Трибуна

«Украинцы не хотят делать фото со мной». Топ-велогонщик из Беларуси, ушедший в бизнес, – о том, сложно ли быть беларусом в США (говорит, наш характер помогает)

Константин Сивцов не смог реализовать свои задумки на Родине, но не растерялся.

АвторTribuna.com
5 сентября, 07:02
0
«Украинцы не хотят делать фото со мной». Топ-велогонщик из Беларуси, ушедший в бизнес, – о том, сложно ли быть беларусом в США (говорит, наш характер помогает)

Константин Сивцов не смог реализовать свои задумки на Родине, но не растерялся.

Один из лучших велогонщиков в истории суверенной Беларуси большую часть жизни провел за границей: 14 лет прожил в Италии, а с 2018-го обосновался в США. При этом Сивцов продолжает оставаться беларусом как по паспорту, так и ментально, подчеркивая, что по крайней мере в начале карьеры Родина ему дала очень многое. В дальнейшем, правда, добивался всего собственным упорным трудом: Сивцов участвовал в самых престижных велогонках планеты – Джиро д’Италия, Тур де Франс. И занимал там порой весьма высокие места.

В 2018-м Сивцов получил четырехлетнюю дисквалификацию за употребление допинга и, по сути, на этом завершил карьеру. Сейчас беларус живет в Америке и реализует себя в сфере, совершенно не связанной со спортом. В интервью телеграм-каналу «О, спорт! Ты – мир!» Константин рассказал о том, как не с первого раза, но полюбил США, о новой профессии, не связанной со спортом, об отличии беларусов от американцев (в этом наше преимущество) и о том, чем Флорида напоминает Родину.

– Как и когда вы вообще оказались в США?

– Самое интересное, что я Америку никогда не любил. В том числе когда выступал тут (с 2008-го по 2011-й Сивцов гонял за Team High Road – прим.). Но как-то поехал в гости к Вите Репинскому (победитель ЧМ среди юниоров-1996 г – прим.) в Калифорнию, и он мне подсказал, что есть возможность сделать green card за счет своих спортивных достижений. Лишь в 2010-х я занялся этим вопросом, адвокат говорила, чтобы ускорился. А я, если честно, особо и не хотел это делать, мне не горело, да и США я не любил. Ладно, когда был в Италии, мне прислали нужный пакет документов, я заполнил, но в итоге green card делали четыре года.

Я бы мог и дальше жить в Италии, но уже рассматривал перспективу для детей, потому что понимал, что в этой стране, в Италии, будущего нет. Выходом мы видели переезд в США. Так что, по сути, в 2018-м переехали в США, а на следующий год дети уже пошли в школу.

– Почему вам не нравилась Америка?

– Когда приезжал, меня каждый спрашивал, как у меня дела. Какая вам разница? Было много мелочей, которые раздражали в жизни и быте. Да и вообще есть разная Америка – богатая и бедная. Италия – страна культуры, порядка, моды, а в США ничего такого не было. Можно сказать, я Америку с первого взгляда не полюбил. Так как не знал языка, постоянно чувствовал себя как-то ущемленно. Это был один из факторов, почему мне не было комфортно в США. Я же знал только итальянский язык. Видел бедные районы, грязь. Только спустя годы начал узнавать США с другой стороны, привык, как-то подтянул язык. В итоге чувствую себя более-менее комфортно. Хотя в первую очередь, повторюсь, мы уезжали из Италии из-за детей. С 2004-го и по 2018-й жили в Италии. В 2018-м на полгода переехали в Минск, а оттуда уже перебрались окончательно в Америку.

– Вы ехали туда в пустоту или были определенные планы?

– В пустоту, но понимал, что Америка – это страна возможностей, там я себя быстро реализую. Вот когда пожил полгода в Минске, понял окончательно, что даже если удастся открыть какое-то свое дело, вести бизнес, все равно буду под кем-то, то есть я буду принадлежать кому-то. Посоветовался с людьми, поговорил и понял, что перспективы жизни и работы в Беларуси меня не радуют, поэтому лучше перееду в США, где, пусть и с нуля, но буду строить новую жизнь. Плюс здесь все можно реализовать намного быстрее, чем на Родине.

– Бывший директор РЦОП по фристайлу Беларуси Вадим Кривошеев говорил, что в Беларуси вы хотели реализовать некие проекты, связанные с велоспортом.

– В Беларуси до сих пор нет специальных центров, куда человек может прийти, а ему сделают правильные тесты, определят порог потребления кислорода, правильно научат сидеть на велосипеде. Помню, когда в 2016-м заканчивал БГУФК, на госэкзамене рассказывал, как нужно тренироваться в условиях высокогорья, приводить форму к пику. Это было моей дипломной работой. Меня спросили, сколько времени я еще намерен выступать, потому что стране нужны такие специалисты, как я. Ответил прямо, что не уверен, что смогу свои знания применить в Беларуси. Почему? Да потому что если даже завезу нужное оборудование в страну, начну реализовать свои проекты, со временем окажусь под кем-то, меня будут постоянно контролировать. В итоге понял, что проще будет все сделать в другой стране.

– А вы общались с чиновниками по поводу своих идей?

– Общался с руководителями федерации велоспорта. Там дали понять, что могут меня устроить на ставку, а все мои идеи будут реализовываться в рамках федерации. Меня такая перспектива не устраивала, потому что хотелось заниматься делом самостоятельно.

Плюс я такой человек, что если уже что-то начинать, то нужно доводить до конца, делать с умом, а не просто так. Получилось бы так реализовать себя в Беларуси? Не знаю. Тем более мы сейчас видим, что велоспорт в стране живет «просто так». То есть проводятся соревнования, спортсмены гоняют, но для чего, если наложен бан и неизвестно, когда его снимут? По сути, сейчас идет просто реализация бюджета, а о каком-то развитии говорить вообще не стоит.

– Поэтому посчитали, что даже если уехать в пустоту в США, то будет больше перспектив для самореализации?

– Да, но и в том числе потому, что в Италии, я посчитал, дальше жить нельзя. Был уверен, что в США моим детям будет лучше. Почему? Италия – это уже не та страна, которую я знал, когда поселился там. Налоги были другие, сейчас много мигрантов, в школах, на каких-то производствах много мигрантов, африканцев. Им же можно платить меньше, чем коренным итальянцам. Кстати, если вы посмотрите статистику, то увидите, что Италия – самая старая страна в Европе, имею в виду, что там очень много людей преклонного возраста. А вот молодежи мало – она просто уезжает за границу.

Посмотрел на это и решил, что лучше все же переехать в США. Младший сын уезжал из Италии со слезами, потому что у него там друзья, все привычно. Но прошло полгода жизни в Америке – уже привык. Как-то давно у него спрашивал, хочет ли лететь в Беларусь к бабушке и дедушке на Новый год. Ответил, что вообще нет желания, хочется быть в Америке.

– Сколько у вас детей?

– Трое. 13 и 11 лет, младшему Марку будет скоро семь месяцев. В отличие от двоих старших сыновей, Марк получил американские документы.

– Переезжая в США, вы хотя бы представляли, где будете жить?

– А у меня к тому времени уже было жилье в Калифорнии. Оставался вопрос с работой, потому что деньги тут заканчиваются быстро. Изначально делал то, что хотел сделать в Беларуси, имею в виду в плане велоспорта. Что-то получалось, помогал атлетам. Потом начался ковид, все сидели по домам. В это время мне предложили работу в телекоммуникационной компании, устанавливать оборудование на вышках. Если в Беларуси мобильные операторы делают 100 объектов (вышек) в год, то здесь я сам сделал за то же время 30 объектов. Здесь эта индустрия очень развита.

Лазил на высоту, смотрел красоту. До этого даже не знал, боюсь ли я высоты. Оказалось, что не боюсь :). Спустя какое-то время начал, как говорится, мыслить по-американски, закупал оборудование и открыл свою компанию. В итоге мне поступают заказы от операторов, а моя компания все делает, устанавливает оборудование. Своя компания у меня действует где-то год.

– Тяжело было кардинально менять жизнь?

– Как я говорю, у спортсменов самая сложная судьба. Когда всю жизнь гоняешь, выступаешь, после окончания карьеры нужно найти себя во второй раз. Атлету сделать это не так просто. Мне, можно сказать, удалось.

Годы прошли, пока сожаления о переезде в США, о смене сферы деятельности нет. Плюс по-прежнему катаюсь, у меня есть круг людей, которые любят спорт. Все общаются друг с другом на равных. У одного моего знакомого есть самолет, но мы с ним спокойно общаемся.

– Вы сами в финансовом плане чувствуете себя комфортно?

– В принципе, да. Вообще, если есть желание, можно заработать себе на безбедную жизнь.

– Вы ощущаете себя беларусом?

– Конечно. Тем более у меня родители в Беларуси, брат. Там я с женой познакомился, двое детей там родились. Плюс переживаю за наш народ, потому что он долго идет к тому, чего хочет, но реализовать свои желания беларусам не дают. Люди у нас хорошие.

– Можете назвать главные отличия американцев от беларусов?

– Мы, может, более ответственные, а вот жители США любят самих себя. Это если брать коренного американца, а не приезжего, мигранта. Хотя даже те, кто изначально не жил в США, со временем меняются и приобретают черты характера американцев. Тут же люди как живут? Есть рабочий день, строго по часам, ты его отработал – закончил и ушел. И будешь знать, что что-то заработал. А беларусы в этом плане более ответственные, они готовы, если нужно, работать больше, делать все до конца, потому что, по сути, беларусы всю жизнь выживают. Американцы, кстати, живут в кредит, им так удобно, беларусы же будут выкручиваться, чтобы заработать побольше и не влезать в кредиты.

– Где жить легче – в Беларуси или США?

– Если до всех событий 2020-го, то, наверное, нормально можно было жить и в Беларуси. Однако сейчас удобно будет за границей, но если у тебя есть накопления, инвестиции. Иначе будет очень непросто.

– Беларусы – народ терпеливый, спокойный. Переезжая в Америку, им нужно менять себя, чтобы жить нормально в Штатах, или можно и с таким характером чувствовать себя комфортно?

– Изначально менять себя не нужно ни в коем случае. Толчок для развития дадут главные черты характера беларусов – трудолюбие, упорство, ответственность. За счет этого можно построить комфортную жизнь в Америке. У меня есть знакомые, которые приезжали в США и хотели сразу походить на американцев, вели себя, как местные. А смысл? Ребята, реализуйте себя сначала, а потом уже меняйтесь. А реализовать себя беларусы, повторюсь, могут как раз за счет черт, которые присущи нашей нации.

– В 2020-м вы активно следили за событиями на Родине?

– 9 августа у меня день рождения, так я очень надеялся, что мне сделают подарок. [Надеялся] Может, хоть в этот день произойдут перемены. Но не случилось…

Сравниваю сейчас жизнь в Беларуси и США. В Беларуси всех с детства учат, что ты должен делать и жить так, как заведено. При этом все должно быть, как конфетка. По сути, в Беларуси стараются сделать просто обертку, внешнее благополучие. А внутри – куча проблем, с которыми ты столкнешься, если захочешь что-то реализовать. Помню, когда мы приехали из Италии и ребенок пошел в Минске в школу, он вернулся домой и сказал, что больше туда ходить не будет. В классе – галдеж, никакого уважения к учителям, дети кричат, когда учитель говорит. В той же Италии, где мы долго жили, все совершенно по-другому.

– Как в 2020-м американцы смотрели на происходящее в Беларуси?

– Большинство людей тут даже не знает, где находится страна. Когда увидели ролики, начали возмущаться, как это возможно, зачем так поступать с обычными гражданами.

– Вас в США воспринимают как беларуса?

– Нет. Я для них просто Коста :).

– А после начала войны в Украине к вам отношение никак не поменялось?

– Вообще нет, от меня ни один человек не отвернулся. Ни сейчас, когда идет война, ни после того, как у меня началась дисквалификация. Все меня поддерживают. Американцы говорят: «Не ты же агрессор, ты нормальный человек. И тебе эта война не нужна».

– Как вообще в США относятся к беларусам?

– Как я уже сказал, ко мне лично люди из круга общения относятся нормально. Но вот с украинцами, например, сложилась не совсем приятная ситуация. Когда мы попадаем на какие-то совместные мероприятия, украинцы не хотят делать совместные фотографии со мной, беларусом, и моей женой, которая родилась в России. Но почему? Мы же категорически против всех этих событий, даже с некоторыми родственниками в контрах из-за несовпадения точек зрения. Не понимаю, почему тогда к нам так относятся украинцы в США. Я некоторых из них даже пригласил к себе на день рождения, но ответа никакого не получил. Вы хотя бы придумайте причину, почему не можете прийти, но не молчите.

– Обидно из-за такого отношения?

– Если честно, в последнее время к людям, которые ко мне относятся так, отношусь аналогичным образом. Не со злобой, а просто холодно. Если что-то понадобится от меня, пускай лучше не обращаются. Найду причину, но ничего делать не буду.

– Вы сами гордитесь тем, что беларус?

– Знаете, я больше 10 лет прожил в Италии, но меня, конечно, знают как беларуса, я выступал под беларусским флагом. Все мы родом из Беларуси, и всего, чего я добился в спорте, можно связать с Беларусью. Хотя, если откровенно, на начальном этапе – да, Родина многое дала, но после переезда я практически всего добился сам, потому что пахал и тренировался, не имея связи с Беларусью. И тем не менее горжусь, что беларус, потому что я родом оттуда, и часть жизни провел там.

– Паспорт у вас беларусский?

– Да, только есть еще green card. Если кто-то спрашивает, откуда я, то говорю, что из Беларуси. Сейчас американцы лучше знают, где находится страна, но я объясняю, что уже практически 80 процентов государства принадлежит России. Не сегодня, так завтра поменяют флаги.

– Если вас попросят назвать трех знаменитостей из Беларуси, кого вспомните?

– Скорее, спортсменов, потому что сам атлет. Вспомню [бегунью] Юлию Нестеренко, которая победила на Олимпиаде в Афинах. Тогда все начали смотреть, откуда родом «Белая молния». Назову еще биатлонистку Дарью Домрачеву, которая много раз побеждала на Играх. А третий человек? Наверное, Александр Глеб.

– Вы же в курсе гражданской позиции Домрачевой и Глеба?

– Да, знаю об этом. Скажем так, многим известным людям, в том числе спортсменам, нынешняя ситуация в Беларуси не позволяет быть на стороне народа. Причины – очевидны,  о них лишний раз не стоит напоминать.

– Есть места в Беларуси, по которым скучаете?

– Родительский дом, в Новогрудке хорошие места – озера, дома отдыха. Там у меня друзья, постоянно зовут.

– О Беларуси в Америке вам что-нибудь напоминает?

– Во Флориде есть такие места, которые очень похожи на наши. Вот едешь и видишь поля, прямую дорогу, природу. Смотришь на это и появляется ощущение, что как будто находишься в Беларуси. Также не дают забыть о стране родные, с которыми постоянно на связи. Рассказывают, как летом в деревне классно. Хочется туда приехать, но я понимаю, что побуду там дней десять, а потом точно захочу вернуться в США, потому что делать в Беларуси нечего.

– Вы вообще собираетесь на Родину?

– Думали этим летом приехать, но началась война в Украине. Может, если бы не это, то полетели бы.

Последний раз был в Беларуси в марте 2021-го. Знаю, что с тех пор экономическая жизнь на Родине стала только тяжелее, выживать стало труднее. Люди уезжают. У кого есть какие-то ресурсы, стремятся за границу. Население Беларуси постоянно уменьшается.

– Беларусь – это страна для жизни?

– До событий, что последовали после выборов 2020-го, казалось, что жизнь в стране возможна. За счет тех же айтишников Беларусь узнавали по всей планете, государство за счет таких специалистов могло быстро развиваться. Но… Сейчас остановилось IT, страна не развивается, тот же спорт стоит на месте, а то и деградирует. Так что для себя делаю вывод, что, наверное, уехал вовремя.

Фото: tut.by, euroradio.fm

Другие посты блога