Блог Железный дровосек

«Никто особо не верит, что здесь какая-то диктатура». Уроженец России бежал в 90-е в Швецию и теперь делает в Беларуси футбольный клуб с изюминкой

Познакомились с миллионером Алексом Рюссхольмом – шведским соучредителем дзержинского «Арсенала».

«Арсенал» из Дзержинска – один из самых амбициозных футбольных проектов белорусского минора. В начале года клуб, основанный соучредителем оздоровительного комплекса «Веста» Алексеем Мелешкевичем и боссом шведского «АФК Эскильстуна» Алексом Рюссхольмом, заявился во вторую лигу. Вскоре «Арсенал» подписал Вячеслава Глеба, Дмитрия Осипенко и Павла Кирильчика, позже даже засветился на YouTube-канале «Красава», а в конце октября оформил выход в Д2.

О создании клуба «Трибуне» уже подробно рассказывал Алексей Мелешкевич. 

Первое интервью босса «Арсенала» из Дзержинска: про 90-е, бизнес и футбол

Настало время познакомиться и с Рюссхольмом. В большом интервью Тарасу Щирому Алекс объяснил, почему вкладывает деньги в наш футбол, чего хочет достичь в Беларуси, а также вспомнил, как под давлением криминала когда-то переехал на ПМЖ из Санкт-Петербурга в Швецию.

–  Алекс, знаю, что прилететь в Беларусь и воочию увидеть «Арсенал» вы собирались еще весной, но оказались в РБ лишь осенью – под конец чемпионата. Почему?

–  Причиной тому стали большие структурные изменения в «АФК Эскильстуне», в шведском клубе, которым я владею. Как известно, в прошлом году мы вернулись в высшую лигу, и это потребовало от нас экстренных усилий, чтобы сформировать новую команду. Дабы пополнять клубную кассу и выживать, мы вынуждены продавать игроков. Норвежская «Волеренга» приобрела у нас нападающего Усмана Камара, а защитника Феликса Мишеля – АИК. Все это продиктовано тем, что участие в Аллсвенскан (высшая лига чемпионата Швеции – Tribuna.com) предполагает совсем другие затраты. Несмотря на потери, мы хорошо начали сезон, вышли в финал Кубка Швеции. Правда, в решающем матче проиграли, но для самого молодого клуба лиги выход в финал – уже неплохое достижение. Да, занять итоговое последнее место в чемпионате – это не очень приятно, но мы пытались изменить ситуацию. В сентябре главным стал литовец Саулюс Шермялис, а прежний тренер – Неманья Мильянович – был назначен на должность спортивного шефа. Никто работу не потерял.  

Несмотря на занятость, я постоянно в этом сезоне общался с руководством «Арсенала», обменивался мнениями по тем или иным вопросам и следил за результатами команды. Так что мое отсутствие в Беларуси не означает, что я не имел контроля над происходящим.

–  В Дзержинске вы посетили матч «Арсенала» с «Молодечно». Какие впечатления?

–  Честно скажу, был приятно удивлен. И я не лукавлю. Думал, что все здесь будет на более любительском уровне – и уровень футбола, и организация матчей. Одна из трибун во время игры была забита до отказа. И это были не люди, которых загнали насильно, а те, кто пришел на стадион самостоятельно. Очень многое было сделано для развлечения детей. Отмечу, что не все клубы шведского третьего дивизиона имеют такой антураж, и не все так заботливо относятся к своим болельщикам, как это делают в Дзержинске. В Швеции многие встречи проходят в более скучной обстановке: некоторые клубы о матче объявляют лишь в социальных сетях, и на играх могут присутствовать по 20 человек.

Ну и сам футбол мне понравился. Я просто не ожидал от команд такого уровня. В составе «Арсенала» и «Молодечно» есть игроки, которые прямо сейчас могут играть в более высоких дивизионах. Так что получил от увиденного массу положительных впечатлений.

***

– Если правильно понимаю, идея создать клуб в Беларуси возникла год назад, когда «АФК Эскильстуна» приехала на сборы в Дзержинск, а вы лично познакомились с Алексеем Мелешкевичем. 

 Мы стали первым шведским клубом, прилетевшим на сборы в Беларусь. Нам поступило приглашение из «Весты», и мы согласились. Решением ехать в вашу страну были немножко обеспокоены некоторые игроки. Для них Беларусь была страной-загадкой. Они не представляли, куда попадут, и ехали с опаской. Когда мы прилетели и вышли из самолета, футболисты хотели на память сфотографироваться, но подошел военный и попросил уничтожить фото. Все сразу засуетились, дескать, здесь нельзя делать то и это. Но опаска развеялась буквально на следующий день после прилета. И никто особо не верит, что здесь какая-то диктатура, как перед нашим отлетом писала шведская пресса. Подобные заявления – это работа политиков, а обычные люди относятся ко всему гораздо проще. Нам очень понравились условия, которые были предоставлены «Вестой». Это касается и проживания, и питания, и тренировок. Единственное, подвела тогда погода, а так все было нормально.

«Не хуже, чем в Турции». Шведская команда провела сбор в Беларуси – и всем довольна

Во время тогдашних бесед с Алексеем узнал, что он уже следил за нашим клубом и был в курсе, какой путь проделала команда. И как-то перед моим вылетом в Швецию у нас возникла мысль о том, что мы можем интегрировать наши футбольные силы в новый футбольный клуб в Беларуси. Я даже не припомню, кто был инициатором. Мне кажется, кто-то просто сказал, а другой поддержал. Обсудили все за и против, и пришли к тому, что положительного в этом проекте будет больше, чем отрицательного. Во-первых, в Беларуси много талантливых футболистов, которые по определенным причинам остаются незамеченными в Европе. Для них просто нет площадок, где себя показать. А на данный момент «Эскильстуна» очень хорошо просматривается скаутами. Поэтому наличие такого клуба-побратима очень упрощает задачу продвижения местных игроков на европейский рынок.

Во-вторых, талантливые шведские игроки, которые пока не имеют хорошей игровой практики, могли бы ее получить в Беларуси – в «Арсенале». По сути, спортивная составляющая такого проекта выигрывает во всех случаях. Мы можем усиливать и поддерживать друг друга игроками. А продажа футболистов тоже может положительно сказаться на экономике обоих клубов. Мы планируем, что в Эскильстуну на стажировку приедут игроки и тренеры «Арсенала». Это обязательное условие для нашего сотрудничества.

«АФК Эскильстуна» на сборах в Беларуси.

Кроме того, я сразу сказал Алексею, что этот проект должен иметь не только чисто футбольную, но и социальную функцию. Я когда-то основывал АФК как академию, и это не был коммерческий проект. Кто-то тратит свои деньги на отдых на Багамах, покупает дорогие сигары, а кто-то тратит их так, как я. Меня за это даже называли сумасшедшим. А мне просто было интересно создать детскую академию, и я ее создал. В итоге, забегая вперед, скажу, что «Атлетик» по юношам стал чемпионом Швеции. Точно такой же молодежный проект мы хотим создать в Беларуси параллельно профессиональной команде. Тем более условия этому благоволят. У нас есть видение, как построить клуб, который будет существовать долго, а не несколько лет.

Мы также хотели, чтобы футбольная школа была основана именно в Дзержинске, так как Алексей и его отец являются уроженцами этих мест. Чтобы учились в ней дети, не выросшие в крупных городах, а проживающие в провинции. И мы твердо решили, что не пойдем ни на какие сделки или на более благоприятные предложения от других клубов. Нам такие варианты предлагали, но, повторюсь, мы железно остановились на том, что будем базироваться и работать в Дзержинске. С морально-этической точки зрения переезд был бы равнозначен предательству местных мальчишек, которые прибегают на матчи. Это было бы неправильно. Кстати, футбольная школа «Арсенала» уже открыта, группы детей собраны и тренировки начаты.

После того, как мы вернулись в Швецию с тех самых сборов, я еще несколько раз прилетал в Беларусь и участвовал в решении организационных моментов, связанных с регистрацией «Арсенала». Этот процесс занял примерно полгода.

– Вы не были удивлены, что весь процесс регистрации клубов в Беларуси занимает так много времени?

– Больших сложностей не увидел, но в Швеции футбольный клуб можно зарегистрировать на компьютере в течение суток. Там все намного проще. Здесь же приходилось, так сказать, топать ногами. Все эти бумажные дела занимали много времени. Однако нас во всех инстанциях принимали радушно, и у меня никакого осадка от этих встреч не осталось.

– На каких условиях вы решились вступить в проект? 50 на 50?

– Честно говоря, не хотел бы общаться на эту тему. Отвечу следующим образом. На начальном этапе клуб требует определенных затрат, которые мы делим поровну.

– Для вас это хобби?

– Понимаете, если я за что-то берусь, то мне хочется довести дело до конца. Зачем тогда тратить свое время и ресурсы? Естественно, это и работа, и чуть-чуть хобби, и где-то самореализация. Если за что-то берусь, то хочу добиться результата.

– Вы уже год проработали в белорусском футболе. Как считаете, можно ли делать у нас футбольный бизнес?

– Конечно. На мой взгляд, Беларусь – это страна нераскрытых возможностей. И здесь наверняка больше футбольных талантов, чем тех, о которых знают. К работе нужно подходить более профессионально: уметь растить кадры в детско-юношеском футболе. А чтобы их растить, нужно выбирать правильных тренеров и менеджеров. Я бы, кстати, никогда не стал осуществлять данный проект в России. Да, мне предлагали. Но проблема в том, что большинство тех, кто пытается организовать клубы в России, думают, что они уже все знают. Когда слушаю этих людей, пытаюсь проанализировать их видение. Если понимаю, что оно далеко от реальности, я просто-напросто не продолжаю обсуждение. В России слишком много говорят о деньгах, а не о спорте. Бизнес преобладает над всем остальным. И практически все проекты, которые предлагали, носили исключительно коммерческий характер. Мне это неинтересно. Мне хочется построить клуб, которым, к примеру, город Дзержинск будет гордиться. А в Беларуси я встретил здоровый прагматизм, когда человек рассчитывает свои возможности. Я здесь увидел идеи, которые реально осуществимы.

– Какое сложилось первое впечатление от Алексея Мелешкевича?

– Я люблю людей, которые горят своим делом. Если бы ко мне пришел человек и сказал: «Алекс, мы будем делать деньги», то я никогда бы не пошел в такой клуб А мне Алексей сказал: «Я здесь родился. Мне хочется сделать что-то хорошее для своего района». И я вижу, что он горит этим проектом. Для меня это очень важно.

– Любой проект невозможен без планирования. Каким вы видите «Арсенал» через пять лет? Хорошим клубом, который сможет зарабатывать на продаже игроков?

– Мы сейчас не ставим перед собой такую цель. Нужно быть реалистом. Если мы просто можем быть самодостаточным клубом с хорошими результатами, то этого будет достаточно для ближайших пяти лет. Мы строим нашу деятельность не на рывках. Это будет спокойная и уравновешенная работа без ударов в грудь кулаком и выкриков, что мы всех победим. «Арсенал» – это проект, который нам нравится, и мы его ведем без излишней нервозности и надрыва. И если даже сейчас мы бы не вышли в первую лигу, то для нас это не стало бы трагедией. Это пробный год. Мы совершили тоже какие-то ошибки, но мы научимся и в следующем сезоне их исправим.

– Задача за два года обязательно выйти в высшую лигу перед командой не стоит?

– Думаю, нет. Во всяком случае, у меня. Если это произойдет, то будет приятно, но мы не должны класть на алтарь результата все ради одного. Мы не хотим быть одним из клубов Беларусь. Мы хотим стать клубом со своим характером и со своей философией. Иначе неинтересно. Все-таки нужно, чтобы клуб имел свою изюминку.

 – Вы участвуете в трансферной политике «Арсенала»? Или делегировали в этом вопросе все полномочия Мелешкевичу?

– У нас все основано на доверии. Когда Алексей отбирает ключевых футболистов, то информирует меня еще до подписания контрактов. Я знакомлюсь с кандидатами, и у нас еще не было никаких противоречий в этих вопросах. Решение принимается нами обоими, но Алексей все-таки тут играет более важную роль.

* * *

– В этом году за АФК играл белорус Артем Рахманов. Он перешел в ваш клубам благодаря контактам с «Арсеналом»?

– Да. Я остался доволен сотрудничеством с ним. Единственное, хочу пожелать всем игрокам из Беларуси учить иностранные языки. Ведь очень сложно воспринимать установки, не понимая главного тренера. Поставить к каждому игроку переводчика невозможно, а ведь за нашу команду играют ребята из девяти стран. Однако эти слова не касаются Артема. Он тренера понимал. С Рахмановым контракт действовал на полгода, и мы решили его не продлевать. Артем хотел больше игрового времени, возможно, думал, что всегда будет игроком стартового состава, но так не получилось. Может, это его тоже немножко огорчило.

«Мы более зажатые и зашуганные». Белорус поиграл в Швеции, Польше и Молдове и теперь сравнивает

– Как вы решились принять на работу фитнес-тренером его супругу Юлию?

– В этом ничего зазорного нет. Я по ней получил хорошие рекомендации, слышал, что Юлия – активный человек, стремящийся развиваться. К тому моменту у нас истек контракт с прежним тренером, и мы решили предложить работу ей. А почему нет? Она вела себя достаточно профессионально, футболисты относились к ней хорошо, и никакой семейственности я не ощущал. Так что вопросов к Юлии у меня не было.

– Хотите еще кого-то пригласить из белорусов?

– Конечно. Но нам интересно приглашать ваших молодых талантов, обучать, а потом возвращать их в «Арсенал» хорошо подкованными. К слову, прямо сейчас на просмотре в «Эскильстуне» находятся два парня из «Арсенала» – Никита Пацко и Юрий Ловец. Они здорово проявили себя в товарищеском матче, понравились тренерам, получили хорошую прессу и, вполне возможно, подпишут с «Эскильстуной» контракты.

– Некоторые белорусские болельщики считают, что переход в шведский чемпионат – это шаг назад. Он якобы ничем не сильнее белорусского.

–- Нет, это не так. Предположу, что именно так думали многие белорусские и российские футболисты, которые попадали в Швецию. Но потом они почему-то оказывались на скамейке запасных, не попадали в стартовый состав и уезжали обратно. Шведский чемпионат выпускает самое большое количество талантов в Европе. Игроки как семечки распродаются в клубы из других стран. О чем это говорит? О том, что в стране очень высокая подготовка игроков и серьезный уровень клубов.

 

– В Беларусь, кстати, в этом году приезжали шведы. У них не особо получилось. Деннис Ольсон играл за «Торпедо-БелАЗ», а Мохамед Адан – за дубль брестского «Динамо». Мохамед в итоге вообще высказался, что в Беларуси царит расизм.

– Все обиженные находят причину своим неудачам на стороне. В человеке просто говорит злоба или обида из-за того, что он не состоялся здесь как футболист. Самое простое сказать, что здесь расизм. А ведь никто из таких игроков не признается, что он просто недостаточно хороший футболист. Обвинять кого-то в чем-то уже стало популярным, и я таким людям не верю. В вашей стране вполне толерантно относятся к темнокожим ребятам. Треть нашей команды на сборе в Беларуси составляли темнокожие, и никто из них никаких проблем не ощущал. Так что такие разговоры просто блеф.

Кстати, я знаю, что в Брест приезжал воспитанник академии АФК Айомиде Джибоду, который после нас был в «Дерби Каунти». Это одновременно величайший талант и лентяй, который пока так и не смог реализоваться в футболе. Не боец. Ему чересчур нужно много комфорта. В «Дерби» он иногда блистал, а временами был просто никакой. Знаю, что вернулся в Швецию, а где играет сейчас, без понятия. Не отслеживаю его карьеру.

– Вы вообще следите за белорусским футболом?

– Да, и единственное, что мне не нравится, когда приглашают Марадону ради пиар-компании. Мне кажется, эффективность от этого нулевая. Я не люблю пиар. Предпочитаю строить клуб в тишине и тихо, спокойно обсуждать с коллегами рабочие моменты.

* * *

– Алекс, вы – человек новый для нашего футбола. Хотелось бы поговорить немного о вашей биографии. До 1989 года вы жили в Советском Союзе, а потом переехали в Скандинавию. Это правда, что эмигрировать вас вынудил российский криминал?

 Начну с того, что у меня корни по материнской линии финские. Поэтому у нас когда-то была возможность в любой момент уехать жить в Финляндию. Просто мы не собирались. А как в итоге переехал? Жил я во многих городах России, но более взрослые годы провел в Санкт-Петербурге. Боролся с организованной преступностью, потом работал юристом... У себя дома в какой-то момент был зверски убит мой друг, а его сына и жену связали, открыли газ и пытались взорвать квартиру. Были попытки похитить и моего сына. Так что не очень приятные воспоминания связаны с тем периодом, и я не хочу слишком много обо всем этом говорить.

Это были мутные и грязные годы. Вести честный бизнес было просто невозможно, а работа адвокатом или юристом все равно означала, что ты находишься на чьей-то стороне. Если ты хотел чего-то добиться, то должен был либо сам влезть в грязь, оказаться в определенных структурах, либо просто уехать. Тогда было именно так, хотя сейчас все уже изменилось. Уезжать из России я не собирался, но, когда уже друга убили, так все и получилось. Моя семья сразу уехала в США, а я с мамой поехал в Финляндию. Она знала обо всех этих историях, переживала за своих внуков, за меня, и сказала, что возвращаться, наверное, уже нет смысла. Так я и поехал в Швецию.

– Если не ошибаюсь, ваша нынешняя супруга – внучка знаменитого лингвиста Дитмара Розенталя. Все верно?

– Да. Это знаменитый профессор, по которому русский язык изучали все дикторы советского телевидения. Он их лично обучал. Хотя Розенталь не русский человек. Дитмар Эльяшевич родился в Польше, знал в совершенстве порядка 15 языков, а родным считал немецкий. Тем не менее, главный учебник по русскому языку издал именно он. Кстати, Ольга, моя жена, тоже журналистка, хотя этой профессией сейчас не занимается, а работает вместе со мной.

– Переехав в Швецию, вы изменили фамилию. Кто-то может подумать, что ваша новая фамилия Рюссхольм – это побег от своего прошлого и желание поскорее адаптироваться к новой среде.

 Очень многие эмигранты, оказавшись в новой стране, пытаются скрыть свою принадлежность к Родине, а я, наоборот, этого не делал. И я горжусь тем, что родился в России, поэтому и оставил в фамилии частицу «рус». Да и на шведском фамилия легко произносится, а среди журналистов у меня прозвище «рюссен» – русский. Ради Бога. Меня это не ущемляет.

***

– Вы в Швеции поначалу занимались оказанием юридических услуг, а потом стали ремонтировать и продавать автобусы. Сложно ли было человеку из бывшего соцлагеря найти хорошую работу?

– Сложно. И, рассуждая над этими вопросами, было выкурено немало пачек сигарет по ночам. Швеция – страна, где все уже устаканено, а рабочие места разобраны. Но концерн «Скания» как-то нуждался в юристе, который знаком с менталитетом россиян и украинцев. Так я нашел себе работу. Сначала мы открыли представительство в Киеве, в Полтаве, позже – в России. А потом я занялся автобусами. Раньше к ним никакого отношения не имел, но мне важно было найти свою идею. В тот момент в Швеции не было объединенного автобусного рынка. Очень многие приезжали в Швецию за автобусами и искали их по всей стране. И я занялся тем, что в одном месте в аренду взял большую территорию, договорился с крупными компаниями о том, что могу реализовывать на экспорт автобусы, проигранные на тендере, и организовал автобусный салон. В итоге тысяча автобусов ушла в Казахстан, Россию, Беларусь и Украину. А потом, крепче став на ноги на шведской земле, открыл сервисный центр. Работал 24 часа в сутки, капитал появился достаточно быстро. И самое главное, что я нашел среди шведов людей, которые, несмотря на то, что я русский, работали со мной с удовольствием.

– Получается, футбол возник в вашей жизни совершенно случайно.

– Никогда им не увлекался. Я – пятиборец. Все произошло из-за моей второй супруги, Ольги. Ее сыну Роберту от предыдущего брака, а он родился в 1996-м, на тот момент было 11 лет. Он занимался футболом в АИКе. На тот момент некоторых родителей не устраивала работа с их детьми в этой школе, и мальчики по итогу остались без команды. Родители не знали, что делать, и организовали собрание. И моя жена меня на эту встречу затащила. Меня попросили, чтобы я помог. Дал свое слово и подписался под целой эпопеей. Я открыл футбольную академию, сразу нанял тренеров, профессионально отнеся к этому делу, и через три года мальчики, которых никто не хотел брать, стали чемпионами Швеции. Но дети ведь растут. Поэтому со временем пришло понимание того, что нужна взрослая команда.

– За десять лет вы добрались до элиты шведского футбола. Что любопытно, среди болельщиков и журналистов у вас не самая однозначная репутация. Вас, к примеру, обвиняли в том, что вы покупали участие в дивизионах выше, объединяясь с бедствующими командами, и просто перепрыгивали из лиги в лигу.

 Нет, конечно. Причина этих нападков достаточно ясна – svartsjuka. Зависть. Шведы сами шутят, что это их национальная черта :). Мы стартовали с Д7. У нас поначалу не было хороших условий для занятий, поэтому мы вынуждены были с кем-то кооперироваться. К примеру, с соседями из «Хусбю», игравшими в шестом дивизионе. Ребята из этого клуба мне говорили: «Алекс, у тебя нет времени, а у нас нет денег и тренеров. Давай вместе тренироваться». Команда работала под руководством наших тренеров, а тренировались мы на поле «Хусбю». Своими силами мы тогда добрались до Д3.

Некоторые ребята были так хороши, что на них начали претендовать достаточно сильные клубы. И я был на грани: или я их потеряю, и все на этом рухнет, или же найду другой вариант. В итоге мне как-то позвонил президент практически разорившегося «Весбю Юнайтед» из Д2, у которого была куча долгов, и предложил объединиться. Нужно было лишь рассчитаться с налоговой по задолженностям. Я согласился. Мы повысились в классе.

– А как вы переехали в Эскильстуну?

– Местный клуб существовал сто лет, но никак не мог выйти в высшую лигу. Им импонировало то, чего я достиг за короткий срок. И у нас в Эскильстуне получилось. В 2017-м мы впервые вышли в Аллсвенскан.

– Шведская пресса вас часто называла диктатором. С чего вдруг?

– Да, поначалу я достаточно жестко относился к лентяям и прихлебателям, которые пытались строить футбол за мои деньги. Таких людей я прочитывал быстро и от себя удалял. Мои главные правила – честность, открытость и уважение. К сожалению, футбол – это такое место, где любят плести интриги. А я ребятам как-то сказал: «Если хотите закулисничать, то делайте это где угодно, но не в нашем клубе».

У нас есть правило трех дисциплинарных замечаний, прописанное в контракте. Например, это словесное оскорбление, задевающее честь и достоинство человека. Если ты их получаешь, то мы можем тебя уволить без выплаты компенсации. Был случай, когда наши игроки подрались. Так вот за это я увольняю сразу. Пьяными к нам на тренировку ни разу не приходили. Футболисты знают: если они явятся нетрезвыми, то это будет для них последняя тренировка. В таких вещах я, наверное, жесткий. Несмотря на это, мне кажется, что мы один из самых демократичных клубов страны. Все решения принимаются совместно. И о моей диктатуре уже никто не пишет в прессе и не обращает на это внимание.

– Ваше главное достижение в Швеции – выход в финал Кубка?

– Главное достижение – это то, что мы через год вернулись в элиту, вылетев из нее. Такого в шведском футболе еще никому не удавалось. Никто в это не верил, но у нас получилось. Кроме того, в Д2 мы провели на ноль наибольшее количество матчей и пропускали меньше всех голов в истории соревнований. Били рекорд за рекорд и вносили эти исторические факты в энциклопедию шведского футбола.

– Какой у АФК бюджет?

– 2,5 миллиона евро. В прошлом сезоне это был самый маленький бюджет в Аллсвенскан. Однако есть шведские клубы с большими бюджетами, которые все равно болтались в прошлом сезоне в низу таблицы. Просто нужно эффективно расходовать средства. В «Арсенале» мы тоже считаем деньги и не разбрасываемся ими. Будем и дальше беречь каждую копейку. Это нормально. Эти деньги мы платим из собственного кармана. Они не падают к нам с неба и не приходят с дотаций.

– Понял. Алекс, и последний вопрос. Чего вы ждете от своих футбольных проектов?

– «Эскильстуна» достаточно сильный клуб, если отталкиваться от его возможностей. Мы продаем больше игроков, чем две трети шведской лиги. Я жду, что мы укрепимся, усилимся и будем наращивать материальную базу. А чего хочу от Беларуси? Я не строю глобальных прожектов. Хочу, чтобы «Арсенал» расцветал, чтобы укрепилось международное сотрудничество, и мы смогли построить на периферии клуб, который сможет со временем выглядеть не хуже любого европейского.

– Хотите сделать в Дзержинске аналог БАТЭ?

– А почему нет? Но между нами одно большое отличие. У БАТЭ есть крупные спонсоры, а «Арсенал» – полностью частный клуб. На данный момент мы в разных весовых категориях. Поэтому успеха, думаю, мы должны достичь в первую очередь благодаря эффективному использованию средств.

ФОТО: vk.com/arsenaldzerzhinskmitti.seaftonbladet.se

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья