О духе времени
Блог

«Некомфортно думать о будущем в стране без законов». Выступивший против режима футболист «вышки» в Д5 Польши не потерял в деньгах, но хочет работать вне спорта

Смотря на беларусский футбол, Арсений Бондаренко уверяется, что все сделал правильно.

После выборов 2020-го традиционно молчаливые в плане гражданской позиции беларусские футболисты записали видео, в котором осудили насилие со стороны режима Лукашенко. В ролике приняло участие около 100 игроков высшей и первой лиг.

Две недели работы, в обоих «Динамо» знали о ролике, но никто не вписался. Как белфутбол заговорил о ситуации в стране

Среди них оказался и защитник «Гомеля» Арсений Бондаренко. Но свою позицию он обозначил раньше и смелее – подписался за честные выборы и против насилия. А позже подробнее высказал, что думает о происходящем в Беларуси.

«Дали понять: поддерживать ребят из «Крумкачоў» не надо». Игрок «Гомеля» за честные выборы – назвал причины и объяснил молчание футболистов

Системе такое понравиться не могло. Тем не менее Бондаренко отыграл до конца сезона-2020 в «Гомеле», а после – еще полгода в высшей лиге в «Сморгони». Но летом 2021-го укатил в Польшу, где присоединился к «Лимановии» из Д5.

Спустя год жизни в другой стране 26-летний защитник рассказал телеграм-каналу «О, спорт! Ты – мир» о том, как и когда принял окончательное решение покинуть Родину, о своей новой жизни в Польше и о том, что думает о жизни и футболе в РБ. «Трибуна» перепечатывает этот текст. 

– 13 августа был ровно год, как ты присоединился к команде «Лимановия» и, по сути, начал полноценную жизнь в Польше. Твой отъезд из Беларуси был вынужденным или и так были планы попробовать себя за границей?

– Об отъезде я начал задумываться еще в начале 2021 года. Понимал, что у меня из-за гражданской позиции могут быть проблемы в беларусских клубах, идеология сказывалась на футболе в стране. Поэтому уже тогда я понял, что хочу уехать в Польшу. Тем более виза у меня была. Однако все равно пришлось задержаться в Беларуси – у меня не было вариантов за границей. Ну и решил, что полгодика поиграю, а летом все равно уеду в Польшу. Заключил контракт со «Сморгонью», но предупредил, что после первого круга уеду.

– Как тебе удалось задержаться в «Сморгони»? Ведь уже тогда начали прессовать футболистов из-за их гражданской позиции.

– Даже сам не знаю :). Я помню, что тогда развивалась история с провластным письмом, которое подписывали многие команды, но в «Сморгони» об этом даже речи не шло, даже удивился этому. Плюс немного неожиданным стало то, что с моей историей меня взяли на контракт. Меня, кстати, приглашали и несколько клубов первой лиги, то есть были все-таки ФК, где к моей гражданской позиции относились спокойно.

– А в «Гомеле» ты не остался по футбольным причинам?

– В 2020-м из-за позиции никаких последствий не было, я спокойно отрабатывал контракт. После окончания сезона тренеры мне дали понять, что заинтересованы в моих услугах. Но началась предсезонка – мне сказали, что нужно подождать. Ну и уже позже дали понять, что некоторые люди наверху не хотят, чтобы я играл в «Гомеле». Так что пришлось искать новый клуб.

– Как тебе игралось с пониманием того, что летом все равно уедешь в Польшу?

– С этим проблем мне было – концентрировался на футболе, спокойно играл. Я согласился на предложение «Сморгони», чтобы перед переездом поиграть в «вышке» – думал, что так потом будет легче найти команду в Польше.

– У тебя не было опасений за свою безопасность, пока находился в Беларуси?

– Были опасения, понимание, что, как и многие беларусы, я могу оказаться в тюрьме. Но страха по этому поводу не испытывал. Плюс думал, что я не такая уж и важная персона, чтобы меня забирать. Да и что я сделал? Хотя моя семья столкнулась с задержаниями – родственника еще в 2020-м забрали. Он после освобождения уехал за границу. Да и вообще практически все близкие родственники покинули Беларусь.

– У тебя был запланирован какой-то конкретный срок отъезда или все получилось по ситуации?

– Как уже сказал, зимой договорился с руководством «Сморгони», что отыграю первый круг, а потом уеду. Так и получилось. Уезжал, по сути, в пустоту, потому что у меня не было агента, который решил бы вопросы по трудоустройству. Есть посредник, но у него нет связей в Польше. Так что я искал клуб себе сам: зарегистрировался в специальной соцсети, где сидят агенты, тренеры, игроки, написал, что ищу команду в Польше, выложил, где можно взглянуть на меня в деле.

– Много клубов откликнулось на твое предложение?

– Когда уже переехал в Польшу, два агента написали. Один предлагал поехать на просмотр в Черногорию и Сербию, сказал, что напишет, когда клубы дадут какой-нибудь ответ. Ну а второй агент предложил варианты именно в Польше.

Единственное, были сложности с тем, что когда приехал в Варшаву, где у меня родственники, вынужден был сидеть на карантине – тогда были такие [антиковидные] правила, – и из-за этого не получилось поехать в парочку клубов на просмотр. Когда же карантин закончился, почти во всех лигах стартовал чемпионат. Благо, агент написал, что есть все-таки предложение, уже конкретное, от команды из четвертой лиги (то есть польского Д5 – прим.).

– Предложения от команд из лиг повыше были?

– Да, звали во вторую, в третью. Но, опять же, из-за этого карантина не получилось поехать [на просмотр]. Клубы могли бы сделать какие-то специальные бумаги, чтобы мне разрешили раньше выйти из изоляции, но никто не захотел этим заниматься. Так что я отсидел карантин и поехал в «Лимановию». Впрочем, не факт, что даже если бы мне удалось приехать на просмотр в коллективы рангом выше, то мне бы предложили контракт.

– Ты знал что-нибудь до этого о «Лимановии»?

– Даже не слышал. По сути, «Лимановия» изначально рассматривалась как временный вариант. Агент мне сказал, что заключу контракт с командой на полгода, а потом, зимой, будем искать что-то другое. А вообще понимал, что если после приезда быстро не найду команду, закроется трансферное окно, и мне придется искать работу, вообще не связанную с футболом.

– То есть ты в 25 лет ехал в Польшу с пониманием, что, возможно, закончишь карьеру?

– Да, по большому счету. Я еще до этого зимой рефлексировал, рассуждал о своей карьере футболиста. И понял, что двумя руками за это держаться особо не хочу.

– Ты мог остаться в Беларуси, наверняка бы нашел себе команду, даже пусть в первой лиге, но решил рискнуть и уехать в Польшу в пустоту. Почему пошел на такой риск?

– В отличие от многих футболистов в Беларуси, не мечтаю всю жизнь играть, не держусь за карьеру спортсмена. Это раз. А второе – мне уже морально не хотелось оставаться в Беларуси. Некомфортно жить и понимать, что мое будущее связано со страной, где небезопасно ходить по улице, где нет законов и человеческих принципов, и неизвестно, когда это все закончится, поменяется. С каждым годом жизнь в Беларуси становится только хуже. Имея визу, решил: «Когда, если не сейчас?» Рискнул карьерой футболиста? Так этот спорт не приносил мне миллионов, чтобы за него держаться. Отношусь к этому просто. Да, пришлось выйти из зоны комфорта, решать какие-то вопросы, но, в целом, я доволен и рад, что переехал.

– Расскажи о «Лимановии».

– Еще несколько лет назад команда выступала в первой и второй лигах, то есть была на нормальном уровне. Но потом из ФК ушел главный спонсор, команда развалилась и, по сути, собиралась заново. Начала новый путь с шестой лиги, за пару лет дошла до четвертой.

Когда приехал в коллектив, реальность превзошла мои ожидания. Честно, думал, что четвертая лига – это совсем уж любительское первенство. По факту оказалось, что «Лимановия» – довольно сильная, сопоставима с середняками Д2 Беларуси. Да, у нас практически все парни работают днем, а по вечерам тренируются. Но от этого слабее команда не становится. Тренировки у нас три раза в неделю, а по выходным – матчи.

Приятно удивила инфраструктура «Лимановии». У клуба есть своя база, где постелено искусственное поле нормального качества. На тренировках используем Polar, какие-то другие приспособления. Есть помещения для теоретических занятий, тренажерный зал, комнаты отдыха, жилье. Такого нет и у некоторых клубов высшей лиги Беларуси.

У «Лимановии» свой стадион. Там тоже синтетика, но, как мне рассказывали, несколько лет назад был натуральный газон, потом приняли решение перестелить. Арена похожа на запасной стадион новополоцкого «Нафтана», где лежит искусственное поле, – тут тоже одна длинная трибуна. Что касается посещаемости, то в зависимости от результатов и времени начала матча приходит человек 200-300. На важные поединки, бывает, собирается аншлаг.

– Что насчет коллектива, в котором работаешь?

– Когда приехал летом 2021-го, помимо меня было еще пару иностранцев. В целом, команда очень молодая, старше меня только капитан и вратарь. Много ребят, которые приехали в аренду из систем клубов Экстраклассы, первой лиги. При этом некоторые ребята реально талантливые, показывают хороший уровень, несмотря на свою молодость.

– У команды есть какая-то задача?

– В прошлом году была поставлена цель сохранить место в четвертой лиге. Я даже удивился, потому что команда вроде сильная, интересная. Но оказалось, что формат чемпионата в Д5 как раз в прошлом году меняли, много кто вылетал, поэтому и цели были такие скромные. Ну а сейчас, понятно, нужно пробиваться выше.

– Какие перспективы тебе обозначали перед подписанием контракта?

– Мне тогда сказали, что команда молодая, и ей не хватает опытных футболистов. Да, мне было всего 25 лет, но поиграл в высшей лиге Беларуси. Я так понимаю, тренера это устроило, агент правильно подал информацию.

После приезда какое-то время я не играл, потому что решались вопросы с заявкой, пропустил где-то пять матчей. А в это время тренера, который меня приглашал, уволили. Пришел новый специалист, и в первом матче, где я уже мог играть, он меня оставил на лавке. Но по ходу матча у нас случилось удаление, пришлось менять тактику, и выпустили на поле меня. Я отыграл, а потом меня начали постоянно выпускать в старте. С тех пор играю, можно сказать, стабильно. У нас так было с одним азербайджанцем, который в свое время успел поиграть за «Карабах». Приехал, сидел на лавке, потом его выпустили на замену, забил мяч – и дальше стал выходить на поле постоянно. То есть нужно доказать, что ты достоин места в составе, тогда тебе будут доверять.

– С какой лигой Беларуси можно сравнить Д5 Польши?

– С первой.

– Это слабость беларусского футбола или сила польского?

– Я бы связал это с тем, что в Беларуси большая разбежка в силе между командами дивизионов. В Польше же все достаточно плотненько – даже футболист из четвертой лиги может спокойно заиграть в первой. Плюс зарплаты у клубов сопоставимы. Понятно, что Экстракласса стоит отдельно, но остальные лиги более-менее равны. Плюс клубов тут очень много, футболу уделяется большое внимание.

– Что у тебя по финансовым и бытовым условиям в «Лимановии»?

– Что касается зарплаты, то примерно такая же, как в «Сморгони». По беларусским меркам деньги хорошие, а вот для Польши маловато, жить на одну зарплату тяжело. Но я переехал с женой, она тут быстро нашла работу. В Лиманове есть завод по производству электрических станций, в том числе зарядок для электромобилей, и жена общается с клиентами, подписывает договоры, благо у нее на достаточно хорошем уровне английский и польский. Работает в основном с клиентами из Восточной Европы.

К слову, это один из факторов, почему мы не хотим никуда уезжать. У жены есть работа, я стабильно играю. А если переедем, придется все заново начинать. Плюс первые полгода клуб нам снимал квартиру, мы, по сути, ни за что не платили. Сейчас снимаем квартиру на свои средства, но всего хватает.

– Не рассматривал вариант параллельно с футболом работать где-то?

– Мне предлагали разные варианты, мог бы даже устроиться курьером, а по вечерам бы тренировался. Но я сказал, что пока днем буду учить язык, а вечером тренироваться. Что будет дальше, посмотрим.

– Как у тебя с польским языком?

– Нормально, тем более он же близок к беларусскому. Сначала жена учила, поправляла. Сейчас я хожу на курсы, учусь. Плюс среда общения польская, поэтому на бытовом уровне все могу объяснить.

– Лиманова – это же вообще небольшой городок?

– Да, совсем маленький. Но тут тоже иногда бывают пробки на дорогах, иногда на стоянке местного ТЦ мест свободных не найти. Если сравнивать с Беларусью, то Лиманова похожа на Заславль. Краков от нас километрах в 60, поэтому если что-то нужно, хочется отдохнуть в выходные, то можно съездить туда. Лиманова – это такой город, где особо нет развлечений, все чисто для жизни. Меня устраивает.

– Живя и играя в Польше, интерес к Беларуси и ее футболу сохранил?

– Конечно, интерес к Родине есть. Я всегда в повестке. Все, на что был подписан в РБ, читаю и здесь. Понимаю прекрасно, что там происходит. Когда приехал, поляки у меня интересовались причинами – все доступно им о ситуации в Беларуси рассказал. Когда началась война, задавали мне вопросы, нападет ли Беларусь на Украину, я им просто отвечал: «Как решит Путин, так и будет. Власть в РБ уже эти вопросы не решает». Но в команде парни не слишком интересуются тем, что творится в Беларуси и Украине.

За беларусским футболом слежу не особо внимательно, но ролики Николая Ходасевича смотрю, за результатами слежу. Плюс с некоторыми ребятами созваниваюсь, узнаю, что и как в беларусском футболе.

– Твои впечатления от того, что происходит в нем сейчас?

– Когда вижу, что там творится, ловлю себя на мысли, что правильно сделал, что уехал. Все запрещают, вводят лимиты, качество жизни футболистов становится с каждым днем все хуже и хуже. Так что, наверное, если бы я не уехал летом 2021 года, то со временем все равно бы перебрался в Польшу. Можно сказать, мой отъезд был делом времени.

– За этот год тебе звонили какие-нибудь беларусские футболисты с просьбой помочь им найти клубы в Польше и переехать?

– Звонили ребята, спрашивали, кто мне помог тут, интересовались жизнью в Польше, уровнем футбола. Многие ребята, которые сами приняли решение покинуть Беларусь, советовались со мной, узнавали кое-какие моменты. За год таких звонков было немало. Но многие все равно оставались в Беларуси. Я их тоже могу понять – тяжело решиться на переезд, все оставить на Родине, тем более если есть семья, дети, жилье. Мне все-таки в этом плане было полегче.

– Ты сам когда был в Беларуси последний раз?

– Когда уезжал. Думал на Новый год вернуться на Родину, побыть там. Но началась ситуация с мигрантами на границе, и я решил, что лучше мне уже не соваться. Мало ли что еще случится. Сейчас желания ехать в Беларусь нет.

– Можешь предположить, как будут дальше развиваться события в стране?

– Тяжело сказать. Единственное, могу предположить, что лучше в ближайшее время не станет.

– Война в Украине отразилась на жизни в вашем городе?

– Тут появилось достаточно много украинцев, слышу речь приезжих – и украинскую, и русскую. Плюс много машин с украинскими номерами. И у меня знакомые из местных селили у себя беженцев.

– А как в команде реагировали на начало войны?

– Поляки в первое время всерьез обсуждали, не пойдет ли Россия войной и на Польшу. Но со временем это сошло на нет, таких разговоров уже не услышишь. У меня таких опасений не было, потому что Польша – член НАТО, входит в ЕС.

– К тебе как к беларусу отношение не поменялось?

– В этом плане все хорошо. Болельщики знают, что я беларус, но при этом все нормально. Помню, в начале марта ходил в обувную мастерскую, говорил с мастером, и люди, находившиеся в помещении, услышав мой акцент, подумали, что я из Украины. Я ответил, что из Беларуси, но никаких претензий в свой адрес не услышал. На самом деле большинство поляков прекрасно понимают, что творится в РБ, спрашивают, что там чудит Лукашенко.

При этом знаю, что есть беларусы, в том числе спортсмены, которые столкнулись в Польше с проблемами из-за своего паспорта. С одной стороны, поляков понимаю, потому что те же клубы, пригласившие представителя страны-агрессора, могут понести имиджевые потери. С другой стороны, виноваты ли в войне спортсмены? Получается какая-то дискриминация по стране происхождения.

– Какие у тебя дальнейшие планы?

– Пока играю тут и буду думать, где найти еще работу, чтобы после окончания карьеры иметь стабильный заработок. Если появится вариант из какой-нибудь польской лиги повыше, то, конечно, поеду играть. Но я уже не делаю ставку только на футбол. Чем быстрее найду себе не связанную со спортом работу, тем лучше. Пока о возвращении в Беларусь речи не идет, меня тут все устраивает.

– А как же отсутствие продуктов питания, о котором так много говорят пропагандисты в Беларуси?

– Слышал такое, только с улыбкой воспринимаю. Мы же понимаем, какие беларусы это кричат :) Меня больше удивляет, что есть люди, которые верят в этот бред. В моем окружении, к счастью, таких людей нет, но все же на кого-то рассчитана эта пропаганда. И вот от этого становится очень грустно.

Ну и поляки любят пошутить на эту тему. Когда Лукашенко сказал, что в Польше соль пропала, парни в команде просили меня привезти им из Беларуси :) Но то, что говорит власть в Беларуси, никто тут всерьез не воспринимает.

Фото: из личного архива Арсения Бондаренко

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные