Блог Зямля пад белымі крыламі

Экс-тренер молодежки объясняет, зачем нужна U-20 и почему отсутствие голкиперов – выдуманная проблема

Слово Алексею Щебланову.

Одним из главных разочарований 2019-го стала наша хоккейная молодежка. На домашнем ЧМ от самой звездной сборной последних лет ждали триумфальное возвращение в элиту. А на выходе – лишь скромное третье место. Никаких оторванных голов не было. Но без неожиданных решений не обошлось. Через пару дней после злосчастного «мира» команду Беларусь U-20 сняли с чемпионата и расформировали. Все чаще-чаще слышен разговоры о возвращении белорусского клуба в МХЛ. 

Подвести итоги домашнего ЧМ и поделиться мнением о развитии молодежки согласился ее бывший тренер вратарей Алексей Щебланов.

***

– После чемпионата мира прошло две недели. Успели осмыслить произошедшее?

– Конечно. А что здесь было осмысливать и отдыхать? Не вышли в элиту, третье место. Для нас это нехороший результат.

– Тренерским штабом не собирались?

– Мы каждый день были вместе, даже до чемпионата. Во время турнира все время находились в большой комнате, собирались. Сейчас только созванивались между собой: есть мелкие вопросы из разряда «а вот вспомнил», «а вот это надо было». Пока только так.

– Видели письмо Дудика?

– Там было несколько. Какое вы имеете в виду?

– В котором он отметил всех игроков и тренеров.

– Я читал это, читал. Дмитрий Владимирович хотел – он так сделал. Все положительные герои, да? :) А место третье.

– У вас есть объяснение, что пошло не так?

– Трудно оправдываться. Я много лет работаю в этом виде спорта и конкретно с вратарями. Знаю, что краткосрочные турниры отличаются от гладких чемпионатов, где проводишь по 60 матчей. У меня два Континентальных кубка, которые я выиграл вместе с Захаровым, шесть чемпионств. Плей-офф – это тоже краткосрочное соревнование. Для меня нельзя сказать, что нет секрета, но есть некоторые понятные и очевидные вещи.

Не думаю, что каждый главный тренер со мной согласится, но у всех есть первый чемпионат после прихода на пост. И они хотят учиться на этом. Учиться никогда не поздно, но иногда сложно делать это и одновременно выигрывать. Всегда можно учиться на своих ошибках. Так у нас и было на двух последних чемпионатах мира. Мы не вышли в элиту ни в прошлом году в Фюссене, ни сейчас в Минске.

Не считаю, что команда слаба. Довольно хорошо сыграли. У нас немножко не пошло, пропускали ненужные голы. Ни в коем случае не бросаю камень в свой огород. У нас было два вратаря. Стартовал Никита Толопило. Наверное, ему было тяжело начинать, потому что он имел не так много игровой практики. Возможно, у него была хорошая подготовка в «Динамо», но игрового времени не хватало. А держать удар надо было бы. В основном все начинается с вратаря. Если он что-то делает правильно и хорошо, команда всегда может ему помочь. А если голкипер не может помочь, тогда ей будет тяжело, потому что она всегда нуждается в помощи. 20 хоккеистов, бегающих по льду, всегда смотрят, как играют вратарь: от него все зависит. В основном голкипер помогает команде, а не наоборот. Но бывают разные случаи.

Ни в коем случае не скажу, что мы играли совсем плохо. Парни действительно старались. По раздевалке было видно, что все переживали – это очень важно. Иногда видишь присутствие холодного сердца. А это плохо.

– Удалось ли за такой короткий срок создать сплоченную команду?

– Трудно сказать «да» или «нет». Это будет неправильно. Тренерский штаб пытался – для этого все делали. У нас были на самом деле очень хорошие, сильные хоккеисты, а состав вышел как никогда сбалансированный. Я проводил уже второй чемпионат мира – этот ростер был мощнее прошлогоднего. Что-то пошло не так. На краткосрочном турнире достаточно одного неправильного действия – и ты уже выходишь из игры. А мы сделали два неправильных действия: проиграли Латвии и не смогли справиться с норвежцами. Это очень много, чтобы на таком турнире тебе еще потом повезло.

– Дудик сказал, что ему не хватило жесткости.

– Да, читал его слова. Знаете, постфактум можно сказать: «Надо было было, надо было бы». Но нет. Как случилось, так случилось. Он же главный тренер, принимает решение по каждому моменту в команде. На то он и главный тренер. Мы только можем дать ему свое видение, свои наблюдения, высказать свои соображения. А он уже должен воплотить их в жизнь – решения будут за ним. Сказал, что уровень жесткости такой – значит, наверное так сделал. Сейчас, может быть, пересмотрел свои решения, переоценил.

– Когда осознали, что выйти в элиту, скорее всего, не удастся?

– Знаете, всегда цепляешься за соломинку. Мы, люди, так устроены: верим, живем последним часом, последней минутой. Сейчас все начнется, сейчас все случится. Без этого в хоккее никак: нельзя быть холодным дилетантом, говорить: «А, мы уже ничего не можем – играть не будем». Всегда нужно цепляться за последний шанс. Но когда Австрия обыграла всех подряд, у нас уже не осталось шансов.

Последний матч вышли играть ради болельщиков, людей, которые нас очень сильно поддерживали. Было очень приятно находиться на лавке и ощущать, что люди пришли всем сердцем болеть за этих мальчишек. Родители, близкие, друзья родителей. Я так понимаю, это была основная масса. Все пришли болеть именно за этот «малый» хоккей, за этих парней. Это было очень приятно. Но мы не смогли их порадовать. Это было печально.

– Вы обыграли австрийцев, а в итоге они вырвали эту путевку. Не было обидно?

– Мы возвращаемся к тому, что это краткосрочное соревнование – здесь может произойти все что угодно. Пружина сложилась, а выстрелить должна именно в эти пять дней. Я считаю, мы не слабее ни одной из этих команд. Нет такого, что кто-то был сильнее нас. Однозначно нет. Мы были сильнее еще и за счет того, что у нас был шестой полевой игрок – зрители. Они помогали, все время держали в игре. Но наступает такой момент, что, если ты один раз оступаешься, второй шанс на этой короткой дистанции тебе могут и не дать. Так случилось, что мы упустили это с Латвией – в принципе, потом было тяжело не то что психологически, но понимали, что догнать будет тяжело. Однако все равно сражались, играли.

На самом деле ребята молодцы. Могу сказать, что все бились, сражались. Но парни не такие великие хоккеисты, чтобы выйти и всех побеждать. Они только учатся.

***

– Вы уже упоминали, что Толопило провел чемпионат неуверенно. Можете ли сказать, что не угадали с голкипером?

– Я уже 16 лет занимаюсь вратарями. Здесь не подходит «угадал – не угадал». Ты должен ставить в ворота того, кому доверяешь. Это холодный расчет – лотереи нет. А получилось, как лотерея, – проиграли. Никита пришел к нам из динамовской структуры. Если он находится в «Динамо», это априори один из лучших вратарей. Мы на него рассчитывали, верили. Это был как раз его год – 2000-й. Он должен был нам помочь на этом чемпионате.

А насчет гадания с голкиперам – это неправда. Ты должен поставить в ворота того, кого считаешь нужным.

– Довольны Колосовым?

– Да. Много раз «да». Я работал с этим парнем уже полтора года. Очень доволен им, его отношением, шажочками вперед. Для меня он молодец. Доволен, что смог поработать с этим парнем. Уверен, в короткие сроки он может оказаться выше того уровня, на котором находится сейчас.

– А что за казус произошел с его маской перед матчем с Латвией, когда хотели ему довериться?

– Нет, почему, мы и не собирались его ставить. Должен был играть Толопило – он был нашим основным вратарем. Просто есть отличия между детскими и взрослыми масками. Колосов оказался совсем детским голкипером, поэтому на этом чемпионате мира должен был играть в маске определенной конструкции. Он знал об этом, но ему нравилось. Они практически не отличаются. Алексей поменял эту маску – от этого его обзор не стал ни хуже, ни лучше. Это была масочная формальность.

Я знал, что будет играть Толопило. Мы выиграли первый матч – я понимал, что он проведет и второй. Менять его было и не за что. В сумме мы забили Латвии четыре гола – два из них не засчитали. Это тоже очень сложно: мы же не бразильцы, что забьем столько, сколько захотим. Был такой момент по маске, но он незначительный.

А в матче с Латвией и должен был играть Толопило. Он же начинал игру с Норвегией. Заменили его после второго гола? Это уже была неизбежность. Из этой ситуации нужно было выходить быстро – мы должны были поменять Толопило после второго гола. Это произошло уже в конце периода, поэтому Колосов вышел только с начала второй трети. Он сыграл очень уверенно, мощно. К нему вообще претензий. Честно, радуюсь за этого парня.

– На чемпионат мира мог приехать еще один парень, за которого вы очень рады, – Константин Шостак. Почему не получилось?

– Обо всем сказал главный тренер. Был бы рад, приедь он. Мы с ним поддерживаем связь. Это мой воспитанник – я ставил его на коньки. Мне радостно, что у нас уже есть еще один сильный вратарь. Есть объективные и субъективные причины. Я бы не хотел о них говорить. У него не получилось в связи с заявочным списком. Он не смог предоставить все документы для заявки на чемпионат мира.

Для него этот турнир тоже был важен. Это же такой шанс. И скауты туда приезжали. Для него это тоже значимое событие. На чемпионате мира хотел бы сыграть каждый. Не думаю, что есть мальчишка, который говорит: «Ай, ладно, этот чемпионат мира». Нет, таких не бывает. А он из тех игроков, которые любят хоккей, живут им. Думаю, он бы нам помог.

– Поздравили его с дебютом в КХЛ?

– Конечно. Я смотрел. Сыграть 48 минут на «ноль» в матче против СКА – это сильно. Потом мы с ним долго разговаривали. Каждый вратарь должен уметь справляться со своей игрой. Наступает момент усталости. Он может прийти в первом периоде, втором, третьем. Это момент, когда ты уже перезагрузил себя. Нужно уметь с этим справиться. Наверное, Косте этого не хватило. 48 минут он играл на «ноль» – не хватило 12. Думаю, [настал] момент, когда нечем было дышать и отбивать. Возможно, произошла потеря концентрации. Голы, которые он пропустил – ни в коем случае не хочу его винить – не под стать его игре. Он настолько сильно провел эти 48 минут, что, когда пересматриваешь пропущенные шайбы, понимаешь: они были следствием чего-то. Я беру это как следствие усталости.

Тяжело играть с таким соперником. СКА – одна из самых мощных команд российской лиги. Шостак молодец. Сейчас Костя должен уехать в ВХЛ. Я так понимаю, с января он переместится, если не ошибаюсь, в Пермь. Надеюсь, в МХЛ мы его уже не увидим. Он уже перерос этот уровень.

– То есть вы считаете этот шаг своевременным?

– Говорю откровенно: он должен был идти туда раньше. У вратаря наступает момент, когда нужно поднимать свою планку. Если ты видишь, что можешь поднять, нужно это делать. Тогда будешь расти. Это мое личное мнение. Я не могу советовать «Северстали», как делать. В моем понимании Костя мог уйти туда на полгода раньше. Мы же видим: он достиг такого уровня, что его надо поднимать выше, если мы хотим его развивать.

Он справляется, играл в КХЛ – почему бы не довериться ему еще? Возможно, ему было бы тяжело стать основным вратарем. Это не просто так, что ты пришел и тебя назначили. Нет-нет. Так уметь Надо уметь играть основным голкипером. Поэтому, наверное, Косте было тяжело стать основным вратарем. Но уверен: на замену, через игру, через две он бы мог выходить. Думаю, хуже не было бы. Не могу сказать, что сто процентов было бы лучше. Это неправильно. Но я уверен: хуже не было бы. «Северстали» все равно тяжело даются победы, у них много поражений. Думаю, Костя бы с этим справился. Это наш белорусский вратарь. Так что можем за него болеть.

– Еще в прошлом году Константин ставил своей целью выступление за сборную России. Сейчас ситуация изменилась?

– На эту тему я знаю ненамного больше, чем вы. Уехать в Россию его заставила сила обстоятельств. Чтобы мы о нем сейчас говорили, он должен был уехать. Если бы он не уехал, мы бы о нем сейчас не говорили. Почему я следил за выступлениями 2000 года? Я с 2003 года занимаюсь вратарями в «Юности». Это мое хобби. На моих глазах росли и Шостак, и Толопило. Никита был в «Динамо», а Костя – здесь. Я присутствовал практически на всех матчах, когда они играли между собой. Это была конкурентная борьба между «Юностью» и «Динамо», понимаете, о чем я говорю? Видел рост этих ребят.

У Кости пришел такой предел, что у него не было выбора. Он должен был уехать. Это его характер: встал и уехал. В его возрасте принять такое решение… Я считаю, он сильный парень.

***

– Кажется, у нас подрастает сильное поколение вратарей. Можно ли сказать, что мы преодолели проблему с голкиперами?

– А кто сказал, что была проблема? Мы создали ее искусственно. В моем понимании, у нас всегда был человек, которого можно поставить в ворота. Но мы не доверяли. Тем самым сами себе закрывали своих вратарей. Приглашая Лаланда, просто обозначали ему место: «Ты будешь лучшим вратарем, голкипером сборной». Он говорил: «Спасибо, давайте буду». А почему нельзя было назначить Мильчакова? Найти какого-то белоруса.

А Белинский. Помните чемпионат мира 2013 года? Почему мы его потом задвинули? Почему не дали ему развиваться? Все сказали: «Ай, он слабый, маленький». Но он был на чемпионате в 2013 году. Я тоже был со Скабелкой и Андриевским. Стоял на лавке, переживал. Он сыграл уверенно. В матче с чехами ему забил Врбата, игравший в НХЛ. Мы уступили 0:2. Играл парень из белорусской лиги. Но кто ему дал шанс развиваться?

– В «Динамо» его тогда звать не хотели.

– Видите. В «Динамо» его не позвали. А почему? Он какой-то плохой? Мы возвращаемся к вопросу о развитии. Вы говорите, сейчас у нас есть плеяда вратарей. Есть. Она у нас всегда была – чуть хуже, чуть лучше. Но мы не давали им шанс. Говорили: «Они не готовы, они хуже». Но мы же не дали им шанс проверить. Единственным человеком, который сделал это, был Скабелка. У него не было выбора. Тогда не поехали ни Мезин, ни Коваль. Поехали два парня – Мильчаков и Белинский. Тогда мы заняли 14-е место. Все кричали, что это плохо. Но тогда из наших великих хоккеистов был один Костя Кольцов.

– Тогда костяк сборной составили хоккеисты из экстралиги.

– Ну вот, видите. Тогда говорили: «Cкабелка ничего не может». А вы посмотрите, кто поехал. Андрющенко был – помните такого? Сейчас в «Ладе» играет. Маленький нападающий, рост метр с кепкой, но вышел против канадцев, бился – проиграли 1:4. Шведам уступили 1:2, но пропустили, наверное, минут за пять до конца. Везде сражались. Никому не пришлось легко. Тем не менее были белорусская бригада и вратари. Ничего не произошло.

Мы должны развивать своих вратарей, давать им возможность. Если он слабый, увидим это – не будем его ставить. Тогда пойдет следующий. Но нужно дать шанс проявить себя. И не просто всем подряд. Так тоже нельзя. Нужно найти парней, которые этого достойны. Тогда сможем найти пару ребят, которые смогут защищать честь белорусской нации. Я уверен. И всегда был в этом уверен, потому что занимаюсь вратарями в «Юности» с 2003-го, и у меня никогда не было голкиперов, которые играли с процентом ниже 91-92. Мы поднимали эту планку.

В «Юности» всегда играли вратари из своей школы. Сергей Степанов сейчас выступает в Орше – один из лучших голкиперов. Леня Рубан, хоть и в группе Б, но тоже в деле. Мы используем и можем это делать. Просто нужно поймать момент, когда их можно развивать дальше, а не просто прийти и сказать: «Все, он уже не вратарь». У каждого голкипера есть свой предел. Если ты видишь, что он немножко выше, надо помочь ему подняться.

У нас есть молодые парни: Шостак, Колосов, Толопило, тот же Зиновенко. Почему нет? Он тоже играл в экстралиге, но не попал в заявку на чемпионат мира. Он был хорошо готов. Просто посмотрите цифры. Для вратаря они говорят об очень многом. Он не может их обмануть. На табло видно, 90 у тебя или 87 процентов. Это большая разница. Когда у тебя совсем мал процент отраженных бросков, команде тяжело победить. Тогда вратарь напротив должен быть еще хуже тебя. Если у тебя 90, значит, у него должно быть 88. Если 88, то – 85. А если он играет выше этих показателей, победить будет тяжело. Это сложно. Такая статистика.

Вратари у нас есть. Я всегда говорил: есть – просто их нужно использовать. Даже сейчас вы назвали голкиперов, я считаю, хорошего уровня. Как мы будем их использовать, я не знаю.

– С болью смотрите на «Динамо», где играют не белорусские парни, а Энрот или Тэйлор?

– Давайте я не буду трогать «Динамо». Вы сами видите. Наверное, боссы «зубров» знают лучше. Для них более очевидно, кто из вратарей лучше. Энрот, видите, уехал – сейчас должно быть легче. Я уверен, у нас есть парни, которые могут занять место в воротах. Даже не сомневаюсь. С 2013-го по 2016-й я работал в минском «Динамо». В последних двух сезонах Мильчаков у меня провел по 17 матчей. Играл с процентом 91,0 и выше. Для вратаря, который из экстралиги неожиданно попал в КХЛ, а тогда чемпионат был сильный, в первом раунде плей-офф мы встретились с «Йокеритом», который чуть не обыграл ЦСКА... Я помню, как тогда определяли, кто будет в воротах.

Дима Мильчаков в двух сезонах провел по 17 игр из 54. Для меня это показатель. То есть он играл каждый третий матч. Мы могли смело ставить его в ворота. Каждая третья игра – вратарь-белорус. Он был практически готов под сборную. 17 матчей в КХЛ – это лучше, чем 40 в белорусском чемпионате. Все-таки нужно понимать, что уровень хоккеистов КХЛ намного выше.

Смотрите, мы берем Энрота. Он играет три матча, а на четвертый выходит наш вратарь. И потом снова так. Он получает колоссальный опыт, уверенность. Выходит на замену как второй номер, но играет. Заранее знает, что в этой серии выйдет на лед, проведет два матча из шести. Это доверие вратарю. Мильчаков справлялся.

Потом я ушел из «Динамо» – Дима покинул клуб вслед за мной. С другой стороны, отлично, почему покинул? Вратарь белорусский – его нужно сохранять. Мы же не можем так разбрасываться своими голкиперами. Наверное, этот пример красноречивый. Можете даже открыть статистику Кубка Надежды-2013/14 и посмотреть, как сыграли Хауген и Мильчаков. У них процент отраженных бросков выше 93. Для меня это хороший показатель. В одной игре тебе может повезти. Во второй что-то получилось. А когда ты проводишь по 10-15 матчей с таким коэффициентом, значит, имеешь свой статус. В команде же не один голкипер – проявит себя не тот, который сыграл на «ноль» один период, а тот, кто лучше показал себя на длинной дистанции. У него будет хороший средний результат.

Мы просто недооценили своих вратарей и, наверное, не дали им шанс. Я 16 лет занимаюсь голкиперами. Мне было больно, когда на домашнем чемпионате мира первым номером стал Лаланд. Отлично, я не спорю: он сыграл, справился. Но он был конкурент Мильчакова, а Диму даже не взяли на сбор. Я могу рассказать еще больше: знаю, как все было изнутри. Мильчаков не попал – Лаланд красавец. А теперь вопрос: почему Мильчаков не мог быть этим красавцем?

У Лаланда был неровный сезон? Ну вот видите. Но тренер-канадец взял вратаря-канадца. По большому счету, почему не взяли Диму? Ведь он провел хороший сезон в минском «Динамо». Получается, мы своего вратаря задвигаем, а канадца продвигаем. Говорят, он проявил себя, играет хорошо. Окей, я согласен. Но мы же не дали Диме показать себя. Мне все говорят: «Он не мог». А докажите, почему нет. Мы же не дали ему шанс. Как и Белинскому после чемпионата мира-2013. Все время задвигаем наших вратарей. У нас они есть – мы можем их использовать. Но запятую поставим, напишем «но», и что дальше? Если не сможем их развивать, что мы тогда делаем? Потом будем говорить, что у нас нет тренеров, которые с ними работают. Так давайте предоставлять им шанс.

Если мы находим вратаря, например, Мишу Карнаухова, у которого не получается в КХЛ – ну так бывает, случилось – нужно дать шанс другому. Дадим Мише паузу – пускай проявит себя в ВХЛ или где-нибудь еще. Это же не значит, что выбрали белорусского вратаря, а он не ловит – и мы говорим: «О, все белорусы слабые». Это неправда. Я против такого.

Я за белорусских голкиперов. Горжусь, что Костя Шостак играет и у него все получается. Горжусь, что Кульбаков сражается в «Нефтянике», потому что у меня там работают друзья. Они звонили и спрашивали, брать ли Ваню. А он как раз две-три недели тренировался с U-20. В этот момент звонят из ۫ «Нефтяника» и интересуются: «Леха, знаешь такого?». Я говорю: «Конечно, знаю, он с нами работает». – «Хотели бы его посмотреть». Отвечаю: «Берите, смотрите». Забрали, а сейчас пишут: «Леха, спасибо, класс!» Я рад, вот Кульбак, пожалуйста. Ну что, мы не имеем своего вратаря? Ну так давайте попрячем его по норам, закопаем, чтобы канадцам не было видно.

***

– Решение упразднить U-20 для вас стало неожиданным?

– Оно давно было на слуху, они все время пытались убрать. Дудик потом написал, не знаю скромно или нет, что он хотел бы, чтобы U-20 функционировала и ребят из нее в сборной было больше, а представителей Северной Америки – меньше. Почему? Местные парни злее, голоднее, более кусачие. Готовы побеждать и рвать. А ребята, оттуда приезжающие… Там все по-другому. Тяжело за пять-шесть дней мобилизовать их на такую голодную борьбу. Как на последнюю войну. Это сложно.

– Институт сборных дал свои плоды?

– Знаете, каждый тренер выскажет свое, у него будут свои мысли. Захаров, например, скажет, что было бы хорошо, играй парни у себя в командах в чемпионате. Он пропагандирует это. А я у него спрошу: Миша, а готовы ли тренеры взять этих 18-летних игроков к себе на обеспечение, дать им время на льду? И не просто полторы-две минуты, а как минимум 7-10. Готов ли каждый тренер забрать себе такого хоккеиста? Если вы проследите статистически, все вот эти ребята оказываются в экстралиге после чемпионата мира. Они расходятся, грубо говоря, как новогодний товар: выложили по акции на прилавок – и их забирают. Потому что они уже проявили себя в каком-то ракурсе. Я не уверен, что до чемпионата мира все хоккеисты из нашего состава играли бы в группе А или Б. В основном они будут прозябать на лавках. Какая-то часть из них будет играть. Но в общей массе – нет.

Думаю, через определенное время они поменяют свое решение об институте сборных. Дудик уже был на двух чемпионатах мира и говорит: этих ребят, которых подготовила U-20 в чемпионате, в команде должно быть процентов 75-80. Он к этому пришел. Наверное, если обстоятельно обсудить эту тему, это правда. Эти парни, которые пробиваются через белорусский чемпионат, хотят занять свои места через U-20, будут голоднее и злее. Они способны составить конкуренцию всем хоккеистам, которые уехали в Северную Америку. Полагаю, без U-20 игроков будет меньше. Выступая в лиге со старшими ребятами, даже в группе Б, эти парни растут. После чемпионата мира у них будет больше предложений. А играя в высшей лиге, думаю, мы сборную не соберем.

– А команда МХЛ – адекватная альтернатива этому?

– Если бы у нас была проекция на это, почему нет? В российской лиге тоже играют хорошие хоккеисты. Однозначно, хорошие. Хороший уровень – мы там тоже могли бы играть. Но пока я не вижу предпосылок к созданию команды. Сейчас мы просто убрали U-20, но пока не создали никакой альтернативы. Парни разбегаются: кто-то уходит в «Динамо-Молодечно», другие возвращаются в свои клубы. У нас есть ребята, которые могут [играть]. Но если у нас не будет U-20, возникнет маленькая пропасть. Откуда черпать хоккеистов? Ведь у каждого тренера есть свои задачи и приоритеты. И вот ему говорят взять хоккеистов определенного возраста. Он спросит: «А что с ними делать? Куда? Зачем?» Игрок ему не нужен. Почему? Он хотел завоевать медали, получить премиальные – его жизнь зависит от сегодняшней-завтрашней игры. А он должен развивать этого белорусского хоккеиста. Для чего? Это на самом деле сложно. Никто не получит ответа на это.

Наверное, руководствовались тем, что словаки в этом году тоже закрыли U-20. Вчера общался с Любомиром Поковичем. Он говорит: «Леша, это ошибочно. Все это переосмыслят, поймут. Мы не сможем найти так много хоккеистов, которые выступают на хорошем уровне». Ну играет у них там пять-семь человек в Америке. Все остальные все равно приезжают из словацкого чемпионата.

А как заставить использовать молодых ребят в своих командах? Ну вот играет у нас Ажгирей в «Немане». Но он там не на ведущих ролях. А мы, получается, должны взять его сюда на ведущие роли. Здесь он не будет таким лидером. Хотя Паша – классный игрок, человек, капитан, душа. Но у него не будет такого опыта игры.

Поэтому я не уверен, что мы сможем набрать такую команду, которая будет противостоять… Мы не будем слабее никого. На этом чемпионате имели преимущество, которым просто не смогли воспользоваться. По разного рода причинам. С другой стороны, если не будет U-20, даже не знаю, откуда следующий тренер возьмет хоккеистов.

Фото: Belarushockey.com, Hockey, «Северсталь»IIHF, «Нефтяник».

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья