Трибуна

«Дам минимальный процент на то, что в Беларуси будет мобилизация». Спортсмены при погонах – о том, что всех нас волнует

Верят в лучшее.

АвторTribuna.com
29 сентября, 14:08
0
«Дам минимальный процент на то, что в Беларуси будет мобилизация». Спортсмены при погонах – о том, что всех нас волнует

Верят в лучшее.

Более полугода в Украине продолжается война, развязанная Россией при использовании территории Беларуси. Успехи россиян на фронтах настолько впечатляющи, что президенту РФ Путину пришлось объявлять частичную мобилизацию. Сейчас этот процесс в самом разгаре. Также ходят разговоры о том, что мобилизацию могут провести и в Беларуси – а вдруг «союзнику» Лукашенко понадобится помощь? Узнали, что на этот счет думают спортсмены, носящие погоны и связанные с силовыми структурами. В России, если что, атлеты уже получают повестки, и для некоторых это становится сюрпризом.

В белспорте хватает людей с погонами. Вот кто в теории может пойти на войну за любимый режим – как не ответить на раздаренные им должности и блага?

«Если в Беларуси объявят мобилизацию, то напишу рапорт»

Представительница борьбы

– Звание у меня лейтенант, числюсь в департаменте охраны МВД. По сути, это тоже силовые структуры, которые в случае чего могут попасть под волну мобилизации. Если она в Беларуси будет объявлена. Не в первую волну, конечно, но это те же силовики, которых могут призвать.

– Несмотря на то, что вы девушка, новости о мобилизации в России беспокоят?

– Конечно. У нас один политик очень сильно пытается лавировать между двумя лагерями, спасает свою жопу, но все же есть опасения, что Россия додавит, и он объявит мобилизацию и в Беларуси. Если мыслить логически, то, конечно, это нужно исключить. Но что в больной голове может возникнуть… Возможно, он будет сопротивляться до конца, не объявлять мобилизацию, а, например, предоставит больше территорий Беларуси для российских военных, еще что-то. Потому что если все-таки отправит беларусскую армию на войну в Украину, то…

– Может ли быть так, что вас тоже призовут?

– По всем логическим моментам, вроде бы, не должно быть так со мной. Есть на то определенные обстоятельства, да и я девушка все-таки. Но мы же видим, как в России хватают всех подряд. И молодых парней, и людей в возрасте, и девушек. Не смотрят ни на пол, ни на состояние здоровья. Поэтому подспудно я не исключаю, что могут позвонить или даже прислать повестку, потому что я все-таки числюсь в силовых структурах. Да, верю в лучшее, но ничего не исключаю. Как говорится, если хочешь мира, готовься к войне.

– Вам не страшно?

– Слушайте, ну сейчас в Беларуси в принципе жить страшно. К тому же у меня муж тоже подлежит мобилизации. Не знаю, в какой волне (если мыслить категориями, как в России), но все же даже такое развитие событий исключать нельзя.

– Не думаете, что придется тоже уезжать за границу?

– Так мы всегда к этому готовы. Пока просто есть веские причины, из-за которых так не сделали.

– Обсуждаете с коллегами-спортсменами сложившуюся ситуацию?

– С коллегами непосредственного из своего вида спорта я общаюсь мало, в основном разговариваю с теми, кто относится к структуре МЧС. Там настроения, если говорить о мобилизации, в принципе, спокойные. Людей куда больше волнует, что власти Беларуси вооружают эмчээсников. Люди учились на то, чтобы спасать беларусов, а тут им выдают оружие, готовят к какому-то противостоянию, причем противостоянию с обычными беларусами. Вот это больше обсуждают, многие увольняются, потому что не готовы к новой жизни и к исполнению новых обязанностей, если дойдет до чего-то жесткого. Плюс, конечно, объявленная в России мобилизация, соучастие Беларуси в войне… Паники у ребят нет, но все же многие предпочитают уволиться, чтобы быть от этого подальше.

– Вы сами не думали написать рапорт, чтобы выйти из структуры департамента охраны?

– Да, есть такие мысли и желание. Пока не делаю этого по определенным обстоятельствам, но, например, если в Беларуси объявят мобилизацию, то, думаю, сразу же напишу рапорт. Вопрос лишь в том, подпишут ли мне его, не будет ли мой шаг запоздалым.

– Обсуждаете в кругу знакомых и семьи новости о войне?

– Конечно, тем более это может непосредственно нас коснуться в той или иной форме. Пока мы не в эпицентре, но быстро в нем можем оказаться. Так что обсуждаем новости, все события. И тон не самый спокойный, потому что каждый боится, что все может пойти по не самому хорошему сценарию.

– Война прямым образом повлияла на беларусский спорт?

– Все события в буквальном смысле просто добивают наш спорт. Впрочем, все это логично и предсказуемо. Более того, я сама как-то хотела стать тренером, но в определенный момент стало тошно от такой мысли. Спорт стал очень приближен к власти. Вы посмотрите, например, на дзюдо, самбо, другие виды спорта. В России Путин во время войны ездит и открывает различные залы борьбы. По сути, это сейчас его виды спорта. Да и атлеты подписывают разные письма за власть (в Беларуси – тоже), проводятся какие-то странные соревнования. Смотрю на все это и порой накрывает депрессия. Столько лет в спорте – а во что он превратился... Сейчас о спорте, в том числе в Беларуси, о его развитии и будущем даже говорить не стоит.

«Уверен, что абсолютное большинство беларусов не хочет идти воевать»

Представитель легкой атлетики

– Числюсь я в департаменте охраны, в звании прапорщика. Правда, как и практически все спортсмены, ничего там особо не выполняю – больше прохожу по документам. А так, естественно, сконцентрирован на спорте. Единственное, понимаю, что если в Беларуси наступит мобилизация, то не исключено, что и наша структура попадет под эту волну. В какую очередь – это уже другой вопрос.

– А как вы вообще воспринимаете новости о мобилизации в России? Думали, что до этого дойдет?

– Об этом уже долго и много говорилось, предполагалось, что такое развитие событий возможно. Поэтому не скажу, что для меня это стало какой-то шокирующей новостью. Если наблюдать за всеми событиями вокруг, то, объективно, к этому все шло. Рано или поздно наступила бы в России мобилизация.

– Думаете, она может докатиться до Беларуси?

– Не исключаю. Но мне все равно почему-то кажется, что это очень-очень маловероятно. Дам минимальный процент на то, что в РБ будет мобилизация. Вот не знаю почему, но внутри ощущение, что нынешняя власть не пойдет на такое. К тому же, если бы власти были готовы к этому, то уже начали бы предпринимать серьезные шаги. Пока этого не вижу. С другой стороны, от властей можно ожидать чего угодно. Поэтому не буду исключать, что мобилизация коснется и нас. Оставим такую вероятность.

– Может ли так случиться, что призовут и тебя?

– Объективно, в такой ситуации абсолютно любой человек, который так или иначе имеет отношение к силовым структурам, к вооруженным силам, то есть тот, кто имеет звание и носит погоны, может быть призван. И не важно, спортсмен ты или обычный беларус. Так что не удивлюсь, если мобилизация коснется и меня. Хотя, конечно, уверен, что абсолютное большинство беларусов не хочет идти воевать. Ну и вторая надежда – мобилизация не коснется силовых структур, где люди на локальном уровне выполняют свою работу, свои задачи. И эти задачи никак не связаны с войной.

Хотя, давайте будем откровенны, возможность быть мобилизованным вселяет опасения во всех, кто относится к силовым структурам. Будет неприятно, если повестка придет в том числе и мне. Тем не менее хочется верить, что так не случится.

– А если все же это произойдет, какие шаги будете предпринимать? Возможно, поспешите за границу?

– Как многие россияне? Не знаю, если честно, не было таких мыслей. При этом даже те люди, с которыми периодически могу пересечься на службе, тоже таких идей и мыслей не выражают. Вообще, тема войны, по моим наблюдениям, не обсуждается. Руководство иногда может выразить свои мысли, что-то обсудить, но такого настроя и указания, мол, будьте готовы ко всему, нет. Поэтому выезд за границу пока воспринимается как что-то крайнее и сложное. Да и за рубежом тоже немало проблем.

– А обсуждается ли ситуация в спортивной среде, среди коллег-атлетов?

– Скажу честно, особо с коллегами общаться нет ни желания, ни интереса. Но по тому, что вижу и слышу, можно понять, что люди живут в своем мире, мысли направляют на спорт. Хотя о каком спорте сейчас может идти речь, если большинство команд и атлетов пропускают важные старты, мировые и европейские форумы. Поэтому сложно сказать, что у людей в голове, как они себя настраивают на дальнейшую борьбу, где ищут мотивацию. Ну а что касается мобилизации и вообще нынешних событий, то таких обсуждений не слышно.

– В своей семье обсуждаете войну, то, что происходит сейчас?

– Конечно. Единственное, когда началась война, мама была в шоке, говорила, что это очень страшно, когда такое творится, когда убивают мирных граждан. И мы говорили в семье на эти темы. Но со временем повестка немного поутихла. Люди, как говорится, ко всему привыкают, поэтому не скажу, что мама, например, часто вспоминает тему войны. Папа, вроде, пытался наблюдать за ситуацией со всех сторон, анализировал, но почему-то в последнее время он смотрит только государственные каналы. Почему так произошло, не могу понять. Вроде, он и против войны, но в то же время утверждает, что у России не было другого выбора. Поэтому стараюсь с ним на эти темы не разговаривать. Да и, в принципе, в семье стараемся о политике не говорить. И уж тем более не поднимается вопрос мобилизации.

У моей мамы вообще нет такого понимания, что меня могут куда-то призвать. Какие-то новости смотрит и слышит, но, наверное, не представляет и не понимает, насколько серьезно все может обернуться для меня. К тому же она, наверное, просто представить не может, что кто-то из спортсменов, кто имеет отношение к силовых структурам, пойдет на войну из Беларуси. Мы же все-таки отдельная страна, Россия сама решает свои задачи.

– Война коренным образом повлияла на беларусский спорт?

– Естественно, из-за того, что Беларусь для всего мира является страной-соагрессором, она стала изгоем для большей части мира. И все это отражается на спорте. Как уже говорил, часть соревнований для нас стали недоступны. Насколько слышал, даже дзюдо забанили, хотя изначально была вероятность, что и Беларусь, и Россия будут дальше выступать. Но и тут накрыли санкции. Или, как писали в СМИ, был чемпионат Европы по борьбе, а в это время беларусы проводили какие-то свои внутренние соревнования, куда приезжали и россияне. Конечно, это совершенно другой уровень турнира. Спортсмены пытаются поддерживать соревновательную практику, но это несравнимо по конкуренции с топ-турнирами.

То же самое можно сказать и о других видах спорта, в том числе о легкой атлетике. Так что, однозначно, беларусский спорт переживает стремительное падение. Вопрос, когда оно остановится. Ну и, объективно, выйти из-под этого бана будет намного сложнее, чем его получить. Спортсмены теряют форму, мотивацию – отсюда и большие последствия в плане развития как самих атлетов, так и в принципе всего спорта в Беларуси.

Другие посты блога