Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Железный дровосек

«Впервые из зала у меня украли кроссовки с носками». Белорус играет в шведской вышке за клуб, где его жена работает тренером по фитнесу

Узнали, как живет супруга Артема Рахманова.

В январе экс-защитник «Ислочи» и одесского «Черноморца» Артем Рахманов подписал на полгода контракт с клубом АФК «Эскильстуна» из шведского Д1. Что любопытно, в «Эскильстуне» трудоустроился не только футболист, но и его супруга Юлия, ставшая тренером по физподготовке. В большом интервью Тарасу Щирому Рахманова рассказала о жизни в Скандинавии и о том, каково это – работать в одной команде с мужем.

– Юлия, для начала, пожалуйста, расскажите о себе. Про Артема болельщики знают достаточно, а про вас известно не так много.

– В спорт я пришла гораздо раньше, чем Артем: в пять лет родители отвели меня на каток заниматься фигурным катанием. В итоге стала профессиональной фигуристкой, побеждала в чемпионатах республики, но все это давно позади – кататься я закончила, когда мне было 17. Почему? Сильно беспокоили постоянные боли в спине, и я понимала, что больших результатов не достигну в профессиональном спорте. Кроме того хотела сосредоточиться на учебе. Поэтому о своем прошлом вспоминаю лишь тогда, когда рассказываю, кто я и откуда взялась в спорте.

Закончив с фигурным катанием, поступила в БГУФК в 2008-м. Отучилась и работала тренером по фигурному катанию. Но меня всегда больше интересовала физическая подготовка, нежели моя специальная в плане прыжков и скольжения. Так жизнь и привела в фитнес. На данный момент у меня помимо прочего есть несколько международных сертификатов EXOS, которые котируются не только в Беларуси, но и за рубежом. Работала я в фитнес-центрах «Аргумент», «Стиль жизни», CULT, в студии подвесного тренинга Zaрядка, в московской сети фитнес-клубов X-Fit. А последний год я больше сотрудничаю индивидуально непосредственно с профессиональными футболистами.

Главным моим клиентом каждое межсезонье является мой муж, но кроме него уже работала с Сашей Шагойко, Артемом Васильевым, Колей Зенько и другими ребятами из «Минска» и «Городеи». Моя функция – не только поддержка физической формы, но и работа над слабыми местами. Мы просто приходили в тренажерный зал или в студию «Zaрядка», когда она была свободна, и занимались. Опыт, конечно, интересный. Психология игровиков отличается от спорта, который всю жизнь был мне более привычен. Футболисты немножко другие. Особенно вратари. Об этом говорят все, но я не понимала почему. Ведь с виду это такие же простые ребята. Даже попроще, чем некоторые полевые игроки. Но уже в Швеции пришла к тому, что вратари все-таки действительно другие. Объяснение этому пока не нашла. Как мы шутили с Артемом, они мне просто более близки, потому что тоже много прыгают, как и фигуристы :).

– Как вы вообще познакомились с супругом?

– Общие знакомые у нас были еще со школы. Я знала, что это Артем Рахманов, а он знал, что я Юлия Рак. Но ближе познакомились уже позже – через общих друзей. Сначала переписывались в интернете, а потом, вернувшись со сборов, он позвал меня на кофе. Совру, если не скажу, что это была любовь с первого взгляда. Все развивалось очень стремительно. Встречаться начали в 2008 году. Вместе уже почти 11 лет.

– Каким вам тогда показался будущий супруг?

– Был таким же высоким, как сейчас, веселым и целеустремленным. Конечно, когда мы начали встречаться, были и сюрпризы, и букеты из 101 розы. Да каждый день были розы. Артем очень дипломатичный. Этим меня и покорил. Я бы сказала, что он дипломат по жизни.

– В чем это проявляется?

–- Расскажу одну историю, и вы сразу поймете, почему он такой. В наших отношениях я более эмоциональный человек, а он всегда рассуждает здраво и на горячую голову никогда решений принимать не будет. Так вот, история. В тот день, когда, скажем так, стали парой, мы прогуливались по парку и присели на лавочку. И к нам подошел мужчину. Он был ухожен и довольно-таки хорошо одет и подозрений особо не вызывал. Но этот мужчина сначала напел нам дифирамбов о том, что мы очень гармоничная пара, похожи друг на друга, а потом неожиданно предложил сниматься в кино… для взрослых. Я, честно говоря, офигела. Подумала, мол, ну все, конец, сейчас Артем начнет ругаться и махать кулаками. А он так искусно перевел беседу на другую тему, что мы вообще забыли о том, из-за чего он к нам подошел. Я просто смотрела на Артема и думала, что на его месте любой мой знакомый разнес бы этого человека, а он смог перевернуть так, что закончилось все радужно и без всяких драк. И ситуаций в жизни, когда он на что-то реагировал взвешенно и спокойно, хватало. Вот у вас есть девушка?

–  Была.

– Тогда вы знаете, что мы иногда можем поплакать, мол, там все плохие и тут все плохо, а нужно так и так. В такие моменты Артем всегда рассуждает очень здраво. И в ситуациях, когда я расстроена, в замешательстве, он может и успокоить, и все четко разложить по полочкам, и найти выход из ситуации.

– Это здорово. Где он вам сделал предложение руки и сердца?

– В Одессе, когда играл за «Черноморец». Я приехала позже – ему нужно было найти съемную квартиру. О предложении уже догадывалась. Но то, как он мне его сделал,– это уже сугубо наше личное дело. Поэтому рассказать не могу. Что подарил? Кольцо с бриллиантом :). Поженились 27 октября 2017 года.

– Хорошо. Как возник вариант с работой в Швеции?

– Со мной все произошло достаточно неожиданно. Дело в том, что многие футбольные клубы заключают партнерские соглашения с фитнес-клубами, чтобы у футболистов в любой момент был доступ в тренажерный зал. И Артем попросил руководство, чтобы посодействовали в моем трудоустройстве в Швеции. Тренер и директор поинтересовались, чем я занимаюсь. И когда узнали, что работаю тренером по физподготовке, имею сертификацию, сказали, что такая позиция в клубе вакантна и предложили мне попробовать свои силы. Я приехала, попробовала – и все еще здесь.

Артем Рахманов: «В Швеции не требуют сумасшедшего результата. Игрокам помогают расти так, чтобы не было боязни ошибки на поле»

– Для вас такое развитие событий стало неожиданным?

– Конечно, я уже давно хотела попробовать себя в команде. И поскольку сама долго занималась спортом, мне всегда хотелось больше работать со спортсменами, чем с обычными людьми, которые просто поддерживают форму. Я понимала, что работа в клубе – это большая ответственность и, когда только приехала, откровенно сказала главному тренеру [Неманье Мильяновичу], что я свежак, новичок, и это мой первый опыт работы с командой. На это он ответил: «Окей, не вопрос. Давай попробуем».

– Вы общались с президентом клуба Алексом Рюсхольмом перед подписанием контракта?

– Мы сразу общались с главным тренером и его ассистентами. Команде меня представили буквально перед первой тренировкой. Встретили достаточно тепло и всячески помогали. В обязанности ассистента главного тренера входит не только непосредственно футбольная деятельность, но и помощь новичкам с документами, с решением бытовых вопросов, с поиском квартиры. К примеру, у нас в апартаментах не было чайника и пылесоса, и нам их потом привезли. Так что в клубе есть человек, который всегда готов решить твой вопрос. На произвол судьбы не кинут.

«Не хуже, чем в Турции». Шведская команда провела сбор в Беларуси – и всем довольна

С Рюсхольмом, наверное, познакомились в тот же день, когда приехали. Он очень вежливый и учтивый мужчина. Я бы даже назвала его галантным. Всегда подойдет поздороваться и узнать, как дела, как чувствуют себя ребята, все ли у нас есть с Артемом, что нужно. Рюсхольм приезжает на все домашние игры и по возможности старается посещать гостевые встречи. В раздевалку он не любитель заходить. Его позиция такова, что у команды есть главный тренер – он и заправляет всей кухней. Но, к примеру, перед отъездом на матч в Бурос Рюсхольм зашел в автобус и пожелал всем удачи. Знаю, что он вкладывает деньги в белорусский «Арсенал», но на эту тему мы с ним не общались.

Шведский инвестор дзержинского «Арсенала»: «Целью проекта является вовлечение в футбол детей, проживающих в сельской местности»

– Какой он руководитель? Демократ или любитель шашкой помахать?

 Тут другой менталитет. Здесь не приветствуется, когда вводишь людей в стресс. Ударить кулаком по столу и пойти в разнос – это не про Швецию. Главный тренер тоже никогда не кричит в раздевалке.

– Получается, после Беларуси Артем просто отдыхает.

– Скорее скучает :).

 Уточнение. Жилплощадь арендуете или этот вопрос закрывает клуб?

– Арендует квартиру клуб, но мы все равно какую-то часть за нее доплачиваем. Но это не большие деньги. Что-то вроде оплаты коммунальных услуг или налога.

– Квартира по планировке отличается от белорусских?

– Да, причем разительно. У нас очень просторная и светлая квартира с большим количеством окон. Это в Беларуси мы привыкли, что кухоньки маленькие, все маленькое… Здесь же, как я уже говорила, довольно-таки просторно, и нам места хватает.

– Что из себя в плане организации работы представляет клуб АФК?

– У нас одно поле – искусственное. Находится на стадионе «Тунаваллен». На нем мы и тренируемся, и проводим домашние матчи. Здесь же размещен и офис клуба. У стадиона, кстати, интересная планировка – по углам стоят четыре многоэтажных жилых дома. Такой вот жилой комплекс. В каждом доме больше пяти этажей.

– Судя по фото, эти столбики находятся недалеко от футбольного поля. Так и мяч ненароком в окно может залететь.

 Квартиры расположены не так низко. В этих домах первый этаж вообще отсутствует, а вместо него – колонны и вход на стадион для зрителей. Апартаменты расположены выше и мячи при мне, если честно, туда еще не залетали. Хотя, может быть, когда-то что-то подобное и случалось.

– Как прошла ваша первая тренировка?

– Было волнительно. В команде я отвечаю за разминку на тренировке и заминку после нее. Кроме того, разминаю запасных во время матчей и работаю индивидуально с травмированными. Все, как и в других клубах. Только за беговую работу не отвечаю. Первая моя тренировка в предсезонке проходила в зале. Я проводила ее с ребятами, которые по разным причинам не участвовали в товарищеских играх. Зал – моя стихия. И, несмотря на какой-то языковой барьер, а английский у меня не идеальный, все прошло просто здорово. Полностью, конечно, меня не понимали. Но, не скромничая, скажу, что сама хорошо выполняю упражнения, и могу своим примером отлично показать и объяснить, что мне нужно. В команде я уже почти полгода, и ребята меня понимают, ошибки исправляют.

– Знаю, что команда у вас интернациональная…

– Очень интернациональная.

– Есть ли те, кто вас поначалу вообще не понимал? Уверен, кто-то из легионеров и минимально английского не знает.

– На данный момент у нас всего лишь один игрок, который английский язык понимает ну очень плохо. Общается на уровне: «Пожалуйста», «Спасибо», «Как дела?» Этот гвинеец говорит только на французском. Ему реально все нужно показывать и объяснять на пальцах. Вопросы возникают лишь с ним, а каких-то серьезных проблем в плане объяснения в команде у меня не было. Футболисты сами мне помогают и поправляют, если говорю [на английском] что-то не так. Я учу их, а они – меня.

– Как вас приняли футболисты? Они ведь знают, что вы супруга одноклубника.

– Те, с кем из команды общалась на этот счет, реагировали абсолютно спокойно и говорили, что все нормально. Но иногда футболисты Артема подкалывают, но никто за рамки дозволенного не выходит. Восприняли меня достаточно тепло. Большинство ребят вообще были рады мне, потому что в прошлом сезоне в команде тренера по физподготовке не было. Они часто задают вопросы, а некоторые просят их потренировать дополнительно, хотя не все это любят. Здесь не принято перерабатывать на тренировках. В Швеции считают, что с занятий уходить нужно свежими.

– У клуба есть свой тренажерный зал?

– Партнерами клуба являются две сети тренажерных залов, и у футболистов имеются карточки, похожие на абонемент. Посещать залы можем тогда, когда захотим. Но, конечно, когда приходим туда всей командой, то бронируем определенное время. Оснащением залов я, честно говоря, довольна. Можно вообще работать без инвентаря. А когда у тебя есть больше, чем можешь принести с собой, а это штанги, медболы (утяжеленный мяч – Tribuna.com), то тогда вообще здорово.

– Что вашим подопечным нравится делать в особенности?

– В принципе, все, что я им даю. Им очень понравился аппарат гипервольт (беспроводное массажное устройство, которое воздействует посредством вибрации – Tribuna.com). Его популярность набирает обороты, и в Беларуси уже многие тренеры им пользуются. Гипервольт очень помогает быстро восстановиться спортсмену, он переносной и много места он не занимает.

А если говорить про упражнения, которые понравились… Например, сегодня перед тренировкой развивали реакцию вратарей с помощью теннисных мячей. Кроме того, в мое личном арсенале уже давно есть мячик с выпуклостями – у него непредсказуемый отскок от пола. Полететь может в любую сторону – вверх, вперед, назад.

– В команде есть ребята, которые реально любят поработать с железом?

– Есть, и это Артем Рахманов :). Без шуток, он очень любит зал. Кроме того, наш болгарский вратарь Михаил Иванов тоже серьезно следит за собой и готов тренироваться с утра до вечера. Его только нужно иногда останавливать и напоминать, что необходимо отдохнуть. А так местные футболисты в сезоне не очень любят ходить в зал и работать с большими «весами». Отдают предпочтение игровым тренировкам.

– Вы про мужа вспомнили. Он полюбил ходить в зал, когда вы начали заниматься серьезно фитнесом?

– Он еще до этого тренировался самостоятельно – у него дома были и штанга, и блины. Постоянно ходил на турник. С появлением фитнеса в моей жизни его походы в зал стали более осознанными.

– Признайтесь, хоть раз мужу за лишний килограмм прилетало?

– У него их не было и нет, и он всегда в прекрасной форме. Артем очень ответственный и осознанный человек. И я иногда даже беру с него пример, когда мне не хватает выдержки и хочется съесть лишнюю вкусняшку. Это не про него.

– Вы участвуете в формировании командного меню?

– Нет. У нас есть командный ланч-завтрак, на котором всегда дают сыр, яйца, кашу – овсянку, гречку или перловку. Обедаем мы тем, что приготовили в ресторане. Бывает так, что футболисту приносят бургер. Спортсмен, конечно, начинает жаловаться. Но ресторан, где мы питаемся, является нашим партнером, поэтому мы не можем заявить, что нам должны подготовить отдельное меню. То, что у них есть, они и приносят. Но такие неожиданные случаи были всего лишь пару раз, и, мне кажется, в ресторане уже прислушались к тому, что говорили футболисты.

Кстати, в Швеции очень часто подают картошку. Обычно белорусов ассоциируют с любовью к картофелю, но я бы сказала, что шведы его любят еще больше. Бывает так, что пять раз в неделю они подают одну картошку, но в разном виде: пюре, фри, запеченный в мундире и так далее.

* * *

– Каким видит шведский футбол девушка из Беларуси?

– Он очень активный: много движения, постоянная работа с мячом, тут другие скорости принятия решений, нежели у нас. И я бы еще добавила, что футбол здесь достаточно техничный.

Что касается атмосферы на стадионах, то ее просто не передать словами. Помню, как во время одного матча «Ислочи» журналисты подбивали статистику и считали, сколько людей на трибунах. Насчитали, наверное, человек 80. А в Швеции речь идет о тысячах болельщиков, которые посещают матчи! Они песни поют, и это так круто! И это касается не только фан-сектора, но и всех, кто приходит болеть за свою команду. Мы играли в Стокгольме с «Хаммарбю», так болельщики этой команды пели песню по секторам. Часть – один сектор, часть – другой. И она эхом разносилась по всему стадиону. Невероятные ощущения.

Кстати, на той игре я была рада, что не знаю шведского языка. Мы разминались на бровке и буквально прямо за мной стояли болельщики. Некоторые пили пиво, и я очень переживала, чтобы не было никаких провокаций. И болельщики явно что-то кричали в адрес ребят, но, стоит отдать должное футболистам, никто из них на это не отреагировал.

В Эскильстуне тоже есть свои фанаты. Они тоже поют, поддерживаю команду, но их не так много в сравнении, к примеру, с тем же АИКом.

– Часто ли болельщики во время матчей обращают на вас внимание, свистят или улюлюкают?

– Нет, абсолютно. И это несмотря на то, что я лишь вторая девушка, которая работает тренером по физподготовке. Женщины в клубах преимущественно выполняют роль врачей и физиотерапевтов. И меня тоже очень часто принимают за доктора, но я сразу говорю, что не врач :).

Такое спокойное отношение к девушке в мужском коллективе говорит о том, что шведы очень толерантные люди. У нас, может быть, даже сказали бы: «Ой, фу!», а здесь так не принято.

– Я знаю, что в белорусском футболе тренеры отказываются брать в автобус девушек. Мол, женщина на борту – плохая примета. А как на это смотрят в АФК?

–- На все матчи я езжу с командой на автобусе. Расскажу вам одну историю. Если вы пристально следите за «Эскильстуной», то знаете, что наш клуб вышел в финал Кубка Швеции. В этом году, когда я уже была в команде, мы победили во всех кубковых играх. И после победы в полуфинале над АИКом ко мне подошел тренер и сказал: «Юля, это ты привезла удачу в нашу команду!» Матч, кстати, получился очень эмоциональным – мы победили по пенальти. Мне после такой игры хотелось пить валерьянку, но ее в Швеции, к сожалению, не найти. Поэтому пришлось потом из Беларуси привезти :). Мне кажется, весь коллектив от этого полуфинала два дня отходил. Настолько все выложились на поле. Только представьте себе: команда вышла в высшую лигу и сразу же в полуфинале Кубка обыграла АИК!

– Это классно. Вы раздевалку не разнесли от радости после матча?

– Нет. У нас была минералка, и мы ее, как шампанское, трясли и обливались. Было очень эмоционально. Мы все от радости топали, кричали, стучали по стенам и столу.

* * *

– Вы раньше были в Швеции?

– Никогда.

– Тогда какие были ваши впечатления, когда только прилетели в стокгольмский аэропорт «Арланда»?

– Только мы не прилетели, а приехали в Швецию на машине :). Ехали на авто до Риги, а там сели на паром до Стокгольма. На пароме я, кстати, тоже была первый раз. Это был январь. Честно говоря, в Минске зима была не самая красивая, а в Швеции мы будто в сказку попали: деревья стояли в снежных шапках, а вокруг все было во льду. Было не просто холодно, как бывает у нас зимой. Здесь ко всему прочему добавлялся пронизывающий до костей ветер.

В Стокгольме мы не задержались, а сразу по навигатору поехали в Эскильстуну. Дорогу нашли быстро, и лишь чуть-чуть поплутали на выезде из порта. Дороги тут хорошие. И круто, что Эскильстуну и Стокгольм соединяет автобан. По нему можно гнать 120 км/ч. На магистралях есть отбойники, две полосы в каждую сторону, из-за чего обгонять спокойнее.

– Что за город такой Эскильстуна?

– В Эскильстуне очень много эмигрантов, а самих шведов достаточно мало. Городок маленький и очень тихий. В будние здесь в торговых центрах все магазины закрываются в семь часов вечера, и до десяти работают лишь продуктовые. Вы представьте себе, чтобы в Минске в «Короне» после семи работали лишь продуктовые магазины! Мы же привыкли, что у нас все чуть ли не 24/7, и ты можешь, сколько хочешь, выбирать, куда вечером поехать отдохнуть. Тут такого разнообразия нет. Есть пару кафе, которые работают допоздна, и народ вечера проводит именно там. В Стокгольме, думаю, все иначе, но у нас вот так.

Центр Эскильстуны.

– Кстати, о продуктах. Сразу поняли, что по ценнику разница с Беларусью существенная?

– Мы не особо привередливые, продуктовая корзина у нас вообще небольшая и по карману не бьет – питаемся часто с командой. Но все продукты, которые покупаем в Беларуси, здесь стоят дороже. В глаза бросилось то, что в Швеции гораздо дороже мясо. Курица обойдется от 90 крон, а это примерно девять евро.

– По Эскильстуне понятно, что это шведская провинция?

– Провинциальный и компактный город. В центре буквально здание на здании. Людей на улицах мало, все где-то работают, кто-то ездит в Стокгольм... Есть города в Швеции гораздо меньше нашего, но здесь все равно очень тихо.

– Не хватает движа?

– Я люблю движ. Я когда-то работала в Москве и люблю ее за бешеный драйв. Конечно, после Москвы и Минск кажется тихим городом, но, я уверена, когда в отпуск из Эскильстуны приедем домой, то Минск нам покажется сумасшедшим городом.

– Тогда где вы отдыхаете?

– В Эскильстуне движ если и есть, то только на дискотеках, но нам это неинтересно. Когда появляется время, мы можем съездить в Стокгольм и погулять по торговым центрам. Но больших выходных давно не было. Артем устает после тренировок, игр, поэтому давно никуда не ездили. А когда выходные были, то особо достопримечательностей не увидели и по городу не погуляли – был мороз. Мы в буквальном смысле пробежались по старому городу, и я запомнила, что там очень интересная архитектура. Так что все впечатления у нас впереди, и в Стокгольме хочется провести как можно больше времени.

–  Что еще удивило в шведах?

Как только весной появляется солнце, при условии, что нет ветра, а он тут еще достаточно холодный, они выходят на улицу, надевают шорты, майки, загорают и ловят витамин D. При этом температура составляет всего лишь 15 градусов.

–  Шведов можно назвать более свободными?

– Однозначно. Они просто другие. Спокойные. Толерантные в отношении приезжих.

–  И в отношении ЛГБТ…

– Честно говоря, мы еще не встречали представителей этого сообщества. Но, судя по тому, что над некоторыми апартаментами вместе с государственными флагами развеваются радужные, к ним относятся лояльно. Но, знаете, я на подобном вообще не концентрирую внимание. Да и мы сами тут гости…Поэтому кто я такая, чтобы судить и осуждать людей? Тем более за жизненные принципы и взгляды.

–  Правда, что в северных странах люди целенаправленно не зашторивают окна?

– Да, в Швеции тоже так делают. На многих окнах штор нет. А если и висят, то, как правило, у приезжих. И меня это поначалу напрягало. Знаете, такой стриптиз 24/7. При этом я заметила, что люди не глазеют на то, кто и чем занимается дома.

–  Вам объяснили, почему шведы обходятся без занавесок?

– Мы особо не спрашивали об этом, но поняли, что здесь зимой было очень мало солнечного света, преобладает пасмурная погода, и это сильно давило. И, как мне показалось, для шведов очень важен любой доступ к солнечному свету, поэтому они окна ничем и не занавешивают.

–  Вы сказали, что в Эскильстуне очень много приезжих. Откуда они?

–  Много поляков, сербов, цыган, сирийцев и просто темнокожих, чье происхождение мне сложно определить.

–  Как они себя ведут?

– По вечерам сбиваются в компашки и курят, видимо, не сигареты. Но я, конечно, не проверяла :). С негативом, связанным с мигрантами, мы не сталкивались. Однако, честно говоря, я бы не стала одна ходить по улице поздно вечером без Артема. Тут реально страшновато. Все-таки на улице никого нет, и, мало ли у кого в этих компаниях могут появиться нехорошие намерения. Тусуются они не по всему городу, а в районах, где проживают. Просто наш дом находится недалеко от жилого комплекса мигрантов.

–  Тусовки напоминают те, что собираются в Минске у торгового центра «Галерея», или нечто более взрывоопасное?

 Второй вариант. Нам ребята рассказывали, что, наверное, год назад возле этого комплекса прямо из машины пристрелили какого-то парня. На том месте всегда горит свеча и лежат цветы. Такой вот райончик.

–  Что самое необычное с вами приключилось в Швеции?

– Впервые в моей жизни у меня из раздевалки в зале украли кроссовки с носками. Когда увидела, что их нет, поняла, что идти домой не в чем. Если только в тоненьких кроссовках, в которых только что тренировала. В итоге Артем меня забрал на машине. Потом все высказала администрации фитнес-клуба, но передо мной развели руками и сказали: «Ну, это Швеция. Здесь возможно все, и за своими вещами нужно следить». Это дополнение к вопросу о том, что здесь очень много приезжих. Сами шведы такое не сделают.

В общем, мне сказали, что если увидят мои кроссовки, то их потом вернут. Я мысленно с обувью попрощалась, но проходит неделя, я вновь прихожу в зал, и в нише для обуви чисто случайно замечаю свою пару. Сразу пошла к знакомому администратору, говорю: «Может, давайте спросим, чьи?» А мне говорят: «Ты уверена, что они твои?» – «Уверена» – «Все. Забирай». Забрала и ушла. Мало того, что вор их украл, так потом еще пришел в зал в них заниматься!

Расскажу еще одну историю. Мы как-то очень долго стояли в очереди у банкомата в банке – дедушка перед нами все никак не мог разобраться со своей карточкой. Потом он обернулся, увидел, что собрал целую очередь, разволновался и начал торопиться. Чтобы вы понимали, банкоматы тут со своими особенностями. Они сначала возвращают карту, а уже потом отдают деньги. И этот дедушка карточку забрал, но забыл деньги – порядка 300 евро. Мы взяли деньги и побежали за этим человеком. Догнали, отдали, но он поначалу даже не понял, что мы хотим от него. Человек просто забыл про деньги, но потом до него все-таки дошло, что произошло. Он сказал спасибо, мы вернулись к банкомату, и когда уже уходили, вновь встретили его. Он шел ко мне навстречу и протягивал что-то вроде 10 евро. Дедушка был так благодарен, что просто не знал, как нас отблагодарить. Но мы деньги, конечно, не взяли.

– Вы готовы остаться в Швеции на пару лет?

– Если бы мы оказались в Стокгольме, то годика три можно было бы пожить. Но не в Эскильстуне. Все-таки мне, как я уже говорила, не хватает здесь драйва. Мое соглашение с клубом полностью завязано на Артеме, и если он захочет расторгнуть контракт, то и я уеду. Наши соглашения подписаны на полгода и уже подходят к концу. Что будет дальше, пока сказать не могу. Этот вопрос еще в клубе не поднимался.

– Швеция и Беларусь – это два разных мира?

– Все-таки да. Здесь другой уровень жизни, иной менталитет. Да здесь в буквальном смысле можно пить воду из-под крана! К вопросу экологии тоже относятся совершенно иначе. И раздельный сбор мусора – это осознанный выбор шведов. Мы насчитали аж семь контейнеров для каждого вида мусора!

С вождением тоже все не так, как у нас. В Минске огромное круговое движение, а тут маленькие кружочки, узкие дороги. Все это сделано для того, чтобы все ездили медленно и были внимательны за рулем. Ну и в самом Стокгольме тебя никто не обсигналит, спокойно дадут возможность перестроиться. В Беларуси, скажем так, более хамоватое поведение на дорогах. Тут, повторюсь, просто все по-другому.

– Зарабатывать стали больше, нежели в Беларуси? 

– Да, гораздо больше. Почти в два раза. При этом я работаю здесь всего лишь на полставки. Но сумму, прописанную в контракте, называть не буду. Секрет.

* * *

– Артем до этого играл в Польше, Украине, Молдове и Эстонии. Где из этих стран вам понравилось больше всего?

– Больше всего мне понравился Таллинн (В 2015 году Рахманов выступал за «Левадию» – Tribuna.com). Это связано с впечатлениями от самого города и от друзей, которые там появились. И мы с этими ребятами до сих пор общаемся, хотя они сейчас живут и в Словении, и в Финляндии. В Таллинн всегда хочется вернуться и нас там всегда ждут.

Если говорить о менталитете, то больше всего нам близка Польша, если не считать Украины, где у меня родственники. Этим ответом никого не удивлю. Единственное, что они очень верующие.

Монастырь Ясна Гура в Ченстохове.

–  Ну так «Ракув», за который в прошлом году играл Артем, базируется в Ченстохове. А это духовный центр всей Польши.

– Да, но они по всей стране такие религиозные. По воскресеньям поляки целыми семьями, с детьми в колясках идут в костел на службу. К культуре, религии они приобщают детей с самого раннего возраста. У них так принято. Согласитесь, ну нет такого в Беларуси, чтобы все повально в воскресенье шли в церковь и ничем больше в этот день не занимались. В Польше даже есть закон, согласно которому дважды в месяц по воскресеньям не работают все магазины. И мы как-то на этом попались. Был пустой холодильник, поехали в магазин, а он закрыт. В итоге пошли есть в ресторан.

Хотя по поводу Ченстоховы вы правы. В этом городе находится знаменитая в стране икона Матки Боскай Ченстоховской. Если не ошибаюсь, поляки именно так ее называют. Мы ходили к иконе и получили невероятные впечатления. В этом монастыре очень интересно и красиво.

– В общении с поляками было просто и легко?

– Да. Единственное, что, услышав русскую речь, некоторые тебя сразу записывают в ряды россиян, и немножко сторонятся. Это заметно и чувствуется. В подобную ситуацию попала очень давно, когда ездила в Ригу и наткнулась там на категорическое неприятие русского. И с тех пор, когда возникают такие вопросы, я сразу говорю, что я из Беларуси и не понимаю местный язык.

– Я понял. Юлия, и последний вопрос. Чего вы хотите от будущего: развиваться в своей профессии или просто быть верной спутницей супруга?

– Знаю, что такое ярлык «жена футболиста». Я всегда работала, начиная со второго курса, и у меня часто спрашивали: «Зачем ты это делаешь? У тебя же парень футболист». Но это не моя история. И не история тех жен игроков, которых знаю лично. К примеру, Олю Гигевич. Она владеет своим магазином одежды SVOG и активно продвигает его в Инстаграме. Содержанок, на мой взгляд, осталось очень мало. Да и не те деньги платят в Беларуси, чтобы сидеть на попе ровно.

Что касается меня, я очень люблю спорт, давно в нем, и мне интересны разные аспекты. Мне хочется реализоваться и в качестве персонального тренера, и в плане работы в команде. А как сложится все, жизнь покажет. Однако у нас получается с Артемом хороший семейный тандем, и нам не хотелось бы надолго расставаться. Готовы пойти на это, если к кому-то из нас поступит хорошее предложение. В таком случае никто препятствовать не будет. Мы за то, чтобы каждый реализовывался в своей области.

ФОТО: из личного архива Юлии Рахмановой, ekuriren.sefakt.pl

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+