Трибуна

2020-й год размылся, люди ушли в быт, жизнь не так уж плоха. Болельщик «Белшины» – о том, чем живет Бобруйск (клуб мог бы быть выше)

«Если на свободе ты и твои близкие, это уже показатель счастья».

Авторbytribuna com
22 ноября, 23:03
0
2020-й год размылся, люди ушли в быт, жизнь не так уж плоха. Болельщик «Белшины»  – о том, чем живет Бобруйск (клуб мог бы быть выше)

В конце 90-х и начале 2000-х «Белшина» была силой в беларусском футболе: выигрывала национальное первенство и играла в Лиге чемпионов, трижды брала Кубок Беларуси. Но сейчас в клубе совсем другие времена: «Белшина» периодически меняет первую лигу на высшую и обратно. Вот и сезон-2022 стал для «шинников» первым после очередного возвращения из Д2. Команда финишировала на 12-м месте.

Насколько довольны болельщики выступление коллектива? Вызвал ли выход в высшую лигу футбольный бум в Бобруйске? И что вообще волнует местных жителей помимо спорта? Об этом «Трибуна» на условиях анонимности поговорила с коренным бобруйчанином, давним болельщиком «Белшины».

– Как в Бобруйске в прошлом году восприняли возвращение команды в высшую лигу?

– Конечно, люди были рады, потому что «Белшина» в «вышке» – это куда интереснее, чем «Белшина» в Д2. Все-таки соперники получше, да и, объективно, не быть в числе лучших команд Беларуси такому коллективу, с историей, стыдно. Определенный всплеск интереса к футболу проявился.

– У болельщиков были ожидания от сезона-2022?

– Больших ожиданий не было, тем более все понимали, что зарплаты в команде далеко не самые большие. Насколько знаю, только лидеры получали где-то в районе трех тысяч рублей. Но это у единиц, самых топов. У остальных – существенно меньше. Так что болельщики понимали, что главная задача – закрепиться в высшей лиге. Да и состав был максимум на серединку таблицы.

Однако по ходу турнира ожидания болельщиков росли, потому что команда играла в интересный футбол, не отсиживалась сзади, коллектив был ровный, сбитый, без глобальных проседаний по линиям. Я помню, что когда мы вылетали два года назад, был слабый центр защиты. А сейчас – все более-менее хорошо и ровно. Команда брала очки с БАТЭ, минским «Динамо», обыгрывала «Ислочь», достойно сражалась со многими соперниками, которые финишировали в верхней половине таблицы. Так что, думаю, если бы было больше стабильности в результатах, то за первую пятерку, наверное, могли бы побороться.

Но вот как раз не хватило стабильности. Плюс проблемы с глубиной состава, а в «Белшине» в течение сезона было много травм, дисквалификаций ненужных. Не хватило хорошего нападающего. У Рамазана Исаева не пошло, другие легионеры не помогли, Дмитрию Гомзе было иногда тяжеловато в силу возраста, хотя он и боролся, забивал.

В общем, 12-е место с учетом всех обстоятельств это место «Белшины».

– В связи с возвращением команды в «вышку» людей на стадион стало ходить больше?

– Не помню, какие цифры были в первой лиге, но мне кажется, что особой разницы нет. Аншлагов, даже когда были хорошие отрезки в сезоне, не наблюдалось. Так что особого всплеска не было. Те же несколько сотен человек и ходили на стадион (на самом деле в сезоне-2021 средняя посещаемость домашних матчей «Белшины» составляла 381 человек, в 2022-м - 701 - Tribuna.com).

Но тут не могу не отметить слабую работу клуба с болельщиками. В городе почти нет афиш, на стадионе нет каких-то активностей для зрителей. Обычно стоит одна дохлая палатка с беляшами. То есть даже мерч нельзя купить. А если что-то хочешь купить, то нужно сильно постараться отыскать продукцию. В этом плане клуб не проводит нормальную системную работу. Плюс в соцсетях и на сайте нет ни видео, ни интервью с игроками, ни представления новичков. Хотя есть в коллективе интересные футболисты, тренерский состав. Не хватило каких-то материалов с этими людьми. Бобруйск – вполне футбольный город, с большими традициями, но никто в клубе это не использует для привлечения болельщиков.

– Это никому не надо или дело в скромном бюджете «Белшины»?

– Знаю, что денег в клубе действительно немного, поэтому на некоторых вещах стараются экономить. Но даже в такой ситуации при желании можно сделать все красиво и интересно. Можно делать активности для болельщиков и без больших денег. Плюс в команде хватало «пассажиров», которые на протяжении сезона только числились в «Белшине». Можно было их зарплаты пустить на работу с болельщиками, на поднятие сайта и соцсетей.

– Если грубо говорить, «Белшина» – это клуб не для болельщиков?

– Если очень грубо сказать. Сама команда, конечно, борется, играет, выступает в высшей лиге, просто в клубе не до конца понимают, насколько важна работа со зрителями, с аудиторией. А об этом нужно думать постоянно. Футбол в первую очередь для болельщиков. Да и игроки сами отмечают, что одно дело – это когда выходишь и играешь при пустом стадионе, а другое – когда тебя поддерживает даже несколько сотен человек.

– В этом году команда сохранила место в «вышке». В следующем сезоне болельщики от «Белшины» будут требовать большего? И способна ли она на большее?

– В этом году был виден потенциал, чтобы занять 5-8-е место, но не получилось в силу причин, о которых говорил выше. С таким составом в следующем году можно было бы рассчитывать на что-то более интересное, но дело в том, что в межсезонье наверняка в «Белшине» многое поменяется. Предполагаю, что процентов 70 состава сохранится, но лидеры, думаю, найдут себе более привлекательные, в первую очередь в денежном плане, варианты. Уйдут те же Илья Васильев, Иса Муса, Ислам Чесноков, кто-то еще. Остальные могут остаться, потому что, объективно, вряд ли они заинтересуют сильные команды Беларуси. А уходить в такие же по зарплатам и амбициям коллективы нет смысла.

В общем, результат будущего сезона во многом зависит от того, как пройдет в «Белшине» межсезонье, насколько сохранится состав. Также немаловажно, как подойдут к чемпионату конкуренты. Не думаю, что «Белшина» в 2023 году будет бороться за медали, но за места в первой половине таблицы – вполне.

– «Белшина» в «вышке» надолго?

– Пока не вижу предпосылок, чтобы в ближайшие годы что-то в этом плане поменялось. Главное, чтобы никаких глобальных потрясений не было, и чтобы город продолжил помогать финансово. Тогда можно говорить, что «Белшина» в высшей лиге будет долго, пусть и в роли середняка.

– А что насчет обычной жизни в Бобруйске? О чем люди говорят на трибунах?

– Да как и везде: иногда говорят о футболе, обсуждают матч, а иногда – о бытовых вопросах и проблемах. Людей, наверное, больше заботит мирская жизнь, то, как прожить. Мне кажется, это относится сейчас к любому, в особенности небольшому, городу Беларуси. Не думаю, что сейчас где-то в стране люди уже в понедельник готовятся к субботе и воскресенью в ожидании очередного матча. Объективно, футбол сейчас на периферии внимания. И это относится не только к Бобруйску, а ко всей стране.

– Расскажи о зарплатах в вашем городе.

– Читал предыдущие ваши материалы на эту тему, интервью болельщиков из Могилева или Витебска. И не скажу, что как-то глобально Бобруйск отличается в плане зарплат. Та же тысяча рублей у людей есть. Для нашего города это считается хорошей зарплатой. А так, если честно, люди получают все-таки чуть меньше. Плюс, насколько знаю, в Бобруйске как-то так исторически сложилось, что он среди лидеров по числу безработных. И со временем особо ничего не меняется.

При этом я не скажу, что жизнь в Бобруйске такая уж печальная и грустная. Если выйти в город, то можно заметить, что люди любят отдыхать, гуляют, встречаются с друзьями, что-то могут купить из фаст-фуда. И я бы не сказал, что люди ходят с хмурыми лицами. Бобруйск живет обычной жизнью провинциального городка, где каждый думает о своих проблемах, но при этом, повторюсь, нет ощущения, что жизнь такая уж плохая.

– Для Бобруйска зарплата в тысячу рублей – комфортные деньги?

– Вполне. В Бобруйске считается, что если есть такая зарплата, то можно комфортно жить. Не выживать, а именно жить. Тем более если закрыты базовые потребности в виде квартиры и машины, то вообще спокойно можно дышать.

– Часто от игроков «Белшины» доводилось слышать, что единственное развлечение в Бобруйске – это поход в «Корону». Со временем что-нибудь поменялось?

– Глобально ничего не изменилось. Периодически появляются кафе, бары, но не сказать, что это так уж сильно меняет жизнь в городе. Мне, например, интересна тема интеллектуальных игр, но в Бобруйске эта культура слабо развита, потому что немного людей среднего возраста от 25 до 40 лет, которым интеллектуальные игры были бы интересны. Ну а поскольку нет спроса, то и сфера не развивается.

«Корона», конечно, есть, поэтому она и остается важным развлечением для горожан и тех же футболистов.

– Бобруйск – город не для молодежи?

– Да, именно так. Помню, в городе был один тайм-клуб, где проходили классные мероприятия: и курсы беларусского языка, и встречи с творческими людьми, художниками. Но 2020 год это место не пережило, и это также ударило по досугу в Бобруйске.

– Градообразующее предприятие города – завод «Белшина», который сейчас находится под санкциями. Это как-то отражается на жизни людей?

– Насколько знаю, глобальных потрясений на заводе не было. Да, переориентировались на Россию, но сокращений и существенных снижений зарплат точно нет.

– Много твоих знакомых уехали из Бобруйска и Беларуси?

– Если взять мой класс, то, например, из 20 человек, с которыми я учился в школе, в Бобруйске осталось 3-4 человека. Многие уехали в крупные города (Минск, Гомель, например), поступили там в университеты и уже не возвращаются. И такой путь выбирают очень многие. Трудоспособное население уезжает из Бобруйска. Ну и немало знакомых покинули также и Беларусь.

– В 2020 году в Бобруйске проходили акции протеста. Сейчас это вспоминается как часть какой-то истории?

– На фоне всей страны Бобруйск, может, и не был каким-то центром протестов, но на предвыборные митинги, например, люди ходили. Помню, на одном из стадионов, где выступала Светлана Тихановская, было много людей. Сборы подписей проходили активно. После выборов были акции протеста. Не многотысячные, конечно, но горожане выходили на улицы, активность проявляли.

Однако все закончилось тем, чем закончилось – как по всей стране. И сейчас те событие уже особо не вспоминают. Конечно, в компаниях эти темы всплывают, обсуждения бывают, но, объективно, по прошествии двух лет люди уже ушли в свои бытовые вопросы. Мне кажется, это естественный ход событий.

– Политикой люди интересуются?

– Как сказать… Все размылось бытовухой, особых обсуждений нет. Также могу сказать, что у меня один родственник работает на госпредприятии, так рассказывает, что на политические темы в их коллективе не говорят. В том числе потому, что никто не хочет рисковать – а вдруг собеседник потом расскажет это там, где не надо. Поэтому люди предпочитают не рисковать – лучше лишний раз промолчат.

– А что насчет войны в Украине? В Бобруйске же находится военный аэродром, ходили разговоры, что у вас были российские военные.

– Да, особенно в феврале и марте было слышно, как у нас взлетали самолеты, может, даже запускались отсюда ракеты. В городе это обсуждали, но понятно, что мало кто мог что-то с этим сделать. Все оставалось на уровне обсуждений. На местном уровне (имею в виду те же СМИ) все это замалчивалось. Или, например, блогер Паук выкладывал у себя на канале видео, где звонили заместителю председателя райисполкома с вопросом, что это за самолеты и ракеты летают над Бобруйском. На что чиновник ответила, что все это неправда, все тут спокойно и так далее.

Так что, повторюсь, если и обсуждалось все это, то между обычными людьми. И в основном не в общественных местах, а, как говорится, на кухнях. Осуждалась ли война? Все индивидуально, все зависит от конкретного человека. Те, кто в 2020 году ходил на митинги, кто хотел перемен, конечно, осуждают войну. Ну а часть общества, как показала история, может любую агрессию оправдать. Есть в Бобруйске и такие, кто уверен, что украинцев спасают от чего-то.

– Люди боятся выражать свое мнение открыто?

– Безусловно. Все прекрасно понимают, что сейчас любой комментарий, любой выход на улицу для выражения своего мнения чреват последствиями.

– В Бобруйске были рельсовые партизаны, которые мешали поездам с российской военной техникой ездить в Украину, и этих партизан уже осудили. Обсуждалось ли в городе поступки и задержание этих людей?

– Я, например, обсуждал это со своими знакомыми, что говорили другие – не знаю. В любом случае, открыто никто не выражал свое мнение о ситуации, грубо говоря, на митинги в поддержку рельсовых партизан никто не выходил.

Для меня люди, которые пошли на такое, - герои. В условиях террора, который происходит последние два года в Беларуси, осмелиться на такие поступки, – это очень сильно. Уверен, что со временем этим людям воздастся по заслугам, в хорошем смысле слова. Виртуально жму руку этим партизанам. И, как мы видим, эти люди определенное влияние на ход войны в первые дни оказали. Условно говоря, россияне не смогли взять Киев за три дня в том числе из-за сбоев в поставках техники.

– Верят ли бобруйчане пропаганде?

– Все зависит от человека. У меня есть знакомые и даже родственники, которые могут оправдать насилие в Украине. Они уверены, что украинцев спасают, что Зеленский наркоман, что на Беларусь и Россию напали бы, если бы мы еще чего-то ждали. Я слышал такие тезисы вживую, и мне от этого грустно. Тем не менее, пусть с большой печалью, но принимаю такое положение вещей, потому что люди с подобными мыслями и взглядами тоже будут.

– Можешь ли ты назвать беларусов счастливыми людьми?

– Очень обширное понятие. Счастье у каждого свое. Для кого-то счастье – это здоровье семьи, для кого-то – деньги или путешествия. Думаю, в последние два года власти ужали смысл счастья беларусов до минимума. Условно говоря, если никто из твоих родственников или друзей не сидит, если все здоровы, то можно назвать тебя счастливым человеком.

Почему в 2020 году все развернулось настолько глобально? Люди решили, поняли, что для счастья им нужно что-то большее, чем просто здоровье и личное счастье. Беларусы хотят сами определять курс страны. Сейчас это отошло на второй план, понятие счастья свелось к простым мирским вещам. Запросы у людей стали намного ниже. Да и к тому же, лично по себе скажу, что если меня что-то расстраивает (например, заработал мало денег), то я всегда думаю о том, что в Украине люди вообще без жилья, мирные жители погибают. Тогда и жаловаться нечего. Есть люди, которым намного хуже. А в Беларуси, если ты на свободе, если не сидят твои близкие, то это уже показатель счастья.

– Вспомни Бобруйск довыборный и послевыборный, нынешний. Какой город более комфортный для жизни в плане и безопасности, и цен, и зарплат?

– Мне кажется, что глобально ничего не поменялось за два года. Да, был определенный подъем в 2020-м, но сейчас это все забылось. Бобруйск остался региональным городом со своей спокойной обычной жизнью, без серьезных минусов и плюсов. Трудоспособное население старается уехать отсюда, потому что, объективно, жить лучше не стало (это касается в том числе роста цен), но, повторюсь, глобальных изменений я не заметил.

Фото: fcbelshina.by, reform.by

Другие посты блога