Блог О духе времени

Офсайды – боль судей. Глаз неспособен фиксировать их без ошибок (докажем это с помощью оптической иллюзии)

Тренд зимы: все ругают ВАР из-за буквоедства и фиксации сантиметровых офсайдов. У этой системы пока есть одна альтернатива – глаза лайнсмена. Разбираемся, насколько им можно доверять.

В футболе нет профессии тяжелее, чем лайнсмен: получаешь меньше главного арбитра, носишься слишком близко к тренерам – в любой момент они могут наорать, а игроки тебя либо не замечают, либо ненавидят. Мы ругаем боковых судей, когда они упускают полуметровые офсайды, но при этом редко задумываемся, насколько сложно мысленно прочертить линию по ноге защитника и четко поймать момент паса.

Пора исправляться.

Вас ждет несколько историй:

• как футбольные чиновники 150 лет мучились с офсайдом и меняли правило;

• лайнсменам очень тяжело: мешают эффект запаздывания, сложные офсайды и человеческий мозг, не предназначенный для таких сложных задач;

• как VAR облегчил жизнь лайнсменов и почему офсайды теперь свистят реже;

• возможно, все это уже не важно: в ФИФА задумались о замене лайнсменов искусственный интеллектом.

Больше 100 лет правило офсайда было плохим: его меняли, а футболисты и тренеры постоянно взламывали новые версии

Многие из нас еще в детстве вникли в правило офсайда, но не каждый заглядывал в футбольные правила, а ведь там есть важные нюансы. Давайте откроем методичку IFAB, где ежегодно появляется свежая версия правил для всех лиг под эгидой ФИФА. Вот выдержка про офсайды: «Нахождение в положении «вне игры» не является само по себе нарушением. Игрок находится в положении «вне игры», если совпадают два условия:

1. любая часть его головы, тела или ноги находится на половине поля соперника;

2. любая часть его головы, тела или ноги находится ближе к линии ворот соперника, чем мяч и предпоследний игрок соперника.

Игрок не находится в положении «вне игры», если он на одной линии:

а) с предпоследним соперником или

б) с двумя последними соперниками.

Правило далеко не всегда было таким: офсайд существует почти 150 лет, но чиновники постоянно меняли формулировки и искали баланс между интересами нападающих и обороняющихся.

Правило офсайда впервые ввела в 1863 году Футбольная ассоциация Англии. Первая версия была откровенно сырой: игрок считался вне игры, если в момент паса находился впереди мяча. Это сильно осложняло игру: игроки не могли пасовать вперед (потому что все партнеры за линией мяча – в офсайде) и были вынуждены пользоваться только дриблингом.

В следующие два десятилетия правило адаптировали: игрок считался в офсайде, если перед ним были три обороняющихся игрока, а офсайд стали считать в момент передачи, а не приема мяча. Правило долго не менялось, поэтому команды адаптировались и придумали офсайдные ловушки.

Круче всех был «Ньюкасл» и его защитник Билл Маккрэкен: в его системе первый из защитников уходил далеко от ворот, создавая глубину офсайда, а второй подчищал, если нападающие проходили далеко. Футбол моментально поскучнел: голов стало меньше, а офсайдов – значительно больше (иногда фиксировали 40 за игру). Примерно так это выглядело на поле.

В 1925-м чиновники сократили количество обороняющихся игроков с трех до двух. Изменение оказалось очень важным: количество голов в английской лиге моментально выросло, а тренер «Арсенала» Герберт Чапмэн придумал важную для футбола схему дубль-вэ (3-2-2-3). 

Новая версия работала половину века, но примерно с 60-х организация игры в защите изменилась: вместо офсайдных ловушек наступила эпоха катеначчо и схемы с тремя защитниками. Результативность снова понизилась (яркий пример – ЧМ-1990, где забивали 2,21 гола за матч – исторический антирекорд), поэтому в середине 90-х ради зрелищности правила отредактировали и разрешили нападающему находиться на одной линии с предпоследним игроком обороны.

Последние крупные изменения произошли в 2005-м: офсайд стали определять только по той части тела, которой можно забить, а пассивный офсайд фиксировался только в моментах, когда игрок пытается извлечь из своего расположения выгоду (раньше офсайдом считалось «намерение» – достаточно расплывчатая формулировка).

Это молниеносно отразилось на игре: результативность выросла, а офсайдов стало намного меньше (в сезоне-1997/98 – в среднем 7,8 зафиксированных офсайдов в каждом матче АПЛ, в сезоне-2005/06 – 4,8).

С тех пор были мелкие изменения, но суть оставалась такой же.

Офсайд – боль арбитров. С ним связана почти треть судейских ошибок, его невозможно быстро зафиксировать человеческим глазом

Еще 2-3 года назад офсайд (до введения ВАР – но об этом ниже) был настоящей проблемой арбитров и болельщиков. Вы наверняка вспомните десятки случаев, когда ошибка лайнсмена всерьез влияла на результат: двухметровый офсайд Тевеса в 1/8 финала ЧМ-2010 против Мексики помог Аргентине пройти в следующий раунд, а в январе 2015-го в матче «Тоттенхэма» и «Сандерленда» лайнсмен Андре Нанн грубо ошибся и зафиксировал офсайд автору гола Яну Вертонгену, который находился на своей половине поля (вне игры считается только на чужой). Статистика подтверждает, что ошибки с офсайдом – это не отдельные яркие эпизоды, а постоянная проблема.

В 2007-м ФИФА профинансировала научное исследование ошибок в оценке офсайда. Ученые из факультета кинезиологии и реабилитационных наук Университета Левена Барт Гилис и Вернер Хелсен проанализировали все офсайды финальной стадии чемпионата мира-2006 (364 вне игры) и вывели статистику: 

• процент ошибок арбитров составил 26,2%,

в течение первых 15 минут правильных решений было намного больше (38,5%), чем в любые следующие 15 минут,

• большинство судейских ошибок были связаны с определением офсайда (86,6%).

Через несколько лет появилась статистика по Кубку Конфедераций-2009 – в ЮАР 13% решений лайнсменов оказалось ошибкой.

В 2012 году Пьерлуиджи Коллина раскрыл количество ошибок лайнсменов на Евро-2012  – там процент верных решений оказался чуть выше (95%). Но эти данные не вызывают полного доверия: во-первых, нарушен принцип беспристрастности, а во-вторых, судья не раскрыл детали анализа.

Работу арбитров усложняют несовершенство человеческого мозга, эффект запаздывания и сложный офсайд

Арбитры так много ошибаются из-за сложности процесса: им нужно следить одновременно за пасующим и за тем, кому адресован мяч. И тут возникает проблема – человеческий глаз просто не создан для такой задачи.

В 2007-м авторитетный итальянский врач Франческо Маруенда опубликовал научную статью «Офсайд в футболе невозможно зафиксировать за ноль миллисекунд», в которой обнаружил, что человек физически не способен оперативно фиксировать офсайд. Вот самый важный фрагмент материала: 

«Человеческий глаз не может зафиксировать офсайд. Проблема в том, что за миллисекунды происходит слишком много событий, на обработку каждого уходит некоторое время, человеческий глаз не в состоянии уследить одновременно за всем.

Когда игрок отдает пас, глаза лайнсмена фиксируют конкретный момент, и в его голове начинаются нейронные процессы: сигнал отправляется в мозг через зрительный нерв, мозг сохраняет информацию, обрабатывает ее и отправляет назад, чтобы глазодвигательная система подготовилась и зафиксировала всех игроков, которые потенциально могут быть в офсайде. Глаз определяет точное расположение игроков относительно друг друга (этот процесс занимает больше всего времени) и отправляет изображение в мозг через зрительный нерв. Информация обрабатывается, и только тогда лайнсмен понимает, кто в офсайде. Каждое действие занимает от 90 до 200 миллисекунд, суммарно – около 3-5 секунд на весь процесс.

Иногда ассистенты рефери ориентируются на звук мяча; но звуку тоже требуется время для передачи».

Работу лайнсменов усложняют и разные оптические иллюзии, из которых самый распространенный – эффект запаздывания.

Суть простая: если расположить на одной линии два объекта, один – в статичном положении, а другой будет в движении, то вам покажется, что движущийся объект немного впереди. В футболе это работает так: чаще всего во время паса форвард начинает движение раньше защитников, поэтому у лайнсмена может возникнуть оптическая иллюзия того, что нападающий за линией офсайда. Чем выше стартовая скорость нападающего, тем больше шансов, что сработает этот эффект: поэтому Роналду и Бэйл заранее в зоне риска.

Вот схематичное объяснение эффекта – так это выглядит на поле

 

Чтобы понять смысл эффекта, необязательно быть на месте лайнсмена. Достаточно посмотреть на эту гифку. В момент, когда вспыхивает зеленый объект, красный находится с ним на одной линии. Но с вероятностью 99,9% вы увидите красный объект впереди. Это особенность человеческого зрения.

Вот как все выглядит на стоп-кадре.

 

Первым это явление заметил физик и профессор кафедры нейронауки Университета Кила Дональд Маккей в 1958 году. Ученые до сих пор до конца не уверены, почему возникает эффект запаздывания. По одной версии, зрительная система обрабатывает движущиеся объекты быстрее, чем объекты, которые только начинают движение. Вторая гипотеза чуть сложнее. Наша нейронная система работает с небольшой задержкой, а зрительная система заботится об этом и экстраполирует движущиеся объекты немного вперед, компенсируя нейронную задержку (например, чтобы мы могли верно оценить расстояние до быстроедущего авто при переходе дороги).

Тяжелее всего лайнсменам с так называемым сложным офсайдом – когда между пасующим и адресатом большое расстояние. Это те самые красивые пасы через все поле, которые обожали Пирло и Хаби Алонсо – мы кайфуем, а арбитры мучаются.

Ученые исследовали сложные офсайды и обнаружили, что в таких ситуациях лайнсмены ошибаются намного чаще, чем при коротких офсайдах. В статье «Влияние выбора позиции на точность принятия решений футбольных арбитров и помощников во время спортивных соревнований» (авторы – Пабло Фрутос и Хавьер Малло) опубликована такая статистика: если расстояние между пасующим и принимающим меньше 20 метров, то вероятность ошибки арбитра – около 15%. При увеличении расстояния увеличивается и риск ошибки. При 30-35 метрах шанс ошибиться увеличивается до 30%, а при 60 метрах – до 68%.

Реальных способов справляться со сложным офсайдом почти не существует. Авторы публикации приводят цитаты лайнсменов, работающих на полупрофессиональным уровне и во второй бундеслиге – они советуют ориентироваться на звук удара по мячу. «Это может звучать не лучшей идеей, но звук достаточно мощный – я отчетливо слышу его даже на больших стадионах», – рассказал в статье лайнсмен Бенедикт Зайер, который судит матчи второй бундеслиги.

Офсайд давно тревожит чиновников. В ФИФА даже задумывались об отмене правила

Еще в 2008-м Пьерлуиджи Коллина (на тот момент – глава судейского комитета УЕФА) признавался, что с правилом офсайда нужно что-то делать: «Мне кажется, это правило нуждается в доработке. Мы получаем слишком много ошибок лайнсменов. Должны наступить изменения».

Ситуацию заметил президент ФИФА Зепп Блаттер и сделал очень радикальное предложение – отменить офсайд. «Я не исключаю, что это произойдет. Возможно, мы отменим офсайд», – говорил Блаттер в 2010-м.

Блаттер даже консультировался с президентом Международной федерации хоккея на траве Леандро Негре, чтобы узнать, как на его вид спорта повлияла отмена вне игры.

Многие очень скептически восприняли идею президента ФИФА. «Похоже, он полный идиот. Спросите себя, а способен ли он выполнять свои функции? Опыт показывает, что нет! Как можно быть таким идиотом?» – горячился председатель «Уигана» Дэйв Уилан. Примерно в таких же интонациях отреагировал владелец «Вест Хэма» Дэвид Голд: «Я не готов слушать настолько некомпетентного человека».

Неизвестно, насколько безумное желание Блаттера было близко к реализации (после зимнего чемпионата мира в Катаре возможно все), но в 2015-м Блаттер ушел с поста президента и отмена офсайда осталась фантазией.

ВАР изменил работу лайнсменов. Теперь они свистят только суперочевидные офсайды

Эпоха ВАР началась в 2018-м: да, например, в Голландии систему тестировали еще в 2012-м, но в правила игры видеопомощь судьям включили пару лет назад, тогда же ее впервые использовали на ЧМ и ввели в топ-5 лиг. ВАР не только минимизировал судейские ошибки и отучил мгновенно радоваться голам (ведь бывает всякое), но и изменил работу лайнсменов.

• Очень приятные изменения в технической начинке. На большинстве матчей с ВАР работает технология Hawk-Eye – она почти безошибочно определяет офсайд (мы подробно разбирали, как она работает). На матчах с ВАР работают пять камер: основная широкоугольная, 18-ярдовые боксовые и две камеры goalline (на некоторых матчах этих камер нет, и специалисты калибруют под ВАР стандартные камеры). Система автоматически делает несколько кадров на линии офсайда в момент передачи, по ним судья определяет крайние точки игроков и прочерчивает красные и синие линии.

Точность камер просто уникальна – раньше даже самые современные камеры допускали погрешность в 13 см, а Hawk-Eye работает максимально точно.

• Лайнсмены переложили часть ответственности на видеоассистента. Наверняка вы замечали, что в последнее время лайнсмены свистят некоторые офсайды с сильной задержкой. Просто арбитры реагируют только на суперочевидные офсайды, а спорные оставляют на усмотрение ассистентов из комнаты ВАР – если офсайд все же есть, то лайнсмену сигнализируют, и он поднимает флажок.

Тенденция началась с ЧМ-2018. Перед стартом турнира глава судейского департамента ФИФА Пьерлуиджи Коллина рассказал о новых рекомендациях лайнсменам: 

«Если вы увидите, что боковой не поднимает флажок, то это не значит, что он пропустил момент. Просто арбитр соблюдает инструкции. Если момент спорный, а атака перспективная, то судья не должен вмешиваться в игру. По окончании эпизода, если, допустим, был забит гол, а офсайд на самом деле имел место, этот момент пересмотрит видеоарбитр».

Один из первых случаев использования новой методики: в матче ЧМ-2018 Англия – Панама (6:1) на 40-й минуте лайнсмен Валид Ахмед сильно отстал от атаки англичан и не успел отреагировать на спорный пас Стоунзу; видеоассистент пересмотрел эпизод и сказал главному, что офсайда не было – гол засчитали.  

Тенденция продолжилась после российского ЧМ. Летом BBС опубликовал рекомендации для лайнсменов в АПЛ:

«Премьер-лига советует реагировать только на совсем явные офсайды – в которых рефери уверен на 100%. В случае сомнения положитесь на ВАР – он разрешит ситуацию, если понадобится. Это снизит вероятность того, что атакующей команде оборвут потенциально голевую атаку».

Звучит необычно, и пока даже не все лайнсмены привыкли к новым правилам. Это идеально проиллюстрировал осенний матч «Арсенала» и «МЮ» на «Олд Траффорд». На 58-й минуте молодой Букайо Сака из «Арсенала» пасом в касание вывел Обамеянга к воротам – за секунду до удара габонца лайнсмен Скотт Леджер поднял флажок и зафиксировал у форварда офсайд.

Обамеянг был спиной к боковому, поэтому спокойно перебросил Де Хеа. А вот защитники, увидев флажок, остановились и не доиграли эпизод. Защитники «МЮ» даже похвалили друг друга за слаженную работу. Но уже на повторе все увидели ошибку Скотта Леджера – он не заметил стоящего прямо перед ним двухметрового Харри Магуайра. Повезло, что есть ВАР – главному арбитру Кевину Френду подсказали, что помощник ошибся. А защитники получили урок: не реагировать на поднятые флажки и играть эпизод до конца.

Очень важный нюанс – лайнсмен ошибся сразу в двух моментах: зафиксировал ошибочный офсайд и поднял флаг вместо того, чтобы позволить видеоассистенту пересмотреть эпизод. Габонцу повезло, что он не заметил флажок и доиграл до конца – если бы он подчинился требованию лайнсмена и остановился, то чистого гола не случилось бы, и решение лайнсмена осталось бы в силе (потому что ВАР может отменить забитый не по правилам гол, но когда форвард остановился из-за ошибки судьи, ситуацию уже не исправить, виртуальный гол команде никто не присвоит).

Минус такой системы – иногда решение по офсайду затягивается неприлично долго (Рубен Невес после гола в ворота «МЮ» ждал проверку на офсайд несколько минут и  жаловался на систему после матча), зато процент правильных решений подскочил c 86 до 92. Это значит, что ВАР работает почти идеально – в оставшиеся 8% входят моменты, которые не подлежат видеопроверке. 

Ах да, главный минус – похоже, мы лишились бурных празднований от Клоппа.

Будущее офсайда: УЕФА лоббирует новые правила, а лайнсменов заменит искусственный интеллект

Больше 10 лет мы ждали от Блаттера и Платини банального введения видеоповторов. Ретрограды ушли и наступила оттепель: футбол повернулся в сторону американского спорта и теперь аккуратно интересуется инновационными технологиями. Правила тоже стали намного пластичнее и быстрее адаптируются ради качества игры. Мы едва привыкли к видеоповторам, а нас уже ждут очередные перемены.

В декабре 2019-го президент УЕФА Александер Чеферин предложил подкорректировать правило офсайда:

«Я считаю, что хорошо, если судьи не будут засчитывать офсайды в 1-2 сантиметра. Потому что смысл офсайда в том, что у меня должно быть какое-то преимущество, но мне не должны засчитывать «вне игры» из-за длинного носа. Поэтому мы предложим сделать допуск в 10-20 см».

Наверняка Чеферин предложил это в ответ на критику ВАР. Например, капитан «Вулвз» Конор Коуди заявил, что его парням придется играть с отрубленными руками, чтобы не попасть в офсайд. Но очевидно, что парень все перепутал: виновата не ВАР (она просто повышает точность), а жесткое правило офсайда.

Конкретики пока нет: футбольные правила редактирует IFAB, и для изменений УЕФА должен обратиться именно туда.

Надвигаются и еще более масштабные изменения. Летом британский The Mirror опубликовал горячий инсайд – возможно, скоро лайнсменов заменит искусственный интеллект. «В ФИФА уже есть департамент, который изучает подобную возможность. Смогут ли они заменить лайнсменов на камеры и компьютеры, которые будут фиксировать офсайды и ауты? Да, однажды это может случиться», – сказал источник. Но вряд ли это случится в ближайшее время: кажется, что готовой технологии пока нет, а в случае с VAR и Hawk-Eye между разговорами и внедрением прошло 3-5 лет.

Здесь, кажется, потребуется еще больше времени.

Фото: Gettyimages.ru/Harry Trump, Mike Hewitt, Phil Cole, Kevin C. Cox, Mario Carlini / Iguana Press / Stringer, Michael Regan; REUTERSAction Images / Peter Cziborra, Carl Recine, globallookpress.com/Paul Terry via www.imago-images./www.imago-images.de; twitter.com/Hawkeye_view

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья