О духе времени
Блог

Опытные игроки могут стать ненужными (даже в женской сборной), ответ федерации – истерика без желания диалога. Чем грозят санкции баскетболу Беларуси

Объясняет один из отечественных тренеров.

За войну в Украине Международная федерация баскетбола (FIBA) отстранила команды из Беларуси и России от ряда ближайших соревнований под своей эгидой. Спустя два дня аналогичные меры ввела европейская федерация (FIBA Europe). В заявлении организации сказано, что европейские турниры не будут проводиться в Беларуси или России до дальнейшего уведомления, а все команды из этих стран отстранены от участия в ближайших соревнованиях (санкции в баскетболе введены не повально, а только на те беларусские и российские команды, которым вскоре предстояло выйти на старт).

«Трибуна» поговорила с одним из беларусских баскетбольных тренеров о том, чем грозят ограничения отечественному баскетболу.

– Стало ли для вас неожиданностью решение FIBA исключить сборные Беларуси и России из ближайшийх турниров под своей эгидой?

– Нет, на самом деле это все было делом времени. Когда в спорте пошли санкции с лишениями [турниров] и банами атлетов, федераций, сборных, я был уверен, что всё дойдет и до беларусского баскетбола. Война в Украине затягивается, поэтому FIBA прекрасно понимает, что, во-первых, нужно выразить солидарность со всем остальным миром и несогласие с российской агрессией. Во-вторых, нужно поддержать Украину. В-третьих, бан – это способ избежать эксцессов на [международных] матчах. Неизвестно, чем может закончиться тот или иной матч со стороны болельщиков или даже игроков. В FIBA просто решили таким образом перестраховаться и избежать возможных политических акций во время турниров. Так что такое поведение федерации было предсказуемым и делом времени.

Я скорее не пойму какие-то спортивные ассоциации, которые не делают подобных шагов и пытаются как-то объяснить, почему не применили санкции в отношении беларусских и русских спортсменов.

– Интересно, что санкции не затронули женскую сборную Беларуси.

– В принципе, это логично. Решили не резать сразу всех, а будут делать это по мере надобности, ведь женская команда все равно в ближайшее время нигде не сыграет. А когда закончится лето, в FIBA снова соберутся и примут решение в зависимости от ситуации, в том числе по женской сборной Беларуси.

– Почему FIBA так долго тянула с решением?

– Тут может быть несколько причин. Возможно, решались какие-то бюрократические вопросы. Возможно, чиновники думали, что ситуация как-то изменится и вообще не придется применять санкции. Предполагали, как в итоге все будет выглядеть и к каким последствиям это может привести. В общем, хватает нюансов. Но в данном случае, мне кажется, FIBA все-таки больше приобрела, чем потеряла, обезопасив себя от ненужных инцидентов, эксцессов во время матчей, политических акций. Не сомневаюсь, что этот момент тоже взвешивали, обсуждали в кулуарах, отсюда и такая задержка с окончательным принятием решения.

– Что потеряет беларусский баскетбол в связи с санкциями?

– Естественно, у игроков пропала возможность выступать на международном уровне. И как следствие прогрессировать. История не раз показывала, что если спортсмен варится лишь в собственном котле, ничего хорошего из этого не выходит. Также у баскетболистов пропадает мотивация работать, потому что если ты играешь лишь в пределах страны, да пусть даже в каких-нибудь турнирах в России (а это, думаю, будет), это не то же самое, что выступать в Европе, где тебя много кто видит, за тобой следят представители иностранных коллективов. Получается, беларусский баскетбол оказался за железным занавесом. Вид спорта будет вариться сам в себе.

Но на ситуацию можно посмотреть с другой стороны. Сейчас в Беларуси будут много времени уделять развитию баскетбола, воспитанию подрастающего поколения. Те деньги, которые в иной ситуации вкладывали бы в легионеров, сейчас будут отдавать в развитие молодежи. С другой стороны, а кто сказал, что в условиях санкций у беларусского баскетбола будет много денег? Уверен, финансирование будет сокращено. И все это, кстати, приведет к тому, что тренеры будут набирать составы своих клубов исключительно из беларусов, согласных играть за символические деньги.

Иностранные баскетболисты уже разъехались из беларусских клубов, и я почти на 100 процентов уверен, что никто не вернется. Может, в команды приедут только россияне. А так, в основном, играть будут именно беларусы.

– Из-за отсутствия мотивации и перспектив игроки могут массово завершить карьеры?

– Конечно. Те, кто уже в возрасте, кто подходит к «пенсии», встанут перед дилеммой, что делать дальше. И тут все будет зависеть от финансирования. Если будет возможность прилично зарабатывать вне баскетбола, то люди, скорее всего, не будут дергаться и завершат карьеры. Ну или если у них есть финансовая подушка. В ином случае баскетболисты будут держаться за свои команды, где более-менее платят, и будут играть, пока есть силы. 

– Вы понимаете, для чего вообще сейчас нужны сборные Беларуси, которые не могут выступать на международной арене?

– Вот и у меня вопрос, для чего команды в нынешней ситуации. Играть какой-нибудь чемпионат Союзного государства, междусобойчик с россиянами? Сборные существуют, чтобы представлять страну на международной арене, а эта арена для Беларуси сейчас закрыта. Может, в федерации будут держать коллективы, живя надеждами, что в скором времени бан снимут? Не знаю.

– Сейчас женская сборная, к слову, проводит сборы в «Раубичах», где тренерский штаб просматривает ближайший резерв.

– Обкатывают молодых баскетболисток в компании с более опытными девчонками. И не исключено, что в ближайшее время «ветеранам» скажут спасибо. Мол, вы же сами понимаете – в нынешней ситуации, когда далеко не факт, что будет возможность играть на международной арене, вы нам не нужны. Поэтому даже те девушки, которые, возможно, хотят еще поиграть за сборную, вынуждены будут уйти на «пенсию». Впрочем, все это лишь рассуждения и спекуляции.

– В такой ситуации беларусский баскетбол окажется в застое или начнется деградация?

– Думаю, за лето много что прояснится, будут даны ответы на многие вопросы. Но сейчас, как мне кажется, многое зависит не от тренеров и игроков, а от чиновников. Потому что в Беларуси тренеры, по сути, это заложники ситуации. И они не могут идти против того, что им скажут сверху.

– Говоря о чиновниках, как прокомментируете открытое письмо беларусской федерации на решение FIBA?

– Это был больше ответ не для FIBA, а способ показать, что мы молча это не принимаем. Однако такой ответ – на грани истерики. Там нет ни одного аргумента, который можно было бы воспринимать как шаг для исправления ситуации. Такое ощущение, что федерация просто захотела оставить за собой последнее слово. Ответили – двигаемся дальше.

Но, объективно, если вы хотите как-то изменить ситуацию, улучшить свое положение, то отвечать нужно по-другому. А не вот так – с истерикой.

Спустя три месяца войны белбаскет все же слегка наказали (даже без женской сборной) – федерация родила эпичное письмо о «внутренней совести» и «вирусе ненависти»

– Вас удивил такой ответ?

– Нет, если честно. Все было ожидаемо. Это стилистика госструктур в Беларуси. Если бы люди хотели написать ответ, где выразили бы заинтересованность в решении проблемы, то сделали бы это совсем по-другому. А тут – открытое письмо, в котором просто выразили свое возмущение, не предлагая ничего конструктивного. Реально, БФБ таким образом не стремилась урегулировать ситуацию.

– Вы можете объяснить поведение исполнительного директора федерации Анастасии Марининой, которая затем еще оставила комментарий в Instagram Британской баскетбольной федерации: «Приз фейр-плей отходит Великобритании! Поздравляю!»

– Это тоже все на грани истерики. Она хотела показать свою значимость, что с ней нужно считаться. Или Маринина делала это с желанием показать, что она тоже работает, исполняет свои обязанности, как умеет, в стороне не остается.

Как по мне, что Маринина, что БФБ поступили совершенно неправильно. В их ситуации нужно было хотя бы обозначить попытку или малейшее желание пойти на диалог. А так они продемонстрировали, что не хотят даже решать проблемы. И если кто-то вводит санкции, то лучше в таком случае еще больше со всеми разругаться.

– По мнению Екатерины Снытиной, скорость, с какой БФБ дала ответ на решение FIBA, заставляет задуматься о том, что открытое письмо федерации было написано заранее.

– Вполне возможно. Там же работают люди, которые понимали, что рано или поздно это должно случиться. И, вполне возможно, текст письма заранее прорабатывался, формировалась структура ответа.

– Почему, по-вашему, даже санкции не могут заставить спортсменов открыто высказать свое мнение?

– Все, кто находится в Беларуси, являются заложниками ситуации. У людей, скорее всего, нет возможности куда-то уехать и оттуда спокойно высказывать мнение, критиковать систему. Тут включается психология простого человека, и не обязательно спортсмена: если есть хоть что-то, то нужно промолчать, чтобы сохранить хотя бы минимум. Все понимают, что выражение мнения в Беларуси чревато потерей абсолютно всего, и можно потом отправиться в места, где на долгое время будешь избавлен от мирских забот. В стране «хорошо» работает система контроля, не позволяющая людям выйти за рамки дозволенного.

Фото: belarus.basketball

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные