Блог О духе времени

«Иногда езжу на автобусах, но они очень дорогие – 600 рублей». Судьба русского вратаря на Фарерах

Пока сборная России переживает вылет с ЧМ-2014, Tribuna.com рассказывает, какие еще бывают русские футболисты. Вратарь Марк Рютин – о своей невероятной карьере.

Россия. Куда пропадают молодые игроки

Я родом из Пушкина, это 20 км от Петербурга. Футболом стал заниматься в 7 лет – дедушка привел меня в ДЮСШ «Царское Село», где меня поставили на ворота. Выпустился из футбольной школы «Московская застава», потом закончил университет физкультуры имени Лесгафта, получил тренерскую специальность. В футбол же не будешь всю жизнь играть, поэтому надо что-то еще уметь.

Из тех, со мной играл, суперзвезд не получилось. Один немножко поиграл в Латвии, сезон, сейчас вот тренирует детей в Питере. Один играл в «Зените-2», но тоже уже закончил. Были люди во второй лиге, в питерском «Динамо». Один парень на год младше меня несколько сезонов играл в Финляндии, потом в «Руси» в первой лиге, сейчас снова в Финляндии. Один вот перешел в пляжный футбол – играет в профессиональной команде, в сборную вызывается.

У молодых футболистов считается очень важным элемент удачи – попасть в нужное место в нужное время. Потому что ты со всеми своими талантами одному тренеру можешь нравиться, а другому – нет. И это абсолютно нормально.

Не сдаться – это тоже надо уметь. Я вот тоже бывало поддерживал форму, был без клуба, деньги были нужны, приходилось где-то подрабатывать. Родители, конечно, помогали, но ты же не можешь в 22 года бездельничать. Я работал официантом, в фитнес-клубе инструктором, мне мое спортивное образование позволяло. Я не хотел сдаваться, потому что верил, что я могу. Ни от какого другого занятия не получал такого удовольствия, как от игры.

Я много раз был на просмотрах. Сначала знакомый помог, и я поехал в Гамбург в «Санкт-Паули». По футбольным показателям я был им интересен, звали играть за дубль. Но не срослось – я тогда не смог получить рабочую визу. Надо было искать варианты с учебой в Германии, чтобы визу получить, но я был совсем молод, не знал всех этих нюансов бюрократических. После этого поехал в Израиль, но там очень жесткий лимит – 5 иностранцев в заявке на сезон, и если уж они кого и берут, то скорее игроков сборных. Потом один израильский агент нашел мне вариант в Молдавии, и я поехал туда.

Молдавия. Как живут всемером в одной квартире

Я подписал контракт на два года с «Олимпией» из города Бельцы, но отыграл сезон в другой молдавской команде – «Гагаузии». Жили мы, тренировались и играли в Кишиневе. Четыре комнаты. Главный тренер один жил и по два футболиста в комнате. Они просто все из Гагаузии, и чтобы не тратить на дорогу каждый день по два часа, жили в Кишиневе. У нас была квартира с таким советского образца ремонтом. Но более-менее чистая, жить было можно. Просто, ты когда переходишь в профессиональную команду, не думаешь, что будешь жить всемером в одной квартире, сам готовить. Но это надо было пройти, сейчас, спустя три года, я вспоминаю это с улыбкой.

На тренировки мы на маршрутке ездили. Иногда на такси, когда опаздывали. Не знаю, сколько зарабатывал тренер, но у нас у всех была зарплата долларов 500. О большем и просить не могли. Те, кто играли в «Зимбру» или «Шерифе», получали тысячи 2-3 долларов. Но я могу сказать только хорошее о людях, с которыми я жил и играл в Молдавии. Например, в Дании я жил с двумя американцами – они были очень нечистоплотные, могли не мыть посуду за собой, не убираться, в приставку играли до ночи. В Молдавии у нас дома всегда был порядок: мы подметали, мыли полы, посуду и туалет. Дежурили по очереди.

Дания. Шикарные поля и пренебрежение к иностранцам

Когда в Молдавии сезон закончился, один немецкий агент вдруг предложил мне приехать еще раз в Германию на просмотры. Наобещал кучу всего, чуть ли не с «Вольфсбургом» контракт, я был молодой – поверил. Попрощался с «Олимпией», говорю: «Извините, у меня тут варианты в Германии». А ведь они меня предупреждали, что все это может оказаться воздухом. В итоге – приехал, проторчал там без толку несколько недель, ждал звонка от этого «агента», пока не понял, что он меня динамит. Из-за этого не прошел предсезонку в Молдавии, и там был уже не нужен.

Сел на поезд и поехал из Гамбурга в Данию. Даже не знаю почему туда, близко было. Снова звонил агентам, пытался найти их офисы, пообщаться, показывал резюме. Ничего. В итоге – приехал в город Ольборг, пришел на тренировку в местный клуб – говорю, согласитесь меня посмотреть? Они неожиданно согласились и я начал тренироваться с дублем. Понравился им, в итоге – отыграл почти год там. Тренировался с основой, но играл за дубль. Там основной вратарь был очень хороший, со вторым я еще мог конкурировать, а с ним нет. Это был шикарный опыт, «Ольборг» – прекрасная команда, даже тренировки там и игра за дубль – это был успех.

Ольборг – город на 200 тысяч. Машины, конечно, дороги, магазины – это все лучше, чем в Молдавии. Но для меня это все было второстепенно, после Молдавии я был уже готов ко всему. Для меня имели значения только футбольные условия. И вот что меня в Дании поразило – это шикарные поля. Там у любой команды из несуществующего какого-то мифического дивизиона будет гектар тренировочных полей, где будут и дети играть, и основа тренироваться. А о профессиональных клубах я и не говорю. После Питера и Молдавии, когда выходишь на идеальный ровный газон – это всегда праздник. Сразу хочется остаться в этих условиях, играть, получать просто удовольствие от нахождения на поле.

При этом клуб на нас тратил по минимуму. Я им был интересен только на условиях, что на меня не надо много тратить. Они платили мне три тысячи крон, это тысяч 17-18 рублей. Прожить на эти деньги в Дании невозможно, это, как «спасибо» просто. А уедешь – не велика потеря.

Но там у меня появился друг из Ганы, Эммануэль, абсолютно удивительная личность. Он женат на датчанке, живет в Дании больше 10 лет. Он занимался таким мини-агентством футбольным, но не для заработка, футбол для него – хобби. У него в крови видимо – помогать людям. Искал разным иностранцам команды, помогал обустраиваться. В Дании, на самом деле, не очень любят иностранцев. Датчане очень высокомерные, поэтому чуть-чуть пренебрежительное отношение к себе, как к иностранцу, я всегда испытывал.

Люди там неохотно знакомятся с иностранцами. В «Ольбороге» даже есть такой свод правил, чисто датский, каждый иностранец должен его прочитать обязательно. «Не думай, что ты лучше, чем мы, не думай, что ты можешь нас чему-то научить» — в таком духе. 10 правил, абсолютно безумных для нормального человека. Никакой травли там, конечно, не было, у меня со всеми были нормальные отношения. Иногда какой-то взгляд косой, иногда понимаешь, что человек что-то подумал, но не сказал.

А Эммануэль очень помог. Договорился с соседом, у которого была свободная квартира, и с едой помогал, и на тренировки возил.

Фареры. 24-летний тренер и скука

В Дании я познакомился с одним агентом из Фарер, который предложил мне переехать к ним на острова и играть за местный клуб из деревни Скала, который только вышел в высшую лигу. Я согласился и подписал контракт на сезон. Уровень чемпионата здесь ниже, чем в Молдавии, где есть серьезные профессиональные клубы – «Зимбру», «Шериф», с отличными базами и полями. Футбол тут полупрофессиональный, кто работает параллельно, кто учится. Ну и население страны – всего 50 тысяч человек. Но уровень не такой слабый, как я думал, нельзя сказать, что люди вообще не умеют играть в футбол. Здесь очень сильный ветер и холод зимой, поэтому чемпионат всегда проходит с весны по осень. Летом станет понятно – вылетит моя команда из высшей лиги или нет, от этого зависит останусь ли я тут. Сейчас мы стоим на вылет. Посмотрим, какие летом будут варианты, думаю, понятно мое желание играть на более серьезном уровне.

Зарплата, если на рубли переводить, около 45 тысяч после налогов, они тут 40%. Цены космические, и на продукты, и на все. Скопить толком невозможно, на жизнь хватает – и то хорошо. Но у меня других опций не было – было предложение в Болгарии во второй лиге играть, там платили бы около 12 тысяч рублей, так что вариант с Фарерами мне показался более интересным. Конечно, хочется на более высокий уровень, но теоретически даже здесь, если попасть в более сильную команду, можно заработать денег. У меня клуб даже по местным меркам очень скромный. Максимум, что можно на Фарерах получать – 5 000 евро, наверное, но для меня даже три тысячи было бы очень неплохо.

«Скалу» недавно тренировал 24-летний парень. Его игроки особо всерьез не воспринимали. Тренировки были очень низкого уровня, а люди себя еще и мотивировать не могли. Ребята хотели смены тренера, и они ее добились. Не думаю, что прямо так откровенно сплавляли, но на поле за него никто не убивался, это точно. Этот парень начинал, когда команда была во второй лиге, а там такой уровень, что кто угодно мог стать тренером. Видимо, поперло. Нельзя сказать, что он абсолютно бесталанный, как тренер – он все-таки вывел команду в высшую лигу. Я думаю, что у него и будущее в профессии есть. Но объективно – да, это изначально все выглядело сомнительно. Мы сейчас на последнем месте идем, но шансы не вылететь еще есть.

Отдельная тема – какие здесь люди, какое тут общество, как они себя ведут. Не могу сказать, что мне здесь очень нравится, но я просто привык к другому, я вырос в большом городе. Люди здесь скромнее, проще, у них нет задачи выделиться: купить джинсы подороже, вещи брендовые обязательно носить, показать свою состоятельность. Они все более-менее одинаково обеспечены финансово, одеваются просто. Здесь почти нет преступности, люди живут честно. Общество более нормальное, никто не выпендривается.

Но делать тут особо нечего, помимо футбола. Иногда езжу в столицу на автобусах, но они довольно дорогие здесь: туда-обратно – 600 рублей. Это немаленькие деньги за час поездки. Лишний раз я не поеду – не так уж я много зарабатываю. Можно съездить попить кофе, сходить в кино, сыграть в боулинг, сходить к кому-то в гости. А так – тренажерный зал, чтение и интернет. Даже местные признают, что Фареры – это сочетание невероятно красивой природы со скукой и бездельем.

Не знаю, что будет дальше — если я вернусь сюда после летнего перерыва с правами, возьму здесь машину, то будет проще, но я пока так далеко не загадываю. Теоретически могут быть изменения какие-то в карьере. Конечно, все хотят играть там тепло, климат хороший, да еще и платят. Просто я не такого уровня футболист, чтобы быть прямо нарасхват. Но я не сдаюсь: 26 лет для вратаря — не так много.

Фото: vk.com/Марк Рютин

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья