Трибуна

Минспорта нужно оставить (возглавить могли бы Девятовский или Герасименя), но не ждать его приказов – а сферу спасет свободный рынок с денежной мотивацией успехов

Так считает бывший топ-менеджер из нашего фристайла.

АвторTribuna.com
5 октября, 21:19
2
Минспорта нужно оставить (возглавить могли бы Девятовский или Герасименя), но не ждать его приказов – а сферу спасет свободный рынок с денежной мотивацией успехов

Так считает бывший топ-менеджер из нашего фристайла.

Телеграм-канал «О, спорт! Ты – мир!» продолжает серию материалов о нынешней спортивной системе Беларуси и путях ее изменения.

Спорт в Беларуси запрограммирован на деградацию (дело не только в чиновниках, но и в тренерах). Перестроить его будет очень сложно

Как охарактеризовать то, что происходит сейчас в отечественном спорте? Какой должна быть идеальная спортивная система? Кто ею должен руководить и способен ли силовик принести пользу? Кто из отечественных спортсменов мог бы возглавить спортивное ведомство? На эти и другие вопросы отвечает экс-директор РЦОП по фристайлу Вадим Кривошеев, который после выборов-2020 поддержал свободных спортсменов.

Как сейчас живет человек, не захотевший душить фристайл: уехал в США с помощью топ-велосипедиста и в 40 начал новую жизнь – считает, спорта в Беларуси не осталось

– Для чего вообще должна существовать такая структура, как министерство спорта?

– Если по-простому, то это орган государственного управления в сфере физической культуры и спорта. Другой вопрос – какими полномочиями министерство наделено, насколько сильное влияние может оказывать на деятельность федераций, клубов и команд. Как раз в степени влияния кроются различия того, как устроена работа в Беларуси и за рубежом.

После событий августа-2020 любое ведомство, любое министерство в Беларуси направлено на идеологическую работу, на репрессии. Нынешние функции Минспорта – это история не про спорт, на него остается очень мало пространства. Если не удается выполнить поставленные задачи по идеологии, то о спорте никто думать вообще не будет. В таком случае говорить о каком-то прогрессе просто невозможно.

– Насколько сильным должно быть влияние государства на спорт?

– Спорт сегодня является одной из визитных карточек абсолютно любого государства. Мы видим уровень конкуренции на мировой спортивной арене, отношение лидеров правительств всех стран к Олимпийским играм, важность успешного выступления атлетов. Безусловно, любое государство заинтересовано в успешном развитии спорта.

При этом абсолютно все успешные модели предполагают, что конкретным видом спорта либо отдельной отраслью занимаются профессионалы. Они знают, что делать и как тот или иной вид спорта должен развиваться. К сожалению, в Беларуси мы видим крайне негативный вариант, когда спортивная сфера искусственно наполняется людьми, которые «любят спорт», не имея к нему никакого отношения. В Беларуси уверены, что можно взять любого руководителя из другой якобы успешной сферы (в последнее время – офицера) – и он наведет порядок, организует работу в спортивной школе либо в целой федерации. К чему это приводит? Результат, по-моему, очевиден.

Конечно, влияние государства на спорт должно быть, как и на все сферы. Но у людей, которым доверены обязанности, должно быть больше возможностей для реализации своих идей. Причем эти люди, повторюсь, должны быть не просто назначенцами властей, а профессионалами своего дела, которые трудом доказали, что понимают, как должны развиваться их виды спорта. И предлагаемые ими идеи должны интегрироваться в работу высоких структур, как, например, Минспорта или НОК.

– Когда вы были руководителем РЦОП по фристайлу, что больше всего напрягало в спортивной системе Беларуси?

– Сама система напрягала меня. Матрица, по которой она сформирована и продолжает жить сейчас, вызывала отторжение. Любые вопросы в духе: «Почему нужно делать так, если возможно по-другому, более рационально?» – вызывали со стороны чиновников один ответ: «Мы всегда так работали, вот и продолжим». Чиновники боятся инноваций. Меня это максимально раздражало, но я продолжал делать, что мог, чтобы улучшить свою сферу.

Расскажу одну показательную историю. В Беларуси любят говорить, что основная задача всех спортивных объектов, которые строятся в стране, – это самоокупаемость. В 2019 году получилось так, что РЦОП смог увеличить коммерческий доход в сравнении с лучшим из предыдущих лет более чем на 700 тысяч рублей – почти на 20%. Прогресс работы всей команды был очевиден. Но мы не собирались останавливаться, у нас уже были планы дальнейшего развития, с которыми можно было увеличить цифры еще сильнее.

Я, воодушевленный, пошел к [«министру спорта» РБ] Сергею Ковальчуку. Рассказал о достижениях, о планах. О том, что при наличии условий и грамотной работе можно сделать так, что коммерческая прибыль центра позволит не только выйти на самоокупаемость объекта, но и обеспечивать подготовку спортивного резерва, причем хватать будет не только на спортшколу фристайла, но даже на юниорскую сборную. Я уверен, что в Беларуси нет спортивного объекта, который благодаря своей хозяйственной деятельности смог бы на 100% обеспечить оплату коммунальных платежей, заработную плату работников и еще финансировать спортрезерв.

Ковальчук послушал меня и сказал: «Тут еще нужно подумать, а нужно ли нам это». Этот момент, наверное, стал переломным для моей мотивации. Я тогда окончательно понял, что старания мои, команды никому не нужны. Люди живут какими-то другими целями, идеями. У меня наступило глубокое разочарование в том, что мы делаем и к чему идем.

Хочется отметить, что не все такие. Были несколько человек, с которыми можно было действительно решать вопросы и находить нестандартные решения проблем, например, [председатель наблюдательного совета федерации фристайла] Николай Снопков. Много хороших специалистов приходилось встречать в Минфине, наверное, потому что люди были на своих местах.

– Нужно ли создавать институт по подготовке спортивных менеджеров, которые будут отвечать за развитие спорта в стране?

– Такая структура, на мой взгляд, есть – БГУФК. Подготовительный этап – училища олимпийского резерва. Но система должна быть устроена таким образом, чтобы люди, обладающие лидерскими качествами и потенциально готовые взять на себя менеджерскую ответственность, попадали в среду хорошей, здоровой, спортивной конкуренции на рынке труда. Люди должны понимать, для чего они хотят расти и развиваться, а не просто занять какое-то место и тихонечко посидеть, выполняя приказы. У люде должна быть возможность воплощать свои идеи в жизнь.

Грамотное поколение менеджеров, уверен, должно быть заинтересовано в эффективности управляемых ими объектов, структур. Когда будет экономическое стимулирование работы этих специалистов, тогда и люди будут заинтересованы в том, чтобы грамотно ее выполнять. Плюс они должны иметь возможность обмениваться опытом с зарубежными коллегами. Я сталкивался со многими молодыми успешными управленцами, но им нужна благоприятная среда, которая будет помогать им расти.

– Некоторые спортсмены считают, что в будущем в Беларуси вообще не должно быть Минспорта. Согласны?

– Повторюсь, в моем понимании такое министерство должно быть. Сегодня во всех европейских странах есть такая структура (на самом деле во многих европейских странах спорт – лишь одно из направлений, за которое отвечает определенное министерство, а, например, в Германии и Италии слова «спорт» нет в названии ни одного из министерств – прим. Tribuna.com). Для эффективной деятельности необходим регулятор, который будет аккумулировать какие-то новшества, изменения в спортивной сфере, внедрять предложения. Минспорта и должно быть регулятором. Основная функция – на законодательном уровне внедрять все то, что запрашивают для развития виды спорта, федерации. Минспорта должно создать условия, которые позволят людям в белспорте реализовывать свой потенциал.

Даже нынешняя модель, вертикаль в спортивной системе Беларуси вполне работоспособна и во многом действительно соответствует мировым образцам. Как структура Минспорта, уверен, может работать качественно. Но люди наверху системы не дают спорту идти дальше и развиваться, они не хотят делать все как можно лучше в своей сфере.

Можно было бы и сейчас взять эффективные зарубежные схемы развития спорта и постараться внедрить их в Беларусь. Но вопрос в исполнителях. А готовы ли на местах полноценно выполнять все функции? Будет ли результат от деятельности этих чиновников? При нынешней системе в Беларуси нет не только экономического потенциала, чтобы все реализовать, но и человеческого ресурса. Исполнители – главная проблема, которая влияет на конечный результат. С этим в РБ очень плохо.

Парадокс нашей системы в том, что все привыкли ждать, что скажет министерство, какое направление в развитии оно задаст федерациям, спортивным клубам и так далее. Уверен, что, наоборот, именно специалисты должны идти в Минспорта с предложениями, идеями, как сделать спорт лучше и эффективнее, а Минспорта – анализировать все предложения, рациональные и интересные реализовывать в законодательных актах и на практике.

– Нужно ли вводить в нашу спортивную систему иностранных специалистов?

– Конечно, можно это сделать, но все равно нужны кадры на местах, чтобы привлекать их к работе с иностранными коллегами. Существующая в Беларуси система не предполагает воспитания таких специалистов. Ну а те, кто есть, результата не дают.

– Они – главные виновники деградации беларусского спорта?

– Управленческий блок – да, это проблема. Но во многих видах спорта можно наблюдать отсутствие желания прогрессировать у атлетов, тренеров, других специалистов. Люди согласны довольствоваться тем, что есть.

Да и как работать в той обстановке, которая сейчас царит в Беларуси? Продолжается давление. Абстрагироваться от всего невозможно. Мне непонятно, как люди, которые остаются в спортивной системе Беларуси, находят мотивацию и вдохновение, чтобы работать дальше. Со стороны мне это кажется диким и невозможным.

– Министерством спорта должны руководить люди из спорта?

– Сейчас в Беларуси спортивные менеджеры любят повторять: «Мы любим спорт». Но чтобы понимать, как работает любая сфера, в том числе спорт, ее прежде нужно увидеть изнутри. Так что, по-моему, министерством спорта должен руководить профессионал, который на себе узнал, что такое спорт. А так у нас менеджеры отучатся два года в БГУФК на переподготовке кадров, получат диплом и кричат, что они специалисты.

Не каждый бывший атлет может стать классным менеджером. Но если он живет своим делом, хочет развиваться, если в его окружении есть профессионалы в менеджерском деле, то он сможет успешно руководить министерством.

– Не зря же говорят, что успех любого руководителя – это его работа плюс правильно подобранная команда.

– Безусловно. Составить настоящий коллектив – одна из главных задач руководителя.

– А если предположить, что Минспорта возглавит, условно говоря, бывший агроном, но при этом соберет рядом с собой людей из спорта, бывших атлетов, – система будет успешно работать?

– Вполне возможно. Но если мы все-таки говорим об идеальной модели спортивной системы, то, по-моему, она будет успешно функционировать, если во главе ее будет стоять успешный в прошлом атлет, желающий развиваться.

– Кто из отечественных спортсменов, по-вашему, мог бы возглавить Минспорта?

– Из тех, с кем мне приходилось сталкиваться, прежде всего – Вадим Девятовский, который, на мой взгляд, очень успешно, пусть и недолго, успел потрудиться в федерации легкой атлетики. Считаю, что им было сделано немало, и Девятовский был на своем месте. Уверен, у него бы получилось руководить Министерством спорта.

Могла бы стать достаточно успешным министром Александра Герасименя. Удалось понаблюдать за тем, как она принимает решения, как мыслит. Я увидел, что у Александры есть стержень, она понимает, как и что нужно делать. Не буду заявлять, что она легко вписалась бы на должность министра, но, думаю, у нее получилось бы.

– При новой власти Минспорта нужно будет строить с нуля?

– Нет, с нуля ничего строить не придется. В Беларуси есть база, инфраструктура. Есть люди, которые работают над развитием спорта сейчас. Куда их деть – загрузить в Ноев ковчег и куда-то отправить? :)

Люди – это ключевой момент. У многих, кто по-прежнему в системе, глаза сейчас открываются, причем широко. Многие уже не хотят плыть по течению, потому что они увидели реальность с совершенно другой стороны. Я считаю, что нужно провести определенную работу над ошибками, но не убирать всех специалистов из системы. Просто можно внедрить специалистов нового поколения, которые мыслят современно, а не по советским канонам. Тем более нужно понимать, что советская система так или иначе уйдет в небытие. Сейчас она дает, возможно, какие-то результаты, но со временем это все иссякнет. Мы это на самом деле уже наблюдаем.

– Как определять, кто принесет пользу в новой спортивной системе, а от кого следует избавиться?

– Мне кажется, проводить селекцию не придется. Просто нужно поменять систему, уйти от бюджетного финансирования спорта, в том числе клубов. Когда мы реально войдем в условия свободного рынка, по его пути пойдут, поверьте, все люди, которые исполняют функцию мебели и полностью внешне управляемы, вся спортивная структура, прежде всего профессиональная. Руководители начнут шевелиться, чтобы обеспечить свои клубы финансами. Во всех местах, где речь пойдет о финансовой зависимости от результатов, люди будут подходить к вопросам комплектования более профессионально и жестко. Такая система никому не позволит плыть по течению, нужно будет эффективно заниматься своей работой.

– Экс-генсек НОК Анатолий Котов говорил, что одна из главных причин неэффективной деятельности нынешней спортивной системы – это то, что чиновники на местах работают только для отчетности, чтобы сохранить свои места и должности. Согласны?

– Безусловно, он прав. Сама система подавила в людях желание развиваться, потому как налицо ситуация, когда как бы ты ни старался, что бы ни делал, это ни на что не повлияет. Есть еще те, кто сохранил задор, стремление работать, двигаться и развиваться, несмотря на сопротивление системы, но в большинстве случаев мы наблюдаем деградацию.

– Даже в нынешних условиях в некоторых видах спорта в Беларуси есть результаты.

– Это исключения. Там, где есть результаты, собраны команды единомышленников, которые могут абстрагироваться от всего, что происходит в Беларуси, хоть сделать это сейчас крайне тяжело. Возьмите тот же фристайл – там все удалось, потому что был собран коллектив (сейчас его разрушают), в этой сфере работали люди, которые всегда стремились найти пути решения возникавших проблем. А вот во многих других командах, видах спорта, да и в Минспорта собраны люди, которые только ищут причины неудач, а исправлять ничего не стремятся.

Конечно, на спорт Беларуси очень сильное влияние оказывает политическая модель страны, которая заключается в желании все контролировать, приказывать. Свободы нет, человек не может говорить и делать то, что он хочет, – в таком случае о развитии спорта, да и любой другой сферы жизни, не стоит и мечтать.

– Как добиться этой свободы? И она вообще реальна в Беларуси?

– Когда мы уйдем от тоталитарного режима, Беларусь станет свободной демократической страной, это и принесет свободу действий.

– Если разложить по пунктам, как, по-вашему, должна работать идеальная система спорта в Беларуси?

– В первую очередь нужно менять законодательство. Оно должно быть ориентировано на людей. Во-вторых, в спорте людям нужно дать возможность реализовывать свои идеи, а не сугубо выполнять то, чего от них требуют наверху. Такая среда позволит сформировать круг специалистов, которые будут заряжены, максимально мотивированы на развитие своей сферы деятельности. В-третьих, не стоит забывать, что современный спорт – это большие деньги. А то, что крутится сейчас в спортивной системе Беларуси, это вообще мизер. Нужно менять подход и в этом плане, создавая профессиональные лиги.

Главная проблема в том, что эти необходимые изменения противоречат нынешней политической системе Беларуси. Пока не произойдет глобальных изменений в политике и экономике страны, о спорте можно даже не думать. Что изменится, если уберут Ковальчука? Придет другой человек, который будет исполнять приказы сверху. И если у таких «специалистов» потом спросить, понимают ли они, что делают на своем месте, предполагаю, ответ будет в стиле: «Мы любим спорт, поэтому приходим на работу». А для чего? Ответа на этот вопрос нет и при нынешних реалиях в Беларуси не будет.

– Вы переехали в США и начали новую жизнь. Но если в будущем вам предложат весомую должность в спортивной системе Беларуси, вы согласитесь вернуться?

– Я это допускаю. Готов буду обсуждать конкретные предложения. Но нужно понимать, ради чего соглашаться.

Фото: из личного архива Вадима Кривошеева, pressball.by

OREEGAMI
Зачем этот дурик ходил к Ковальчука??? Я так и не понял.)))
Ответить
-1
OREEGAMI
Слава богу что ты ушел. Господи какая пустота . Мрак просто
Ответить
-1

Другие посты блога