Блог Кровь с молоком

Андрей Кулебин: «Прошу девушек меня не обнимать и не целовать. Но все равно лезут»

Блог «Кровь с молоком» продолжает знакомить вас с наиболее яркими представителями беларуской школы муай-тай. Сегодня мы встретились с самым титулованным бойцом страны и поговорили с ним о детских драках, сгонке веса, съемках в кино, прыжках с парашютом, Лионеле Месси и проблемах отечественного футбола.

Андрей Кулебин

- Андрей, когда слушаешь ваши интервью, всегда остается ощущение, что вы –  человек, который умеет разговаривать. Откуда у вас такой ораторский талант?

– Учился хорошо :).

- У вас же с русским языком были проблемы.

– С грамматикой – да. А сочинения в школе я писал хорошо, много читал, литература у меня всегда была идеальная – стабильная пятерка. Поэтому грамматика и умение правильно выражать свои мысли – разные вещи.

- Вы по-прежнему любите читать?

– Да, по-прежнему. Было время, попал на какую-то волну определенных книг – очень увлекло, а сейчас сложно найти что-то интересное, на что не жалко потратить время. Иногда легче посмотреть фильм. Потому что книга отнимает у тебя условно двадцать часов, а фильм – полтора. И хорошо, если книга за эти двадцать часов даст тебе именно те эмоции, которые ты хотел. Вот недавно читал «Великого Гэтсби» Фицджеральда, получил удовольствие. А вот фильм посмотрел – мне не понравилось. Но зачастую бывает же наоборот.

- Пару лет назад вы начинали вести свой блог на tut.by, но быстро забросили. Почему?

– Да это не я его вел. Этим другой человек занимался, который мне звонил и просто задавал вопросы – мне же не сложно на них ответить. Я сам такими вещами не занимаюсь. Мне сложно все это контролировать, да и не я любитель описывать события своей жизни.

***

-  Вы выросли в Гатово. Что собой представлял этот поселок?

– Это поселок в 10 км от Минска. Когда я был ребенком – это было достаточно далеко, транспорт тогда плохо ходил, и путь до Минска занимал где-то полтора-два часа. Да и время было нестабильное – 94–й -95-й год, развал СССР, становление Республики Беларусь. А я что? Как все дети тогда: стадион, футбол, тренировки, зал, друзья.

- Это был бандитский район?

– Ну, отчасти да. Вообще, тогда время было бандитское, если можно так сказать. Много криминала вокруг. Но я ребенком был, поэтому не знаю каких-то подробностей. Так, только какие-то отголоски.

- Вы часто дрались?

– Ну, да, в школе как все дети. Тогда все дрались. Я хоть и жил в Гатово, но учился в школе в Новом Дворе, потому что там была одна смена и у меня была возможность сразу после занятий ездить на тренировки. И там учились дети из соседних деревень, потому что это была единственная школа на весь район. Ну и, соответственно, ребята были деревенские все. У меня в классе учился парень, который четыре раза оставался на второй год! Кто-то два раза оставался, кто-то – три. С этого можно смеяться, но если вспомнить то, как они жили, удивляешься, как они вообще в школу доходили. Родители пьют, жилищных условий нет, ситуация в семье ужасная. Поэтому там не разговаривали особо: слово за слово–и понеслась.

- Вы выросли в семье военного. Это как-то сказывалось на воспитании?

– Да, все было очень строго, по-армейски.

- Как же умудрялись при этом постоянно драться?

– А это было не взаимосвязано. Папа наоборот поощрял то, что я мог постоять за себя. И если я действительно дрался за дело, отстаивал свое мнение, у него никаких претензий не было, он мог еще учителям пойти высказать все. Вот если бы я сам совершал какой-то неправильный поступок, бил слабейшего или, грубо говоря, нарывался, то он мне мог лично за это настрелять. Поэтому у меня все было четко и понятно, и дрался я только за дело.

- Вы никогда не задумывались о карьере военного?

– Нет, не задумывался.

- Но в армии вы все же отслужили. Расскажите, чем служба в спортроте отличается от обычной?

– Спортрота – это очень здорово. Я благодарен государству за то, что у нас это есть. При таком раскладе профессиональный спортсмен, отдав долг родине, не теряет свою карьеру. Тебе позволяется уезжать на соревнования и сборы, и ты не выпадаешь из тренировочного процесса. Конечно, это все регламентируется Министерством спорта. При службе в спортроте не происходит такого, что тебя закрывают в казарме на полтора года, и ты выходишь оттуда и не спортсменом, и не каким-то сотрудником, как у нас обычно происходит. Поэтому я очень рад, что туда попал.

- До какого звания вы дослужились?

– Я рядовым начал и рядовым и закончил :).

- Вы закончили БГУФК. Вынесли оттуда что-то полезное?

– Конечно, мне очень понравилось там учиться. Это же то, чем я всю жизнь занимаюсь. Я хороший практик, а учеба дала мне хорошую теоретическую базу. А сейчас я уже сам там работаю преподавателем по совместительству.

- И что вы там преподаете?

– Провожу лекции, касающиеся муай-тай. Это очень интересно, мне нравится. В следующий вторник будет у меня лекция, будем обсуждать с четвертым курсом тренировки и становление профессионального спортсмена высокого уровня. Там у них есть основной преподаватель, с которым у них расходятся точки зрения. И мне бы очень хотелось поучаствовать в этой дискуссии, высказать свое мнение.

Андрей Кулебин

***

- С первого занятия поняли, что муай-тай – это ваше?

– Да, я сразу влюбился в этот вид спорта. Сразу же начал заниматься каждый день, хотя было мне тогда лет 14, еще же в школу ходить нужно было. Да я тогда и попал удачно. Мы пришли в клуб «Кикфайтер», сразу познакомились с моим нынешним тренером Евгением Георгиевичем Добротворским. Сказали, что я живу в Гатово, и поскольку добираться нужно было два часа, то я успеваю только на пятичасовую тренировку, а это уже время тренировки сборной клуба. А я же новичком был, но до этого уже занимался таэквандо шесть лет. Евгений Георгиевич спросил, есть ли у меня с собой вещи. Вещи, конечно, были. Я переоделся и показал, что умею. Добротворский одобрил и сказал, где купить экипировку. И так я попал сразу в сборную клуба молодым парнишкой, которому очень понравился этот вид спорта. Рядом со мной тренировались такие ребята как Алексей Пекарчик, Дмитрий Шакута, Василий Шиш. Они были старше и у них как раз начинались победы, титулы, чемпионаты мира. И тренируясь с ними плечом к плечу и глядя на них, моя мотивация только росла. У меня даже мысль была стать не просто как они, а лучше их.

- У вас очень доверительные отношения с вашим тренером Евгением Георгиевичем Добротворским. Чья эта заслуга: его или ваша?

– Я думаю, это общая заслуга. У нас были и совместные падения, и подъемы – и из всего этого и появилось такое доверие. И это доверие как крепость. Сегодня в мире сложно найти человека, которому ты можешь доверять, но если нашел, то это очень здорово, и эти отношения нужно беречь. Доверие же можно одним поступком разрушить, оно развалится, как карточным домик, и в дальнейшем его уже сложно будет построить заново.

- Если вы были тренером, вы бы хотели иметь такого ученика, как вы?

– Конечно, хотел бы. Любой тренер хотел бы иметь ученика, который целеустремлен, трудолюбив и стремится к своей цели.

- Вы правда в 12 лет весили 32 кг?

– Да, правда. Я, наверное, и в 13 лет столько весил :). Я пришел заниматься муай-тай в 14 лет на зимних каникулах, а перед Новым Годом выступал на республике по таэквандо в весовой категории 34-36 кг. А потом уже в мае на республике по тайскому боксу дрался в весе до 38 кг, был недовеском. Не кормили? Кормили, конечно :). Такой вес был из-за того, что я рано стал заниматься спортом. Мои родители сами очень переживали из-за этого, возили меня по разным лабораториям проверять. В возрасте, когда все дети вырастают за год на 8-9 см, у меня что-то стопарнулось и я пару лет прибавлял по одному сантиметру. Родители постоянно отмеряли мой рост черточками на стенке, и когда я опять за год прибавил всего сантиметр, испугались и повезли меня в какую больницу. Они у меня невысокие, и думали, что я буду еще меньше. Врач измерил зоны роста, снимки разные сделал и сказал, что все со мной в порядке и что я родителей еще перерасту. И действительно перерос.

- Борец Александр Карелин не гонял вес, потому что считал, что пять процентов потерянной массы – это пять процентов потерянной силы, а силой разбрасываться не стоит. Вы тоже вес не гоняете.  Это дает вам какое-то преимущество над соперниками?

– Да, я не любитель всех этих процедур. Раньше гонял и мне это тяжело давалось. После этого я решил много не гонять, определил для себя умеренные варианты, когда происходит не сгонка веса, а сушка: ты за короткий промежуток времени выводишь из организма некоторое количество воды, взвешиваешься, восстанавливаешь потерянную жидкость и все в порядке. Конечно, это дает мне определенное преимущество. В последние минуты я думаю о том, как победить, как нанести какой-то удар, а не о том, как мне дожить до гонга :).

- Вам было когда-нибудь страшно перед боем?

– Было пару раз, но уже очень давно. Страх же тоже разный бывает. Ты можешь опасаться соперника, зная, что он бьет ногой, как конь :). Или страх, когда ты выступаешь на республике на каком-то любительском чемпионате, а потом идешь и боксируешь по профи с человеком, который живет этим. И ты выходишь и думаешь: «Сейчас мне как на-да-дут».

- Сейчас сложно поверить, что спортсмен такого уровня мог так думать.

–  Я же не всегда был таким спортсменом – тоже ведь когда-то начинал. Я реалист и объективно оцениваю, как я тренировался и как он, с кем он бои свои проводил и с кем я тут пинался :). И в такие моменты смотришь на соперника и понимаешь, что уровень у вас разный и, конечно, какой-то внутренний страх за то, чтобы тебя не вынесли с ринга, присутствует.

Андрей Кулебин

- Вы добились в спорте, пожалуй, всего, что вообще возможно. У вас нет проблем с мотивацией?

– Нет, с этим точно проблем нет. У меня еще мотивации выше крыши. Мне кажется, моей мотивации еще на товарища по команде хватит, при случае могу поделиться :).

- Когда вам в последний раз не хотелось идти на тренировку?

– Не так давно :). У меня просто было три важных старта за короткий срок: сначала турнир в Минске 13 сентября, через неделю дрался на Чемпионате Европы, а 11 октября уже выступал в таиландском Паттайе по К-1. Я вернулся домой и вообще не мог заставить себя идти в зал. Я даже видеть его не хотел :). Просто морально настолько устал от этих мешков и ударов, что хотелось просто спокойствия. Но это был момент, связанный с перегрузом на соревнованиях, такое бывает.

- Когда вы только начинали заниматься спортом, какую карьеру представляли успешной?

– Я когда еще таэквандо занимался, у меня детская мечта была стать чемпионом мира. Мне тогда лет 10 было, меня отец с тренером спрашивали, чего я хочу добиться. Я отвечал, что стану многократным чемпионом мира, а они ржали всегда :). А у меня эта цель уже тогда где-то в голове сидела. И когда в первый раз стал чемпионом мира, захотелось подтвердить это звание, потом – стать многократным, затем – десятикратным, после – двадцатикратным, а сейчас я перестал считать и вообще обращать на это внимание.

- И когда вы стали ощущать, что вы успешный спортсмен?

– Успешность разная бывает. Ее можно мерить победами, популярностью, финансовой ситуацией. Я не люблю говорить о себе в этом ракурсе. Это проявление  какого-то тщеславия, на мой взгляд. Мне не нравится это в других и не нравится в себе.

- Вы – настоящая звезда муай-тай. Но в Беларуси за зрительскую любовь отвечают  другие спортсмены вроде Дарьи Домрачевой и футболистов БАТЭ. А вас часто узнают на улице?

– Да, достаточно часто. Просто сейчас ритм жизни такой, что я редко выхожу куда-то. Тренировка-дом-тренировка. Максимум в субботу вечером могу в какую-то кафешку выбраться, чайку попить. А в воскресенье просто отдыхаю, потому что впереди очередная рабочая неделя.

- Как на вас реагируют в Таиланде?

– Нормально реагируют, узнают уже, хотя это большая страна и там много своих героев. Тайцы сами по себе более эмоциональные, чем беларусы, поэтому если они тебя узнали, то обычно начинают довольно громко кричать :). Но при этом они очень корректные. Даже если на турнире они к тебе подходят сфотографироваться, то просто становятся рядом, фотографируются и уходят. Наши же чуть не на голову залазят. Вот на недавнем турнире в Минске, после своего поединка я был в холле, ко мне подходили, просили сфотографироваться. Я никогда не отказываю, только прошу девушек меня не обнимать и не целовать, не надо мне этих лобызаний. Но они все равно лезут :). Особенно мне понравилась одна парочка. Я им говорю: «Пожалуйста, не надо меня обнимать, это не нравится ни мне, ни моей девушке». А они: «Ничего, девушка подвинется». Вот такие отчаянные фанаты :).

- В бою вы всегда очень спокойны, даже если соперник пытается намеренно вас разозлить. Что вас может вывести из себя в ринге?

– Сейчас уже, наверное, ничего. Раньше я заводился очень легко, планка падала и я, как бык, летел вперед. Но мне тренер очень много говорил о хладнокровии, о спокойствии, о том, как важно не терять концентрацию. Даже ситуация, когда тебе кажется, что что-то вопиющее произошло – это всего лишь один эпизод, и он не стоит того, чтобы ты потерял внутреннее спокойствие, которое может повлечь за собой проблемы всего боя. Поэтому сейчас я всегда очень спокоен, и если что-то подобное в ринге происходит, только внутри себя улыбаюсь и думаю: «Ну, давай, давай. Мы только начали».

- Ваш давний соперник Судсакорн – большой любитель поиграть на публику во время боя. Вас даже это не задевает?

– Он просто такой человек. И таких бойцов, которые пытаются вывести тебя из себя, очень много. Я к этому отношусь нормально. Люди же разные бывают: кто-то хладнокровный, кто бегает по рингу как зверек, а у кого-то вот понты отовсюду лезут и он думает, что весь такой классный и еще гадости сопернику делает. Но это есть во всех видах спорта, поэтому я не обращаю на это внимание.

Андрей Кулебин

- Судсакорн является единственным бойцом, который сумел выиграть у вас нокаутом. Расскажите, а что чувствует человек, когда его отправляют в нокаут?

 – У меня был тяжелейший нокдаун, и, возможно, если бы это было со мной не первый раз, и я бы знал, что это такое и как на это реагировать, может быть, я повел бы себя по-другому, восстановился бы быстрее и продолжил бы бой. Но в том момент это было для меня нечто шокирующее, потому что это был мой первый нокдаун в карьере, со мной вообще такого никогда не было. А тут меня на ринге отключают, через мгновение я включаюсь, пытаюсь встать, а меня шатает во все стороны. У меня тогда мысль была: «Так вот как это все бывает?!» Конечно, после боя я понял, что мог бы продолжить, если бы для меня это было не впервые и если бы я знал, каково это. Но в ринге я понимал, что не знаю, как на это реагировать, а бой ведь идет, мне же считают, надо было решать. Это было такое недовостановление. Ну, я думаю, если бы такое произошло, в следующий раз я продолжил бы бой, и все было бы по-другому, но это был мой первый подобный опыт, пришлось принять его.

***

- В последнее время очень много говориться об олимпийских перспективах тайского бокса. Что может принести муай-тай, кроме денег, естественно, принятие этого вида спорта в олимпийскую семью?

– Признание, увеличение популярности. В некоторых странах он находится в определенном зависоне, когда у людей есть желание заниматься, но им тяжело из-за отсутствия финансовой поддержки. Так что все завязывается на деньгах. Сегодня большой спорт – это большой бизнес.

- Многие спортсмены говорят, что все чемпионаты мира вместе взятые не стоят одной Олимпиады. По сути, вы тоже олимпийский чемпион – в 2013 году вы взяли золото на Всемирных Играх боевых искусств. Неужели эта медаль вам дороже, чем все остальные?

– Я не понимаю людей, которые возвышают значение Олимпийских игр. У нас был этот проект: Всемирные Игры боевых искусств – это, по сути, Олимпийские игры в нашем виде. Конечно, муай-тай по-прежнему неолимпийский вид, и многие говорят, что если бы он был олимпийским, людей бы занималось больше, конкуренция была бы выше и выиграть было бы сложнее. Но ведь сама система была та же. И я не понимаю, как спортсмен может говорить, что все мировые награды не стоят одной олимпийской, если на той же Олимпиаде он бился с теми же соперниками, что и на чемпионате мира – все проходило по такому же принципу. Поэтому я не приемлю, когда спортсмен ставит одну медаль выше другой, мол, я призер Олимпийских игр и я вот такой классный, и все другие награды ничего не стоят, а вот эта действительно стоит. Я с этим не согласен, я считаю, что Олимпийские игры – это просто очередной старт. Конечно, он важный и к нему приковано очень много внимания, но, на мой взгляд, в мире просто существует некий культ Олимпиады. Я не спорю, это очень важно, но если мы говорим о том, что лучше: чемпионат мира или Олимпиада - если соперники одни и те же, то в чем разница?

Андрей Кулебин

***

- 11 октября вы провели в Паттайе бой по правилам К-1. Ваш тренер уверенно заявил, что вас засудили. Прошло уже полтора месяца, а видео боя по-прежнему нигде нет. Расскажите, что там произошло. (На момент выхода статьи видео боя появилось в сети. Посмотреть можно вот здесь – прим. автора)

– Мне трудно говорить об этом поединке, потому что К-1 – это не мои правила, и для меня все проходило в легком тумане. Когда я выступаю в муай-тай, у меня в голове вырисовывается четкая картинка, я контролирую происходящее в ринге как с моей стороны, так и со стороны соперника. Я прекрасно понимаю, что я делаю не так, и знаю, как это изменить. Картинки этого боя у меня вообще нет. Я помню, что бил я и били меня. Все. А как это выглядело со стороны, я не могу сказать. Я не люблю слово «засудили», хотя такое действительно случается. Я смогу утверждать, только когда сам увижу бой и честно себе скажу: «Да, победа нечестная, выиграл я». А так, боя я до сих пор не видел, может быть, если сесть и посчитать очки, там окажется, что он действительно победил. В поединке назначили дополнительный раунд, вот его, мне кажется, кореец действительно выиграл, и тогда ему победу дали справедливо. Ведь по правилам К-1 судьями оценивается только экстрараунд. Но рефери, которые обслуживали другие бои, говорили, что сам дополнительный раунд дали нечестно.

Мне правила К-1 не очень нравятся, это немного не мое – муай-тай мне ближе. Бывает, в ходе поединка по привычке начинаешь делать скрутку, а тебя сразу останавливают. Я в такие моменты думаю: «Блин, дайте мне две секунды в клинче и я его сделаю». А нельзя. Плюс еще усталость сказалась, все-таки турнир за турниром, а к такому бою нужно готовиться немного по-другому, хотя бы функционально. Я к этому не был готов. Поэтому если обычно я первый раунд провожу спокойно, потом постепенно начинаю раскачиваться и в третьем уже раскрываю все резервы, то здесь я с первого раунда потихонечку полз вниз. И к четвертому окончательно заполз в «минус», хоть и выложил на ринг все силы, которые остались после предыдущих турниров.

- Если правила не ваши и накопилась усталость, зачем согласились на участие?

– Изначально мне вообще говорили, что это будет что-то вроде евротая – это когда есть клинч пять секунд, но нет ударов локтями. Но потом уже сказали, что там будет все по правилам К-1. Ну ладно, думаю, побьюсь. Невозможно же оценить свои силы, пока не выступишь на высоком уровне с сильными соперниками.

***

- Вы один из немногих беларуских тайбоксеров, который регулярно снимается в рекламе. Вы уже засветились в рекламе «Berton», «Белвнешэкономбанка», магазина «Fizcult» , минеральной воды «Аквилия». Были предложения, от которых вы отказались?

– У меня их вообще мало было. Поэтому практически на все, что мне предложили, я согласился.

- А вам не хотелось сняться в кино?

– Да, наверное, хотелось бы. Новый опыт – это всегда интересно, почему нет? Тем более мы с ребятами из «Кикфайтера»  уже опробовал себя в кино, когда снимались в роли хулиганов в фильме «Дорога к счастью». Режиссеру необходимы были ребята, которые могли бы поставить драку с главным героем, защищающим какого-то деда от местных пацанов. Нужно было, чтобы все было реалистично, удары, падения, но чтобы при этом не пострадал исполнитель главной роли, потому что у них уже была когда-то такая ситуация, и они боялись ее повторения. Главный каскадер съемочной группы позвонил Евгению Георгиевичу Добротворскому и попросил выделить ему бойцов. Естественно, он согласился. Что мы, драку не организуем что-ли? :) В общем, загрузил он этим меня, Андрея Коцура и Диму Валента – мы выступали в роли нападавших. К нам пришел актер, и мы с ним в зале отрабатывали идеи, придумывали, как что будет. Когда дело дошло до съемки, на меня надели специальный жилет, в котором я спокойно мог на спину падать, чтобы было все естественно, и мы начали снимать. Режиссер был в шоке. Там же все нужно с разных ракурсов снимать по несколько раз. Первый дубль, второй – все идеально. Он был очень доволен. Ну и нам интересно было, нас поснимали, покормили, денег заплатили. Короче, всем все понравилось, но больше нас не звали :).

На съемках фильма «Дорога к счастью»

Андрей Кулебин

- В одном из интервью вы говорили, что хотите прыгнуть с парашютом. Как у вас с осуществлением этой мечты?

– Эта мечта уже осуществилась. В конце июля я прыгнул с парашютом с высоты трех тысяч метров. Было обалденно! Эмоции непередаваемые! Я  познакомился с парнишкой – пилотом, он, оказывается, тренировался у нас в клубе раньше, мы с ним контакты наладили, общаемся. Весной наши профессиональные минские парашютисты собираются открыть свою школу. Обучение будет состоять из 11 этапов. Сначала тебе дают теорию, учат парашют складывать, потом ты прыгаешь с инструктором. Это первый этап. На втором этапе тебе все объясняют, ты прыгаешь в сопровождении трех инструкторов, но летишь сам. Если все установки выполнил, переходишь на следующий этап. Короче, я уже сейчас дал свое согласие на участие, потому что мне очень понравилось. Я много чего пробовал в жизни: и скорость, и на лыжах с гор спускался, но ощущение свободного падения – это круче всего. Я же прыгал с инструктором, и когда вы стоите перед открытой дверью самолета, и тебе уже видна земля – это нечто. Ну а потом, ты сначала летишь секунды три-четыре просто камнем вниз, пока вы ловите баланс, потом еще секунд десять и раскрывается парашют – вы входите в полное планирование.  Так что эта мечта осуществилась и это точно не последним мой прыжок.

***

- Вы заядлый футбольный болельщик. Кто, на ваш взгляд,  лучший футболист в мире?

– Мне нравится Месси. Криштиану Роналду сейчас на хорошем подъеме, но я всегда больше симпатизировал Месси. Пусть он сейчас и не так много забивает, но он истинно командный игрок, а не «я один, а все вокруг меня».

- Вы же сами играете в любительской лиге.

– Да, я играю в Любительской Футбольной Лиге Минска в команде «Металлург». С некоторыми ребятами из этой команды я знаком чуть ли не с детского сада. Один парень из моего подъезда, другой – из соседнего, третий – из соседнего дома. Мы еще в детстве с ними на стадионе играли. Сейчас уже все в разных сферах работаем, но все равно стараемся регулярно собираться. Эта лига интересна тем, что она позволяет сохранить дух  соперничества. Ты выходишь по-настоящему бороться за победу, а не просто мяч по полю катаешь. Сначала мы играли 11х11, но потом перешли на формат 8х8, потому что большой состав не всегда собирался. Выступаем с переменным успехом, бывают и победы, и поражения. Но у нас такой синдром – мы вечно вторые. Были вторые два года. В прошлом году нам для победы в сезоне в последнем матче хватало ничьей, но мы проиграли 3:4. А сейчас зима и мы играем в зале, идем в середине таблице, то победа, то проиграем, не можем собраться с духом. Да и немного не везет нам, все-таки спорт – это фортуна.

- На какой позиции вы играете?

– Если на большом поле, то на позиции крайнего полузащитника. Выносливость у меня неплохая, много бегаю, могу и защите помочь, и нападению. А если матч в зале, как сейчас, то там все на всех позициях играют :).

- Вам никогда не доводилось играть с профессиональными футболистами?

– Да, было дело. Мы участвовали в благотворительном турнире в прошлом декабре в  футбольном манеже. Там были три команды из любительской лиги, «Динамо», БАТЭ, наша команда, совмещенная из трех других, и сборная ветеранов во главе с Сергеем Гуренко, с которой мы играли. В этом году вроде этот проект опять будет продвигаться, и мы сейчас решаем, выступать нам или нет.

- Тяжело играть с профессионалами?

– Технически – конечно, у них совсем другой контроль мяча. А в физическом плане – нет. Я думаю, мы в некоторых моментах по выносливости получше их будем.

- Может быть, у вас есть идеи, почему беларуский футбол настолько уныл?

– Да тут много факторов, от потери мотивации до непонятных звезд во лбу. Некоторые футболисты два раза по мячу ударят, а ходят с таким видом, как будто они – это Месси. Надо же тоже реально себя оценивать. Нет банальной целеустремленности, плюс зарплаты огромные. Ценники в Беларуси увеличились настолько, что никому теперь не надо ни в Европу, ни в клубы топовые, им и здесь хорошо. Хотя у них тоже проблем хватает. Вид спорта командный же, один футболист может пахать весь матч, а рядом с ним будут пешком ходить по полю два луня, которых и так все утраивает. И пофиг, что этот один пашет, как папа Карло. Ладно, у меня вид спорта индивидуальный, все зависит от меня. И если я сегодня напился пива, а завтра пропустил тренировку, я получу соответствующий результат и только мне за него отвечать. Там же все по-другому. А вообще, я не очень хочу в их внутреннюю кухню лезть, я же не профессиональный футболист, пусть сами разбираются.  

***

- Вы много разъезжаете по миру в силу своей деятельности. Лучшее путешествие в вашей жизни?

– О, такого точно нет. Мне многие страны нравятся. Как я могу какую-то одну выделить, если в одной теплое море, в другой – вкусная кухня, в третьей – приятные люди, в четвертой – отличное мясо, а где-то было вообще хорошо, потому что я ничего не делал, а только отдыхал, а здесь нас после турнира заселили в пятизвездочный отель и мы там еще неделю тусовались.

- Это где же вас в пятизвездочный отель заселили?

– На Ямайке.

- Там правда все обкуренные ходят?

– Да, правда :).

- Что вы обычно привозите из поездок?

– Сейчас ничего. Раньше сувениры разные привозил. Но я не люблю все эти мелочи, для меня это просто пылесборники. Захламляют квартиру только. Вот подаришь ты такой сувенир человеку, потом приходишь к нему в гости, а подарка твоего нигде не видно. Смотришь, а он где-то в углу под тремя слоями пыли стоит :). Поэтому я привожу только то, что нужно, экипировку например. У нас она дорогая и зачастую некачественная, а в Таиланде – приятной цены и обалденного качества. Это то, что нужно мне, ребятам и клубу.

Андрей Кулебин

***

- Бывали ли у вас моменты в жизни, когда вы заключали пари с самим собой?

– Да, конечно, это же самые главные пари – сам себя же не обманешь. Из последнего: я раньше сидел на шпагатах, а потом как-то забросил все это дело и до 20 декабря пообещал себе снова сесть. Мне в этом друг помогает, с которым мы знакомы с самого детства. Он тренер по физподготовке, приезжает в клуб специально для этого. Так что скоро у меня будет контрольная сдача норматива «шпагат».

- Победы в ринге делают вас счастливее?

– Да, делают. Это сильная эмоциональная вспышка, обалденное состояние, эмоциональный экстаз, можно сказать. Особенно когда ты выигрываешь нокаутом на каком-нибудь топовом турнире – с этим, наверное, не сравнится даже первый прыжок с парашютом.

Фото: vk.com, nason.at.ua

Автор
  • nochka

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья