Неравные условия спонсорства гробят спорт в Беларуси: вот на что это влияет и как можно исправить

Но в госфинансировании спорта ничего плохого нет.

Авторbytribuna com
30 ноября, 16:33
0
Неравные условия спонсорства гробят спорт в Беларуси: вот на что это влияет и как можно исправить

Спорт в Беларуси в основном существует за счет государственной поддержки, хотя что такое государственная поддержка – это сложный вопрос. Откуда в бюджете берутся деньги? Учитываются ли интересы общества при распределении средств? Какие сферы остаются обделенные из-за финансирования федераций и клубов? Можно констатировать, что режим Лукашенко выстроил причудливую (а может, даже уродливую) систему, в которой все переплелось и породило нездоровые созависимости.

А нужна ли беларусскому спорту господдержка? На каких условиях ее выделять? Как распределить финансы между клубами, когда желающих и нуждающихся так много? Об этом «Трибуна» поговорила с исполнительным директором Беларусского фонда спортивной солидарности Александром Опейкиным, который около 10 лет назад основал частный гандбольный клуб «Витязь», уничтоженный в итоге по политическим мотивам.

– В свое время вы основали гандбольный клуб «Витязь». Насколько легко это было сделать десять лет?

– Было нелегко, но я тогда об этом не знал :). Но незнание иногда является преимуществом, а не преградой. Мне было 25 или 26 лет, на многие вещи смотрел идеалистически, была куча энергии, и вот захотелось основать гандбольный клуб. Если взглянуть на все это спустя время, можно точно сказать, что было сделано что-то из разряда невозможного. Система в Беларуси создана таким образом, чтобы никакие внесистемные структуры в ней не появлялись. А мы стали как раз клубом, который полностью выбивался из всего существовавшего серого спорта в режиме, он ломал стереотипы. «Витязь» в разных форматах существовал почти 10 лет: мы участвовали в любительском формате, в высшей профессиональной лиге. Так или иначе это был живой организм.

Более того, мы, считаю, прожили достаточно долго. Сумели пережить некоторые клубы, которые существовали в том числе с помощью государственной поддержки. Это «Виктория-Регия», «Аркатрон», «Динамо», Гандбольный клуб имени Лёвина из Новополоцка. Как только государство переставало туда вкладывать деньги, клубы автоматически распадались. Там люди даже не пытались проводить переформатирование, становиться на частные рельсы. А как было у «Витязя»? Когда ресурс был – играли на более высоком уровне, три сезона даже провели в Балтийской лиге, а это международный турнир. Но если ресурса не было – опускались чуть пониже. Но клуб так или иначе жил. Почему? Потому что во многом все было построено на желании продвигать свою идею, свои принципы, пусть даже денег не всегда хватало. А идея наша заключалась в том, что даже в Беларуси не обязательно быть частью системы, подпевать государственной идеологии, чтобы делать какие-то прикольные вещи.

– С какими трудностями столкнулись при создании клуба?

– Самая большая трудность – неравные условия спонсорства. Это, по сути, то, что угробило весь спорт в Беларуси.

– Что значит неравные условия?

– В Беларуси есть перечень спортивных организаций, которые имеют право получать деньги из налога на недвижимость, а это, по сути, дополнительное государственное субсидирование. Попасть в этот список практически невозможно. То есть нельзя просто так создать клуб, прийти и сказать, что хочешь получать средства из налога на недвижимость. Этот список – для избранных. Как туда попадают организации, непонятно, все проходит абсолютно непрозрачно. Это была платформа лояльного системного спорта. В итоге кто-то оказывался в списке и априори получал деньги, ничего для этого не делая. А все остальные клубы, кто вне списка, должны искать средства из частных источников, конкурировать с «избранными».

Скажу сразу, что даже в то время, десять лет назад, Беларусь находилась в непростой экономической ситуации, и привлекать средства из частных источников было очень сложно, в том числе и нам. Частники с трудом отзывались на просьбы помочь. Я не говорю о 5-10 тысячах долларов – на таких деньгах серьезные команды не построить. При этом для большинства частников такие суммы в Беларуси являлись запредельными, никто не хотел расставаться с такими средствами. Почему? Да потому что в стране нет весомого частного капитала, многие частные организации просто выживают. Если частник и готов участвовать, то суммы контрактов никак не решают ситуацию.

Так что, повторюсь, мы изначально оказались в неравных условиях с клубами, которые были под господдержкой, попадали в этот «избранный» список. Однако мы, в отличие от многих, сумели выжить, сумели просуществовать десять лет. Находили все-таки частные средства, пусть и с трудом. Также выстраивали партнерские отношения в том числе и с государственными учреждениями.

А сколько примеров в Беларуси, когда на нашем месте оказывались другие клубы, и у руководителей в итоге опускались руки. Люди понимали, что даже если они будут находить какие-то частные деньги, даже если им будут помогать какие-то частные компании, все равно это не те деньги, которые позволят конкурировать с клубами, сидящими на госбюджете. Посмотри, например, на государственные клубы, такие как «Динамо» Минск, ФК «Минск» и так далее. Сколько там именно частных денег, той же рекламы? Не больше пяти процентов. Все остальное – это госбюджет, а, по сути, деньги налогоплательщиков. Обычные беларусы таким образом финансируют эти клубы.

– Должна ли существовать система поддержки клубов через земельный налог, если он зависит от государства и носит какой-то рандомный характер?

– Нет. Система спонсирования через земельный налог (или налог не недвижимость) является абсолютно неправильной, потому что она порождает различного рода коррупционные взаимосвязи, коррупционные схемы, реверсивные сделки и так далее. То есть эту систему использовать нельзя. Нужна новая. И ее, конечно, должны разрабатывать спортивные эксперты. Она должна быть прозрачной и более-менее подходящей именно под условия бизнеса. И в то же время создавать определенную равную конкуренцию для всех спортивных организаций, клубов и так далее.

– Как вам удалось привлечь спонсоров и найти деньги?

– Для этого понадобилось очень много времени и усилий. И тем не менее те деньги – это совершенно не тот уровень финансовой поддержки, которую можно получить, находясь в «избранном» списке. Мы выстраивали свой бюджет благодаря частной поддержке, и он [бюджет], если не ошибаюсь, не превышал 50 тысяч долларов в год. А что это за деньги? Зарплата нескольких футболистов в «Шахтере» за месяц, которые нигде, кроме Беларуси, и не играют.

– Сейчас привлекать деньги частников в беларусский спорт стало еще тяжелее?

– Оно было тяжело и раньше по причине того, что в Беларуси нет рекламного рынка. Частник для чего работает со спортом? Чтобы продвигать свой бренд в широкой аудитории. Спорт – это лучшая площадка для продвижения. Не зря же во всем мире с клубами, лигами и спортсменами бренды заключают сумасшедшие контракты. Это потом приносит огромную прибыль. Но прибыль будет в той стране, где есть рекламный рынок. Тут о Беларуси говорить не стоит. Рекламный рынок в нашей стране уничтожен. В стране реальных платежеспособных потребителей один миллион человек, да и то это те люди, которые стараются на всем экономить в нынешних экономических условиях… Какой смысл заниматься продвижением через спорт? Частнику выгоднее эти несколько тысяч долларов направить на SMM и таргет. Тогда будет конвертация продаж, это, скорее, принесет прибыль. А если отдавать, условные, 10 тысяч долларов на рекламу своего бренда через частный клуб, то, будем объективны, это будет выглядеть как меценатство. Никакой коммерческой отдачи там не будет.

– Но даже в таких условиях есть частные клубы, которые умеют находить финансовую поддержку не из госбюджета. Например, те же «Крумкачы» или в свое время «Витязь».

– Да, есть такие коллективы, но, как я говорил сначала, они находятся в неравных конкурентных условиях. Одному госклубу при административной поддержке достаточно написать 20 писем, разослать их предприятиям, провести две-три встречи и наполнить в итоге годовой бюджет. А теперь представь, сколько специалистам частного клуба необходимо проделать работы, сколько затратить усилий и времени, чтобы найти хотя бы 20 процентов от того, что госклубам выделяет бюджет. Ну, как в таких условиях «Крумкачы» сравняются с минским «Динамо»? В Беларуси все сделано так, что даже если в частном клубе выстроят фантастический маркетинг, будут шикарно вести соцсети, все равно ты и близко не будешь на равных с теми, кого дотирует государство.

– Что может сделать белорусский спорт привлекательным для спонсоров?

– Есть объективные законы спортивного маркетинга, ничего выдумывать не надо – все уже давно до нас придумали. Нет какого-то уникального беларусского пути. Просто нужно взять лучшие мировые практики, системы, маркетинговые стратегии п применять в Беларуси. Но главное условие для этого – открытая демократическая страна и рыночная экономика. Тогда можно брать устойчивые законы спортивного маркетинга и их применять. Потому что те принципы, по которым деградирует беларусский спорт, это антимаркетинг. Тут речь идет не о бизнес-модели, направленной на расширение финансовой базы, извлечение прибыли, а об осваивании государственного бюджета, причем так, чтобы, по сути дела, не отвечать ни на за что. О привлечении денег говорить не приходится.

– Как уровнять правила игры для частных и государственных спортивных структур?

– В сегодняшней ситуации, при нынешнем режиме, это сделать, мне кажется, вообще невозможно. Уравнивание в правах осуществимо только при изменении самой системы страны. Просто дело в том, что система выстроена так, чтобы не давать абсолютно всем равные условия существования и развития. Система выстроена под лояльный спорт, поддерживающий государственную идеологию и равняющийся на вертикаль. Это вообще не про спорт, а часть политики режима. После событий августа 2020-го все госклубы дружно подписались за режим. Посмотри списки подписантов провластного письма, и ты увидишь там всех получателей бюджетного финансирования.

При равной системе доступа к ресурсам будут появляться нелояльные режиму и вертикали спортивные структуры. «Витязь», например, был таковым, «Крумкачы» – тоже, по сути, нелояльный системе клуб. И вот чтобы такие структуры не мешали режиму, их изначально ставят в неравные условия с клубами с господдержкой. Так что без изменения политического строя, общественных взаимоотношений, на равные условия рассчитывать не стоит.

Уверен, только после падения режима, после выстраивания новой спортивной системы в Беларуси выровняются условия, люди вернутся на трибуны и инвесторы будут вкладываться в клубы.

– Какие стимулы государство может предложить бизнесу для инвестирования в спорт? Возможно, в других странах есть примеры, которые вас привлекают?

– В разных странах опыт разный, но принцип один – определенное льготирование для бизнеса, который оказывает спонсорскую поддержку спортивным организациям. Это могут быть определенные льготы для игрового, для букмекерского бизнеса, для какого-то перечня крупных производств и так далее. То есть любой инвестор, заходящий, например, на рынок новой Беларуси (мы говорим о международной компании), должен сталкиваться с такими условиями, при которых компания будет заинтересована сразу же выстраивать сотрудничество со спортивными клубами, организациями. И эта компания должна понимать, что при таком сотрудничестве получит как имиджевые дивиденды, так и определенный уровень налоговых льгот. Но все это должно быть в разумном пределе.

Повторюсь, ключевой момент – не в системе льготирования, не в системе стимулирования для спонсоров. Главный момент – это равная доступность и равные условия для всех участников спортивного сообщества. Не должно быть тех, у кого есть какие-то привилегии за счет того, что они имеют государственную форму собственности, и всех остальных, которые этих привилегий не имеют.

– Государственное финансирование должно присутствовать в спорте или нет?

– Конечно, оно может присутствовать на определенном уровне. Например, поддержка детско-юношеских школ. Это нормальный пример государственного финансирования. Но даже в таком случае задам логичный вопрос: а откуда и на это государство в дальнейшем будет брать деньги, когда Беларусь находится в глобальной экономической блокаде? Беларусь – это стремительно нищающая страна. А что уж говорить о частниках? Никто в бесперспективный спорт не захочет вкладывать свои деньги в нынешней ситуации.

– Давай возьмем гандбол. Например, государство хочет выделить на развитие этого вида спорта, условно говоря, миллион долларов. Куда должны в первую очередь пойти эти деньги?

– Все зависит от того, куда изначально направляется этот миллион долларов – в федерацию, в ДЮСШ или клубы.

Я бы направил эти деньги на создание условий для привлечения дальнейших инвестиций. Раздавать миллион долларов клубам было бы неправильно, лучше – отдать их лиге, директорату. И лига организует качественный чемпионат, соревновательный уровень, картинку, маркетинг соревнований. То есть сделает за эти деньги все, чтобы турнир был привлекательным как для спортсменов, так и для зрителей - соответственно, и для инвесторов. Так, к слову, делается в США.

Там спортивные лиги – это отдельные юридические организации, с бюджетом, и они распределяют деньги для того, чтобы развивать вид спорта и делать его привлекательным. Часть денег в равных долях распределяется между клубами, чтобы создавать между ними равную конкуренцию. Так нужно делать и в Беларуси, если мы говорим, условно, о том самом миллионе долларов, которые в нашей ситуации выделило бы государство.

Эти деньги не должны быть просто проедены. К такой поддержке нужно относиться в первую очередь как к инвестициям для дальнейшего развития, которое позволит в будущем привлекать еще больше денег не из госбюджета. А если дать деньги, чтобы клубы их переварили, раздали на зарплаты и на что-то еще, то ничего хорошего из этого не получится.

Помните, как в беларусском футболе хотели создать Профессиональную лигу? Это как раз из той истории, когда люди хотели создать централизованную структуру, с бюджетом, и деньги выделялись бы в равных долях клубам, создавая конкуренцию. Не было бы одного-двух доминирующих клубов. Часть денег уходила бы на развитие лиги, на улучшение футбольной инфраструктуры, маркетинга, картинки. Когда это было бы сделано, когда команды проводили бы непредсказуемые матчи, это привлекало бы широкую аудиторию. Что последовало бы за этим? Шли бы инвесторы, компании, готовые вкладывать свои средства, рекламировать бренд через Профессиональную лигу. А все потому, что есть все условия для этой рекламы и, главное, есть аудитория.

По сути, администрация лиги, вложив на первом этапе энное количество средств, в дальнейшем получала бы дополнительное финансирование. Лига становилась бы сильнее, повышались бы призовые, начали бы приезжать крутые игроки. И, реально, соревнование взошло бы на топ-уровень. Но нынешнему режиму это не нужно, так как это влечет создания независимого сектора.

Профессиональная команда может иметь систему стимулирования через лигу: заняли какое-то высокое место – дали одни деньги. Провалились – совсем другие. Если не умеете находить деньги самостоятельно, получайте столько, сколько заслужили. Но, повторюсь, на ранних этапах формирования спортивной системы все должны быть в равных условиях.

Вложения из госбюджета я бы все-таки рассматривал в ключе поддержания дублей, молодежных команд, ДЮСШ. Потому что зачастую на них руководители клубов забивают. Плюс модернизация инфраструктуры, создание привлекательной телевизионной картинки для аудитории. Но и тут деньги должны выделяться при определенных условиях. Например, коллективы обязаны пройти лицензирование, тренеры должны иметь соответствующие категории, команды – проводить энное количество матчей на республиканском уровне, обязательно на международном. Это так, навскидку.

Если мы говорим об идеальной спортивной системе, то, мне кажется, на первых этапах государство должно обеспечивать спорт в достаточно равных пропорциях. Но дальше, спустя какое-то время, руководство клуба должно искать средства заработка, привлекать деньги, чтобы составлять конкуренцию другим командам. Каким образом искать эти деньги – другой вопрос, все зависит от руководителей, работы маркетинга, специалистов. Но, повторюсь, на старте всем нужно создать равные условия.

Могу точно сказать, что в государственном финансировании ничего плохого нет. Вопрос лишь в том, как и кем оно используется. На многие процессы влияют не столько финансовые ресурсы, сколько имидж страны. Беларуси как государству придется еще долго восстанавливать свой имидж на международной арене, прежде чем сюда поедут инвесторы, спортивные специалисты, игроки высокого уровня.

Но это мы рассуждаем только о той Беларуси, в которой изменена социально-политическая модель, идет развитие экономики, есть предпринимательский бум и есть деловой оптимизм у людей. У беларусов появятся деньги, они начнут интересоваться спортом, вкладывать в него, тратиться на развлечения. А сейчас, в нынешней Беларуси, когда люди в первую очередь интересуются тем, как выжить, а не развлечься, им на спорт наплевать по большому счету.

– Допустим, что строится новая Беларусь, выстраивается новая экономическая модель. В таком случае частникам тоже будет не до спорта – они будут учиться жить по-новому. Что делать в таком случае?

– Во-первых, спонсорами могут выступать не только беларусские бренды. Это могут быть и иностранные компании, которые захотят зайти на новый беларусский рынок, инвестировать в спорт энные ресурсы, чтобы продвигать себя на этом. Но, повторюсь, это мы говорим о новой Беларуси, где будут более понятные правила игры, когда будет стабильное законодательство. А сейчас, объективно, нет четких и равных правил игры. Никакой серьезный инвестор в Беларусь с непонятным инвестиционным климатом и санкциями не пойдет.

– В целом, рынок заработной платы в беларусском спорте адекватен на данный момент? В том же гандболе, например.

– Если не брать какие-то исключения, например, футбольный «Шахтер», минское хоккейное «Динамо», то, считаю, зарплаты соразмерны уровню чемпионатов, уровню игроков. Даже близко нет заоблачных зарплат. Единственное, для профессионального спортсмена, век которого недолог, это невысокие зарплаты. А так, повторюсь, если брать уровень развития спорта, то, мне кажется, все соразмерно.

– И представим такую ситуацию. Если в нынешней Беларуси спорт поставить на частные рельсы, чтобы те же футбольные клубы сами искали спонсоров, в таком случае спорт выживет?

– Думаю, нет, без шансов. Убери господдержку – все рухнет. Таковы экономические и общественные реалии. Какой смысл частнику вкладываться в условный могилевский «Днепр»? Какой смысл вкладываться в коллектив, который никому не интересен? И это касается всего спорта Беларуси. Когда нет общественного запроса, какой смысл тратить деньги?

– Тогда делаем вывод: госфинансирование спорта сохранять нужно, но необходимо в корне поменять всю систему выделения средств.

– Да, нужно оптимизировать систему финансирования, уравнивать правила игры, избавляться от авторитаризма, деления на «лояльных» и «внесистемных». Тогда спорт будет развиваться дальше. Плюс нужно делать спорт более привлекательным для общественности. Как я уже сказал, те же частники будут вкладывать средства в то, что интересно людям. А если мы будем двигаться по существующей линии, то ни к чему это не приведет. Мы будем наблюдать дальнейшее скатывание в болото, маргинализацию спортсменов, падение спортивного мастерства. По моим прогнозам, через годика два жизни в таком ритме, как сейчас – и откачать спорт будет крайне сложно.

Фото: из личного архива Александра Опейкина

Другие посты блога