Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Железный дровосек

«Коллектив в Жодино хороший, но не думаю, что это заслуга Скрипченко». Экс-игрок БелАЗа о словах за спиной, уходе Кубарева и лучшем вратаре Беларуси

Эмоциональный разговор с Александром Котляровым.

Полузащитник Александр Котляров в прошлом году провел добротный сезон за «Торпедо-БелАЗ». В составе команды Олега Кубарева мозырянин выходил на поле в 25 матчах и записал на свой счет три забитых мяча. Но все для Александра изменилось зимой с приходом в клуб Вадима Скрипченко. Котляров в этом сезоне получал мало игрового времени (всего пять матчей в вышке) и в июле покинул Жодино, подписав контракт с латвийской «Елгавой». А напоследок нехило прошелся по своему бывшему коучу. 

Александр Котляров: «Скрипченко сказал, что рассчитывает на меня во втором круге. А через два дня в дубль. О человеческих качествах этого тренера мне стало все понятно»

Тарас Щирый связался с Котляровым и узнал, почему у него не сложилось со Скрипченко, и что вообще сейчас происходит с Жодино.

– Давай начнем по порядку. Расскажи подробнее, как вообще возник вариант с «Елгавой»?

– У меня в Жодино не было игровой практики, а сидеть без дела не хотелось. Смысл, если мне не доверяют? Скрипченко в начале сезона говорил, что на меня рассчитывает, но я все равно весь первый круг толком не играл. В итоге подошел к Вадиму Викторовичу летом и попросил, чтобы меня отпустили. На это тренер ответил, что рассчитывает на меня во второй половине чемпионата. Однако вскоре отправили тренироваться с дублем, объяснив это тем, что плохо влияю на коллектив, и в клубе будут думать, как со мной расстаться. Я, если честно, подобного поворота не ожидал. Было неприятно. Не думал, что окажусь в такой ситуации.

Олег Михайлович Кубарев приходил на домашние матчи «Торпедо-БелАЗ» и был в курсе моих проблем. Летом он возглавил «Елгаву» и примерно перед тем, как меня отправили в дубль, позвонил с конкретным предложением мне и моему агенту Витале Кузнецову. Я согласился. Знаю Кубарева еще по «Гомелю». Это специалист, для которого не бывает мелочей. Для него важно все, начиная с порядка на поле и заканчивая питанием. В случае с ним я нашел не то, чтобы своего тренера, а свой тренерский штаб. Мне очень комфортно работать с ним и с его помощниками.

Я неделю в Жодино тренировался с дублем, просил, чтобы меня отпустили, но слышал: «Нет. Жди». А чего ждать, не понимал, но в конечном итоге меня все-таки отпустили. Я сразу собрался и уехал.

– Какие твои первые впечатления от Елгавы?

– Классный город. Он, наверное, как Жодино, но там все по-другому, чувствуется, что это Европа. В нем очень много кафешек, через Елгаву протекает река, по которой можно покататься на катамаране. Каждый вечер семьей проводим на улице. Живем практически в центре города. Недалеко находится смотровая площадка, с которой открывается прекрасный вид на окрестности, и можно увидеть диких лошадей. Мне здесь все нравится.

Инфраструктура у клуба нормальная. Я не скажу: «Уау!», но тренировочное поле на базе – идеальное. Есть тренажерный зал и криосауна. Со временем появится еще два поля – натуральное и синтетическое. Стадион здесь небольшой. Примерно как в Жодино, но лишь с одной трибуной. Для «Елгавы», на мой взгляд, это хорошие условия.

– Как я понял, коллектив у вас интернациональный.

– Да, за нас играют футболисты из Голландии, Грузии, России, Украины. Все ребята нормальные, и каких-либо проблем в общении у нас нет. Приняли меня очень хорошо. Тренерский штаб состоит из белорусских (Кубареву помогают Павел Евсеенко и Николай Кашевский – Tribuna.com) и местных специалистов. Латвийцы отвечают за физподготовку и работу с вратарями.

– С кем провел первый матч?

– С РФШ. Было тяжело, почти полгода не играл, три дня потренировался и сразу вышел на поле. Но все сложилось нормально. В Латвии со всеми можно играть, хотя команды там действительно достойного уровня. Правда, людей футбол приходит немного – 300-400 человек.

– «Лиепая» в этом году прошла в Лиге Европы минское «Динамо», и тренера этой команды Александра Старкова задели высказывания белорусов о том, что чемпионат Латвии слабее и не такой скоростной как белорусский.

–- Я не скажу, что латвийский чемпионат слаб. Если не учитывать БАТЭ, «Шахтер» и брестское «Динамо», то, думаю, уровень турнира примерно сопоставим с нашим. Индивидуально футболисты здесь сильнее, чем в Беларуси. Я имею в виду работу с мячом. Тут собраны хорошие легионеры. Даже в той же команде МЕТТА, которая идет на последнем месте, они в одно или два касания так шьют на поле, что ни одна наша команда не играет так в футбол. Но тактически многие футболисты вообще не обучены.

– Кубарев пытается прививать в «Елгаве» такой же футбол, как и в Жодино?

– Михалыч требует, чтобы сзади отыграли на ноль, а впереди максимально использовали свои моменты. В принципе, так было и в Жодино. Просто ребята в «Елгаве» еще не привыкли к его требованиям. В первые дни было много теории, и не все футболисты полностью понимали, что от них хочет Кубарев, у которого все должны играть по ноткам. Поначалу они задавали много вопросов, но сейчас сами стали замечать, что, выполняя требования Михалыча, стало проще играть и тренироваться. Отзываются о нем положительно.

– Условия контракта уступают жодинским?

– В «Елгаве» получают то же самое, что и в «Торпедо-БелАЗ». В этом плане ничего не изменилось.

– В чем ты тогда выиграл?

– Появилась стабильная игровая практика. Кроме того, думаю, что из чемпионата Латвии все-таки проще уехать в турнир посильнее. Здесь больше следят за футболистами, чем в Беларуси. А еще можно попасть в еврокубки. Так что я всем доволен и совершенно не жалею о том, что поехал играть в Латвию. Жене и дочке тоже все нравится. Проблема лишь в том, что языковой барьер пока мешает ребенку общаться с другими маленькими детьми.

* * *

– Хорошо, давай вернемся немного назад. Вспомни свои ощущения, когда узнал, что Кубарев в декабре 2018-го покинул «Торпедо-БелАЗ».

– Я был тогда в отпуске, и в наш общий чат в Вайбере пришло сообщение, что Олег Михайлович прекращает сотрудничество с командой. Все просто офигели, ведь было известно, что Михалыч строил планы на следующий сезон. Мы рассчитывали, что вернемся с отдыха и начнем подготовку к чемпионату в прежнем составе. Тем более во втором круге чемпионата-2018 у нас очень хорошо шло – мы 10 или 12 матчей прошли без поражений. По итогу заняли пятое место, и в этом году, даю сто процентов, боролись бы за тройку. И новость про Кубарева стала для меня, если честно, шоком. В таком коллективе под руководством Михалыча я готов был бы играть и три, и четыре года, но все пошло насмарку. Полгода не играл и сейчас вновь нужно доказывать свою состоятельность.

–  Как узнал о назначении Вадима Скрипченко?

– Из новостей. Никто нам его как-то не преподносил. Мы просто собрались на тренировке, и нам представили нового главного тренера.

Вадим Скрипченко.

– С приходом Вадима Викторовича «Торпедо» стало совершенно другим?

– Да. У каждого тренера свой тренировочный процесс, и у каждого свое видение футбола. У Скрипченко тренировочный процесс нормальный, и он давал много интересных упражнений для игры в атаке. Но вот в плане организации работы стало немного хуже, чем было при Кубареве. Я имею в виду, к примеру, питание, поля на сборах и отели. Но опять-таки, может быть, это лишь мое мнение, и подобные изменения, возможно, не связаны с приходом Скрипченко.

– Что требовал от вас новый коуч на первых тренировках?

– Хотел, чтобы мы действовали в атакующий и быстрый футбол. Если все действительно так организовано в игре, то это неплохой футбол, но в команде не было игроков, которые полностью подходили бы под эту тактику. Все-таки Кубарев подписывал ребят под себя – для другой игровой модели. Возможно, поэтому из старого состава в команде осталось всего несколько человек. Честно говоря, мне было грустно наблюдать за тем, как команду покидают ребята, и привыкнуть к этому было очень сложно.

– Александр Павловец ушел из-за того, что убрали Кубарева?

– На мой взгляд, важную роль в его отъезде сыграл и уход Кубарева. Думаю, он остался бы в команде, если бы Олег Михайлович продолжил работать в Жодино.

– С появлением Скрипченко полностью поменялся тренерский штаб. Вместе с ним в клуб пришли Сергей Зеневич, Игорь Слесарчук, Томас Ражанаускас. За что они отвечают?

– Зеневич работает с защитниками и проводит разминку, кто-то отвечает за тактические занятия, Ражанаускас – индивидуально, с атакой. Честно говоря, эти полгода стали для меня тяжелым временем. Я как будто в прострации находился, и, если честно, не обращал внимания на то, что, кто и как тренирует. Я просто все время доказывал, что достоин играть. Делал для этого все, что мог, но шансов мне не давали. Был не в своей тарелке.

– Но ведь это ощущение не сразу пришло.

– Да, оно появилось, когда футболисты зимой стали покидать команду. Мы еще тогда в Жодино после отпуска тренировались. Друг за другом начали уходить Сергей Концевой, Александр Павловец, Эдгар Олехнови и так далее. Раздевалка потихонечку пустела, и вместе с непониманием ухода Кубарева переживать это для меня было тяжело. На сборах мало времени проводил в спаррингах, и все время выходил на разных позициях. К этому привыкнуть было трудно, и тренер, наверное, понял, что не подхожу под его схему. Со временем ситуация все больше и больше усугублялась. Перед сезоном Скрипченко говорил моему агенту, что на меня рассчитывает, но, повторюсь, шансов мне не давал. В итоге меня начали отправлять в дубль, и за второй состав в этом году сыграл больше, чем за основу. Подобная ситуация давила на меня больше всего. Ведь можно было нормально подойти, поговорить и сказать, чтобы искал команду. Но в лицо были одни слова, а за спиной – совсем другие.

– До ругани с главным не доходило?

– Нет, а зачем? Были просто моменты, которые вообще не понимал. Скажу лишь, что я профессионально выполнял свои работу.

– Скрипченко удалось создать хороший коллектив в этом году?

– Он хороший, но я не думаю, что в этом заслуга Вадима Викторовича. Все-таки в команде много футболистов, которые хорошо друг друга знали и раньше. Все ребята между собой общаются нормально, и никаких проблем внутри коллектива не было.

– Что он имел в виду, когда сказал, что ты дурно влияешь на коллектив?

– Не знаю. Вообще. Он мне это сказал, когда летом отправил тренироваться в дубль. И эти слова были произнесены с опущенной головой, себе под нос...

* * *

– У меня сложилось впечатление, что Скрипченко старается, радеет за футбол, но пока команда не играет так, как он хочет. Возможно, он просто мало времени еще провел в команде.

– Разве у него не было времени на то, чтобы создать команду?! Считаю, что было. Кубарев столкнулся с такой же ситуацией, когда тренировал «Торпедо-БелАЗ».

Скрипченко привел в команду очень много новых футболистов. Но если ты их приводишь, то они должны подходить под твою тактическую схему, и соответствовать уровню команды. Однако я не считаю, что проблема в новых игроках. Может быть, футбол не обманешь, и кому-то просто воздается за что-то.

– Возникает ощущение, что он просто не твой тренер.

– А я не его футболист :).Это возможно. Физически работалось под его руководством нормально, а вот морально было действительно тяжело.

* * *

– Как думаешь, решение расстаться с тобой – это было исключительно тренерское желание?

– Не знаю. Мне сложно сказать, кто сейчас принимает участие в принятии таких решений в Жодино.

– Кто сейчас рулит всеми процессами в клубе?

– Может, новый спортивный директор Спартак Мелкумян, но я не могу дать точный ответ на этот вопрос.

– Ты общался с ним?

– За полгода я ни разу с ним не разговаривал. Человек просто приходил, смотрел наши тренировки и уходил. Все. Больше ничего о нем я не знаю. Наверное, привозит в команду новых футболистов. Без понятия.

– Еще один штрих к теме руководства. Есть информация о том, что зимой в «Торпедо-БелАЗ» пришли люди, предпочитающие быть в тени. Они раньше имели отношение к «Шахтеру», когда там работал Кубарев. И именно они не хотели видеть в Жодино главным тренером Кубарева.

– Я тоже слышал об этом. Но более конкретной информации у меня на этот счет нет, и я ничего не знаю. Да и не мое это дело.

– Клуб курирует генеральный директор БелАЗа Петр Пархомчик. Он в этом сезоне собирал всю команду?

–- Нет, такого ни разу не было. Я лишь общался с директором клуба Михаилом Хлусом. Он помогал мне в решении определенных бытовых вопросов, и ему могу сказать большое спасибо!

* * *

– Хорошо. Давай про футболистов поговорим. Кто из игроков, пришедших этой зимой, реально усилил коллектив по сравнению с прошлым годом? Может, Марко Обрадович?

– Не думаю. Есть же Валера Горбачик, Дима Юсов, а они, на мой взгляд, не слабее. Считаю, что Гайдучик усилил. Вот он действительно выглядит неплохо, а так больше никого не назову. Как мне кажется, тот же Олехнович, Концевой и Павловец сильнее ребят, которые пришли на их позиции. А сравнивать сейчас Бушму с кем-либо вообще не стоит. На мой взгляд, Вова на данный момент – сильнейший вратарь Беларуси.

 Примерно вместе с тобой команду в одно время покинули еще трое игроков: Деннис Ольссон, Илья Лукашевич и Эмиль Тымбур. Что с ними было не так?

– Деннис, наверное, из-за травмы уехал. Ему, как мне кажется, было тяжело. Он пробыл в команде несколько месяцев и практически ни с кем не общался. Тихий, молчаливый парень, который не знал русского языка. Ему все доводили через Обрадовича или тренера Томаса Ражанаускаса, которые знают английский. В плане мастерства он ничем не отличался от Дениса Левицкого. Просто иностранец. Человек приехал и уехал. Бывает и такое.

Илья Лукашевич тоже хороший парень, но я точно так не понял его прихода и ухода из команды. Человек перешел в «Торпедо-БелАЗ», играл за дубль, не получил шанса в главной команде и после этого уехал в Сербию. Для чего его брали в «Торпедо»? Если бы он эти полгода провел в «Минске», где был раньше, то перешел бы еще в более сильный клуб. А так получилось, что вообще не играл в Жодино.

Эмиль Тымбур достаточно прибавил за последнее время, но ему вообще шанса не давали. Он не сыграл за «Торпедо» ни одной минуты. Даже на сборах на поле не выходил. Я, да и он, понял сразу, что с ним хотят расстаться. А ведь Тымбур потенциально – топ. Если правильно будет относиться к делу, то вырастет в очень сильного вратаря. Требований к себе никогда не снижает. Постоянно работает над собой, и, видно, что он растет.

Эмиль Тымбур.

– Еще при Тымбуре, который был третьим вратарем «Торпедо», в команде появились два российских кипера – Аркадий Желнин и Алексей Козлов. Ты понял эти переходы?

– Нет. Во-первых, я не понял, зачем в команде так много вратарей, а во-вторых, для чего нужны были россияне, когда на контракте Эмиль, сильнейший их на три головы. Честно говоря, ничего про них сказать не могу. Я не общался с ними, и вообще не знал тех, кто приходит, а кто уходит.

– Это правда, что какое-то время на тренировке одновременно работали пять вратарей?

– Вроде, да. Что они делали? Наверное, друг друга заменяли в воротах.

* * *

– Как так вышло, что «Торпедо» за два матча пропустило восемь мячей от БАТЭ и брестского «Динамо», от команд, с которыми якобы собралось соперничать за медали?

–- Как сказать. Вспомни, как мы провели при Михалыче первый круг прошлого сезона? Тогда тоже были провальные матчи, мы уступали Бресту и «Городее», однако во втором круге все пошло очень хорошо. За счет отличного коллектива и взаимопонимания с тренерским штабом мы провели практически идеальный второй отрезок чемпионата. Не все решает тренерский штаб. 90 процентов – это коллектив. Но сейчас в «Торпедо» и близко такого нет! Вся надежда только на Андрюху Хачатуряна, который способен повести за собой коллектив .

– Ты вспомнил про состав. В этом году складывается ощущение, что у команды нет устаканеного ростера, ротация идет постоянно, и ты даже не можешь предугадать, кто появится в старте.

– Да, и это не есть хорошо. Должен быть костяк из пяти или семи футболистов, которые будут постоянно выходить на поле. Изменения должны быть точечными. А так из-за постоянной смены состава ребята просто недопонимают друг друга. Ты, к примеру, провел две игры, а потом не попал в заявку. Все это психологически сбивает с толку.

–  Жодинцы опустились в турнирной таблице на шестую строчку. Ты еще веришь, что команда поборется за медали?

– Не я, а даже люди вокруг говорят, что игра «Торпедо» плоха. Может, конечно, они еще поборются за медали, но, на мой взгляд, этого не будет. Думаю, максимум – это пятое место. Как в прошлом году.

– С какими эмоциями ты покинул Жодино? Есть ощущение недосказанности?

– С одной стороны я чувствовал облегчение, потому что покинул ужасную трясину, а с другой, если честно сказать, покидать «Торпедо» было тяжело. Кто-то скажет, мол, ты там всего лишь год поиграл. Но мне, на самом деле, было непросто уезжать. Я жил в Жодино. За это время нашел в городе много близких людей: хороший коллектив, пресс-атташе Сергей Пузанкевич, работники бухгалтерии, болельщики и фанаты, с которыми всегда общался и был открыт для всех. Дочка там пошла в детский садик. Казалось, что все стало на свои места. Меня даже начали считать своим – жодинским – человеком. Все было классно. И через какое-то время я бы хотел сюда вернуться обратно. Но в другом статусе и при других обстоятельствах.

ФОТО: из личного архива Александра Котлярова, vk.com/fc_torpedobelaz

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья