся лидером команды. Казалось, что Артем обыгрывал всех стоя. В «Смене» он не чудил. Милевский был примером для подражания и бойцом на поле. Артем относится с уважением к родной школе и, как я знаю, в некоторых вопросах до сих пор помогает своему первому тренеру Николаю Волкову.

– В любой детской команде есть свой бэдбой, который творит всякую дичь. Кто им был у вас?

– Руслан Барановский. К сожалению, его уже нет в живых. Это был монстр. Обезбашенный человек. Руслан много шутил и жестко разыгрывал партнеров. Мог ночью в кровать кому-нибудь воды налить. Парень просыпается, кровать мокрая, и все смотрят на реакцию, как же он себя поведет. Если мы еще были маленькими, мычали и не могли за себя постоять перед тренером, то Барановский всегда мог ответить за всю команду. Такой храбрец и беспредельщик. За эти качества его очень любили девушки. Он был из неблагополучной семьи, и лет десять назад с ним произошло несчастье... Надеюсь, наши ребята, если прочитают интервью, вспомнят про Руслана.

2001-й год. «Свислочь» (Минск). Руслан Барановский пятый слева в верхнем ряду.

С профессиональным футболом не срослось. Чем начали заниматься после ДЮСШ?

– Начинал учиться на заочке в МИУ, но планы поменялись, и с пятого курса ушел на третий в ГИУСТ БГУ. Кроме того, на «Весте» я прошел огонь, воду и медные трубы. Начинал с кладовщика на складе и оператора АЗС. Мне тогда 17 было. Чтобы понять всю систему предприятия, приходилось начинать с низов. Подарков у нас не было. Я находился под хорошим присмотром, и спрос со своих был большой.

 Инцидентов на заправке по ночам хватало?

– Конечно. В пятницу трафик на Брест – просто убийство. Машин очень много. Встречались разные люди. Иногда хотелось просто выйти и хорошенько поговорить с человеком. Но ты не должен так себя вести – ты оказываешь услуги и обязан терпеть. Приведу пример. Приходит за пивом мужик, а до открытия магазина на заправке еще десять минут. Но этот дядя приходит с дачки, до которой неизвестно сколько идти, и с трясущимися руками просит пива. Ты видишь, как он трясется, даешь ему эту бутылку, он при тебе выпивает ее залпом и начинает обкладывать матом и кричать: «Частники, вас всех нужно раскулачить!» А транзит – это вообще отдельный вид отношений и определенная каста людей.

Дальнобойщики – особый народ?

– Да, после дальнобойщиков из одной соседней страны у нас не оставалось ни мыла, ни туалетной бумаги в туалете. Все забирали. Как и перчатки для дизеля.

Кроме того, какое-то время я работал инженером по снабжению в строительной компании отца в России. Базировалась она в Мирном – в Якутии. Папа там очень много построил жилых домов, школ, церквей, кинотеатров, детских домов и лагерей, занимался благотворительными проектами. По работе мне доводилось бывать в городе Усть-Кут в Иркутской области. Невероятное место. Это конечный пункт [Байкало-Амурской] железной дороги. Дальше грузы отправляют в контейнерах по реке Лене. Это называется навигация. Она закрывается в начале зимы, появляется плотный лед и тогда начинается зимник – доставка грузов по льду. Ты едешь и видишь перед собой целое кладбище автомобилей. Какие-то сгорели, какие-то во льду торчат. Ехать в тайге с небольшой скоростью по льду – это страшно. По дороге можно нарваться и на бандитов, и на все остальное.

Усть-Кут зимой.

Есть поселки, куда летом вообще не проедешь. Туда попасть можно лишь на вертолете. И в этих поселках живут люди, у которых нет даже документов. Главный их промысел – охота на оленя и медведя.

Там же морозы невероятные. Как можно в такую погоду что-то строить?

– Я в Мирном застал минус 48. Другая влажность совершенно. Ощущаешь такую температуру как наши минус 20 в детстве, когда в школе уходили на карантин из-за мороза. Дом в такую погоду строить можно, но нужно соблюдать технологию. Главное – правильная подача раствора. Кроме того, есть термонасос, который работает при северной температуре, и хорошо подает раствор на верхние этажи, если залить что-то нужно.

Там есть своя романтика. В Якутии живут совершенно другие люди. Они все планируют. Если собираются лететь куда-то на отдых, то билеты за полгода покупают – вылететь оттуда очень сложно. Шуба для жены, отдых и праворукая Toyota – это все, что им нужно. Этих японских машин там пруд пруди. И стоят они гораздо дешевле, нежели автомобили из салона. Больше некуда деньги тратить. Только на брильянты и на меха.

Слышал, что якуты пьют по-страшному.

– Да, и быстро спиваются. У них отсутствует какой-то ген и они не приспособлены к спиртному. Было время, когда местные алкаши сидели на «Балтике» девятке. Якут выпьет одну бутылку и потом ходит полдня просто никакой.

Как я понял, в тех краях можно хорошо заработать, но не жить.

– Увидеть и пожить. Честно говоря, с момента, когда я там был в последний раз, прошло лет девять. Хочется выйти в тайгу и вдохнуть в себя этот воздух. Это просто потрясающие ощущения.

* * *

Когда на «Весте» решено было сделать футбольный комплекс и проводить сборы?

– «Веста» переживала серьезную реконструкцию, и я предложил отцу сделать футбольное поле. Так все и завертелось. Сейчас у нас два поля – искусственное и натуральное, – гостиница, медицинский центр. Созданы все условия для восстановления футболистов. Это и магнитные процедуры, и ультразвуковые, и криосауна, и подводные массажи, и спа-капсулы. А идея со сборами… Получилось так, что, наверное, в 2012 году я познакомился с Брониславом Ясинским. Это легенда сборов. Человек, который многое сделал в этом направлении. Настоящий профи. Я примерно представлял, как все это работает, но он меня многому научил. Правда, со временем наши взгляды разошлись, и я понял, что могу работать отдельно.

Отмечу, что мне посчастливилось заняться организацией пребывания «Ромы» в Минске, когда они играли с БАТЭ [в 2015-м]. Помог мне с этим клиентом Сергей Гуренко, за что ему огромное спасибо. Прикоснулся тогда к организации матча на самом высоком уровне. Меня удивил один момент. «Рома», серьезнейший клуб, по каким-то причинам вдруг отказался от предыгровой тренировки на полях федерации, заменив ее на занятие в спа. Итог известен. БАТЭ победил 3:2.

Кто приехал к вам первым?

– «Неман» в 2012 году. Тогда главным тренером был Александр Корешков, работавший раньше в «Соколе». Одними из первых иностранцев были российские детские школы ФК «Химки» и московского «Локомотива», а потом постепенно подтянулись команды из второй лиги России, ФНЛ и премьер-лиги. У нас были «Балтика», «Амкар», «Тамбов», «Велес», «Сахалин», «Тосно», ташкентский «Локомотив», украинские «Балканы», волейбольный «Локомотив» из Калининграда. Кроме того, перед матчами у нас останавливаются БАТЭ, «Торпедо-БелАЗ», брестское «Динамо»…

Как они выходят на вас?

– Поначалу помог их привлечь Ясинский. А потом хорошо сработало сарафанное радио. Ведь тренер сегодня тут – завтра там. И если тренеру у нас понравилось, он говорит руководству, что хотел бы провести у нас сбор.

Самого странного клиента помните?

– Самые странные те команды, у которых не так много денег. Задают много вопросов по мелочам. Люди могут даже на завтраках пересчитывать пакетики чая. У кого есть финансы – у того все четко. На такие моменты даже не обращают внимание. У нас не было тех, с кем не находили компромисса. И если возникали вопросы, сразу же их решали. Но три года назад случился ураган, во время которого на натуральное поле упала осветительная мачта. Газон был очень сильно поврежден. Кроме того, на территории комплекса было повалено примерно 60 деревьев. И в этот день к нам на сбор приехал «Локомотив» из Ташкента. Команда, которая готовилась к азиатской Лиге чемпионов. Клуб серьезного уровня. Как БАТЭ. Они приехали, а поле не готово – лежит мачта. Плюс они же азиаты, мусульмане, и у них питание особенное. Человек, который был ответственен за приезд команды, сначала сказал одно, а потом все вышло наоборот. Мы разобрались со всем, но людям пришлось по понятным причинам тренироваться на Городском стадионе в Дзержинске. Просто не было выхода. Осадок остался лишь после этого сбора. Больше проблем не возникало.

Как я понимаю, идея создания «Арсенала» появилась после приезда на сборы шведского «АФК Юнайтед», которым руководит один из учредителей вашего клуба Алекс Рюссхольм.

– Нет. Идея появилась у меня четыре года назад. Знаете, как говорят? Было два сына, а третий – футболист. Из-за спорта нам даже специфику предприятия пришлось изменить. Все-таки за оздоровлением, активным семейным отдыхом будущее. Отец идею поддержал, но было много примеров того, что у людей не получилось создать на долговременной основе футбольный клуб. На каком-то этапе все срывалось. Поэтому нам хотелось найти сильного партнера, который вместе с нами захотел бы вложиться в клуб. Скажу честно, ко мне приезжали разные люди из России, предлагали бизнесменов из Европы, но мы немножко расходились в видении нашего проекта.

Как произошло знакомство с Алексом?

– Через Виталика Леденева. У нас с ним родители из одной деревни, и у него в Негорелом до сих пор живет бабушка, которую он постоянно навещает. Наши родственники знают друг друга давно. Между нами, скажем так, деревенская связь. Леденев на протяжении долгого времени мне помогал с организацией сборов, предлагая «Весту» кому-то из знакомых тренеров. Это не было бизнесом. Просто человеческая помощь. И он как-то набрал и говорит: «Леха, выходи на международный уровень». Подобные наработки были и раньше, но до конкретики не доходило. К нам, к примеру, должен был приехать «Хапоэль» из Раананы, за который играл Карницкий, но израильтяне по итогу передумали. Но Виталик по-хорошему пробивной. Мне эта черта нравится. Не наглеет, но будет стучаться во все двери, пока не добьется своего. Профи. И он мне как-то дал контакт Алекса Рюссхольма – россиянина, который владеет шведским клубом «АФК Эскильстуна». Я подготовился, почитал о нем, позвонил и предложил приехать на сборы в Беларусь. Он сразу же согласился.

Алекс Рюссхольм.

Эскильстуна на тот момент вылетела из высшей лиги, Алекс сменил тренера и сборы тоже захотел провести в новом месте. Клуб всегда тренировался зимой на Кипре, в Турции и Испании. И случалось так, что после возвращения из теплых стран в Швецию многие игроки заболевали. По ним бил сильный перепад в температуре. Все-таки шведский климат похож больше на наш, чем на южный. Решение Рюссхольма ехать в Беларусь стало для всех в Швеции шоком. Его отговаривали, журналисты писали, что он везет команду в страну диктатора, а их правый защитник Густав Ярл и вовсе отказывался лететь – боялся. Но через три дня после пребывания в нашей стране ему так понравилось, что попросил ему найти здесь команду. Мы своим сервисом сумели изменить мнение о стране. Хотя есть моменты, которые я немножко не понимаю. Мы столкнулись с тем, что виза на человека больше 100 евро. Сумели в холод привезти на сборы европейскую команду, а мы сами [такими ценами на визы] создаем себе проблемы. В итоге открыли визы через Хельсинки за 60 евро, сэкономив массу денег. Шведы были рады отношением к ним. У нас очень добрые люди. Хоть и говорят, что мы хмурые, но, помню по детству, зайди в любую хату – и тебе помогут. Шведы были приятно удивлены нашим питанием и медицинским обслуживанием.

 С АФК прилетел футбольный врач Карлос – специалист по травмам и расстяжениям, – чтобы обучить докторов клуба. Мы сначала отнеслись к нему по-обычному. Но потом набрали человеку, который играл в Испании, и он сказал: «Ребята, вы вообще понимаете, кто с вами сидит?!» Он, как оказалось, лечил «Зубастика» Роналдо, Зидана, Ромарио, Иглесиаса, Рауля, Роналдинью и других. Работал с «Реал Сосьедадом» и национальной сборной Испании в штабе Хосе Антони Камачо. И когда он увидел нашу восстановительную базу, сказал: «Ребята, это путь к успеху». Может, это прозвучит громко, но, по его словам, такие вещи есть на базе «Реала».

Я поделился с Алексом своими мыслями о создании клуба. И Рюссхольм, увидев всю базу, понял, что мы приходим в футболе не с улицы. У нас есть база – будущий дом команды. У нас есть медицинский корпус, который работает на месте и не нужно никуда ехать. Еще один момент: Дзержинск давно нигде на республиканском уровне не участвует. Город голодный до футбола, и нам бы хотелось «Арсенал» сделать визитной карточкой Дзержинска. Мы услышали друг друга, и по дороге в аэропорт он сам сказал: «Идея с созданием клуба очень интересная. Я готов обсудить ее детальнее. Мне это интересно». Год назад было решено, что в новом сезоне заявимся во вторую лигу. После этого пошел сбор необходимой информации, и мы сделали бизнес-план на пять лет, слетали к Алексу, обсудили финансы и все остальное.

«АФК Эскильстуна» на сборе в Беларуси.

– Какая доля в финансовой поддержке клуба Алекса Рюссхольма?

– Скажу так: его доля в проекте существенная.

– Задачи с ним оговаривали?

– Задача, которую нам поставила пресса – выход в Д1 за два года, – перед нам не стоит. Если мы будем к этому готовы, то пойдем в высшую лигу. А пока бежать впереди паровоза не станем. Ничего с «Арсеналом» не случится, если он в первом же сезоне не выйдет в Д2. Команда продолжит жить дальше. Мы не ставим задачу кровь из носу повыситься в классе прямо сейчас.

– Со старта заявили, что собираетесь продвигать детский футбол. Как вы будете это делать?

– Сейчас разрабатывается программа, и ничего конкретного пока сказать не могу, но у нас на будущее есть договоренность с одной ДЮСШ по лицензионным возрастам. Мы собираемся со временем создать свою детскую футбольную школу и сотрудничать со всеми секциями по району: Столбцы, Дзержинск, Фаниполь. И, честно признаюсь, был удивлен, как все организовано в Столбцах. Там есть и тренерский штаб, и талантливые дети, и условия в виде искусственного поля. А в Дзержинске почти ничего нет. Городской стадион и старая мини-футбольная «коробка» – все.

– Вы позиционируете себя как частный проект. Но в чем ваши главные отличия от «Луча» и «Крумкачоў»?

– Мне уже один человек говорил: «А ты не боишься повторить судьбу «Крумкачоў»?» Не хочу обсуждать их проблемы, это их личное дело, но я их уважаю за то, что они сделали клуб для семей. «Крумкачы» в один момент расшевелили наш футбол. Что касается разницы, то любой частный клуб чем-то друг от друга отличается. Наше главное отличие – наличие базы. Но всех нас все равно объединяет то, что мы вносим частный капитал. Все-таки большинство клубов в нашей стране имеют господдержку.

– В Дзержинске раньше был клуб «Ливадия», игравший во второй лиге. Ревности не было, что вы в Дзержинске собираетесь создавать вторую команду?

– Мы с огромным уважением относимся к этому клубу и его болельщикам, но не хотели к кому-либо привязываться. «Ливадию» создавали другие люди. А мы создали свой проект с ностальгическим названием, о котором я уже рассказывал. У нас были определенные задумки с клубными цветами. Нам хотелось добавить на форму желто-синие цвета города. Думаю, в дальнейшем, при развитии клуба, так и сделаем.

– Как городские власти отреагировали на появление «Арсенала»?

– Положительно.

– Райисполком будет помогать клубу?

– Мы рассчитываем на себя, но рады любой поддержке.

– Где команда проведет первый сезон?

– Собираемся проводить матчи на двух стадионах – на искусственном поле «Весты» и на городском в Дзержинске. Обычный минорный стадиончик рядом с горкой. В раздевалках сейчас делают ремонт. Ну а поле там лучшее во второй лиге. Оно всегда таким было. Велика вероятность, что первый сезон мы проведем именно на нем.

– Какой бюджет у вашего проекта?

– Не хотелось бы обнародовать эти цифры.

– «Крумкачы», о которых уже говорили, в высшей лиге играли с бюджетом в 344 тысячи долларов. Можете хотя бы сравнить со своим?

– У нас он на данный момент намного меньше.

– Объясните, что за история приключилась с вашим логотипом, в котором многие увидели сходство с эмблемой сборной США?

– Наша эмблема сделана так, как делали их 20 лет назад. Она очень простая. Да, есть полоски, напоминающие американские, но я ничего такого в этом не видел. Полоски присутствуют на разных эмблемах. На нашей они символизируют семь регионов страны. Герб нарисовал близкий человек, и это для меня что-то да значит. Будет развиваться клуб, тогда будет развиваться наш логотип. Сейчас ребята играют под этим лого, но уже есть наработки по новому.

* * *

– Как вы комплектовали команду? Давайте начнем с тренеров.

– У нас был расширенный список кандидатов. Решил остановить выбор на Сергее Ясковиче. Он все-таки голодный до побед тренер. У него очень хороший дуэт с ассистентом Виталием Варивончиком. Это квалифицированные и профессиональные специалисты, которые готовы развиваться и учиться. Планируем, что в ближайшее время они поедут на стажировку в Швецию. Кроме того, мы уже некоторых игроков обучаем для того, чтобы после завершения карьеры они остались работать в нашей структуре детскими тренерами. Например, Паша Кирильчик.

Футболистов мы собирали, обсуждая их кандидатуры с тренерами, которые немало поработали в Беларуси в молодежном футболе.

– А Леденев?

– Он просто готов помогать нам с игроками. И еще ни разу не было того, чтобы мы ошиблись в ребятах, которых он предлагал.

– В Дзержинске постоянно проживает Олег Дулуб. Он долгое время был без команды. Не хотели его подключить к работе в клубе?

– Олега Анатольевича раньше у нас можно было часто видеть – он любил прогуливаться возле озера. Так что мы уже давно знакомы. По каким-то моментам я с ним советуюсь, но в качестве тренера мы его не рассматривали. Специалист очень высокого уровня. Мне кажется, работа во второй лиге для него пройденный этап. Он это все перерос. Так что даже не думали об этом.

Как уговорили Вячеслава Глеба?

– Честно говоря, я думал, что Слава после «Немана» закончил с футболом. Осенью ему рассказал про «Арсенал», но ничего не предлагал. Тем более он статусный и обеспеченный человек. Но Слава, послушав меня при встрече, заинтересовался и изъявил желание играть. И я вам скажу, что мы очень рады, что имеем в составе и Глеба, и Кирильчика, и Осипенко. Я получил в свой состав тех игроков, которых хотел. Не позиции, а людей. Со всеми встречались, общались и обсуждали. А Слава – очень и очень приятный бонус. Я сам вижу, что роль «старика» ему нравится в коллективе. Для футбола в Дзержинске это огромная личность. И, надеюсь, болельщики это оценят.

Вячеслав Глеб и Дмитрий Осипенко.

 Но ваша главная бомба на трансферном рынке – приезд таджика из тульского «Арсенала». Как удалось заманить Джамшеда Максумова?

– Он уже, кстати, получил российский паспорт. Максумов очень и очень перспективный футболист. Если его сравнить с 20-летними белорусскими одногодками, он их в мастерстве на года два старше. Умный, очень техничный и более зрелый футболист. У Джамшеда все могло получиться в Туле, однако так сложилось, что уехал. Причем достался нам бесплатно. Скромный парень. Живет в Столбцах в гостинице – буквально в сотне метров от нашего администратора. Сейчас ищем ему квартиру в Дзержинске.

– У вас с ним долгосрочные отношения?

– Не могу так сказать. Если по Максумову поступит достойное предложение, то мы его отпустим. Повторюсь, это действительно сильный футболист. У нас недавно играла«Ислочь». И вратарь этой команды Алексей Березин (был в структуре «Арсенала» с 2016 по 2018 год – Tribuna.com) удивился появлению Джамика в Д3. Он ведь с основой тренировался. Джам приехал в Беларусь прогрессировать. Здесь он будет обязательно играть, а там – кто его знает, как все сложилось бы.

– Будут ли еще в команде россияне?

– Нам предлагали еще одного хорошего парня, выступавшего за юношескую сборную России, но решили пока воздержаться. Сейчас, как я уже говорил раньше, к нам могут добавиться еще два белоруса.

– Какие зарплаты у футболистов вашего клуба?

– Суммы говорить не буду, но, поверьте, они небольшие. К нам идут молодые за развитием и прогрессом в хороших условиях и с квалифицированными специалистами, а кто-то хочет перезагрузить карьеру и начать все сначала. Команда у нас профессиональная. Есть те, кому осталась отработать месяц, а потом люди сконцентрируются полностью на футболе.

– И все же, какая задача стоит перед вами?

– Задача… Ну, школу футбольную в этом году мы точно еще не откроем. Скажу так: нам хотелось бы радовать болельщиков, показывать хороший футбол и развиваться. И я хочу выразить огромнейшее уважение нашим фанатам. Они сами появились – пришли на один из товарищеских матчей.

Дело в том, что к нам на работу принят пресс-атташе Василий Князюк. После этого пошла работа в соцсетях. Ребята где-то прочитали и начали ходить на игры. Это очень приятно. У меня есть контакт их ответственного человека, мы будем встречаться и обсуждать наше дальнейшее сотрудничество. Мы бы хотели подготовить развлекательную программу для наших зрителей. Но все зависит от того, где мы будем играть. На «Весте», к примеру, есть ресторан. Здесь мы сможем разыграть между болельщиками обед или коттедж на сутки. Сейчас активно прорабатываем эти вопросы. Мы очень хотим создать на наших матчах уютную атмосферу, чтобы к нам на игры приходили не только опытные болельщики, но и семьи.

ФОТО: Анатолия Редина

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья