Трибуна

Не только паспорт мешает беларусам перейти в Д1 Польши, но и страх. Капитан сборной Литвы по футболу, поигравший в ЧБ, объясняет

«Даже из минора можно потом пойти на повышение».

АвторTribuna.com
16 августа, 12:53
0
Не только паспорт мешает беларусам перейти в Д1 Польши, но и страх. Капитан сборной Литвы по футболу, поигравший в ЧБ, объясняет

Нет желания рисковать, но есть желание заработать.

Беларусские футболисты практически никогда массово не ехали в Польшу, и это довольно странно с учетом того, что польское первенство котируется куда ниже, чем российское, но в российском беларусы всегда представлены значительно шире. Почему? Неужели дело лишь в том, что в польском футболе не хотят видеть тех, у кого нет паспорта ЕС?

А ведь опыт удачного сотрудничества с беларусами у поляков имеется (хотя и провалы а-ля Павел Савицкий можно вспомнить легко): Иван Маевский был лидером в «Завише», а Сергей Кривец помогал блистать познанскому «Леху».

Итак, что сейчас не так с нашими футболистами? Или с ними все так на самом деле? Телеграм-канал «О, спорт! Ты – мир!» поговорил об этом с капитаном сборной Литвы Федором Черных, в свое время выступавшим в чемпионате Беларуси, а ныне игроком клуба Экстраклассы «Ягеллония» Белосток.

– Очередной сезон ты начал в «Ягеллонии». Почему решил тут остаться?

– В «Ягеллонии» я уже играл с 2015-го по 2017-й годы, а потом случилась поездка в Россию. Отыграл в московском «Динамо», но последний мой российский сезон получился очень неудачным. Когда меня в 2019-м отдали в аренду в «Оренбург», только приехав в команду, получил травму. Восстановился, вызвали в сборную, а в поединке за нее сломал ногу. Вернулся в строй – оставалось пару игр до зимнего перерыва в чемпионате. Как-то их провел, потом в Турции все сборы отбегал. Когда сезон возобновился, успел провести один матч – снова сломал ногу. Потом был ковид, еще какие-то проблемы. В общем, хватало всего. Но даже несмотря на это, я мог оставаться в России, только предложения были от представителей низших лиг.

Ситуация в последний год в России меня психологически прибила, подумал, что нужно что-то менять. Плюс адекватно понимал, что если поеду в новую страну в команду, где меня не знают, будет очень тяжело. Одну-две игры плохо проведешь – и все, сел на лавку. И тут возник вариант с «Ягеллонией». Я сам позвонил президенту, объяснил ситуацию, он сказал, что прекрасно меня понимает и ждет в команде. Обещал меня поставить на ноги, помочь с обретением формы, восстановлением. Но если при этом поступят какие-то серьезные предложения, меня отпустят. В итоге приехал в Белосток и заключил долгосрочный контракт с «Ягеллонией» – соглашение действует до сих пор.

Правда, и тут не все гладко получилось. Первый год я возвращался в былую форму, обретал уверенность. Начало второго сезона получилось как в сказке. Тогда в команду вернулся поляк Ирениуш Мамрот – тренер, при котором уже играл в «Ягеллонии». Он меня знает, я играл, забивал, вернулась уверенность. Мы первый круг закончили на шестом месте, имели шансы побороться за еврокубки, но руководство приняло очень странное решение – тренера уволили. До сих пор не понимаю, почему так случилось. На место Мамрота пришел тренер, который то ли меня сразу невзлюбил, то ли еще что-то, но с первой же тренировки начал ставить меня на позицию левого защитника, хотя я никогда в жизни там не играл. Было ощущение, что ему сказали меня выпускать на поле, он не хотел, но вынужден был это делать. Поэтому выпускал хоть где-то, ждал, когда я ошибусь, чтобы убрать из состава. Такой момент наступил, я допустил пару ошибок, и последние семь-восемь матчей в сезоне уже не играл.

В июне пришел новый тренер Мацей Столарчик. Специалист совсем другого калибра, и как человек поинтереснее. Дай Бог, чтобы в этом году результаты были получше.

– Некоторые беларусские болельщики следят за твоей карьерой, но многим хотелось бы видеть в Экстраклассе и беларусов, а их сейчас практически нет. Почему, как думаешь?

– Тут несколько причин. Во-первых, в Экстраклассе есть лимит на игроков не из ЕС. И если раньше можно было иметь двоих таких футболистов, то сейчас лимит ужесточили – до одного футболиста не из Евросоюза. Понятно, что тренеры, если ищут легионеров, то не смотрят на Беларусь. В «Ягеллонии», например, обращают внимание на сербов, хорватов. В общем, на игроков из балканского региона. Так что лимит – первая причина, почему в Польше нет беларусов.

А вторая – боязнь самих игроков из Беларуси ехать сюда. Имею в виду, что, играя в Беларуси, многие футболисты смотрят на Россию и Казахстан. Это СНГ, менталитет похожий, плюс беларусы уже там не считаются легионерами. Но еще одна важная причина – это возможность в Казахстане или России заработать неплохие деньги. Зачем ехать в Польшу на небольшие деньги, рисковать, когда можно уехать в Казахстан на неплохую зарплату?

Допустим, у меня есть два предложения: из Польши с зарплатой в пять тысяч долларов и из Казахстана с 15 тысячами. Естественно, при выборе, куда ехать, возникнет мысль: «А вдруг в Польше не получится, не буду играть, получу травму. Да много чего. В итоге и играть не буду, и денег нормальных не заработаю. В Казахстан уже не пригласят». И вот так вот думая, игроки сразу же выбирают более оплачиваемый и менее рискованный вариант. Как по мне, это вполне нормальное мышление, ничего страшного не вижу в этом.

– То есть беларусы боятся рисковать?

– Да. Думаю, это одна из причин, почему игроки из ЧБ не едут в Польшу.

– Но ведь раньше было больше беларусов в Экстраклассе, чем сейчас. Эти игроки не боялись рисковать?

– Были Кривец, Сиваков, Зубович, Савицкий… Знаешь, плохих игроков в Польшу не позовут. Их пригласили – кто-то оправдал надежды, кто-то нет. Но ребята решили попробовать себя в Польше, и это похвально. Они решили рискнуть.

– Сейчас в Экстраклассе за «Корону» выступает беларусский нападающий Евгений Шикавка. Что думаешь о его перспективах?

– Кстати, смотрел первую игру в чемпионате. Могу однозначно сказать, что Евгений – действительно толковый и перспективный футболист. Я о нем еще слышал, когда он отлично выступал в Беларуси, а потом уехал в Грецию. В первом туре матч провел добротно, мог забить один-два мяча. Думаю, когда начнет реализовывать моменты, тогда к нему придет уверенность, и все в Экстраклассе у него получится.

– Плюс в том, что он вместе с коллективом завоевал путевку в Экстраклассу?

– Конечно. Он отыграл в первой лиге, помог коллективу выйти в высший дивизион. И это ему поможет в дальнейшем.

Я вот что еще хочу сказать. Когда сам переезжал из «Днепра» в Польшу, думал, что здесь уровень запредельный. Смотрел на все по телевизору, на этот антураж, атмосферу. Но сыграл пару матчей, влился и понял, что не все так страшно, не все так тяжело. То есть даже беларусы, и литовцы могут себя спокойно реализовать. Главное – уверенность в себе и доверие тренера. И все получится.

– Если мы говорим об уровне футболистов, прошлым поколениям игроков было проще пробиться в Экстраклассе, чем нынешним исполнителям?

– Сейчас такая ситуация, что я бы даже не говорил об уровне и мастерстве беларусских футболистов. Тут люди, менеджеры и агенты смотрят уже не на то, как играет человек, а на его паспорт. Совсем недавно мне некоторые агенты даже говорили, что если у игрока беларусский паспорт, то устроить его в Польше будет крайне тяжело, практически нереально. Раньше такого не было. Если не приглашали исполнителей, то только из-за лимита на легионеров. Помню, когда у меня был первый этап в «Ягеллонни», руководство и тренеры рассматривали в качестве потенциальных новичков Станислава Драгуна (с ним даже велись телефонные переговоры), Александра Гутора. Но не сложилось из-за того, что эти парни не из ЕС.

– Ну а сейчас руководителей клубов отталкивает беларусский паспорт?

– Со слов агентов все обстоит именно таким образом.

– Как ты относишься к такой ситуации?

– Никак. Понятно, что все это из-за того, что Беларусь причастна к войне в Украине, но футболисты не виноваты в ней, а все равно подвергаются наказанию. Получается, всю страну, обычных людей, наказывают из-за ошибок руководства.

Сейчас вводятся санкции, ограничения, и они касаются спортсменов. Как по мне, это неправильно. Не стоит смешивать спорт с политикой. Спортсмены же не виноваты в том, что началась война. С другой стороны, есть атлеты, которые открыто поддерживают войну. Вот как раз они должны подвергаться наказанию.

– А те, кто молчит?

– Я бы сказал, что у каждого молчания свои причины. У людей семьи, контракты, работа, люди переживают, не хотят подставлять родных. Но при это я уверен, что большинство спортсменов в той же Беларуси, большинство футболистов, прекрасно понимает, что творится сейчас, они адекватные. Просто боятся говорить.

Еще в нынешнее время сложилось так, что если ты не высказался в соцсетях, не выложил пост, то ты плохой человек, значит, ты поддерживаешь войну. Но это же не так. У каждого молчания свои причины. В Литве, кстати, тоже были вопросы, почему футболисты не высказываются, ничего не пишут. Мне по этому поводу даже позвонили журналисты, я объяснял причины своего молчания. Говорил, что нормальный человек, конечно, не может поддерживать такие вещи, как война, но у меня просто нет желания что-то постоянно постить, писать в соцсетях. И я не вижу в этом ничего страшного, не считаю себя плохим. Тем более и в обычное время не особо активен в соцсетях.

Плюс я рассказал, как мы в команде помогали украинцам, лично моя семья оказывала помощь людям из этой страны. Один футболист из Украины с семьей приехал в Белосток и пару месяцев жил у нас, пока не переехал во Львов, где стало потише. Но недавно написал мне, что может вернуться в Польшу. Пожалуйста – помогу, чем могу. Это лучше, чем что-то писать в соцсетях. Да и, объективно, что могут поменять эти посты?

– Возвращаясь к футболу хочу заметить, что сейчас в низших лигах очень много беларусов, и они продолжают туда ехать.

– Насколько понимаю, люди едут в первую очередь уже не играть, а устраивать свою новую жизнь, они тут работают параллельно со спортом. Лиг полным-полно, поляки футбол любят.

– Польский минор – это место, где можно заканчивать карьеру?

– Не сказал бы, хватает историй, когда игроки приезжали в коллективы из низших лиг, а потом себя проявляли и переходили в более крутые клубы.

Тут даже в миноре можно попасть в такие команды, с которыми потом можно выйти в Экстраклассу. Вот в третьей лиге играет «Вечиста» из Кракова. Они начинали с пятой лиги, причем у игроков зарплаты были больше, чем у представителей Экстраклассы. За два года команда добралась до третьей лиги, приглашает легионеров. Летом ездила на сборы в Австрию, при этом никто из высшего дивизиона не готовился к сезону за границей. А «Вечиста» была в Австрии, сыграла товарищеский матч с «Мальоркой». Если не ошибаюсь, хозяин у «Вечисты» – богатейший человек Польши Войцех Квецень, владелец большой сети аптек.

– То есть беларус может уехать в польский минор, попасть в удачную команду и через пару лет оказаться в Экстраклассе?

– Почему нет? Да, будет тяжелее пробиться, плюс нужно большое везение, но даже из минора можно потом пойти на повышение. Ну а первая лига в Польше – чемпионат достаточно серьезный. Оттуда спокойно можно попасть в Экстраклассу. Да что говорить, если игроков из второй лиги приглашают в Экстраклассу. Главное – показывай себя.

– С какой лигой Польши можно сравнить высшую лигу Беларуси?

– Думаю, спокойно можно сравнивать с Экстраклассой. Польский чемпионат отличается картинкой, антуражем. В остальном же во многом все схоже. Уверен, что те же «Шахтер», минское «Динамо», БАТЭ спокойно играли бы в Экстраклассе, и были бы не на последних ролях.

Когда в Европе весь спорт встал на паузу из-за коронавируса, я же смотрел ЧБ. А что еще оставалось делать :)? Если честно, за 10 лет там ничего не поменялось. Имею в виду подачу чемпионата. Как 10 лет назад матчи снимались, так все это и делается до сих пор. Та же картинка с сероватым оттенком, не самое лучшее качество. Новые камеры за эти годы не купили, наверное :).

– А что касается уровня футбола?

– Не могу сказать, стал ли чемпионат слабее и сильнее по сравнению с теми временами, когда я играл. Просто не хочется оценивать коллег. Да и смотрел ЧБ в первую очередь из-за ностальгии, чтобы вспомнить, как жил и играл в Беларуси.

– Когда началась война, многие украинцы рванули в Польшу. В Белостоке их было много?

– Да, как, впрочем, и сейчас. Когда садишься в такси, водители – либо украинцы, либо беларусы :). На детских площадках, в гостиницах, в ресторанах много украино- и русскоязычных. И хочу отметить, что поляки все так же, как и в начале войны, стремятся помогать беженцам: что-то собирают, куда-то отвозят вещи. Прекрасно понимают, что украинцам нужна помощь.

Фото: pressball.by

Другие посты блога