«Людоедов» нет, флагманы деградировали, говорить про войну и плохо про Баскова – страшно. Узнали, как живет беларусский хоккей

«Многим просто пофиг на то, что происходит в Беларуси».

Авторbytribuna com
24 января, 23:59
0
«Людоедов» нет, флагманы деградировали, говорить про войну и плохо про Баскова – страшно. Узнали, как живет беларусский хоккей

В каком состоянии сейчас находится беларусский хоккей, оставшись без международных соревнований? Кто больше всего страдает из-за санкций? Для чего существует минское «Динамо»? Как можно охарактеризовать ситуацию в экстралиге? Что коллеги думают о Дмитрии Баскове и войне в Украине?

Об этом «Трибуна» на условиях анонимности поговорила со специалистом, который трудится в беларусском хоккее.

– Что, по-вашему, сейчас происходит с беларусским хоккеем и в каком он состоянии?

– О развитии точно нельзя говорить, как и о деградации. Я даже не определю, стагнация это или просто хоккей находится в каком-то болоте, потому что нет никакой системы координат. То есть нет международных соревнований, нет возможности сравнить себя с зарубежным хоккеем и понять, на каком уровне находится у нас вид спорта. Да, минское «Динамо» играет в КХЛ, вечно борется за место в плей-офф. Но если раньше отрезками команда получала хорошую прессу, ее было за что похвалить, то в этом году такого нет и близко. Да и все справедливо, потому что вряд ли перед сезоном задача стояла выйти в плей-офф. Все-таки набирали легионеров, выделяли деньги, а результат намного хуже ожидаемого. Почему? Сложно однозначно на этот счет ответить, тут много факторов.

– Для чего вообще существует минское «Динамо»?

– Как-то было заявлено, что клуб существует для воспитания молодежи, для развития игроков, которые будут выступать в сборной Беларуси. Ну и одновременно с этим объявили задачу показать результат в КХЛ. На протяжении всей истории команды руководители пытаются эти две задачи решить. Хотя, как по мне, они взаимоисключающие – нужно выполнять что-то одно. А в итоге не получается ничего.

Плюс беларусские функционеры стремятся поддерживать какой-то имидж беларусского хоккея в КХЛ. Причем в последнее время эта история лишь на просторах России, потому что на чемпионат КХЛ остальному миру, по большому счету, всем плевать. После ухода «Йокерита» КХЛ превратилась в какой-то междусобойчик.

Как известно, у беларусских властей любимый вид спорта – это хоккей. Те же власти считают Россию во многом примером для себя, а потому, естественно, нужно заявить клуб в КХЛ. Повторюсь, заявлялись задачи растить своих и чего-то достигать в турнирном плане. Есть выход в плей-офф – это успех, то… Ну, не знаю. Что касается развития беларусской молодежи, то какие-то новые игроки в команде появляются. Это в том числе результат того, что молодежь есть, способная и технически оснащенная, ей дают шанс, некоторые им пользуются и закрепляются на уровне КХЛ. И если подсуетится агент, поможет хоккеисту, то, возможно, получится уехать. Но в глобальном плане задачи точно не выполняются.

– Сколько времени в таком режиме будет существовать «Динамо»?

– Если имеете в виду то состояние, в котором находится команда сейчас, то, очевидно, перемены будут, и произойдут они скоро. В первую очередь нужно менять главного тренера. С учетом всех результатов его бы убрали и раньше, но оставляют на месте лишь потому, что при досрочном расторжении контракта нужно выплачивать большую неустойку. А Вудкрофт ее истребует однозначно. Так что, скорее всего, просто дадут доработать сезон, закончится контракт – и потом с Вудкрофтом расстанутся. Приведет ли это к каким-то глобальным переменам? Сомневаюсь. Руководители клуба продолжат жить так, как живут – приглашать легионеров и иногда давать время молодым беларусам в надежде на то, что кто-то выстрелит. Не знаю, почему в будущем при таком подходе должно что-то получиться, если раньше не получалось. Но почему-то свою политику руководство менять не хочет, даже при том, что задачи не выполняются.

– Что нужно сделать, чтобы достичь хоть каких-то поставленных задач?

– Сосредоточиться на какой-то одной задаче. Если стоит цель достичь чего-то большего, чем вылет в первом раунде плей-офф, то и бюджет должен быть соответствующий. Если ставить цель давать игровую практику своим игрокам на уровне КХЛ, то их явно должно быть больше, чем сейчас в составе, но тогда и результат может быть, как у условного «Сочи».

– Давайте вернемся в Беларусь. В каком состоянии хоккей внутри страны, та же Экстралига?

– Команды ковыряются в своем болоте, и понять, на каком они сейчас уровне, очень тяжело. При этом, очевидно, уровень чемпионата, всего беларусского хоккея упал. Нет у нас мастеров, нет классных игроков. Турнир стал более равным, уже нет двузначных счетов в матчах, большинство игр заканчивается в одну-две шайбы. Но это произошло не за счет того, что слабые подтянулись к сильным, а за счет того, что деградировали флагманы Экстралиги - «Юность», «Шахтер», «Неман», «Гомель». Сейчас это совсем не те команды, которые были еще несколько лет назад. Почему? Уровень зарплат в клубах не такой, как раньше, уже совсем друге деньги. Соответственно, приглашать возможно только россиян. Да и то, будем откровенны, не самого лучшего качества.

Повторюсь, Экстралига сейчас – это такое болотце, где команды живут своей жизнью. Как бы они выступили в Лиге чемпионов, например? Однозначно хуже, чем в прошлые годы. Такой вывод можно сделать хотя бы на основе составов, которыми располагают ведущие клубы Беларуси.

– Если бы не бан, беларусский хоккей как-то развивался бы?

– Мне кажется, что этот бан особого влияния на наш хоккей не оказал. Повыгоняли беларусов из европейских чемпионатов – они, эти игроки, особо и не потеряли, как и беларусский хоккей. Те, кто выступал за океаном, там и остались.

Единственное, главный минус этого бана – отсутствие международной практики для сборных Беларуси. Вот, например, недавно в Канаде прошел чемпионат мира для игроков не старше 20 лет. Наших там не было. Если бы поехали, то, уверен, были бы шансы заявить о себе, а потом заиграть в Северной Америке – во время чемпионата мира беларусы бы наверняка попали на карандаш скаутов. Но сейчас этой возможности у наших хоккеистов нет. И если и дальше будет продолжаться бан, то, конечно, это скажется на беларусском хоккее, прежде всего, на развитии молодежи.

Взрослая сборная? Так она и до бана предпоследние места занимала на чемпионатах мира. Это разве развитие? Так что тут никакого влияния бана я не вижу.

– И все же, если бы не санкции, в каком направлении двигался бы беларусский хоккей, можно предположить?

– Я бы тут снова говорил именно о молодых хоккеистах. Санкции влияют на то, что им тяжелее себя показывать, нет международной практики, что влияет на развитие как самих игроков, так и, соответственно, хоккея Беларуси, на его перспективы.

– То есть, по сути, санкции больше бьют по молодежи?

– Да, по молодым игрокам и по имиджу всего беларусского хоккея, которого уже нет на международной арене.

– Какие годы были самыми успешными в беларусском хоккее?

– Наш хоккей после развала СССР держался на нескольких десятков игроков, которые были воспитаны еще советской школой. И команда с этими исполнителями попадала в топ-8 на чемпионатах мира, стала четвертой на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити. Это было начало 2000-х. Но те успехи не были результатом работы хоккейной системы Беларуси. Повторюсь, все за счет ветеранов, воспитанных еще в СССР, плюс какая-то интересная молодежь, которая появлялась штучно. Но произошла смена поколений – и о результатах мы забыли. При этом постоянно говорится о том, что сборная едет за высокими результатами. Даже перед чемпионатом мира-2021, на котором мы заняли предпоследнее место, Михаил Захаров говорил, что едет за медалями. О чем он? Это такая оторванность от реальности... То есть он собирался обыгрывать Канаду, США, Россию, Финляндию, Швецию. А в итоге единственная сборную, которую нам удалось опередить, это Италия.

– Успехи в начале 2000-х – все это вопреки системе?

– Так ее как таковой в Беларуси не было. Результат давали ветераны на четвертом десятке лет плюс считанные молодые хоккеисты. Когда ветераны ушли, когда произошла полная смена поколений, наступила стагнация. Что начали делать чиновники? Они попытались заменить Андриевского, Бекбулатова и прочих игроков, которые давали результаты, хоккеистами канадского и американского происхождения, раздавая им беларусские паспорта. Но заменить беларусов не получилось.

При этом раздача паспортов постоянно преподносилась как забота об интересах сборной. Мол, чтобы команда давала результат. Но, как видим, ничего из этого не вышло.

– Почему?

– Много говорили и об отсутствии мотивации у паспортизированных, что у них присутствует только меркантильный интерес. Я не считаю, что мотивация получить хороший контракт чем-то уступает патриотическим чувствам. Просто думаю, что эти игроки не были такого уровня, чтобы тащить сборную Беларуси куда-то вверх. Это не игроки уровня НХЛ.

От этой практики не отказались, но уже все происходит не так массово. Североамериканцам, например, паспорта уже не раздают – больше смотрят на молодых русских, которые проявляют себя. Тот же Звягин играл за сборную Беларуси, Горбунов – один из лидеров «Динамо», тоже русский, но играет под беларусским флагом.

– Почему отказались от практики раздачи паспортов североамериканцам?

– Думаю, ни одного стоящего аргумента для дальнейшей выдачи паспортов североамериканцам не найти. Вот спросят: для чего? И что ответить? Тем более сейчас и нужда отпала – международного календаря фактически нет. Да и как отреагировали бы в США или Канаде на получение беларусского паспорта своим подданным, учитывая международную обстановку?

– Давайте вернемся к Экстралиге, которая, как вы сказали, превратилась в болото. Страдают ли игроки и команды в финансовом плане от отсутствия международных турниров?

– Нет, потому что еврокубки в хоккее – это совсем не то, что в футболе, где удачное выступление команды в той же Лиге чемпионов могло бы обеспечить бюджет клуба на следующий сезон. В хоккее ничего такого нет. Беларусские клубы тратили больше, чем зарабатывали, выступая в ЛЧ или в Континентальном кубке. Что уж говорить, когда «Гомель» в каком-то году на полуфинал Континентального кубка во Францию ездил на автобусе. Еврокубки – это больше вопрос имиджа, престижа. На этих турнирах точно деньги не зарабатывали.

– То есть благодаря санкциям беларусские клубы в каком-то смысле экономят?

– С одной стороны, да :). Но, мне кажется, команды с удовольствием потратились бы на выступление в еврокубках. Опять же, это престиж, возможность показать себя на международной арене.

– Откуда в беларусском хоккее берутся деньги?

– Объективно, бизнес по своей инициативе вряд ли будет финансировать какой-нибудь клуб Экстралиги. Коммерческих выгод от этого абсолютно никаких. Поэтому, например, давайте откройте сайт любой беларуской команды. Внизу – логотипы спонсоров. Там или госкомпании, или исполкомы, ну и изредка какой-то бизнес, который «попросили». Задача федерации была в том, чтобы прицепить клубы к каким-то источникам финансирования. А эти источники финансирования, в свою очередь, обязали помогать клубам. И вот таким образом находятся 100 тысяч в месяц на зарплаты игрокам. Раньше, кстати, одним из спонсоров федерации была компания Skoda, но после известных историй логотип на майках заклеили, и в таком виде хоккеисты играли. А потом форму просто перешили.

– Падение ВВП в Беларуси, уровня экономики влияет на бюджеты клубов?

– Пока прямой зависимости я не вижу. Как была планка в 100 тысяч, так и будут предприятия выделять эти деньги, потому что приказано сверху. И я не слышал, чтобы проблемы «Металлургического комбината» или «Беларуськалия» как-то сказывались на зарплатах игроков.

– Вообще, по вашим ощущениям, хоккей в Беларуси – спорт № 1?

– Даже не знаю… Для кого-то спорт № 1, безусловно, но, в целом, мне кажется, что многим людям после 2020-го спорт Беларуси стал неинтересен. И тут причины, думаю, объяснять не нужно.

– А если судить по посещаемости матчей?

– У минского «Динамо» этот показатель упал на 30 процентов по сравнению с доковидным периодом. Бывают всплески посещаемости, но, скорее, это связано с централизованным посещением. То есть просто распространяются билеты по предприятиям, учреждениям, поэтому и кажется, что людей на трибунах больше.

Что касается Экстралиги, то за счет того, что уровень чемпионата подравнялся, посещаемость выросла в тех городах, где выступают коллективы, еще недавно бывшие аутсайдерами. В Бресте, Витебске, например. Но при этом о каких-то глобальных цифрах говорить не стоит. Номинально рост в три раза, но, извините, это с 200 человек на матче до 600. Разве это нормальная посещаемость? Если говорим о лидерах, то в Гомеле и Гродно, например, посещаемость упала, в Солигорске – выросла. Но «Шахтер» вкладывается в предматчевые шоу, плюс команда идет на первом месте. Маркетологи знают свое дело, плюс на работу со зрителями выделяются деньги.

***

– Что положительного вы можете отметить в современном беларусском хоккее?

– Молодежь, о которой уже говорили. Все-таки растут молодые хоккеисты, появляются хорошие ребята. Плюс нельзя не отметить возвращение «Динамо-Шинника» в МХЛ.

Помню, раньше чиновники бросались из крайности в крайности: то нужно добывать результат, а потому набирались в команду переростки - и мы, по сути, были с самым старшим ростером в лиге. За счет этого влезали в плей-офф, что называлось успехом. Но о развитии беларусского хоккея тогда вообще не говорилось, потому что за «Динамо-Шинник» играли в том числе те, кто в молодежную сборную не проходил по возрасту. Или другая крайность – заявили самый молодой состав в лиге с целью натаскивать игроков, давать им практику. А в итоге коллектив влетал всем подряд, устанавливал антирекорды. Смотреть на это было просто смешно.

А в этом году удалось набрать неплохой ростер: по верхней возрастной границе ребят практически нет, плюс нет и откровенно молодых. Если взглянуть на всех участников МХЛ, то «Динамо-Шинник» на 19-м месте среди 37 коллективов по возрасту. Средний возраст – 18,7 лет.

– Участие в МХЛ – хорошая возможность для развития молодых игроков?

– Плюс в том, что беларусы могут играть с российскими сверстниками, которые действительно сильны, будем откровенны. И все это позволяет нашим парням расти. Но были и противники возвращения в МХЛ. Мол, это лишние затраты, перелеты и так далее. Лучше это время и деньги потратить на работу внутри страны. Но все же было решено заявиться в МХЛ. Мне кажется, это правильное решение. В первую очередь это одна из немногих возможностей для молодых игроков показать себя в отсутствие чемпионатов мира. А скауты, даже североамериканские, за лигой следят.

Да и «Динамо-Шинник» на меня производит приятное впечатление. Есть надежда, что игроки продолжат развиваться, вырастут в хоккеистов международного уровня.

– В беларусском хоккее стало больше молодых талантов?

– Да, и это невозможно отрицать.

– За счет чего?

– Тренеры и функционеры начали работать с молодежью, применять современные практики, обучать тренеров. Были созданы методические указания для тренерских кадров, которые работают в разных городах. Причем методички соответствуют современным тенденциям. Плюс по стране ездят специальные методические группы, которые обучают тренеров. В работу по воспитанию молодежи включились диетологи, какие-то другие специалисты.

– Кого из молодых можете выделить?

– Жлобинский воспитанник Артем Левшунов. Он сейчас играет в Северной Америке, в USHL. Если продолжит прогрессировать, то, уверен, попадет даже в первый раунд драфта НХЛ. Посмотрим, конечно, но я жду от него красивую историю.

– Это стало возможно в том числе благодаря тому, что в Беларуси все-таки поменяли подход к воспитанию молодых игроков?

– Да. Во-первых, изменился подход к спортсменам, с ними проводят много индивидуальных занятий, даже есть специальные тренеры, которые следят за катанием, за техническими нюансами. И, если нужно, корректируют определенные моменты. Во-вторых, появились в молодежном хоккее психологи, которые работают с игроками. Это тоже дает определенный результат. То есть в подготовку молодежи привнесены современные тенденции. Да и, не будем отрицать, сами хоккеисты изменились. В каком плане? Парни видят и понимают, чего хотят добиться в жизни, в спорте. Не просто закидывают баул и идут на тренировку, а после нее отдыхают или занимаются своими делами. Нет. Следят за питанием, могут дополнительно сходить в тренажерный зал, за свой счет или за счет родителей летом ездят в кэмпы. Люди поняли, что хоккей – это в том числе социальный лифт. Можно пробиться высоко, заработать большие деньги. Поэтому игроки и пашут, в том числе самостоятельно.

***

– Недавно генсек ФХБ Андрей Башко заявил, что беларусской сборной понадобится несколько лет, чтобы вернуться в топ-8, и вообще команду будет как минимум шестой в мировом рейтинге. Вы разделяете этот оптимизм?

– Во-первых, туда нужно вообще хоть в каком-то качестве вернуться. И еще непонятно, в какой дивизион вернут беларусский хоккей. Башко, наверное, так говорит на фоне роста и появление молодых хоккеистов. Мол, есть какие-то интересные игроки, и вот они позволят вернуться нам в топ-8 в мире. Я такую позицию не разделяю. Кто у нас ведущие сборные мира? Канада, США, Россия, Финляндия, Швеция, Чехия. Есть еще словаки и швейцарцы, немцы, латыши, которые не стоят на месте. Вот кого Башко хочет выкинуть из топ-8? Заявлять, конечно, можно все, что угодно. Захаров тоже ехал на ЧМ за медалями, а в итоге команда заняла предпоследнее место.

– В общем, такой оптимизм не разделяете.

– Да. Даже на фоне того, что появляются какие-то молодые игроки, изменилась система работы с ними, это все равно не то, что нужно для возвращения в число восьми лучших сборных мира. Тут нужно прилагать куда больше усилий. Да и вопрос еще, когда мы вернемся в мировой хоккей.

– Расскажите, как хоккейны мир Беларуси отреагировал на назначение Александра Богдановича главой ФХБ?

– Да я даже не сказал бы, что была какая-то реакция. Все всё понимают, Богданович – фигура номинальная.

– По-прежнему определяющее влияние на хоккей Беларуси имеет Дмитрий Басков?

– Однозначно. Думаю, и ключевые решения принимает именно он.

– То, что говорит Богданович в прессе, - это его идеи, или то, что ему формулируют?

– Не знаю, тем более в СМИ он часто говорит какие-то такие общие вещи, на которые внимания обращать не стоит. Повторюсь, что бы он ни говорил, однозначно можно сказать, что Богданович влияния на хоккей Беларуси не имеет. Он фигура номинальная, всем заправляет Басков. Например, возвращение «Динамо-Шинник» в МХЛ. Разве Богданович, который ничего не понимает в хоккее, будет принимать такое решение? Конечно, нет.

– Хоккей Беларуси как-то изменился после смены власти в ФХБ?

– Нет. Потому что, снова скажу, Богданович – фигура номинальная, а Басков просто реализует свои идеи через него. Басков только официально не руководит федерацией.

– Какое отношение у людей в виде спорта к бывшему главе ФХБ?

– Знаете, говорить о нем плохо люди боятся.

– Потому что он приближен к Лукашенко?

– Скажем так, люди в Беларуси, и не только в хоккее, в принципе боятся говорить что-то плохое в адрес власти. По понятным причинам. Поэтому и Баскова не трогают, я разговоров о нем не слышал по крайней мере. Во-вторых, многим, будем откровенны, просто пофиг на то, что происходит в Беларуси. Мол, нас это не касается, мы просто играем, тренируем. Может, в своей компании люди говорят, но прилюдно подобных разговоров нет. А возвращаясь к фигуре Баскова, его критиковать в коридорах не будут, потому что все прекрасно понимают, что он по-прежнему руководит федерацией плюс имеет определенную власть в Беларуси. Ну и многие его поддерживают за хоккейные дела, предпочитая не вникать в политическую повестку…

Те, кто мог что-то сказать, имел свою позицию, их уже нет в беларусском хоккее и в стране. Остальные предпочитают молчать.

– То есть остались хатаскрайники?

– Кто-то может сказать, что высказавшиеся и уехавшие – красавчики, а те, кто остался и молчит, хараскрайники. Я бы так не говорил. Хоккеистов сейчас хейтят за то, что они молчат. Хоккей – это, наверное, самая захейченная категория спортсменов. Плюс они массово подписали провластное письмо. А вы обратите внимание на состав сборной на последнем чемпионате мира. Если не ошибаюсь, там был всего один подписант. Почему? Потому что остальных игроков не смогли прижучить. А не сделали этого, потому что хоккеисты понимают, что если не подпишут, это не станет концом их карьеры. Они знают себе цену, знают, что смогут найти себе место и не в Беларуси. Подписали же массово игроки Экстралиги, которые понимают, что у них вариантов продолжения карьеры за границей мало в случае попадания в немилость на Родине. Этот момент в прессе никак не освещался, а это действительно так.

– Массовость подписей соответствует массовости поддержки режима в беларусском хоккее?

– Когда собирались подписи в 2020 году, по моим данным, большинство подписывалось под давлением и из-за страха. И то, что происходило в стране, они не поддерживали. Подписались, чтобы не было последствий.

– Насколько волнует беларусский хоккей война в Украине?

– Эта тема не обсуждается прилюдно. Опять же, в узких кругах – возможно, но в коридорах разговоров об этом не услышишь. При этом люди, знаю точно, обеспокоены тем, что творится в Украине, равнодушных нет. Но мнения разные. Я бы сказал, «людоедов», которые яростно поддерживали бы войну, точно нет. Но и тех, кто будет яро выступать против, тоже нет. Связываю это с тем, что народ в Беларуси запуган. Хоккеисты – это такие же люди, как, например, заводчане. И те, и те не могут высказаться по понятны всем причинам.

Фото: hcdinamo.by, vgr.by

Другие посты блога