Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать
Блог О духе времени

«Государство здесь вообще не влияет на развитие спорта». Тренер сборной уехал из Беларуси в США и не жалеет

Максим Логотько в фехтовании почти 40 лет. Пришел в этот вид спорта в 1978-м, будучи школьником младших классов. Был спортсменом, потом работал тренером в сборной Беларуси. Долгое время входил в состав команды специалистов, которые делали результат нашей сабле – лучший в суверенной истории отечественного фехтования. Вот самые значимые достижения:

- Дмитрий Лапкес в 2004-м пробился в полуфинал Олимпиады в Афинах и лишь в схватке за бронзу проиграл украинцу Третьяку;

- В 2008-м Александр Буйкевич стал чемпионом Европы;

- В 2011-м, когда Логотько уже был главным тренером всей белорусской фехтовальной сборной, наши саблисты впервые в истории выиграли серебро чемпионата мира в командных соревнованиях и пробились на Олимпиаду. В Лондоне белорусы в четвертьфинале проиграли мощным итальянцам. Досадная была неудача: наши вели 44:40 – до победы оставалось одно очко, которое так и не удалось добрать. Итальянцы взяли 5 очков подряд и пошли за бронзой.

В 2016-м Максим Альбертович рискнул – покинул родину и уехал тренировать в США, где работает вот уже полтора года. Вадим Кнырко встретился со специалистом и узнал о причинах отъезда, об устройстве американского спорта и о той жести, что происходила в Белорусской федерации фехтования в мае этого года.

«Вспомните 1937 год. История повторяется». Что за жесть случилась в белорусском фехтовании?

– В 2016 году меня уволили с должности главного тренера национальной сборной Беларуси по фехтованию. Точнее, я написал заявление по собственному желанию. Попросили так сделать. Если бы не ушел сам, уволили бы по статье.

Вообще, вместе со мной уволили всю команду – остался только тренер Андрей Губанов, под руководством которого сейчас растут и работают лучшие саблисты Беларуси. Но я недолго был без работы – позвонили из США, пригласили работать, и уже через три дня прислали билет на самолет. Там специалисты советской школы очень ценятся. Возможно, если бы не мое увольнение, то работал бы всю жизнь в Беларуси. А так вот подвернулся интересный вариант.

В Америку еще после Союза уехало много моих знакомых. Они знали о моих проблемах. Рассказали, что в Атланте ищут тренера. Все удачно сложилось. Мне предложили конкретные условия – я понимал, чем буду заниматься. Сразу по приезде руководство клуба оплачивало мне комнату, давало определенную сумму на еду и при этом платило зарплату. С этого все начинают. А уже когда вливаешься в процесс и начинаешь работать, все расходы возлагаются на твои плечи. Спустя какое-то время перевез с собой семью.

Сейчас Логотько работает в клубе «Арсенал», который базируется в 30 километрах от Атланты – в пригороде Мариетта.

– Как выглядит клуб? Плаза: магазины-магазины-магазины и выкупленное помещение под тренировочный зал. 4 фехтовальные дорожки, 2 тренера  – и все. Ничего лишнего. 

В группе Логотько занимаются люди разных возрастов.

– Самому младшему воспитаннику 8 лет, старшему – 40. Система развития спорта в США кардинально отличается от нашей. В Беларуси государственная система, которая осталась нам в наследство от СССР: Минспорта, ниже – НОК, еще дальше – РЦОП, РУОР, СДЮШОР и прочее. Такая система работает только в том случае, если нет ограничений по финансовым средствам на всех уровнях пирамиды. Как только появляется ограничение в финансах, сразу же появляется градация, из-за которой нижней части пирамиды средств не хватает. Как следствие нет массовости – и вся система перестает работать.

В Америке пошли иным путем. Государство никак не влияет на развитие спорта. Вообще никак! Скажем, фехтование развивается в частных клубах. По всей стране их тысячи. Только в Нью-Джерси – 180. Масштабы огромные, а желающих заниматься – огромная масса. А на открытие клуба достаточно два дня: платится определенная сумма, подаются документы – клуб открыт. А дальше все просто: ищешь помещение, покупаешь оборудование – и можно начинать работу. Разумеется, на такие условия в США поехало множество тренеров из Европы. Поехали тренеры – начали появляться таланты. А где есть тренеры, таланты и отсутствие чиновников любой масти, сразу появляется результат. Последние 20 лет фехтование в США прогрессировало огромными темпами. На Олимпиаде в Пекине американцы завоевали 6 медалей. В Рио – еще 4. Это говорит о многом.

Но в одном наша система все-таки похожа на американскую – и у нас, и у них требуют результат. Только вот конечная цель немножко разная.

– В Америке результат требует только владелец клуба. Если твой клуб дал результат – это дает приток новых людей, новые возможности для заработка. Просто цифры для сравнения. В моем клубе 35 человек занимается саблей. А у нас на всю Беларусь всего 35 саблистов. При этом мой клуб по американским меркам считается маленьким: есть такие организации, в которых занимаются 500 и более человек.

В Америке есть методики производства классных спортсменов. Это страна с неограниченными финансовыми возможностями. Американцы могут купить лучших специалистов, которые привезут свои методики и технологии. Если все это накладывается на массовость, появляется результат. Достаточно просто найти 5-10 талантов. А когда каждый год в клубы приходит около 10 тысяч новых членов, сделать это достаточно просто. В кадетских и юниорских соревнованиях с американскими рапиристами и саблистами сейчас практически никто не может бороться.

Понятия «детский тренер» в Америке не существует. Тренер в клубе работает как с детьми, так и со взрослыми.

– В клубы может прийти кто угодно, и тренер должен работать со всеми на равных условиях. Membership в нашем клубе стоит 175 долларов в месяц. Групповое занятие – 10 долларов. Индивидуальное получасовое занятие с тренером – 40-50 долларов. Там люди могут позволить себе такие расходы.

Плюс для занятий нужно купить экипировку. Конечно, если ты пришел один раз, то амуницию тебе выдадут. Но как только ты оформишь членство, нужно покупать все самому. Полная амуниция саблиста стоит около 1500 долларов. Но если ты оформляешь membership, наш зал предоставляет определенные скидки на приобретение экипировки в магазинах – что-то можно сэкономить. Четкого графика посещения тренировок нет –  приходить можно в любое время, свободное в расписании. Главное – заплати. Полная демократия.

Среди тех, кто занимается у Логотько, есть обычные рабочие и служащие.

– Ко мне на занятия приходят люди из разных профессий. Врачи, инженеры – для них это фан. Американцы приходят на фехтование получать удовольствие. Обеспеченные люди могут на каждый день недели находить себе спортивное занятие: в понедельник – верховая езда, во вторник – плавание, в среду – фехтование и так далее. Американцы любят фан. У меня был необычный урок: мужчина подарил жене на День рождения индивидуальный урок по фехтованию. И я 30 минут с этой женщиной фехтовал. После занятия сказала «спасибо» и больше не приходила. Люди просто ищут разнообразие в жизни. 

В то же время воспитанники белорусского специалиста участвуют в Summer Natonal Championships – своеобразная Олимпиада для американских фехтовальщиков.

– Грандиозный турнир. Собирает около 10 тысяч в различных видах оружия и различных возрастных категориях (от детей до ветеранов). На последнем турнире мой воспитанник занял первое место в чемпионате США среди 156 человек. Очень приятное событие.

По мнению Логотько, фехтование в Америке сейчас переживает настоящий бум.

– Из Европы едут тренеры, а родители активно отдают детей в фехтовальные клубы. А все потому что фехтование в США – это scholarship sport. Если ты занимаешься фехтованием, ты можешь претендовать на бесплатное поступление в университет. И людям выгоднее платить деньги за ребенка в фехтовании, нежели затем платить за его учебу в вузе. 

Об американской зарплате Максим Альбертович распространяться не стал.

– В контракте четко прописано, что мы не можем разглашать его условия. Отвечу так. За неквалифицированный труд – посудомойки, уборщики и прочие подобные профессии – в США платят 1,5-2 тысячи долларов. И этого хватает на жизнь. Когда труд становится чуть более квалифицированным, средняя зарплата растет. А когда человек имеет высшее образование, заработок повышается в разы.

Логотько – далеко не первый фехтовальный тренер из Беларуси, работающий в Новом Свете. Кадры из нашей страны уезжают в Америку регулярно.

– Сейчас в США работают около 10 тренеров-саблистов из Беларуси. По всем фехтовальным дисциплинам – человек 20. Повторюсь: кадры из бывшего СССР в Америке очень ценятся. Просто Беларусь маленькая. Была бы наша страна больше – больше тренеров уезжало бы. К примеру, специалистов из Украины в США трудится несравнимо больше – около 300 человек. Я стараюсь поддерживать контакт с друзьями-тренерами: телефон на всю Америку – роумингов никаких нет. Коммуникации налажены. Периодически проводим кэмпы с другими клубами – это всегда интересно.

В белорусском фехтовании в последнее время особых успехов нет. Командная медаль саблистов на ЧМ-2011 пока последняя для нас на топ-уровне. На последнем чемпионате мира в Германии, который закончился на днях, лучшим результатом в белорусской сабле стал выход в 1/16 финала. В команде и мужчины, и женщины закончили соревнования в 1/8 финала.  Что нужно сделать, чтобы наше фехтование стало лучше?

– Во-первых, улучшить финансирование. Во-вторых, не поскупиться и пригласить тренеров из-за рубежа. К сожалению, сейчас в стране нет своих специалистов, которые могут подготовить чемпиона мира. Плюс стоит все-таки вернуть тех наших тренеров, которые за последние годы уехали – и не только в США.

Почему-то у нас все думают, что спорт – это только чиновники и спортсмены. А про тренеров забывают, хотя знания и методики находятся именно у специалистов. Это очень важное звено. Козеко выдает каждый год в фристайле. В биатлоне приехал немец – и выстрелила Домрачева. И так происходит в любом виде спорта.

У нас позиция тренера несколько недооценена. И это касается всех уровней. Ну как молодому специалисту работать детским тренером за 100 долларов? Для чего он 5 лет учился? Я понимаю, что у нас в стране все в равных условиях. Но все-таки нельзя спортсмена сравнивать, скажем, с комбайнером. На поле тоже тяжелый труд – не спорю. Но комбайнеров десятки, а спортсмена-победителя нужно найти одного.

Логотько провел в Америке полтора года – еще полтора ему предписано отработать по контракту в «Арсенале».

– Нравится ли мне в США? Это, наверное, самый сложный вопрос. Привыкание к заокеанской жизни – долгий процесс. Я за полтора года пока так и не понял, нравится мне или нет. Есть свои плюсы, есть минусы. Неправильно будет сказать, что мне в Америке комфортно – попросту я еще не определился. Моя Родина все равно Беларусь. Но младшему сыну, к примеру, все в США нравится. Говорит: «Хочу жить там». Супруге хочется в Беларусь. Я – без понятия. Там работа. В принципе, работу можно и здесь найти, но там платят в десятки раз больше.

Что касается американцев, то я тоже до конца не смог их понять. Гораздо больше в США я общаюсь с другой нацией – мой клуб принадлежит китайцу. Зачем китайцу свой фехтовальный клуб? А потому что сын занимается фехтованием и хочет поступить в хороший университет. Что касается американцев, то они все делают для клиентов. Куда бы ты ни пришел, перед тобой всегда будут стелиться – потому что клиент всегда прав.

Момент, который я особенно для себя отметил, – по внешнему виду американца не определишь, бедный он или богатый. Практически любой житель может позволить себе хорошую машину, хорошую одежду. Иной раз я видел человека – ничего особенного. А оказывалось, что это мультимиллионер.

Максим Альбертович согласен с определением, что США – страна больших возможностей.

– Америка дает заработать – лишь бы человек работал. Впахивать, впахивать и впахивать. Все работают. Дети начинают привыкать к труду со школы. За лето 14-летний американец может заработать 3 тысячи долларов – и это нормально. Студенты работают, чтобы оплачивать себе учебу. Взрослые работают, чтобы помогать будущему своих детей. И так из поколения в поколение.

О майских событиях, которые происходили в белорусском фехтовании, Максим Логотько осведомлен в деталях. Если кто-то позабыл ту историю, она такая: в федерации фехтования (как и почти во всех спортивных федерациях) проходили внеочередные выборы главы организации. Федерацию покидал экс-замминистра спорта Александр Гагиев, который согласовал на самом верху кандидатуру своего преемника. Однако на конференции был выдвинут еще один кандидат, за которого в итоге и проголосовало большинство. Назначение произошло, но вскоре конференцию признали недействительной. Была созвана новая конференция, приглашены новые делегаты (которые должны были проголосовать «правильно») и произошло избрание ставленника Гагиева. Люди же, которые на первой конференции голосовали за выдвинутого кандидата, были подвергнуты самым настоящим репрессиям.

«Вспомните 1937 год. История повторяется». Что за жесть случилась в белорусском фехтовании?

– То, что написали в прессе, целиком и полностью правда. Хочу отметить, что журналисты по этому вопросу отработали отлично.

- Вы рады, что фехтовальное братство показало, что у него есть собственное мнение? Ни в одном виде спорта такого резонанса выборы не вызвали.

– Скорее чиновники показали, что у них есть власть, переходящая даже в беспредел :). Я доволен, что люди из фехтования продемонстрировали, что у них есть свое мнение, и они пошли за человеком, который реально работал. Людям досталось после тех событий. И хорошо, что сейчас волна улеглась – пережили-перетерпели. Но в тех процессах были затронуты люди, которые близки мне. И я не хочу сильно распространяться на эту тему, чтобы кому-нибудь не навредить.

После отъезда в Америку Логотько не получал предложений по работе дома.

– Из Беларуси звонят только друзья – по работе звонков не поступало. Сожалеют ли на Родине из-за моего отъезда? Этого я не знаю. Когда работал дома, у нас была целая команда, которая участвовала в трех Олимпиадах и становилась серебряным призером чемпионата мира в 2011 году. Половины той команды (тренерский состав в том числе) уже в Беларуси нет. Буйкевич, Лихачевский, Суримто – все уехали. Лапкес уезжал в Великобританию  – вернулся. Все так же остается Григорий Васильевич Лопатнев, без которого все результаты последних 20 лет в белорусской сабле были бы невозможны. Однако в последнее время мнение этого специалиста преступно игнорируется. Все ищут себя там, где выгодно. Плюс отношение. О чем можно рассуждать, если тебе, как мальчику, говорят: «Пиши по собственному желанию или уволим по статье»? Поэтому все собираются и уезжают. А там кадры ценят – достаточно прислать резюме.

- Каким словом вы бы охарактеризовали нынешнее положение фехтования в Беларуси – застой, регресс, расцвет?

– Я не могу ответить на этот вопрос. Меня полтора года не было в стране. И давать какие-то оценки я не в праве. А то еще кто-то подумает, что вот я уехал и начинаю оценивать. Дай Бог, чтобы уровень белорусского фехтования поднимался. Ребята талантливые у нас есть. Но должно сойтись много факторов, чтобы талантливый спортсмен что-то выиграл. Одного таланта мало – это всего 5 процентов успеха. Остальные 95 процентов – работоспособность спортсмена, финансовые условия, специалисты, менеджмент. Но именно эти 5 процентов таланта и помогают побеждать в больших турнирах.

- Есть ли вероятность, что вы накопите в Америке определенный капитал и вернетесь на Родину, чтобы открыть здесь свой частный фехтовальный клуб?

– Очень вряд ли. Наверное, проще будет накопленный капитал пустить в дело на месте, в Америке. В таком случае есть возможность что-то заработать. В Беларуси вариант заработка весьма сомнителен.

Фото: из личного архива Максима Логотько

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы