О духе времени
Блог

Фанаты в Беларуси бастуют уже больше года. Клубы играют, футболисты молчат – а был ли смысл всё это начинать?

Спросили у людей, которые отказали себе в удовольствии.

В начале сезона-2020 некоторые движения фанатов в Беларуси объявили о бойкоте матчей из-за пандемии коронавируса. Со спадом заболеваемости некоторые активные болельщики вернулись на стадионы. Правда, ненадолго. Первые туры после президентских выборов-2020 по велению АБФФ прошли без зрителей. Примерно тогда же стало известно о гибели нескольких фанатов.

Футбольных фанатов активно сажают по тюрьмам: счет идет на десятки, а кто-то вообще погиб при странных обстоятельствах

Параллельно в госСМИ постоянно мелькала информация о том, что ультрас принимают активное участие в акциях протеста. Все перечисленные события побудили практически всех фан-движи страны вновь объявить о бойкоте – теперь уже по причинам фальсификации выборов и жестокости силовиков. Узнали, чем живут фанаты, которые не ходят матчи своей команды уже больше года.

Фанат «Шахтера»: «Было много разговоров. Кто-то говорил, что это все бессмысленно»

В Солигорске один из самых многочисленных фанатских секторов в стране. 15 сентября 2020 года ультрас «Шахтера» объявили о начале бойкота.

«Мы, прадстаўнікі фанацкага руху ФК «Шахцёр», занепакоены сітуацыяй у краіне, калі за смерці і збіццё людзей ніхто не нясе адказнасці. Калі суды плююць на Канстытуцыю і законы. Калі сістэма абясцэньвае чалавечае жыццё і лёс. У сітуацыі, што склалася, мы не можам уявіць агрэсіі да заўзятараў іншых клубаў і аб’яўляем нейтралітэт да ўсіх фанацкіх рухаў нашай краіны да стабілізацыі сітуацыі. Мы апаненты, а не ворагі! Таксама, пакуль мы спыняем актыўную падтрымку каманды на стадыёнах нашай краіны. Але, хлопцы, ведайце – мы заўсёды побач з вамі! Жыве Беларусь!» – говорилось в заявлении фан-движения клуба.

С тех пор на фанатском секторе «Шахтера» пусто. На условиях анонимности мы поговорили с одним из болельщиков солигорской команды, который уже год бойкотирует матчи любимой команды.

– Как фанаты «Шахтера» начали бойкот?

– Из-за причин, известных всем. Беззаконие и насилие в стране после выборов, молчание футболистов и клуба по этому поводу побудило нас к бойкоту. У фанатских движений получилась эстафета – команда за командой, город за городом объявляли, что больше их не увидят на секторе. Так почти все активные болельщики в Беларуси бойкотируют матчи. У кого-то есть и свои локальные мотивы. Но, повторюсь, основная причина – жестокость силовиков и беззаконие.

– Сомнений по бойкоту внутри фан-движа не было?

– Было много разговоров. Кто-то говорил, что это все бессмысленно: мол, что мы этим кому покажем, это на руку власти. Разногласия существовали, но нам удалось прийти к единому мнению, что матчи необходимо бойкотировать.

Сейчас никаких противоречий нет. Хотя первые месяцы разговоры все еще шли. Сегодня эту тему не так часто поднимают – все смирились с тем, что фан-сектора нет. 

– Не скучаете по фанатской атмосфере, выездным матчам? Тем более в прошлом сезоне «Шахтер» впервые с 2005 года стал чемпионом.

– Не без этого. Уверен, каждый фанат скажет, что, конечно же, скучает по сектору. Футбол для нас – это праздник, эмоции. Но как есть...

– От некоторых фанатов приходится слышать, что прошел год с начала бойкота, и он ни к чему не привел. Согласны?

– Мы изначально понимали, что бойкот ни на что не повлияет и ничего не изменит. Отказы болельщиков приходить на сектор ведь начались не в прошлом году. Сколько раз фанаты минского «Динамо» бойкотировали – и какой был толк? Никакой. Это просто возможность показать свое мнение и выразить недовольство происходящим. Высказать свою позицию – не более. Поэтому, думаю, каждый адекватный человек понимал, что повсеместный бойкот фанатов после выборов ни к каким изменениям в стране не приведет. «Ах, смотрите, все болельщики в стране ушли с трибун. Может, мы реально что-то не так делаем?» – власть точно не начала так думать. Нет, конечно, такого не было и никогда не будет.

Поэтому бойкот ни к чему существенному не приведет. Это повод заявить о своей позиции, показать свое мнение в отличие от наших футболистов.

– За год после молчания футболистов у вас не изменилось отношение к ним?

– Тут палка о двух концах. Все футболисты на 80 процентов думаю одинаково. Но они заложники ситуации. Выскажешься по политической ситуации в СМИ – и сразу крест на карьере. Особенно молодые футболисты. В Беларуси уже никого не удивить ультиматумом, что подписываешь провластное письмо или идешь в армию. Конечно, такое молчание видеть обидно – почти все закрыли глаза на происходящее.

– При этом в том же «Шахтере» футболисты пока не подписывались за Лукашенко.

– Обсуждали и это. Удивительно, конечно. Но и здесь есть свой ответ. Иван Иванович Головатый – авторитетная личность не только в Солигорске, но и в стране. Всем клубам говорили, что необходимо определенное число подписей. Уверен, и Иван Ивановичу говорили это. По моей информации, он бросил на стол в клубе это письмо, но никто по-прежнему его не подписал. Однако Иван Иванович ведь тоже никого не будет лично заставлять ставить автограф. Наверное, отчитался, что его футболисты не подписались.

Головатый не такая пешечка, как остальные руководители клубов. Человек авторитетный в Беларуси. Думаю, только поэтому в «Шахтере» не давят письмом.

– А сами футболисты или клуб обращались к фанатам с просьбой вернуться на стадион?

– Да, были разговоры в начале бойкота. Но единичные. Кто-то из фанатов тесно общается с игроками. Однако ничего масштабного не было – никаких встреч или обращений. Хотя футболисты спрашивали, просили подумать над их просьбой вернуться.

– Сомнений не возникало, что, может, стоит прислушаться к команде?

– Были. Не все же сразу выступали за бойкот. Однако большинство фанов приняли такое решение, которого придерживаемся до сих пор.

Понимаете, футбол, выезды – это атмосфера праздника. День матча, который ожидаешь всю неделю. Но когда в стране происходит такое... Как можно идти на праздник, веселиться? Такое себе, в общем...

– У вас футбол ассоциируется с праздником. При этом силовики Лукашенко делают из фанатов чуть ли не основных врагов режима.

– Да, мы уже привыкли к их мнению, что фанат – это априори плохой человек. Всегда было такое отношение к нам и существовало подобное мнение. Власти сейчас только на руку, что болельщиков нет на стадионах и отсутствует активная поддержка. У них жизнь – малина, как говорится :).

На стадионах пустые сектора, поэтому можно ни о чем не париться. Фанаты всегда доставляли милиции лишние хлопоты, хотя большинство проблем появлялось не с нашей стороны.

Да и культура боления за последние годы серьезно изменилась. Понимаю, в 90-х было другое время, фанатские движения еще только зарождались в Беларуси. Особо интеллектуальных и культурных болельщиков не было – собирались в основном, чтобы выпить и подраться. Однако с годами культура боления менялась. Уже давно нет такого понятия, что, если ты фанат, то обязательно должен драться и хулиганить.

– Продолжаете следить за игрой «Шахтера»?

– Конечно. Вылет в еврокубках от клуба из Люксембурга стал последней каплей. События внутри команды оцениваю отрицательно. Особенно что творится в текущем сезоне. Возьмем начало года и трансферную политику в частности. Опять пришли легионеры в большом количестве и опять за непонятные деньги. Приглашаются второсортные игроки БАТЭ, которые приехали на заработки. Им нужно просто хапануть денег и уйти – результат у них второстепенен. Да и самоотдача, все эти послематчевые интервью... 90 процентам сегодняшнего состава «Шахтер» плевать на клуб. Плюс наш уже экс-спортдир, которого подозревали в странных схемах. Думаю, он мог быть причастен к ним.

Столько денег вкладывают в клуб, тратят большие суммы на трансферы – и так бездарно выступить на евроарене. Плюс у меня были личные антипатии к Григорчуку, но это уже другая история.

Фанат из минора: «Иногда в голову закрадываются мысли о прекращении бойкота, но вспоминаю, что творится в стране – и сразу они улетучиваются»

Бойкот в белфутболе существует не только на уровне высшей лиги. К отказу посещать матчи своей команды присоединились фанаты из минора. Мы поговорили с жителем одного из районных центов Беларуси, который не первый год поддерживает команду своего города и вместе с товарищами по сектору после выборов начал бойкотировать игры. Собеседник пожелал остаться анонимом.

– Начали бойкот после смерти нашего друга, фаната «Молодечно» Никиты Кривцова. Не могли остаться в стороне после такой истории с болельщиком другой команды.

История с Никитой произошла на фоне всем известных событий в стране. На это тоже не могли закрыть глаза. Плюс после выборов началось давление на фанатов нашего клуба со стороны правоохранительных органов. Силовики даже говорили, чтобы сидели дома и никуда не ходили. Откуда приходили? ГУБОПиК.

– Насколько понимаю, никаких противоречий внутри движа по бойкоту не было?

– Вообще не наблюдалось. Это единогласное решение всех фанатов. Ни у кого не возникло даже сомнений. Такой же позиции придерживаемся до сих пор: пока политическая ситуация в Беларуси не изменится, мы не вернемся на сектор.

Вообще скучаем по всей фанатской атмосфере. Это самые яркие воспоминания молодости: адреналин, эмоции от побед. Признаюсь, из-за этого иногда в голову закрадываются мысли о прекращении бойкота, но вспоминаю, что творится в стране – и сразу они улетучиваются. Еще раз повторюсь, это единогласное решение, поэтому на время ушли в подполье.

– Возможно, кто-то посещает матчи команды вне фанатского сектора?

– Есть и такие. Но здесь другая причина: в команде играют их друзья. Они хорошо знакомы, поэтому приходят поддержать товарищей. Но без фанатского сектора со всеми соответствующими атрибутами.

– Если у фанатов и футболистов настолько тесный контакт, то не было ли разговоров об их молчании на фоне других спортсменов, кто не побоялся высказаться?

– А с чего вы взяли, что все они молчали? Есть ребята из команды, которые не боятся. Им, конечно, уже нашли замену. Некоторых даже замечали на акциях протеста после выборов. Сразу скажу, что сутки никто не сидел, но фотографии в клубе мелькали. Некоторых по мобильному вычисляли после митингов.

– Митингов в Минске или в вашем городе?

– В Минске. Возникали вопросы, почему ты в это время был в столице в местах, где проходили акции.

– Руководство клуба как-то реагировало на ваш бойкот?

– Там сразу поняли нашу позиции об отказе активно поддерживать команду, поэтому никаких предложений вернуться до сих пор не поступало. Мы придерживаемся своих взглядов и не собираемся им отступать.

– По сути, год бойкота ничего не принес. Не возникает желание вернуться обратно на сектор?

– От бойкота отказывается не собираемся. Толк обязательно будет, просто сейчас его плоды не заметны. Мы вернемся на сектор только после смены власти в стране. С каждым днем режим все сильнее закручивают гайки, все становится только хуже. Приведу пример. После выборов мы были на выездном матче. Парень зажег файер на секторе – и после этого против него завели уголовное дело по злостному хулиганству. Фаната вызвали в РОВД уже на следующий день после матча. Он пошел и вышел только через 15 суток. После этого еще уголовка и запрет на два года посещать спортивные мероприятия. При этом на том матче не было милиции. Даже подумали, что за нами следят или прослушивают. Не исключаю, что в интернете наблюдают, чем мы живем, чем дышим, что едим. После этой игры уже ни у кого не было сомнений о начале бойкота. И как после всех событий можно вернуться на трибуны без перемен в стране?

– Вообще не страшно сегодня в Беларуси причислять себя к футбольным фанатам?

– Боязно только, когда уже приходят за тобой из ГУБОПа. А так – нет. Я себя считаю фанатом, но я не преступник. Я не нарушаю закон.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные