О духе времени
Блог

Обилие силовиков угнетает, но увлечение важнее политики, а ковид опаснее в транспорте и вообще дело судьбы. Они ходят на белспорт вопреки всему

В Беларуси бушует четвертая волна пандемии коронавируса: даже в официальной статистике Минздрава, к которой нет большого доверия, ежедневные цифры по количеству заболевших и умерших велики как никогда раньше. Замечают беларусы и возросшую нагрузку на ритуальные залы и кладбища, и печальные свидетельства из медучреждений: очевидцы рассказывают о длинных очередях в поликлиниках и переполненных стационарах – под взрослых ковидных пациентов выделяют места даже в детских больницах.  

Для борьбы с этой пугающей ситуацией 9 октября в стране был ужесточен масочный режим – за его несоблюдение собирались даже штрафовать. Впрочем, не сказать, что беларусы после этого резко дисциплинировались – многие продолжали игнорировать средства защиты.

В Беларуси ввели обязательный масочный режим – судя по матчам уик-энда, зрители в белспорте об этом не слышали, а ведь они и клубы могут попасть на штраф

Ну а спустя неполных две недели против жесткого масочного режима выступил Александр Лукашенко – и Минздрав тут же отменил его, хотя просвета в волне пандемии пока не видно. Тем не менее даже в такой ситуации в Беларуси есть люди, которые продолжают ходить на спортивные стадионы и арены. Что ими движет? Как они относятся к нынешней эпидемиологической ситуации? А к тому, что фанаты многих команд бойкотируют матчи из-за послевыборной ситуации в стране? Мы нашли таких людей и расспросили об этом.

Спикеры:

Максим – 25 лет, работает в Минске в финансовой сфере. Ходит на домашние матчи «Динамо» в КХЛ.

Владислав – 20 лет, студент из Мозыря. Ходит на матчи «Славии» с лидерами ЧБ.

Михаил – 39 лет, житель Минска. Иногда посещает матчи «Крумкачоў» и игры высшей лиги.

Илья – 18 лет, студент из Минска. В нынешнем сезоне был на всех домашних матчах «Динамо» в КХЛ.

Алексей – 35 лет, житель Бреста. В 2021-м пропустил лишь один матч «Динамо», также ходит на «Мешков Брест» в Лиге чемпионов.

***

Почему продолжаете посещать матчи, когда в стране вспышка коронавируса?

Максим: «Потому что прививку китайскую сделал. Плюс маска, дезинфекция рук – все предусмотрено. Сидим мы с товарищем через одно сидение друг от друга даже, и сектор у нас всегда самый пустой».

Владислав: «Сомневаюсь, что учась в университете, посещая магазины и пользуясь общественным транспортом, я заражусь именно на стадионе, а не где-то еще. Отказ от посещения футбола выглядит как полу-полумера».

Михаил: «По трем причинам. Во-первых, матчи проходят на открытом воздухе. Во-вторых, людей на трибунах мало и всегда можно находиться на безопасном расстоянии. В-третьих, коронавирусом уже переболел, и количество антител пока позволяет чувствовать себя защищенным».

Илья: «Я соблюдаю, скажем так, коронавирусный этикет: маску ношу, обрабатываю руки, дистанцируюсь от людей. Занимаю места на балконе, куда совсем немного людей берет билеты – на ряду обычно сижу только я с друзьями, с которыми и так контактирую каждый день. Поэтому позволяю себе ходить на матчи».

Алексей: «В первую очередь хожу на футбол, чтобы поддержать «Динамо», которое без особых денег старается порадовать своих болельщиков. Ковидом я уже переболел, поэтому теперь не так сильно загоняюсь, как некоторые. Рассадка на стадионе в Бресте через место, но мы с товарищами сидим рядом, не заморачиваемся. В целом отношусь к этому всему философски: кому суждено сгореть, тот не утонет :). К тому же зрителей на стадионе сейчас собирается по паре тысяч. И кто не хочет контактировать с другими, может спокойно найти свободное место».

Обеспечиваются ли на матчах какие-то меры предосторожности? Стараетесь ли вы сами как-то защититься от вируса?

Максим: «Стали билеты продавать в шахматном порядке, но на арене люди, конечно, в толпе. Во время матча каждые минут десять предупреждают через громкоговоритель, чтобы соблюдали дистанцию и маски надевали. И на входе после осмотра сразу же брызгают всем руки. Сам защититься тоже стараюсь, конечно. Езжу не на общественном транспорте, а на машине. На арене маска всегда на лице. С людьми стараюсь не контактировать. В перерыве ждем, пока все выйдут, сами идем, только когда уже становится меньше народа».

Владислав: «Только на прошлой неделе на стадионе вводился масочный режим, до этого надевать маски не требовали. А так еще с прошлого года на входе всем обрабатывают руки антисептиком. Сам хожу в маске». 

Михаил: «Никто ни о чем не парится, разве что билеты продают через место. Сам не стою плотно в очередях, минимизирую контакты с людьми».

Илья: «Да, обеспечиваются. На входе администраторы обрабатывают руки антисептиком и просят надеть маску. Причем если она у тебя висит на подбородке и не закрывает нос, то внутрь не пропустят. Контролируется это и уже на трибунах. Нет такого, что ты туда зашел и спокойно сидишь уже без маски».

Алексей: «На стадионе все, считаю, делается для галочки. Маска в кармане всегда лежит, на входе накинул ее, прошел на трибуны – снял. Так делает процентов 90 людей точно! И никто к ним потом не подходит, не просит надеть ее обратно. Еще в Бресте недавно ввели фишку – вакцинированных на футбол начали пускать бесплатно. Но не думаю, что ради копеечных билетов народ ломанется делать прививки. Тем более осталось пара туров до конца и с наступлением холодов зрителей объективно становится все меньше и меньше на трибунах».

Насколько ответственно, по-вашему, беларусы вообще относятся к ношению масок? Как думаете, необходимо ли введение локдауна или каких-то других ограничений?

Максим: «По поводу дисциплины беларусов у меня сплошное возмущение. Несколько раз уже ругался с людьми, которые в общественных местах не в масках и чихают, кашляют. А локдаун вводить или другие ограничения, мне кажется, уже поздно. Все-таки даже если ты не смотришь телевизор, то все равно живешь в обществе, которое надрессировано тем, что этот вирус выдуманный и прочей лабудой. У меня самого есть родственники ближайшие, которые решили купить справку о вакцинации, чтоб только от них отстали. А на вопрос, почему бы реально не сделать прививку, говорят, что не доверяют. Хотя с другой стороны, когда все это только начиналось полтора года назад, мы через эту проблему коронавируса и увидели беларусов, которые могут друг другу помочь, позаботиться друг о друге. Вот сейчас это говорю – и у меня мурашки».

Владислав: «Считаю, что следует ужесточить масочный режим. Без адекватного наказания за его нарушение ничего не получится. На маски сейчас многим все равно». 

Михаил: «Маски не носят такие же диванные «доктора Глюкозы», как родившийся в деревне Копысь гражданин. Локдаун на пару недель с отсрочкой либо отменой платежей по всем договорам аренды, найма, компенсацией простоя очень нужен, но в нищей Беларуси нереален. Деньги на этот возможный локдаун скорее потратят на «красаўцев» и прочих ябатек». 

Илья: «Тут пятьдесят на пятьдесят – кого как коснулось. Например, я надеваю маску и хожу в ней. Что касается ограничений, то вот «Минск-Арену» на хоккее сейчас разрешено заполнять наполовину – я бы снизил до тридцати процентов. Но не полностью закрывать для зрителей».

Алексей: «Не особо дисциплинированно. А локдаун, думаю, мы просто не можем себе позволить. Это тяжело даже для куда более богатой России. На это нужно потратить очень много денег, поэтому уйти даже на недельные каникулы не получится. Считаю, что в первую очередь должна быть культура и уважение у людей. Едешь ты в автобусе, чувствуешь себя неважно – надень хотя бы маску. Ну и власти на местах должны адекватно говорить обо всех опасностях ковида и необходимости в общественных местах быть в масках и соблюдать по возможности социальную дистанцию. Адекватные люди в магазине, маршрутке будут в маске – никто же сам себе не враг».

Что в целом думаете о коронавирусе? Насколько все серьезно, на ваш взгляд?

Максим: «Все серьезно, естественно. Полностью это можно ощутить, когда болезнь касается тебя самого или близких, но и новости о нехватке мест в больницах, о том, что люди дохнут как мухи... Почему беларусы игнорируют это все и не могут хотя бы в части ответственного отношения к вирусу выступить против власти – я не знаю. Отмена обязательного масочного режима меня возмущает. Хочется кричать, орать от этого. Хочется всем об этом говорить, выкладывать об этом сторис в инстаграме, но страшно».

Владислав: «Конечно, болезнь опасная. Хотя, думаю, это и так всем понятно».

Михаил: «Все серьезно и грустно. Таких пандемий при нашей жизни не было. Если не принимать серьезные меры, можно погрузиться в долгоиграющую рулетку со смертями родных и близких».

Илья: «По глупому стечению обстоятельств я как раз вчера попал в больницу с подозрением на коронавирус. Была дико высокая температура два дня, меня «капали». У меня сейчас родители и младший брат в легкой форме болеют ковидом – а я полторы недели назад ездил домой, так что у меня это, видимо, был инкубационный период. В больнице сейчас мест мало, и как только человек идет на поправку, то стараются отправлять домой. Но я из-за того, что я сейчас болею, посещать матчи не перестану. Когда поправлюсь, реабилитируюсь, приду в себя, то продолжу ходить на арену, соблюдая там коронавирусный этикет».

Алексей: «Мне кажется, мы с этим будем жить очень долго. Я общался с несколькими вирусологами, профессорами, и они мне говорили, что вирус постоянно мутирует. Даже прививка ничего не гарантирует – от сегодняшней версии она поможет, а от той, что будет через месяц-другой, уже далеко не факт. У меня, кстати, много знакомых переболело, в том числе и вакцинированных. В общем, в ближайшие пару лет пандемия будет темой номер один. Тем более ей очень хорошо прикрывать любые проблемы. Выросли цены, нет нормальной оплачиваемой работы – ребята, пандемия во всем мире, кризис! В общем, все легко теперь можно списывать на ковид».

Повлияла ли на ваше желание посещать матчи политическая ситуация в стране? Изменилось ли ваше отношение к спортсменам?

Максим: «После выборов на «Минск-Арене» ощущение, что большинству нынешних зрителей подарили билет или где-то его выдали. Очень много стало милиции. Вот я как-то вышел во время периода покушать, и со мной стоял человек рядом. Было ощущение, что он ждет, пока я доем, чтобы проверить у меня телеграм или куда-то меня увести. Он был в обычной одежде, но я не сомневался, что это негражданский человек. Потом оказалось, что у него и рация, и оружие с собой. В общем, атмосфера угнетающая. Но я хожу туда, потому что хоккей люблю. Хоккей – это то, что меня отвлекает от политических забот, не хочу, чтобы политика влияла на мое увлечение. Пытаюсь абстрагироваться от того, что хожу на милицейский клуб, на милицейскую арену. Во время гимна я сижу. Вижу, как на меня косятся, но это моя позиция. Недавно прочитал о штрафах для тех, кто сидел во время гимна, так что теперь буду просто выходить.

Отношение к спортсменам изменилось, перевернулось мнение о многих. Но я думаю, что даже если тот же Шарангович не хотел бы играть за сборную, но звонят и говорят, что надо... У него же здесь родственники здесь живут. И спортсменов я по этой причине прекрасно понимаю. И если они после смены власти скажут, что были против, но боялись, то пойму их».

Владислав: «Не вижу никакой связи между чемпионатом Беларуси по футболу и выборами. От того, пойду я на футбол или нет, в политической жизни точно ничего не изменится. Да даже если никто не придет, вряд ли это приведет хоть к чему-то, кроме ухудшения финансового состояния клубов. А отношение к спортсменам не изменилось».

Михаил: «После выборов я стал игнорировать почти весь беларусский спорт. Продолжаю ходить лишь на матчи «Крумкачоў» и редкие игры высшей лиги, чтобы сохранить сыну детство. Спортсмены остаются просто спортсменами, кроме ратующих за хунту или высказавшихся против насилия – первых для меня просто не существует, вторыми восхищаюсь. Большинство же боятся, живут в страхе, как и в целом люди в Беларуси. Их за это ни осудишь, ни похвалишь».

Илья: «Мне 18 лет, думаю, что не могу особо делать выводов по этому поводу, не так много я в этом еще понимаю. Конечно, военные и МЧС на матчах – это меня не радует. Но «Динамо» сейчас показывает очень достойный результат, поэтому мне как болельщику сложно было бы не ходить на матчи. Я все же болею за команду, а не за выборы или еще за что-то. Отношение к спортсменам в целом не изменилось. Кто-то что-то подписал, но это выбор каждого. Да и я думаю, что у многих особо выбора не было: хочешь играть – подписывай провластное письмо, не хочешь подписывать – тогда ищи другое место работы. Изменилось отношение скорее к людям, которые влияют на спорт». 

Алексей: «Да, многие после известных событий отказались от похода на стадион. Мне жаль всех, кто пострадал, кто сидит сейчас за решеткой, того же Саню Ивулина, делавшего наш футбол ярче. Я уважаю футболистов Гайдучика и Байдука, которые ушли после того, как в команде подписали провластное письмо. Также понимаю солидарность фанатов, которые решили бойкотировать матчи. Потому что фанат – не преступник! И я позицию бойкота понимаю и уважаю. 

Но надо как-то жить дальше. Я хожу на стадион просто смотреть футбол, чтобы разгрузить голову, выпить бокальчика-другой пива. Это отдых. То же самое, как у некоторых рыбалка. Не считаю, что совершаю преступление, когда иду на стадион. Я с детства очень люблю футбол, раньше и сам бегал. За «Динамо» болею уже очень давно – и в голодные годы, и в сытые. И даже рад, что Зайцев покинул клуб. Мне не хотелось смотреть на Лаптевых, Савицких и Бакаев – сытых, с потухшими глазами. А «Рух» – искусственно созданная команда. В дерби из 6700 зрителей 99 процентов были за «Динамо».

Ставки против Соболенко – дело принципа, поражение сборной принесло рекордный выигрыш, молчащих можно понять. Поговорили с теми, кто зарабатывает на мраке в белспорте

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные