Трибуна

Сборная Ирана на ЧМ мощно поддержала народ, который терзают за протесты. После выборов белфутбол тоже имел момент истины – там было тотальное молчание

В Иране лишают жизни, в Беларуси – зарплат.

Сборная Ирана на ЧМ мощно поддержала народ, который терзают за протесты. После выборов белфутбол тоже имел момент истины – там было тотальное молчание

У диктатур хватает характерных черт – насаждение культа личности вождя, фальсификация выборов, насилие силовиков и так далее. Одна из них, которая прекрасно знакома и беларусам, – навязанная концепция «своего дела»: мол, заниматься человеку можно только тем, что входит в его должностные обязанности, и никак не допускается наряду с этим отстаивать даже свои права, а уж тем более защищать кого-то еще. В этой концепции медики должны спасать от коронавируса, молча о том, что система врет об обеспеченности больниц необходимым для борьбы, шахтеры – добывать калий, несмотря на аварии на ветхом оборудовании, ну а спортсмены – существовать исключительно результатами в протоколах, даже если это протокол с чужого соревнования.

Давно все так и в Иране, где диктатура точно входит в число жесточайших в мире – такое не снилось (слава всему) даже Беларуси. Да, в нашей стране политзаключенным дают драконовские сроки, но в Иране недовольных не раз казнили. Однако за 40 с лишним лет жизни под шариатом в азиатской стране все равно неоднократно вспыхивали протесты – и очередные идут прямо сейчас, уже два месяца после того, как «полиция нравственности» задержала 22-летнюю девушку за «неправильно покрытую» голову и уже не выпустила живой.

В самые горячие дни футбол Ирана должен был спокойно готовиться к скорому чемпионату мира – но в сборной нашлись игроки, которые отказались молчать: Сердар Азмун прямо заявил, что команде запретили высказываться, но поддержал иранок, некоторые отметились одинаковым символическим празднованием голов за клубы, другие хотя бы поставили траурные аватары в соцсетях. Да, в команде не все настроены протестовать – большинство игроков сборной перед ЧМ посетили встречу с президентом страны. Но на стартовом матче против Англии иранцы внутри команды договорились и провели показательную акцию – промолчали во время гимна страны, который обычно пели.

Зборная Ірана пайшла супраць улады: лідары публiчна падтрымалi народ, каманда не спявала гімн перад Англiяй

Конечно, для беларусских сборников молчание под госгимн не может значить ничего протестного – они и в обычных условиях поют его разве что в пропагандистской вселенной имени Александра Сачивко. Но свой момент истины у футболистов тоже был – пусть не топ-турнир, но шанс на него: 8 октября, через те же два месяца после полномасштабного старта беларусских протестов, команда поехала в Грузию играть в плей-офф Лиги наций, победитель которого получал путевку на Евро.

В то время спираль репрессий находилась в процессе активной раскрутки. Уже были признаны 74 политзаключенных (в том числе члены президиума Координационного совета демократических сил Мария Колесникова, Максим Знак и Илья Салей), а 242 человека проходили по политически мотивированным уголовным делам. За сентябрь около 2,7 тысячи человек побывали в изоляторах за выход на мирные протесты, которые жестко разгоняли (против безоружных использовали слезоточивый газ, водометы и другие спецсредства). При этом так и не было заведено ни одного уголовного дела в отношении силовиков, применивших насилие. Правозащитный центр «Весна» отмечал в целом «усиление репрессий и дальнейшее усугубление кризиса прав человека в стране».

К тому моменту из игроков уровня сборной по поводу режима Лукашенко четко высказался лишь Илья Шкурин – попросту отказался приезжать в нацкоманду, пока этот режим обладает хоть какой-то властью, за что АБФФ позже пыталась репрессировать футболиста. А интервью о событиях в Беларуси не побоялись дать только два человека из сборной – игрок Николай Золотов (поддержал народ, осудил действия силовиков, но в возможность смены режима не верил) и тренер-массажист Виктор Булат, которого федерация после этого убрала из команды.

Остальные тренеры и игроки либо молчали, либо делали пару постов (а то и сторис – то есть позицию ровно на 24 часа) в своих соцсетях, где писали про народ, но избегали темы выборов. Для примера можно вспомнить белый браслет Ивана Бахара (то был символ поддержки честных выборов, но Бахар никак не комментировал ни появление на руке аксессуара, ни его быстрое исчезновение, а вообще все можно было принять за стандартный незначимый бинт) или пост Станислава Драгуна, который искал поддержки в России и объявил о продолжении игры за сборную «за народ».

4 и 7 сентября сборная провела матчи против Албании и Казахстана в новом сезоне Лиги наций (из-за ковидных переносов он начался прежде конца старого). Никаких публичных знаков поддержки на этих матчах народ не дождался – разве что у пары игроков на руках были белые повязки, но, опять же, они не были различимы со стандартными бинтами, а футболисты ничего не поясняли.

12 сентября в белфутболе произошло наконец хоть какое-то четкое высказывание – 93 игрока разного уровня выступили против насилия, однако ни слова не сказали о режиме, а потому среди оценок типа «хоть что-то» были и замечания о слабости выступления, в частности, от созданного незадолго до того Свободного объединения спортсменов, представители которого открыто ходили на митинги.

Даже только против насилия выступили единицы футболистов сборной – в заявках на сентябрьскую ЛН из участников видео значились шестеро: Александр Гутор, Максим Бордачев, Павел Нехайчик, Станислав Драгун, Александр Сачивко и Андрей Хачатурян. По информации «Трибуны», аналогичное отдельное выступление ряда игроков сборной записывалось, но так и не вышло. В итоге гораздо больший эффект произвело событие 23 сентября – главный тренер сборной Михаил Мархель попал в кадр на тайном самопровозглашении Лукашенко.

Почти два десятка представителей белспорта попали на инаугурацию Лукашенко – не всех мы ожидали там увидеть

Вскоре «Трибуне» стало известно, что в ряде беларусских клубов поднимали вопрос увольнения игроков за участие в видео против насилия, но после переговоров футболисты и руководители пришли к компромиссу: рабочие места сохраняются, при этом игроки при любых раскладах молчат. Но отказывались высказываться (даже анонимно) и легионеры – при попытке узнать мнение об аресте Елены Левченко прозвучал даже прямой аргумент: «Скоро же матчи сборной, зачем лишний раз провоцировать? Потом еще могут быть последствия».

30 сентября Мархель объявил окончательный состав на матч с Грузией. В нем остались игроки, что выступили против насилия, за исключением одного – Станислав Драгун якобы был недоступен из-за ковида, о чем тренер публично сожалел. Однако при этом в составе оказался Игорь Стасевич, с которым Драгун болел параллельно и точно так же не испытывал серьезных симптомов. Более того, в конце сентября Станислав наравне с Игорем был допущен к тренировкам БАТЭ – а в клубе «Трибуне» пояснили, что с имевшимся набором тестов УЕФА допустила бы Драгуна до международных матчей.

Как удалось выяснить нашему порталу, невызов важного игрока накануне главного матча сборной за много лет объяснялся коронавирусом формально, так удобно совпало – а на деле боссам АБФФ просто сильно не нравились высказывания футболиста, который Левченко как раз поддержал. «Стасевич в сборной, Драгун – нет. Оба были на карантине. Первый молчал и молчит, второй говорил и говорит. Понятно, почему не вызвали?» – предельно емко сформулировал Николай Ходасевич. Сам Драгун отказался от комментариев, «чтобы ребята лучше подготовились к игре».

Драгуна не вызвали на важнейший матч сборной якобы из-за COVID-19. По данным «Трибуны», дело еще и в политике

Перед матчем с Грузией глава АБФФ Владимир Базанов заявлял, что сборная хочет выиграть, «чтобы у болельщиков был праздник», главред шедшего к затуплению «Прессбола» Дмитрий Герчиков надеялся, что молчаливой команде «будут желать успеха все беларусы», а форвард Николай Сигневич соглашался, что стоит надеяться на финал плей-офф в Беларуси с «полными трибунами». Свой образ поддержал Мархель, который при ответе на вопрос, звонил ли перед матчем Лукашенко (ему явно было не до того), назвал подобный контакт «дополнительной мотивацией».

Понятное дело, что такую команду в реальности поддерживали далеко не все беларусы. Экс-вратарь «Крумкачоў» Евгений Костюкевич вопросил: «Ну что, сборнички, поддержите Драгуна или, как обычно, раком станете?».

8 октября в Тбилиси никакой публичной поддержки от футболистов не дождались ни Драгун, ни кто-то еще, ни беларусский народ в целом – удалось избежать даже белых лент на руках, не говоря уже об акциях с аплодисментами или чем-нибудь более явном. При пустых из-за ковида трибунах Грузия легко выиграла у блеклого соперника, который даже ни разу не ударил в створ.

После матча Мархель поблагодарил тех, «кто искренне переживал», и пообещал «сделать все возможное, чтобы больше их радовать», а вскоре заявил, что в сборной якобы «все ребята играют за страну и за народ».

В Instagram «ЧестнОК» после матча с Грузией вышел пост, где к командному фото белсборной были добавлены балаклавы силовиков. Сачивко (просидел тогда на скамейке) решил спросить у своих подписчиков, по умолчанию максимально лояльной аудитории, заслуженно ли это – и за час получил большинство ответов «да», после чего удалил опрос.

Беларусские футболисты в 2020-м побоялись рискнуть, по большому счету, своими зарплатами, которые вскоре урезали (а сейчас собираются сделать это вновь). В Иране, где футболисты смогли объединиться ради публичной акции протеста, риски несоизмеримо выше.

В 2018-м чемпион страны по греко-римской борьбе Навид Афкари вышел на протесты против режима – его задержали и под пытками выбили признания в организации формирования против властей (да, в Беларуси не придумывали ничего нового), после чего приговорили к смертной казни. Спортсмена пытались спасти даже переговорами на уровне МОК, но Ирану давно не нужны никакие контакты с миром – и в сентябре 2020-го Афкари повесили. В тюрьме он сумел сделать прощальную аудиозапись и передать ее на волю – заявлял о своей невиновности.

Вскоре после Афкари в Иране задержали и известного тренера по боксу Али Мутаири – и также постановили убить, пытками выдавив заявление об убийстве в том же 2018-м двух силовиков. Приговор был исполнен в начале 2021-го.

В 2019-м протестовал против повышения цен на топливо иранский боксер Мохаммад Вафаеи-Сани. Его арестовали и привычными методами заставили признаться в порче административных зданий. Смертный приговор за это ему вынесли в начале 2022-го, исполнили ли – неизвестно.

При нынешних протестах, помимо множества убитых силовиками напрямую, в Иране собираются казнить еще как минимум шесть человек по обвинению в «войне против Бога», который якобы дает власть иранскому режиму. Некоторые СМИ написали, что в их число может показательно попасть и Али Даеи – легенда иранского футбола, мировой рекордсмен по количеству голов за одну сборную до Криштиану Роналду. Даеи открыто поддержал протестующих и в конце октября за это был задержан – но все-таки позже его отпустили. 15 ноября он заявил, что отказался ехать на ЧМ, хотя имел официальное приглашение, – «чтобы быть на Родине и выразить свое сочувствие всем семьям, которые потеряли своих близких».

Забулдыга
Ээээээхх,пра внс забылися написаць.Дык я можа трохи позжа дапишу.Зарас дзяла-дзяла.
Ответить
2
Дмитрий Додунов
ма
Ответить
0

Другие посты блога