О духе времени
Блог

«Крумкачам» теперь еще сложнее попасть в «вышку» – без протекции власти на это нужно больше миллиона долларов. Клуб пока не представляет, где их можно достать

Один из основателей «воронов» рассказал проекту «ЧестнОК» о своем видении ситуации.

У Беларусской федерации футбола нет претензий к себе, хотя с реализацией обещаний и задумок все очень сложно. Достаточно посмотреть, каков результат помпезных деклараций председателя организации Владимира Базанова, чтобы серьезно озадачиться.

Полковник Базанов много чего обещал сделать для футбола Беларуси. Пока что мы наблюдаем тотальный провал

Ныне федерация озаботилась финансовой устойчивостью клубов высшей лиги – почему-то не до, а после того, как чемпионат по финансовым причинам после 15 туров покинул речицкий «Спутник». Клуб загнулся всего через полгода после прохождения лицензирования АБФФ, хотя еще по весне затруднения речичан были более чем очевидны.

Кто виноват? Проверявшие и допустившие? Да как вы могли такое подумать? В АБФФ просто решили, что с клубов необходимо требовать гарантии, что они во что бы то ни стало доиграют чемпионат. 28 июля на исполкоме федерации было решено, что со следующего года при прохождении лицензирования любой клуб обязан предоставить подтверждение своего непрерывного участия в «вышке», выданное местным исполнительным органом (неужели такое не выписали бы и «Спутнику»?). А если данного документа не будет, то клуб обязан показать, что на его банковском счету находится не менее 100 тысяч базовых величин – сейчас это 2 миллиона 900 тысяч рублей или же 1 миллион 158 тысяч долларов с небольшим. Кроме того, с 2025 года, по задумке АБФФ, соискатель лицензии на участие в чемпионате страны должен являться собственником по крайней мере одного учебно-тренировочного объекта, имеющего футбольное поле, две раздевалки, три душевые кабинки и два туалета.

Не станут ли такие финансовые и не только требования непосильными для беларусских клубов, особенно частных, за которых госорганы вряд ли поручатся? Об этом в интервью телеграм-каналу «ЧестнОК» рассуждает Владислав Майоровский - соучредитель ФК «Крумкачы», частного клуба, сражающегося за путевку в высшую лигу.

– Как вы лично и «Крумкачы» вообще восприняли нововведения АБФФ, касающиеся финансовых гарантий участия клуба в чемпионате?

– Сразу хочу предупредить, что здесь и далее буду выражать исключительно свою точку зрения. Даже если она во многом, а, может, и во всем будет совпадать с клубной позицией, все-таки попрошу считать сказанные слова выражением частного мнения.

Что касается вопроса, то первое впечатление от нововведений было непонимание. Когда глава АБФФ Владимир Базанов еще только анонсировал возможное приятие такого решения федерацией, тогда все это воспринималось просто как какое-то недоразумение. Ну, сказал человек, может, не так поняли или не так выразился, или эмоции – мало ли. Тем не менее, когда все сказанное материализовалось в решение исполкома и далее – в изменения в регламенте лицензирования, это стало и пока остается трудноусваиваемой пищей для ума. Как-то очень поверхностно, приблизительно и непонятно. Поэтому, естественно, непонимание сменилось разочарованием. Разочарованием прежде всего ситуацией, когда перспективы, идеи и мечты погрузились в сплошной туман.

– Вам удалось пообщаться с руководителями других клубов? Что они думают?

– Не думаю, что нововведения хоть в какой-то мере коснулись всех клубов первой лиги. Речь в плане изменений условий лицензирования идет все-таки о лиге высшей, потому и затрагивают они интересы исключительно тех, кто задачу попадания туда сформулировал для себя на сей момент.

Как мне кажется, вряд ли проблемы с получением соответствующего разрешения могут возникнуть у «Днепра» и «Белшины». Наверное, [шансы есть] при наличии желания подняться наверх и у «Волны» с «Нафтаном». Вообще, как мне кажется, нововведения в первую очередь затрагивают интересы нас [«Крумкачоў»] и «Арсенала». Не буду скрывать, я общался на эту тему с руководителем дзержинского клуба. Мы приятели и периодически обсуждаем те или иные новости. Понятно, что для них это также животрепещущая тема, однако мне комментировать их мнение на этот счет будет некорректно. Лучше вам обратиться к первоисточнику.

– По-вашему, какие цели преследует АБФФ такими решениями? И убережет ли это от возникновения ситуаций, в которую недавно угодил тот же «Спутник»?

– Цель должна быть у любого решения. Думаю, ситуация со «Спутником» и стала толчком к появлению таких мер. С одной стороны получается, что цель благая – уберечь чемпионат от клубов-банкротов, наполнить его участниками со стабильно высокой финансовой историей. С другой стороны, давайте обсудим в принципе необходимость этих, подобных или еще каких-либо нововведений. А уж тем более таких революционных. Да, они такими и выглядят. Ведь если все это действительно будет претворено в жизнь, то развитие нашего клубного футбола можно будет разделить на до и после. Хотя… Я сказал развитие нашего футбола? Наверное, нужно заменить каким-то другим определением. Пусть будет жизнь, жизнедеятельность наших футбольных клубов.

Вернемся к ситуации со «Спутником». В АБФФ есть регламент лицензирования, есть комитет по лицензированию, задачей которого как раз и является контроль за соблюдением положений регламента клубами-участниками чемпионата. Поэтому логично сказать: прежде, чем придумывать нововведения к регламенту, нужно посмотреть, как его положения соблюдались ранее. Есть свод лицензионных правил, соответствие которым обеспечивает получение лицензии соискателем, а именно спортивные критерии, инфраструктурные, кадровые и административные, юридические и финансовые. Есть менеджер по лицензированию АБФФ, который изучает документы, поданные клубом на предмет соответствия. Не так давно, когда итожили выступление «Спутника» в высшей лиге сезона-2021, из стен АБФФ звучало, мол, как так, чего полезли и на что рассчитывали. По-моему, здесь логично поинтересоваться, на что рассчитывали должностные лица АБФФ, ставя свою подпись под документами клуба, допуская его в чемпионат. Я не видел, конечно, лицензионных документов «Спутника», но предположу, что они не соответствовали практически всем заявленным критериям. Так кто в таком случае виноват? Тот, кто хотел, несмотря на несоответствие, или тот, кто пустил, это самое несоответствие прекрасно наблюдая?

Взять к примеру, инфраструктурные критерии, согласно которым до начала чемпионата следует заключить договор со стадионом, где клуб планирует проводить домашние матчи. Интересно, какой стадион лицензировал как домашний клуб из Речицы? Напомню, принимал он соперников и в Гомеле, и в Могилеве, и в Городее планировал, но не успел. Это только один из примеров. Не должно быть исключений. Вот что важно. Только обязательно и для всех. Зачем законы и правила, которые не работают без исключений? Еще, кстати, интересный пример, связанный со «Спутником». Помните, приехал новый тренер в клуб из Казахстана, заслуженный, между прочим, специалист с регалиями. Приехал в клуб, который уже загибался и, собственно, загнулся через месяц-полтора. Не знаю, конечно, какую ему зарплату положили в терпящем бедствие футбольном клубе, но знаю точно, ибо это прописано в регламенте (пункт 18.13.1 статьи 18), что неслабую денежку клуб должен был перечислить АБФФ за заявку тренера-легионера. Там сказано буквально следующее: «Клубы, заключившие контракт с тренером-легионером, перечисляют на расчетный счет АБФФ одноразовый сбор в размере 2000 базовых величин». Вот здесь интересно, платил клуб или не платил? И если платил, то получается, на последние? Поэтому подчеркну еще раз: прежде, чем пытаться жить по новым законам, хорошо бы попробовать по старым, только честно и без исключений. Кто знает, может, и их достаточно будет, чтобы навести порядок.

– Не станут ли меры, принятые АБФФ, началом конца для частных клубов в белфутболе?

– Да у нас, собственно, хватает частных клубов, которые спокойно живут себе во второй лиге, не помышляя о росте и прогрессе. Лично я в этом вижу одну из причин бедственного положения нашего футбола. Чтобы расти и развиваться, нужна цель. Что клубу, что футболисту. Можно доиграть до 40 лет в условном Светлогорске, думая лишь о том, как бы футболом заработать себе на пиво. Любой мальчишка, каждый молодой футболист должен мечтать играть в «Барселоне», ну или хотя бы в «Крумкачах», но помимо мечты и цели он должен видеть пути их достижения и реализации. Сколько, скажите, у нас за сезон попадает футболистов из низших лиг в высшую посредством трансферных контрактов? Единицы, правильно? Нынешний сезон – исключение, когда в силу введения лимита на молодых футболистов клубы «вышки» вынуждены были комплектоваться, в том числе выискивая молодежь под лимит в лигах ниже рангом. А сколько футболистов могут получить право играть в сильнейшем дивизионе, заняв по спортивному принципу проходные наверх места? Понятно, что получится не у всех, но я сейчас говорю о мечтах, шансах и возможностях. А какой стимул работать, повышая мастерство, у парня из условных Ивацевичей и Кареличей, когда он знает, что не будет у его клуба финансовых возможностей расти в системе отечественных футбольных координат, и поэтому парень большей частью пинает мяч для своего удовольствия, а не для достижения каких-то спортивных целей.

Мы часто сетуем, что у наших ребят нет характера, отсутствует психология победителя. А где им взяться, если растут они в атмосфере безнадежности и отсутствия перспектив? Мы много говорим про господдержку, про необходимость рационального и эффективного использования выделяемых средств. Так скажите, что может быть эффективнее и рациональнее, чем помочь финансово тому, кто заслужил эту помощь по спортивному принципу? Неужели сложно обеспечить необходимым для профессионального роста тех ребят, которые лучше других играют в футбол? Причем не только ребят-футболистов, но и клуб, администрацию, город в конце концов. Это тоже очень важно, чтобы ребята хотели расти вместе со своим клубом, с тем местом, где они родились, выросли, где их родные и друзья. Это то, что называется патриотизм. Помним же девиз «Быстрее, выше, сильнее»? Здесь нет слова богаче. Каждый человек, не обязательно футболист, должен понимать, что только самый сильный, упорный и трудолюбивый станет лучшим. Вот это то, что называется мотивация и стимулирование.

– А насколько легко будет жить госклубам в нынешней экономической ситуации и с новыми правилами?

– Думаю, что легко сейчас не живется никому. Ни частным клубам, ни государственным. Есть, конечно, исключения в нашем чемпионате, где из некоторых мест прямо сквозит видимым благополучием. Но основная масса участников чемпионата все равно поставлена в рамки, скорее, выживания.

Давайте вспомним хотя бы «Смолевичи» и «Городею». Могу ошибаться, но мне кажется, что это были клубы с долей государственной собственности. Это если говорить в целом об экономической ситуации. Если же рассуждать в свете изменений условий лицензирования, то в обновленном регламенте при определении лицензионных оценок к претендентам нет различий в соответствии с их формой собственности. Их и не должно быть как минимум в соответствии со статьей 13 Конституции РБ. Там четко сказано: «Собственность может быть государственной и частной. Государство предоставляет всем равные права для осуществления хозяйственной и иной деятельности, кроме запрещенной законом, и гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности». Так что если условие АБФФ в случае «отсутствия подтверждения непрерывного участия в чемпионате» и при необходимости «представления договора условного банковского вклада на сумму не менее 100 тысяч базовых величин» поставить в равной степени что перед государственным клубом, что перед частным, клубы вне зависимости от форм собственности будут разочарованы перспективами получения соответствующей лицензии.  Хотя, конечно, пара-тройка исключений среди госов, скорее всего, найдется. Как бы всем сейчас ни было тяжело, некоторые все-таки излучают достаток, бывает, даже на уровне расточительства.

– Если местные власти обяжут предоставлять документальное подтверждение благополучия клуба на весь сезон, не породит ли это все подделку документов? Или, возможно, клубы начнут как-то договариваться с чиновниками?

– Начну с того, что подделывать и договариваться – в корне разные понятия. Но сомневаюсь, что кто-то пойдет на подлог. Каким же образом можно договориться? Тоже непонятно. Как минимум до выяснения обстоятельств предоставления таких документов. В этом сейчас вижу казус. Есть решение исполкома об изменении условий лицензирования, озвучена необходимость получения документа из управления спорта и туризма, подтверждающего непрерывность участия клуба в чемпионате, но не указаны критерии, которыми будет руководствоваться государственный орган при выдачи такого документа. Неизвестно, на чем такое решение строится, существуют ли какие-либо нормативно-правовые акты, регламентирующие подобные процедуры. Да и вообще непонятно, каким образом госорган будет гарантировать эту самую непрерывность.

– А вообще откуда взять такие деньги? Не слишком ли круто запрашивает АБФФ?

– Мне тоже интересно, откуда и почему именно такая сумма. Почти 1 миллион 200 тысяч долларов! Мы в принципе, планируя играть в высшей лиге, готовы уложиться в тысяч 700 долларов. А тут – 1 миллион 200 тысяч. И это только на зарплату. Как-то совсем не вяжется с задачами оптимизации расходов и сокращения зарплатной ведомости. Сложно представить, на какой клуб ориентировались в стенах АБФФ, выводя именно такую цифру. На «Шахтер»? Но мне, простите, ближе «Энергетик-БГУ». Во сколько раз меньше бюджет «студентов»? А очков в нынешнем евросезоне минчане набрали столько же, сколько и «Шахтер», при всем том не сыграв ни одного матча.

Если уж и говорить о цифрах, наверное, логично устроить соискателю защиту бюджета с раскрытием источников финансирования, а не ориентироваться на заведомо заоблачные суммы для большинства клубов не только первой, но и высшей лиги.

– Не ставятся ли частные и государственные клубы из-за этих нововведений в неравные условия? Госклубам все-таки будет проще получить гарантийное письмо от властей, чем частным завести столько денег на счет.

– Не знаю пока. У меня есть и могут быть догадки, но пока это лишь мои фантазии. Повторюсь, много непонятного в этом документе, с чем мы и пытаемся разобраться. На бумаге нет различий в требованиях к клубам в соответствии с их формой собственности. Подождем – увидим. Пока есть смысл ориентироваться на пункт 1.7 статьи 2: «Цели и задачи регламента лицензирования – обеспечение равного и справедливого подхода ко всем клубам в процессе лицензирования».

– Легко ли сейчас сформировать бюджет клуба, особенно частного? Из каких вложений он строится?

– Конечно, нелегко. Я бы даже сказал, что тяжело. Понятно, что проще клубу, получающему господдержку. Для этого, кстати, не обязательно быть государственным. Если не ошибаюсь, тут уместен пример «Ислочи», которая, будучи частным клубом, получает господдержку со стороны Минского района. Ну а тем, кто лишен такой привилегии, приходится искать партнеров, заниматься рекламой, пиаром, продвижением собственного бренда. Так мы, «Крумкачы», и живем – ценим каждого, кто приносит в клуб финансовую выгоду: от предприятий-партнеров до простых болельщиков. Основная доходная часть бюджета у нас формируется от рекламных контрактов и билетной программы. Мы считаем каждый рубль. Бюджетирование, экономия, рационализация трат – это атрибуты нашей клубной жизни. Но мы выполняем свои обязательства в полной мере, хотя иногда и бывает тяжело из-за непредвиденных расходов, штрафов, например. Или вот когда были вынуждены заплатить «Шахтеру» за Руслана Лисаковича приличную сумму – порядка 10 тысяч долларов. Для нас это большие деньги.  А вот сами мы, кстати, за того же Лисаковича компенсацию от «Ислочи» получить не можем уже который месяц. Одно заседание комитета по трансферам прошло, где нас выслушали и дали месяц на мировое соглашение. Месяц прошел, собрались еще раз: «Договорились? Нет? Ну, тогда вам еще месяц на переговоры». И этот месяц прошел, ждем следующего заседания. А нам, если честно, деньги нужны совсем не в меньшей степени, чем «Шахтеру», который свою положенную сумму уже давно получил.

Самый богатый клуб ЧБ требует с «Крумкачоў» половину их месячного бюджета за игрока – по закону надо платить

– У частных клубов, как известно, бюджет не формируется сразу – деньги поступают по ходу сезона. Способен ли частный клуб уровня «Крумкачоў» к февралю найти сумму, которую запрашивает АБФФ?

– Как уже говорил, такие деньги для «условного депозита» вряд ли смогут найти не только частные, но и государственные, за некоторым исключением, клубы. Это просто нереально. Никто не будет на год замораживать свои средства. Что в таком случае ждет «Крумкачы»? Наверное, пока рано загадывать. Мы хотим в высшую лигу и планы свои корректировать не собираемся. Для достижения цели должны быть выполнены два условия. Первое – спортивный результат. Второе – прохождение процедуры лицензирования. Сейчас работаем над первым условием. Потом будем в числе других клубов получать «подтверждение непрерывного участия в чемпионате» со стороны соответствующего органа. Если не получим, тогда и будем думать о других условиях прохождения лицензирования.

– По-вашему, какой механизм будет выстроен с этим депозитом? Это деньги, которые положил, а потом можно в случае чего оттуда взять ту или иную сумму? Или это такая страховка, которая вернется в клуб после окончания сезона?

– С депозитом как раз все более-менее понятно, если говорить о процедуре. Условный вклад, при заключении которого строго прописываются сроки, суммы и цели снятия средств. В случае, регламентированным АБФФ, это погашение кредиторской задолженности по зарплате, ФСЗН и платежам АБФФ. По окончани сезона, конечно, те средства, которые останутся на депозите, могут быть возвращены на счета клуба.

– Знаю, что «Крумкачы» готовили по этому поводу запросы в АБФФ, УЕФА, Минспорта. С какой целью и как развивается эта история?

– Мы готовим такие запросы в АБФФ и Минспорта. На днях отправим. Обращаться же в УЕФА, не получив разъяснений от авторов изменений в регламенте лицензирования, преждевременно. Надеюсь, мы получим исчерпывающую информацию.

– Также АБФФ приняла решение, что с 2025 года соискатель лицензии и/или любая организация, включенная в структуру управления и собственности группы соискателя лицензии, должны являться собственником по крайней мере одного учебно-тренировочного объекта, имеющего спортивную площадку с футбольным полем стандартных размеров (длина 90–120 м, ширина 45-90 м) с естественным или искусстивенным покрытием и две раздевалки, каждая на 22 места с тремя душевыми и двумя туалетными кабинами. Насколько реально белорусским клубам выполнить это требование?

– Чтобы выполнить это требование, первое, что необходимо, – получение участка земли в долгосрочную аренду. Несколько лет назад нас посещали мысли о строительстве своего небольшого стадиона. Обращались за консультациями в АБФФ, искали в Минске подходящие нам участки, пытались решить вопрос о получении их для дальнейшего строительства. На этом этапе и возникли сложности. Землю нам обещали предоставить, но долгосрочную аренду – нет. Условно говоря, мы могли взять участок, развернуть там стройку, а через год эту землю отдали бы при появлении застройщика под жилое строительство. Долгосрочную аренду, как хотели мы, нам обещали дать при условии строительства многофункционального спортивного комплекса.

Мы – минская команда, хотим жить, тренироваться и играть в Минске. Со стороны АБФФ нам поступали предложения о смене прописки и переезде, например, в Молодечно или Барановичи. Нас эти варианты по понятным причинам не устроили, хотя и были заманчивы в плане решения инфраструктурных проблем. Как будем решать эту проблему сейчас? Как-то будем. До 2025 года еще есть время, и если мы твердо намерены играть в высшей лиге, конечно, придется соблюдать утвержденные правила, как бы нам они ни нравились. Можно, конечно, идти на какие-то ухищрения. Например, строить поле где-нибудь за городом специально под лицензирование. Но ведь это неправильно – в прямом смысле закапывать деньги.

Фото: krumkachy.com

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные