Бассейнов хватает, но тренеры и атлеты – как обслуга для Минспорта. Что мешает плаванию в Беларуси выдавать больше талантов уровня Шкурдай и Герасимени

Мнение специалистки, у которой получилось.

Авторbytribuna com
10 декабря, 05:00
0
Бассейнов хватает, но тренеры и атлеты – как обслуга для Минспорта. Что мешает плаванию в Беларуси выдавать больше талантов уровня Шкурдай и Герасимени

12 лет Ольга Ясенович работала в Беларуси, и благодаря ей в нашем плавании засияла Анастасия Шкурдай, которая еще до своего совершеннолетия успела установить несколько мировых рекордов по юниорам, стать призером и чемпионкой Европы. В прошлом году беларуска пробилась в финал Олимпийских игр.

Однако Шкурдай и Ясенович приостановили сотрудничество – Ольга уехала в США, где вот уже два месяца работает в плавательном клубе в штате Колорадо. В интервью телеграм-каналу «О, спорт! Ты – мир!» тренер рассказала, какие заметила отличия в подходах к работе в Беларуси и США, а также объяснила, в чем главные проблемы отечественного плавания, мешающие растить новых звезд уровня Шкурдай и Герасимени.

Из-за санкций потеряем топов, война в Украине – боль, Герасименя – пример. Почему тренер лучшей пловчихи Беларуси уехала в США и советует подопечной сделать то же самое

– Вы уже больше двух месяцев в США. Чем сейчас занимаетесь?

– Совершенствую английский язык, чтобы меня лучше понимали. Приступила к работе в клубе Colorado Stars. Мне очень повезло, потому что сотрудничаю с тренером Тоддом Шмитцем, который имеет опыт работы на Олимпиадах - одна из его учениц достаточно успешно выступала за сборную США. Это Мелисса Франклин – пятикратная олимпийская чемпионка, 11-кратная чемпионка мира. Была очень рада попасть в эту команду – когда начала общаться с Тоддом, поняла, что многое смогу почерпнуть. И, надо сказать, не ошиблась. Очень интересно узнавать его путь как тренера, его опыт работы с Мелиссой. Да и в принципе интересно сотрудничать с Тоддом, потому что он дает понять, как работает клубная система в США.

– Что вы выполняете в команде?

– У нас есть главный тренер, его помощник, а я выступаю в роли третьего тренера. С нами работает еще действующий спортсмен Олсен-Ставракас, который как раз сейчас выступает в чемпионате США.

– Уже заметили различия в подходах к тренировкам в США и Беларуси?

– В первую очередь хочу вот что сказать. В Америке множество клубов, в которых занимаются спортсмены в разных городах и штатах. При этом клубами часто владеют сами тренеры. Но есть и клубы, которыми в буквальном смысле владеют родители спортсменов. По сути, частные клубы, за содержание которых отвечают именно родители. Есть клубы, владельцами которых являются бизнесмены, и они развивают не только плавание, но и в одном здании находятся все условия для того, чтобы заниматься баскетболом, теннисом или другими видами спорта. В Колорадо, например, есть такие клубы.

Я сейчас работаю в клубе, где нет своего бассейна. Мы арендуем в буквальном смысле школьные бассейны, что усложняет жизнь. Приходится иногда подстраиваться под расписание школы, как-то корректировать тренировочный процесс.

– А вообще в Колорадо много плавательных клубов?

– Кстати, здесь есть специальное приложение, где можно ввести свой адрес и выбрать диапазон (например, в радиусе 10 миль). Я сегодня посчитала: в радиусе 10 миль вокруг меня расположены 24 плавательных клуба. Представляете? Уровень конкуренции здесь огромный. И тренеры понимают, что если родителям что-то не понравится, они быстро поменяют клуб. Не устраивает отношение специалистов, расписание или что-то еще – можно пойти в другой клуб. Сделать это очень легко. Соответственно, если ты владеешь клубом, то не можешь позволить своим подчиненным, тренерам работать плохо. Каждый хочет, чтобы у него занималось как можно больше спортсменов.

Когда я искала тут работу, ходила по разным клубам и видела разные подходы к тренировочному процессу. Некоторые ничем не отличаются от того, что есть в Беларуси. Есть люди, которые очень хорошо выполняют свою работу, а есть те, кто, скажем так, не слишком старается. К слову, тут же заработная плата в клубе идет почасовая – от 13 до 70-80 долларов. В основном в клубах, особенно тех, где развивают разные виды спорта, тренеры получают немного – по 15-20 долларов в час. Для Америки это совсем небольшие деньги, поэтому и тренируют те, для кого данная работа – больше дополнительный заработок. Люди приходят три раза в неделю подработать, при этом у них есть основное место работы. Что интересно, тренер получит 15-20 долларов за час работы со спортсменами, а занимающиеся за занятие платят по 40-50 долларов в час. Вопросов в этом плане очень много :).

– Вы говорите, что методы работы некоторых тренеров не отличаются от тех, что наблюдали в Беларуси. Что имеете в виду?

– Скажем так, работают без особо рвения. И это, как я уже определила, вообще не зависит от страны, от выстроенной системы. Это все в первую очередь зависит от конкретных людей. Например, есть те, кто приходит на занятие и все время будет сидеть на стуле, ни разу не встав. А есть те, кто почти час будет ходить по бортику, активно участвовать в тренировочном процессе. Так что в США тоже есть специалисты, которые, грубо говоря, приходят, чтобы посидеть на стуле, те, кто не очень компетентно выполняют свои обязанности. Или, на мой взгляд, неправильно обучать детей плаванию. В общем, многое зависит не от страны, в которой живет тренер, а от его желания развивать спортсмена и развиваться самому.

Если вернуться к клубу, где я работаю, то могу однозначно сказать, что тут люди - фанаты своего дела. Очень много черпаю от коллег, от коммуникации со спортсменами. Главное отличие от работы в Беларуси в том, что тут тренеры очень много разговаривают с атлетами. Да, в Беларуси такие специалисты тоже есть, но беларусам у американцев есть чему поучиться. Чтобы вы понимали, в США в порядке вещей, когда спортсмен приходит и до тренировки просто о жизни разговаривает с тренером. По душам, о бытовых вещах. Более того, в психологическом плане это как-то раскрепощает спортсменов, тренировки проходят максимально комфортно, что сказывается и на результатах.

– Спортсменов какого возраста вы тренируете?

– Когда только устраивалась в клуб, главный тренер меня прямо спросил, с пловцами какого возраста я хочу работать. И я сама попросила, чтобы мне дали детей плюс/минус 10 лет. По-моему, это самый важный подростковый период, когда многие дети хотят учиться, все впитывают, им все интересно. Плюс я понимаю, что если тренировать детей постарше, то нужно хорошо разговаривать на английском. Что-то по плаванию объяснить, какие-то техническое моменты я могу без проблем, но если общаться на более глобальные темы, затрагивать психологию спортсмена, то чувствую себя недостаточно комфортно. Не тот у меня словарный запас. В том числе поэтому не пошла работать с подростками.

В общем, изначально сконцентрировалась на работе с детьми 10 лет, но со временем уже стала чувствовать себя более уверенно, и порой помогаю на тренировках группам разных возрастов. Понимаю, что особых проблем не испытываю.

– Но вам все же больше нравится работать с 10-летками?

– Конечно, потому что это чистый лист и обучение, то, что я люблю :). Ты вкладываешь свое, никого не надо переучивать, что-то исправлять. Да, очень классно работать со спортсменами высокого уровня, когда ты с ними на одной волне. Но не менее здорово работать с детьми, которых ты сам можешь формировать. Получаю огромное удовольствие, тренируя 10-летних.

– Как чувствуете себя в финансовом плане, работая в клубе?

– Вероятнее всего, в январе буду менять место работы, потому что у меня появилось более выгодное и интересное предложение в плане финансов и перспективы работы как тренера. Буквально пару дней назад сказала об этом в клубе, но более детальный разговор по этому поводу мне еще предстоит, потому что Тодд уехал на чемпионат Америки. Понимаю, что он заинтересован, чтобы я осталась, он доволен моей работой, но я не знаю, что они мне готовы предложить в плане зарплаты.

– А на каких условиях вы сейчас работаете?

– Чтобы вы понимали, когда я приехала в США, финансовый вопрос меня не очень интересовал, по крайней мере не стоял на первом месте. Я очень хотела влиться в плавание в Америке, а по финансам особо не переживала, потому что в Колорадо живет моя сестра, и вот она мне во многом помогала на первых порах. Более того, сейчас в клубе я работаю по полдня, соответственно, и зарплата не самая высокая. О цифрах, пожалуй, даже говорить не стоит :).

Сейчас уже финансовый вопрос стал более важным, мне самой хочется быть в этом плане независимой. Соответственно, рассматриваю варианты трудоустройства, где смогу нормально зарабатывать.

Кстати, как-то на своей странице в Instagram я проводила опрос, сколько должен в Америке зарабатывать тренер по плаванию и вообще тренер – уважаемая ли это профессия. Были разные варианты и ответы, но, считаю, тренер, в какой бы стране он ни работал, это человек, труд которого нужно максимально уважать и ценить. Почему? Тренер – это человек, которому родители, по сути, доверяют своих детей, отдают в чужие руки. И тренер за время занятия оказывает влияние на ребенка не только в спортивном плане, но и в человеческом. Так что тренер – это однозначно уважаемая профессия. Другой момент – насколько она оплачиваемая. В США все зависит от штата, от клуба, от каких-то других факторов. Как я уже сказал, тут тренер может получать и 13 долларов в час, а если ты достаточно квалифицированный специалист, желающий развиваться, то заработки могут быть очень большие. Например, знаю специалистов, которые мало того, что проводят недешевые тренировки, то еще устраивают мастер-классы, где могут брать со спортсмена по 300 долларов. Но, опять же, это тренеры, которые воспитали олимпийских призеров.

В общем, зарабатывать можно – было бы желание. К вопросу моего заработка, как я себя чувствую в финансовом плане, можно вернуться через год. Для понимания, чтобы начать нормально зарабатывать в Беларуси, мне понадобилось 10 лет. С ужасом вспоминаю начало тренерской карьеры в Беларуси – там были совсем маленькие деньги :). Ну а здесь, в США, перспективы более радужные.

– Вы говорите, что тренер – это уважаемая профессия. Если честно, в Беларуси вы чувствовали себя уважаемым специалистом?

– Когда работала в плавательном центре в Бресте, было такое ощущение. Ко мне прислушивались, моим мнением интересовались. Более того, могу сказать, что у меня там был очень хороший руководитель – Юрий Романович Кучерук. К сожалению, он уже не занимает свою должность. Этот человек сам был спортсменом, играл в волейбол, и у нас с ним была одна цель – достижение высокого результата именно в спорте. Не просто коммерческая деятельность, бизнес, а сделать центр известным благодаря тому, что в нем воспитываются спортсмены высокого уровня. Так что благодаря Кучеруку работа тренера в брестском центре была уважаемой. Я чувствовала себя максимально комфортно.

Когда наши спортсмены привозили медали с чемпионатом мира или Европы, после каждого такого раза Кучеруку хотелось, чтобы о результатах знали все, чтобы это оценивалось по достоинству. Во-первых, тренеров благодарили материально, а, во-вторых, проводились мероприятия, на которые приглашались работники центра, известные спортсмены, и в такой обстановке отмечались те, кто принес очередные награды. Такое отношение очень ценно.

В Беларуси такое проводится далеко не везде. В том же Минске ничего такого нет. Это я знаю по общению с коллегами, даже Саша Герасименя такое рассказывала, когда брала медали на топ-турнирах.

Могу сказать, что в свое время мне предлагали переехать в Минск и работать там, но я отказалась, потому что не была уверена, что встречу там такого же заинтересованного руководителя, какой у меня был в Бресте. Всегда нужна команда, которая поддерживает и дает желание развиваться.

– Коллеги в Бресте признавали вашу значимость?

– Провокационный вопрос :). Понимаете, работая в Беларуси (возможно, я столкнусь еще с этим и в США), часто слышала такое слово, как повезло. Мол, ей повезло взять ту и ту медаль, повезло достигнуть таких-то вершин. К сожалению, в беларусском спорте многое списывается на везение. Если человек достиг чего-то, значит, ему непременно повезло. Если не получилось – значит, не повезло. Такие рассуждения встречаются везде, в том числе среди коллег. И никто не хочет понимать, что на самом деле человек сделал для достижения цели, почему у него получилось. В Беларуси мало кто хочет задаваться таким вопросом и вникать в суть. Даже помню, как в отношении Герасимени говорили, что ей и тренеру повезло. Вот, мол, попалась специалисту такая «золотая рыбка». Или тренеру Ильи Шимановича повезло, раз ей достался такой спортсмен. Вот на самом деле, очень многие в беларусском спорте достижения списывают на один фактор – везение. Поэтому никто не хочет учиться у коллег, считая, что это ж просто везение.

Мне бы никого из коллег не хотелось обижать, но были те, кто реально понимал, какие усилия нужно было приложить для завоевания той или иной медали, а были и те, кто списывал всё на везение. Были коллеги, которые хотели учиться, они разговаривали в том числе со мной, что-то узнавали у меня. Были те, кто всегда считал, что и так в своем деле разбирается, поэтому можно и не учиться.

Я вам еще один пример показательный приведу. Мне в Instagram в свое время часто писали коллеги, интересовались каким-то нюансами по плаванию, по работе тренеров. И меня всегда удивляло, что писали в основном из-за границы, а спортсменов и тренеров из Беларуси было очень мало. Из нашего центра – так вообще мизер. Возможно, это связано с тем, что они и так видели, как я работала. Но четкого ответа, почему все именно так, у меня нет. Можно только предполагать… Да, в Беларуси есть тренеры, которые и подходили ко мне, и интересовались чем-то, и даже благодарили, но их не очень много, к сожалению.

– Почему?

– Как уже сказала, большое количество людей считает, что достигнутые вершины – это просто везение. Дай Бог, чтобы я ошибалась.

– И эти люди ждут, что им и их подопечным в какой-то момент тоже повезет, не понимая, какие усилия нужно прилагать?

– Кто-то реально надеется на удачу, а кто-то думает, что если не победил где-то, значит, это просто не повезло. А о том, что на самом деле нужно сделать, чтобы взять вершину, мало кто задумывается.

Да, все тренеры работают, приходят на занятия, но вот понимание качества работы у людей разное. Кто-то может прийти и сидеть на стуле час, а кто-то может быть вовлечен в тренировочный процесс. Как и в США, об этом я уже говорила. Но, с другой стороны, даже у сидящих тренеров бывают качественные спортсмены. Тут вопрос в методах работы в целом, в подходах к тренировкам и атлетам.

– Стремятся ли тренеры в Беларуси к саморазвитию?

– В принципе, это нормально, когда человек приходит на работу с простым желанием обучить детей плаванию. Не более того. Кто-то приходит, чтобы просто зарабатывать деньги. Категорий тренеров очень много, и это нормально. Единственное, людей, которые действительно любят вид спора, хотят в нем развиваться, достигать результата, учатся для этого и саморазвиваются, – вот таких людей в Беларуси очень мало. Почему? А это идет, мне кажется, еще с советских времен. Сложился стереотип, что главное – это высшее образование. Не важно, где ты будешь работать потом, главное – это диплом о высшем образовании. И на этом можно остановиться. В Беларуси такое развито. Окончил вуз – этого хватит. И это очень неправильно.

– Зависит ли желание тренера развиваться от его возраста? Грубо говоря, нет ли такого, что чем старше тренер, тем он меньше хочет учиться?

– Думаю, такой зависимости нет. Со мной общаются, ко мне на мастер-классы привозили подопечных и достаточно взрослые тренеры, и молодые. Так что не могу сказать, что возраст как-то влияет на желание учиться. Больше, наверное, влияют социальное положение и наличие времени. Ведь, объективно, чтобы развиваться, нужно время, а его не всегда хватает. Например, у вас есть семья, дети, нужно им уделять внимание. Поэтому многие просто забивают на саморазвитие, потому что просто не находят на это время.

Хотя есть и обратные примеры: у людей семьи, дети, колоссальная занятость, но они все равно находят возможности саморазвиваться. И мне бы очень хотелось пообщаться с такими тренерами :). Просто в чем еще причина? В Беларуси в большинстве случаев тренеры по плаванию – это женщины. А у нас так сложилось, что семейные вопросы, воспитание детей зачастую лежат именно на женщинах. И вот как успеть заниматься и семьей, и своим развитием? Это практически нереально.

– Давайте представим, что в Беларуси решили организовать мастер-классы, курсы с самыми топовыми тренерами мира. Посещение – бесплатное, по желанию, в удобное время. Скажите, сколько, по-вашему, тренеров по плаванию пойдет на эти курсы?

– Когда у Беларусской федерации плавания были еще хорошие отношения с FINA, международная федерация выделяла деньги на проведение образовательных мероприятий. В том же Минске раз в год проводился тренерский семинар. Туда приглашались действующие тренеры в качестве спикеров. Например, я тоже ездила, делилась опытом. Просто не могла себе позволить отказаться, потому что сама вспоминаю себя: полезно общаться с коллегами и задавать вопросы. И людей на семинарах было достаточно много. Помню, как после моего выступления подходили молодые люди, задавали вопросы, благодарили. Делаю вывод, что у нас есть специалисты, которые хотят общаться, развиваться и так далее. Не знаю, насколько хватит их энтузиазма, но в определенный момент они все же хотят вникать во что-то новое.

Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу, могу сказать, что если организовать мастер-классы и курсы с топовыми тренерами, то на эти мероприятия придут люди. Сколько точно, не скажу, но если пригласят топовых тренеров в качестве спикеров, то желающие их послушать найдутся.

– Не все потеряно, получается.

– Однозначно, не все потеряно. Есть все-таки тренеры, которые хотят развиваться.

– Сейчас проводятся какие-то курсы и мастер-классы для тренеров по плаванию в Беларуси?

– В Минск есть Высшая школа тренера. И я там училась, но мне сложно сказать, что за время обучения узнала что-то, чего не знала ранее. Возможно, начинающие специалисты там бы и узнали что-то новое для себя, но проблема в том, что в ВШТ молодой тренер не попадет, туда могут пойти только тренеры с категорией. А они и так уже много знают. Плюс очень мало внимания уделяется конкретным программа и нюансам: как выстраивать работу со спортсменом в рамках такого-то микроцикла, например, как распределять нагрузку в недельном периоде.

Также [в ВШТ] не хватает передачи практического опыта от высококлассных специалистов. Не знаю, по каким причинам, но, к сожалению, в нашем плавании не удается привлечь тренеров с многолетним опытом работы с крутыми атлетами, чтобы они обучали коллег. Очевидная проблема в том, что в Беларуси, по крайней мере в плавании, слишком узкий круг людей, читающих все эти лекции.

– Как часто проходят курсы в Высшей школе тренеров?

– Раз в год идет набор по нескольким видам спорта, специалисты проходят обучение в течение двух лет. Когда я училась, была пандемия, поэтому у нас часть занятий проходила заочно. Можно было и учиться, и успевать работать со спортсменами. Ну а если по классике: определяются даты обучения, сессий, и тренеры заняты конкретно учебой.

– Два года в ВШТ – этого достаточно?

– Скажу так: хорошо, что это в принципе есть и что-то пытаются делать. Когда я начинала работать тренером, ВШТ еще не существовало, и мне, наверное, этого не хватало. Поэтому у меня желание одно: чтобы такие образовательные процессы были доступны для большего количества специалистов, а не приглашались туда лишь тренеры, уже имеющие категории. Начинающим специалистам будет полезно там поучиться.

А так – замкнутый круг. Если тренер работает в частном клубе, он не может получить категорию. А без категории поступить в высшую школу тренеров невозможно. Ну, и как быть в такой ситуации? Так что что-то проводится, что-то есть, но, повторюсь, хотелось бы, чтобы это было более доступно. В США, например, все устроено намного проще. Есть желание и возможности – будешь учиться, будешь проходить какие-то курсы. Для этого созданы все условия. По итогу получишь соответствующий сертификат.

– Можно ли сказать в таком случае, что для того, чтобы реально совершенствовать свои навыки, развиваться, беларусским тренерам нужно ездить за границу?

– Однозначно, нужно выезжать. В качестве примера – Сергей Вайцеховский, заслуженный тренер СССР по плаванию. К слову, одно из моих любимых его высказываний - его жизненное кредо: «В нашей жизни сдавшихся всегда больше, чем проигравших».

Так вот, Вайцеховский начал работать со сборной Советского Союза в 1972 году, почти год подбирал коллектив единомышленников. И нужно сказать, что при этом специалисте раскрылось потом много спортсменов. Например, в 1976 году на Олимпиаде в Монреале советские пловцы взяли 10 медалей (золото, три серебра и шесть бронзовых наград). Вы спросите, в чем успех работы Вайцеховского? А он вместе с другими тренерами сразу после того, как заступил на должность, поехал учиться на месяц в Австралию, потом в США. С ведущими тренерами этих стран были достигнуты договоренности о проведении совместных сборов. То есть шел активный обмен опытом.

Поэтому, однозначно, нужно ездить за границу и узнавать что-то новое, общаться с коллегами за рубежом. Эффективность этого доказана уже давно. Сейчас обмен опытом проходит по всему миру. В Европу приглашаются американские специалисты, европейские едут в США. А если крутиться только среди своих соотечественников, своих коллег, ничего хорошего это не принесет. Нужно учиться у зарубежных коллег и, конечно, читать много иностранной литературы.

– К слову, какую книгу вы бы посоветовали? Может, есть книга, которая перевернула ваше представление о тренерстве?

– Когда я начинала работать, мне попалась книга Майкла Брукса Developing Swimmers. И с ней связана интересная история. Как-то я познакомилась с одним человеком, Дмитрием Прибышем – его сын соревновался с моими спортсменами. Потом Дмитрий привозил сына ко мне еще и на тренировочные сборы. Так вот, показала им книгу Брукса. А потом узнала, что группа людей, в том числе знакомых Дмитрия, перевела эту книгу на русский язык. Называется она «Подготовка юных пловцов». Однозначно советую ее тем, кто хочет заниматься тренерством в плавании. Да, нельзя все брать под копирку, нужно читать и подстраивать советы под свои обстоятельства, но все равно очень советую ее изучить. Еще есть книга Championships Swim Training. В ней рассмотрены примеры тренировочных занятий, подача нагрузок в те или иные периоды.

Ну и я бы сказала, что на русском языке очень мало качественной литературы. Что-то переводят, но получается не очень хорошо. Так что лучше читать в оригинале, на английском. Это в свое время сподвигло меня изучать английский язык.

***

– Давайте поговорим о плавательной инфраструктуре Беларуси. На каком она уровне?

– Может быть, вас удивлю, но она в нашей стране на достаточно хорошем уровне. В Беларуси хватает построенных государством бассейнов, есть возможности заниматься. Существуют хорошие центры в Бресте, Могилеве. Мы ждем, когда в Минске появится Центр для подготовки национальной команды (это бассейн, который строят китайцы). Мне кажется, что такие центры есть вообще во всех странах, но только не в Беларуси. Очень хочется верить, что в ближайшем будущем это будет исправлено. Это будет реально круто! У национальной сборной будет свой бассейн, в центре будут работать действительно качественные и умные специалисты.

– Количество бассейнов влияет на результат?

– Точно можно сказать, что отчасти влияет. Чем больше бассейнов, тем больше занимающихся. Соответственно, конкуренция будет выше. И выбрать спортсменов, с которыми можно идти к высоким целям, возможно из большего количества людей. Так что, однозначно, если мы хотим развивать вид спорта, то мест, где будут заниматься будущие чемпионы, должно быть много. И тем не менее количество бассейнов – это не основополагающий фактор успеха. Не менее важно – компетентность тренеров, специалистов в виде спорта, финансовая подпитка. В общем, хватает других факторов, которые влияют на конечный результат.

– Можно ли воспитать чемпиона в не самом лучшем бассейне?

– То, о чем мы говорили выше. В той же Америке люди тренируются и в школьных бассейнах. Глядя на все это, я четко поняла, что главную роль в достижении успеха играют не условия для занятий. Если у вас есть условия, но нет грамотного тренера, желающего вместе с вами достигать результата, то даже в самом шикарном бассейне ничего вы не достигнете. Да, воспитать олимпийского чемпиона в не самых лучших условиях невозможно, однако начало его спортивного пути может пройти вообще без условий. Главное – специалисты рядом.

***

– С кем из топовых спортсменов вам хотелось бы поработать и почему?

– Вы знаете, я на самом деле счастливый человек, потому что последние несколько лет работала с самыми топовыми спортсменами. Может, не напрямую, не непосредственно с ними, но трудилась в клубе Energy Standart, который базировался в Турции. И там работали одни из лучших тренеров мира, топовые спортсмены. Тем не менее скажу, что мне бы не хотелось сейчас работать с какими-то звездами. Больше интересно растить спортсменов самой.

– Скажите, а чего не хватает беларусскому плаванию, чтобы такие спортсмены, как Герасименя, Шкурдай, Шиманович, появлялись не раз в 5-10 лет, а гораздо чаще?

– Когда уезжала из Беларуси, общалась на эту тему со многими людьми. Мне было интересно, почему же условия для плавания, которые созданы в Беларуси, не работают, не дают желаемого результата. По крайней мере не в той мере, как хотелось бы. Так вот я пришла к одному выводу. Для того, чтобы в Беларуси как можно чаще появлялись спортсмены, которые будут не просто плыть в финалах Олимпийских игр, а претендовать на медали, нужно в беларусское плавание приглашать на роль главных тренеров сборной специалистов, имеющих колоссальный опыт работы с топовыми атлетами, тех тренеров, которые знают, как построить команду, выстроить весь тренировочный процесс. Так делали в свое время в Австралии, Канаде, Японии, Китае. Для улучшения результата приглашались топовые специалисты или на роль главного тренера, или на роль консультанта. Да, для этого нужны деньги, и немалые. Но все возможно. Бывало, что эти специалисты ставили свои условия, на них соглашались – и результат не заставлял себя ждать.

Только проблема Беларуси в чем? На роль того же консультанта в сборной шли не те, кого можно было пригласить, а те, кто просто соглашался. Глобальных изменений при таком подходе не получится. Плюс нужно менять кардинальным образом структуру федерации, там должны работать люди, которые хотят достичь результата. Плюс не стоит забывать, что спорт – это отражение в том числе состояния экономики страны. Сложно говорить, что если в нынешних условиях приедет топовый тренер, он моментально все поменяет. Нужно проводить все-таки глобальные перемены, и не только в спорте.

Еще проблема беларусского спорта в том, что у нас тренер и спортсмен для федераций и министерства спорта – это как обслуга. Нужно поменять подход к таким людям, повернуться к ним лицом, не превозносить себя выше тренеров и атлетов. Не просто построить бассейн и сказать, что вот, мол, мы дали вам условия – добывайте результат. Поинтересуйтесь, что, может быть, помимо бассейна не хватает тренерам и спортсменам.

Когда нет результата, то, однозначно, саму структуру, систему или людей, которые ею руководят, нужно менять. Но все это, а также создание идеальных условий для роста звезд, нужно было делать не сегодня, а еще вчера.

Проблема в том, что в Беларуси людям из системы, может, и нужен результат, только они не совсем до конца понимают, что для этого нужно сделать. Или просто не хотят понимать. Работа чиновников не в том, чтобы определить, на какой сбор поехать тренеру или спортсмену, а на какой не поехать. Работа чиновников куда шире - она заключена в первую очередь в общении с людьми. Нужно контактировать 24/7 с тренерами, со спортсменами, не только их слушать, но и слышать. Помогать им в том, в чем они нуждаются. Тогда, думаю, мы добьемся нужного результата.

– Кстати, а насколько сегодня популярно плавание в Беларуси в принципе?

– Оно больше популярно как такой метод оздоровления, как хобби. Как спорт – не очень популярно. Слава Богу, в последние пару лет вид спорта начали транслировать по телевидению, но мне интересно, кто смотрит трансляцию чемпионата Беларуси помимо тех, кто занимается плаванием. Мне, например, смотреть то, что показывают в Беларуси, не очень интересно. Качество картинки оставляет желать лучшего.

Так вот, мне бы хотелось, чтобы об этих вещах, о которых мы говорим в конце интервью, подумали люди, которые как раз и должны отвечать за развитие плавания в Беларуси, те люди, которые занимают руководящие должности. Не обсуждайте эти вопросы между собой, сидя в кабинетах. Хочется, чтобы были люди с действительно большим желанием что-то поменять в виде спорта, что-то улучшить. К сожалению, за 12 лет, что я проработала в Беларуси, желания что-то развить и улучшить со стороны руководителей я не увидела. Появилась Шкурдай? Ну что, снова традиционное «повезло». А как сделать так, чтобы таких Насть было больше? Об этом, к сожалению, никто не думает.

Фото: из личного архива Ольги Ясенович

Другие посты блога