О духе времени
Блог

Из-за косяка чиновников (они включили дурака и не признают вину) у беларусов в Токио подвисла эстафета 4 по 400. В нее заявляют девушек совсем другого профиля – и это просто жесть

Головотяпство, которое стараются оправдать случайностью.

В среду вечером стало известно, что Независимый орган по борьбе с негативными явлениями в легкой атлетике (AIU) не допускает к участию в Олимпиаде 20 спортсменов, в том числе троих беларусов. Причина – недостаточное количество внесоревновательных допинг-проб, которые необходимо было сдать на протяжении десяти месяцев перед Играми (минимум три).

Первой о своей ситуации рассказала прыгунья в высоту Марина Жодик. На Олимпийские игры она отобралась в последний момент, значительно улучшив личный результат, что, впрочем, никак не мешало проверять ее на использование допинга в обозначенный период. Жодик уведомляла функционеров Беларусской федерации легкой атлетики о намерении отбираться в Токио, но ее почему-то не включили в список претендентов на олимпийские лицензии, которых подвергают особому контролю. Прыгунья является подписанткой обращения за честные выборы и против насилия, однако недопуск к Олимпиаде с политикой никак не связывает.

Если Жодик в Японии должна была выступать только за себя, то две другие недопущенные от Беларуси спортсменки – Анна Михайлова и Кристина Мулярчик – являлись частью эстафеты 4 по 400 метров. Их отстранение поставило под вопрос выход сборной на старт, намеченный на 5 августа.

Однако спортивные чиновники, не признав своей вины в случившемся, придумали, как исправить ситуацию, что понравилось не всем, за счет кого они хотят это сделать.

Изначально эстафеты даже не было в ростере НОК

В ростере, который Национальный олимпийский комитет Беларуси опубликовал на своем официальном сайте 23 июня, женская эстафетная команда 4 по 400 не значилась вовсе. Правда, через полторы недели информагентство БелТА сообщило, что представительницы Брестской области Кристина Мулярчик и Анна Михайлова могут быть включены в эстафету, из чего можно было сделать, что беларусская эстафета в Токио все же собирается. На международных соренованиях в последние месяцы место в четверке также занимали Астерия Лимай, Алина Лучшева и Александра Хильманович. Из них только отстраненные от Олимпиады Мулярчик и Михайлова подписали после выборов письмо в поддержку Лукашенко, однако это не уберегло их от проблем.

Что не так с допинг-контролем? Почему беларусок не допустили?

Допинг-контроль за спортсменками должен осуществляться примерно по такой схеме. Федерация легкой атлетики составляет список тех, кто с наибольшей вероятностью претендует на участие в Играх. Допинг-офицеры начинают этих атлетов более тщательно контролировать. Очевидно, что по каким-то причинам Мулярчик и Михайлова, как и Жодик, до последнего момента не входили в список перспективных с точки зрения поездки на Олимпиаду спортсменов, поэтому дополнительными проверками их никто и не беспокоил. А когда поездка в Токио стала реальностью, то провести необходимое число внесоревновательных проб уже не представлялось возможным.

- Между пробами должен быть минимум 21 день. У меня взяли на 20-й день. Из-за этой ошибки пролетаем мимо Олимпиады, – констатировала сторонница действующей власти Мулярчик.

Также она у себя в инстаграме описала правила, по которым спортсменов должны были проверять перед Олимпийскими играми:

- Еще в 2019-м году пришла бумага о том, что за десять месяцев до старта Олимпиады спортсмен, который планирует или уже отобрался на турнир, должен сдать три внесоревновательные пробы допинг-контроля. Эти три пробы взяли и с ними все хорошо. Но из-за некомпетентности каких-то людей, отвечающих за все это, они просчитали просто дни.

Речь как раз о том, что Мулярчик не хватило всего одного дня, чтобы ее последняя проба была засчитана.

Что говорят чиновники? Получается смешно

Главный тренер сборной Беларуси по легкой атлетике Юрий Моисевич преподносит ситуацию так, будто спортсменок нужно было проверять лишь после того, как они точно заполучили право ехать на Олимпиаду, хотя вести наблюдение необходимо было в течение десяти месяцев, предшествующих Играм:

- По требованию AIU, Жодик и две наши спринтерши Анна Михайлова и Кристина Мулярчик обязаны пройти три внесоревновательные допинг-теста с интервалом в 21 день до старта Игр. Конечно, девушки никак не успевали это сделать.

Хочется отметить, что девушки не отвечают за осуществление допинг-контроля.

Заместитель министра спорта Александр Барауля кивает на высшие силы:

- Если говорить коротко, то это стечение обстоятельств. <…> Никто не ожидал, что она [Жодик] добьется такого прогресса, и, соответственно, она не входила в основной пул спортсменов, которые проходили обследования более тщательно.

Из заявления чиновника насчет Михайловой и Мулярчик можно сделать вывод, что они сами не успели разобраться с допинг-пробами, будто все случилось само собой, и у спортивных функционеров не было никакой возможности предусмотреть такое развитие событий. Ну и слова о том, что не мы одни такие – это классика неудачных оправданий:

- Они молодые, перспективные спортсменки и им также не хватило времени, чтобы соблюсти необходимые интервалы между сдачей допинг-проб. Кроме нас, ряд стран и порядка 20 спортсменов оказались в подобной ситуации, – сказал Барауля.

Жодик пыталась выяснить у главного тренера сборной, почему она оказалась в такой ситуации, и получила от Моисевича довольно путанное объяснение:

- Он мне ничего толком не объяснил, а потом вообще сказал, что я поздно выполнила норматив, поэтому сама виновата. Потом начал говорить о том, что у федерация мало финансов на допинг-тесты. Потом вовсе сказал, что во всем виновата БФЛА.

Кажется, эстафета все же выступит в Токио. И это породило еще один скандал

И все-таки беларусская эстафета 4 по 400 может выйти на старт 5 августа – правда, в очень странном составе. Сначала Моисевич заявил, что одно вакантное место в четверке займет барьеристка Эльвира Герман, чья специализация – стометровка с препятствиями. Позже спринтерша Кристина Тимановская, выступающая на стометровке, обнаружила, что также включена в заявку команды на эстафету 4 по 400.

Дилетанту может показаться, что речь идет о не самых далеких друг от друга величинах – какая разница, бежать 100 метров или 400? Однако специалисты понимают, что каждая дистанция имеет свою специфику. И переход из одной дисциплины в другую дается крайне тяжело и в большинстве случаев обречен на провал. Впрочем, все указывает на то, что спортивные чиновники нацелены лишь на то, чтобы команда стартовала. О каких-то результатах никто не говорит.

- Я думаю, это бред. Эльвира – очень сильная бегунья, но где 100 м с барьерами, а где 400 м? Это очень большая разница, – комментирует ситуацию Игорь Жаворонок, тренер марафонки Светланы Куделич. – Помню, однажды она бежала 200 м и выигрывала, но 100 и 200 – это одно, а 400 – совсем другая подготовка. <…> Получается, эстафета разваливается. Это прискорбно. Ребята, а вы зачем там [в РЦОП по легкой атлетике] сидите? Работайте! Это ваша работа. Как это так, ведь такие профессионалы там сидят, а делают откровенные смешные ляпы?

Спринтерша Тимановская очень жестко отреагировала на решение без спроса поставить ее в эстафету 4 по 400. Масштаб реакции, пожалуй, отражает несоответствие дистанций и способов подготовки под них.

- Оказывается, наше очень крутое начальство решило все, как обычно, за нас. Они накосячили с девчонками, у которых не хватает тестов, чтобы прилететь на их первую в жизни Олимпиаду – и они решили сделать ход конем и запустить меня в эстафету. Класс, ребята! Молодцы! Почему же мы должны расплачиваться за ваши косяки? Если вы накосячили с девочками, с их допинг-тестами, с их пробами... Плевать, с чем угодно! Почему я должна расхлебывать эти проблемы? Какого хера я узнаю это от левых людей?! – задалась вопросами Тимановская в своем инстаграме.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные