Блог О духе времени

Люди года. Tribuna.com – о самых ярких персонах 2014-го

Авторы «Трибуны» называют представителей белорусского спорта, которые удивили их больше всех.

«Ее история просто кричит, что нужно двигаться к своей цели»

Кто: Игорь Петрулевич.

О ком: Татьяна Ловец.

Почему. Один из самых зажигательных собеседников в моей недолгой карьере журналиста. В интервью Ловец есть все: личная и очень драматичная история судьбы, много веселых баек о звездах белорусского футбола и, наконец, рассуждения о проблемах белспорта.

«Меня называют Татьяной-убийцей». Как девушка управляет футболистами

Но это не главное. Дело в том, что после нашего разговора я несколько дней испытывал духовный подъем. Сейчас объясню. Согласитесь, каждый из нас озабочен какой-то идеей. Вот мы всем сайтом хотим донести до белфутбола мысль, что нужно работать со своей аудиторией. Даже боремся за это. Очень часто тщетно, но боремся. Доказываем что-то. Делаем спорт лучше, наконец. У меня тоже есть большие идеи для мира медиа. И порой кажется, что они никому нужны, да и не выполнимы, в принципе.

А история Татьяны Ловец просто кричит, что нужно двигаться к своей цели, быть профессионалом и просто верить. Она приехала в Беларусь из Швеции с таким точечным образованием, как тренер по физподготовке. Но вот незадача. Она девушка. Бывшая баскетболистка. Сами понимаете, что могли думать работодатели, когда она высылала резюме в хоккейные и футбольные клубы. Но ежедневным трудом с детьми «Минска» доказала, что у нее что-то получается. И каждый час доказывала, что именно ее старания дают результат. В итоге список частных клиентов Ловец пополнился Антоном Путило, Яном Тигоревым, Алексеем Калюжным и Юрием Жевновым, который, казалось, уже не вернется в большой спорт. А сейчас Татьяну пригласили в хоккейный клуб «Динамо». Кажется, это топ для Беларуси.

«Вася много улыбается и своим присутствием всегда украшает эфир»

Кто: Владислав Татур.

О ком: Василий Хомутовский.

Почему. Обратите внимание, кто работает футбольными экспертами на английском ТВ. Сплошь – известные в прошлом игроки. И не важно, идет речь об общедоступном канале или же специализированном. Вот и перед Тьерри Анри не стоял вопрос, чем заниматься после завершения великолепной карьеры. Француз скоро присоединится к звездной команде Sky Sports.

Заслуженных людей, способных четко, смело и порой даже категорично высказывать свое мнение, в нашем футболе почти нет. Поэтому никто в уходящем году не удивил меня больше, чем Василий Хомутовский. Приятный голос, живой слог, богатейший житейский и игровой опыт, адекватное восприятие всего, что происходит.

Приведу пример. Пригласили Василия на превью к одному из матчей чемпионата мира по футболу. Договорились. Но буквально накануне голкипер допустил серьезную ошибку в Бресте. Тогда подумалось: «Ну, все, теперь точно не приедет». В итоге эфир прошел замечательно. Вася много улыбался и своим присутствием украсил его. Впрочем, как и всегда.

«Ну, ушел человек из журналистики в спорт – ничего необычного»

Кто: Вадим Кнырко.

О ком: Иван Грунтов.

Почему. Конечно, я бы мог написать, что меня в этом году удивил Владимир Бережков, но не буду. Напишу про другого человека.

С Иваном Грунтовым знаком уже почти три года. Большую часть этого срока мы просуществовали на «Голсе» в ролях руководителя и подчиненного – Ваня успешно руководил хоккейным отделом, я старался успешно подчиняться.

Пршедшим летом наши с Грунтом пути-дорожки разошлись – «голсовский» мастодонт ушел из журналистики, но не покинул хоккей. Сейчас Иван работает пресс-атташе в жлобинском «Металлурге». Начиная с лета, Грунтик пытается сделать тамошний клуб лучше. В какой-то мере, это даже получается – в белчемпе нет команды медийнее, чем жлобинская. Иван активно орудует соцсетками «волков», занимается разнообразной организационной работой во время домашних матчей, постит много новостей на офсайте и успешно ведет самый классный и информативный клубный блог на «Трибуне».

Блог «Стальные волки»

И что тут такого? Ну, ушел человек из журналистики в спорт – ничего необычного. А необычное в этой истории хотя бы то, что коренной минчанин уехал за 200 километров от столицы. В то время, когда большинство студентов стремятся зубами ухватиться за минскую работу. Грунт же пошел против системы, бросил вызов – живет в небольшом городе, в съемной квартире, и зарабатывает меньше, чем зарабатывал в качестве редактора на «Трибуне». Нелогично? Зато необычно.

Мы всей редакцией уважаем Грунта за то, что он не только придумал испытание и перезагрузку самому себе, но и ввязался в большой такой промопроект. Ванька, несмотря на весь тлен белорусского спорта, хочет показать, что любой при желании способен сделать жизнь какой-то команды более медийной и цивилизованной. Мне кажется, ему это удается. Человек создает настоящий прецедент.

«Я был впечатлен такой открытостью бывшего чиновника»

Кто: Андрей Масловский.

О ком: Григорий Федоров.

Почему. В нынешнем году мы замутили проект «История белорусского футбола». За эти 20 недель довелось просидеть много часов за электронной подшивкой «Прессбола», перелопатить море информации и переговорить с огромным количеством футболистов и тренеров. Это было чертовски занятно и интересно. Честно, когда настало время браться за тему «Первый совместитель во главе БФФ», я был настроен скептически. Все же человек за 15 лет после своего ухода не дал ни одного интервью о жизни в футболе. И не было гарантии, что Федоров не захочет продлить обет молчания еще на какое-то время.

Мой первый звонок бывшему министру авиации не вызвал у него энтузиазма. Федоров поинтересовался необходимостью такого разговора и взял время на раздумье. Такие перезвоны продолжались недели три. Наконец, Федоров согласился встретиться и провести ознакомительную беседу, после которой решит: общаться или нет. Такое в моей журналисткой карьере произошло впервые. Как себя вести на подобных мероприятиях, я, честно, не знал. Но вместе с главным редактором мы выработали линию поведения. Запомнив все, что касается посещаемости сайта и наших достижений, отправился на встречу. По всем ощущениям ожидался серьезный разговор.

На деле же все оказалось совсем иначе и проще. Минут через десять после знакомства я уже знал, что интервью случится. Еще минут через десять это подтвердил и сам Федоров, отметив, мол, наводил о сайте справки, мол, мы ему по душе. Под запись беседовали дважды по два часа. Еще два часа заняла вычитка текста. На первую встречу Федоров пришел с олдскульным чемоданом фотографий.

Их там было очень много! Вообще, подготовка Федорова к интервью, отношение к этой процедуре говорило о том, что для него все происходящее так же важно, как и для меня.

Даже после официального утверждения публикации номер Григория Константиновича регулярно высвечивался на дисплее моего телефоне: он дополнял, уточнял и пояснял. Я был впечатлен открытостью (в разумных пределах, конечно) бывшего чиновника, его доброжелательностью и отзывчивостью. В итоге работа над одним из самых тяжелых частей сериала прошла в удовольствие. Для меня это очень ценно.

«3 августа перенес инфаркт, 31-го – возглавил федерацию» Первый совместитель во главе БФФ

Григорий Федоров: «При мне никто не называл БФФ «Домом авиатора». А вот «Домом офицеров» и сегодня называют»

«Этот дядька заставил меня улучшить мнение о белорусском хоккее»

Кто: Никита Мелкозеров.

О ком: Алексей Калюжный.

Почему. Хоккейный отдел, который в 2014-м ссохся до одного человека, периодически предлагает своих персонажей. В 2013-м мы общались с Тимом Стэплтном и Ярославом Кристеком. Еще была идея поговорить с Йере Каралахти. Лично я очень хотел (хотя бы ради вопроса про Korn), но, кажется, совсем не хотел Йере. Оттого все предприятие и загнулось.

После появилось предложение реализовать идею общения с суровым дядькой от хоккея посредством Алексея Калюжного. В итоге в плане согласования получился очередной долгострой. Честно, меня долгострои бесят. Это все нудно, неинтересно и обычно не срастается. А если срастается, то энтузиазма к моменту реализации идеи зачастую остается совсем чуть. В общем, я не верил, что у нас получится интервью с Калюжным.

Правда, хоккеист все же дал согласие. Тогда я удивился в первый раз и вопреки привычки подзавелся. Стал что-то гуглить, потом звонить более искушенным в хоккее ребятам. «Ну, ты, конечно, можешь его спросить про то, что Знарок как-то написал «Калюжный – не боец». Или про нереализованный буллит на чемпионате мира. Но, думаю, тут без шансов. И, блин, это… Будь готов, что он резкий». Общение с коллегами, которые секут в шайбе, больше походило на технику безопасности, чем на сбор информации. К моменту нашей встречи я был готов, что Калюжному не понравится какой-то мой вопрос, он встанет, уйдет – и будет гамовер.

В итоге мы встретились в очень жаркий день. Помню, что был в шортецах и, кажется, майке с рождественскими оленями. «Динамо» играло спарринг со СКА (офигительное, кстати, сочетание). Алексей приехал, после отправился в раздевалку общаться с партнерами и делать себе кофе. Затем нас усадили в конференц-зале. «Только я тебя прошу, давай на «ты», – начал Калюжный.

Когда диктофон принялся записывать второй час беседы, дверь зала открылась. В ней показалось лицо пресс-атташе «Динамо» с весьма обеспокоенным выражением. Как мне позже объяснили знающие люди, оно обозначало удивление. Видимо, человек тоже не ожидал, что все пройдет так гладко.

Калюжный оказался отличнейшим дядькой. Не только оттого, что мои ожидания не совпали с действительностью. Просто я хочу, чтобы каждое мое интервью шевелило читателей. Веселило их, заставляло задуматься, раздражало либо мотивировало. Все, кроме равнодушия. К тому же хочется, чтобы самому было по кайфу. И общение с Калюжным зарядило меня позитивной энергией. Мы почти два часа разговаривали с прямым, интересным, глубоким и, как мне показалось, сильным человеком. Алексей в итоге рассказал и о «не бойце» от Знарока, и о буллите в игре со шведами. Плюс подтвердил, что внешне суровые мужчины по большей части хранят в себе огромное количество душевного тепла. Чтобы убедиться, почитайте, как Калюжный рассказывает о детях.

Да, мы мало пересекались, но считаю, такие спортсмены могут быть витриной своего вида. Честное слово, Калюжный заставил меня улучшить мнение о белорусском хоккее.

Алексей Калюжный: «Выпросил у доктора свое участие в чемпионате мира»

«Три насыщенных сеанса связи растянулись на пару недель»

Кто: Максим Березинский.

О ком: Евгений Хвастович.

Почему. Так получается, что в последнее время приходится больше общаться с маркетологами компаний, менеджерами рекламных агентств и директорами разнообразных фирм. Goals.by переехал на платформу Tribuna.com, но нашим единственным способом заработка была и остается реклама. А для того, чтобы рекламы было много, нужно очень много разговаривать с маркетологами, менеджерами и директорами. В общем, самое яркое впечатление года – это Евгений Хвастович.

Вообще, этой темой стал заниматься Саша Ивулин. Но ему Хвастович ни в одной из социальных сетей никак не отвечал. Мне ответил в фэйсбуке достаточно оперативно. Активную переписку мы продолжили в электронной почте. Хвастовича наш проект «История белорусского футбола» заинтересовал, однако он долго сомневался в том, сможем ли мы опубликовать все то, что ему известно. После еще нескольких раундов переговоров Хвастович сдался, а передавать тему обратно Ивулину уже было слишком трудоемким занятием. Мы начали общение по телефону. Три насыщенных сеанса связи, растянувшихся на пару недель, в итоге насобирали около шести часов диктофонной записи. Они в итоге вылились в более чем 100 тысяч знаков и семь частей увлекательного рассказа. Хвастович, кстати, остался не совсем доволен стилем опубликованного, однако напечатали мы ровно столько, сколько он сказал.

Хвастович покидал Беларусь с ярлыком проходимца. За те почти 20 лет, что его не было в стране, все смирились с мыслью: именно Хвастович развалил «Динамо». Наверное, в его рассказе тоже все слишком складно. Конечно, не стоит без оглядки верить всему тому, что человек говорит. Но этот разговор дал возможность задуматься. Быть может, ошибки были и у Хвастовича, но дальнейшие события ярко показали, что не только в них дело. Придет время, и мы узнаем еще много интересного о вещах, которые сегодня преподносятся как истина в последней инстанции. Хвастович, без сомнения, придал веса всему циклу «История белорусского футбола», в рамках и по итогам которого вышло еще несколько масштабных рассказов.

Потом еще Хвастович зарегистрировался на «Трибуне», ответил на многочисленные вопросы пользователей и собственноручно написал целую заметку (к слову, редакторских правок там был самый минимум). А в довершение всего Хвастович прислал подарок человеку, которого он ни разу в жизни не видел. Это был Юрий Карпицкий. Он в своем фэйсбуке отметил, как грамотно и профессионально был оформлен бланк минского «Динамо» того времени. В моем рейтинге и так было не очень многолюдно, но все это окончательно развеяло сомнения.

P.S. В общем, ребята, оставайтесь людьми, не теряйте способность удивляться. С Новым годом. В 2015-м работники «Трибуны» попытаются встретиться с еще большим количеством интересных персонажей. Ведь мы молоды, тренированы и, несмотря на курс доллара и дурь в чьей-то заднице, готовы е##шить. Мир, гречка, любовь.

Фото: Надежда Бужан, Дарья Бурякина, Юлия Чепа, из личных архивов Татьяны Ловец и Григория Федорова

Автор
  • Tribuna.com

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья