Блог Волка ноги кормят

Как проходил прощальный матч Рауля

Сам путь в Испанию был неблизок и непрост, но мы с Вовой, президентом нашего фан-клуба «Uros Blancos», таки приземлились в Валенсии, откуда двинулись в Кастельон, дабы переночевать у друзей президента.

Днём мы выехали в Мадрид. По пути остановились у заправки, которая почему-то находилась в десяти метрах от крематория. Шутить о смерти не хочется, но всё-таки это слегка циничненько, возле заправки строить крематорий. Одно неверное движение сигареты, и нести останки придётся недалеко, чо. Дороги в Мадриде не в пример лучше трассы до Ошмян. В 28 км от Мадрида мы увидели указатель «Morata – 28». Неверный указатель. Все просвещённые люди знают, что Альваро Мората играет под 21 номером! Собственно, через 7 км мы встретили указатель «Morata – 21». Молодцы, исправились!

И вот мы прибыли в Мадрид, где Волк транзитом через Волкаса (Литва), Волщека (Польша, Вульфа (Норвегия) трансформировался в Эль Лобо (Испания). Мы тут же отправились к Бернабеу дабы забрать билеты. Проезжая Пласа де Эспанья, Фран громко грянул «Вива Эспанья!», и его поддержали все остальные криками и аплодисментами. Я с волнением следил за километражом навигатора, который показывал оставшееся расстояние до «Сантьяго Бернабеу».

Бернабеу в лучах заката

...охренеть! На фотографиях он был меньше!

Да, вот эта громадина – это действительно легендарный стадион «Сантьяго Бернабеу». Вова отправился за билетами, а я на десять минут вышел прогуляться вокруг стадиона. Матерь Божья, это просто мадридистский рай! Повсюду палатки с символикой, шарфами, брелками, флагами... но я молодец, я даже не купил ничего, у меня сила воли ого-го! Хотя тот симпатичный шарфик с Раулем, Хуанито и Роналду всё-таки надо было купить...

Квартиру мы снимали на Пуэрта дель Соль. Уже возле самого дома я увидел мужика с невнятным черно-белым гримом на лице а-ля Джокер (но без красной улыбки), который пошатывался и как-то не совсем здорово водил глазами во все стороны. Я-то благоразумно отошел в сторонку, а Фран не успел. Мужик с диким воплем набросился на Франа.

Оказалось, это переодетый актёр, что веселит публику на улице.

...а Фран молодец, всего лишь на шаг назад отступил. Думаю, Хайме сгоряча прописал бы по щам несчастному актёру. Ибо нефиг честных испанцев пугать. Ещё один похожий сидел в ящике, и аналогично пугал проходящих мимо людей. Весьма мило.

Пуэрта дель Соль

Где-то в семь вечера мы выехали на Бернабеу. Не меньше получаса мы кружили по городу вокруг стадиона в тщетных попытках отыскать место для парковки. Подвиг совершил Фран, который гениально заметил пустое место за долю секунды, уже даже проехав поворот на эту улочку с местом для парковки. Как-то примерно вот так пасует Иско, замечая свободное пространство за считанные милисекунды.

парковка

Палаток с символикой стало ещё больше, денег стало ещё меньше, а пакет, который я предусмотрительно (и, в принципе, зря) захватил с собой, раздулся до огромных размеров. Я даже заглянул в «Драккар» – бар «Ультрас Сур», где Вова попросил меня говорить потише, а лучше вообще заткнуться. Потому что говорю я по-русски, а эти ребята немного не любят всех, кто не является испанцем. Я даже бар сфоткать толком не сумел – только навёл камеру, как какой-то бородатый «викинг» попросил меня этого не делать. Без агрессии, вполне дружелюбно попросил, но так настойчиво, что сразу стало ясно – лучше не спорить. Ну и ладно. Не очень-то и хотелось.

И тогда я отправился в ещё один поход вокруг стадиона, где вполне ожидаемо встретил Ника. Того самого, что из «Картавого футбола». Мы с Вовой как раз недавно обсуждали, что он собирался ехать на этот матч, и Вова даже писал в твиттер, дескать, может помочь с билетами на матч. В общем, как говорится, тут-то он и попался.

Поздоровался, чутка поговорили. Ник продолжил свой репортаж, дескать, вот, он у стадиона, и даже русских тут встретил, на что я скромно уточнил, что я белорус. Из «Урос Бланкос». Примерно в этот момент ко мне обратился испанец с камерой. Я не очень понял, чего он хотел, а Ник сообщил, что испанцы хотят нас снять. Вот так я ещё и на испанское телевидение попал – ну прямо звезда. Вероятно, испанцев привлекла футболочка, которая образца сезона 1994-1995, а это, между прочим, первый сезон Рауля. Вообще, человек десять ко мне подошли, поднимая большой палец вверх – клёвая, мол, футболка, одобряем. Я и сам одобряю.

Ник

Я ещё побродил вокруг стадиона, вышел к ультрас, поорал вместе со всеми «Cоmo no te voy a querer», «Ale Real Madrid Ale Ale», восславил Рауля и был таков. Открыли вход на стадион, и я торжественно проник внутрь. Надо сказать, разница между «Бернабеу» и, скажем, любым белорусским стадионом примерно такая же, как разница между... ну, хотя бы даже между «Реалом» и любой белорусской командой. Космическая разница.

Никаких очередей, никаких досмотров (только пакетик пощупали на предмет снайперской винтовки), просто сунул билет – и я внутри! Я внутри, и всё внутри меня горит. Волк, старина, да ты же на «Бернабеу»!

Я минут двадцать изучал стадион, едва не прослезился от ролика с Раулем, и ушёл гулять по внутренним помещениям «Бернабеу». Да, ребят, это вам не стадион «Торпедо»...

Ближе к началу матча начали выносить все трофеи, добытые Раулем, а потом на разминку вышли вратари – Хесус Фернандес, Диего Лопес и Икккеееееррр Касииильяс! Икера встретили очень тепло. Стадион во все полсотни тысяч глоток, что были к тому моменту на СБ, заорал «Иииикееер, Иииикееер!». Касильяса любят. Любят, ценят и настойчиво просят Анчелотти сделать ПРАВИЛЬНЫЙ выбор.

А потом вышел Он. На разминку вместе с Реалом вышел Белый Волк Мадрида – Рауль Гонсалес Бланко. Как тут заорали мадридисты! Рауль! Эй, ребята, да это же Рауль! Рауууууль! Он с нами! Он снова с нами, он и не покидал нас никогда! Он просто отлучился на время! После трогательной церемонии, когда Рауль вышел в коридор из детишек, когда Касильяс передал капитанскую повязку Раулю (Рауль и не думал её забирать, но Кас сам принёс!), когда Роналду радостно похлопал Ангела Мадрида по плечу, когда Король Испанского Королевства вручил награду Королю Испанского Футбола... вот тогда началось самое главное.

Рауль готовится к выходу

Рауль вышел на матч в составе Реала. Рауль. Только что. Вышел. На матч. В составе. Реала.

Весь Реал старательно играл на Рауля, но он легко и непринужденно пасовал обратно своим. Он – Рауль. Ему не нужна игра только на него. Он не какой-то там старпер, он великий Рауль, и этим всё сказано.

И он забил. Забил легко и непринуждённо, как всегда делал до этого. И у меня в голове сразу раздался щелчок. 362. Это сдвинулся счетчик голов Рауля за Реал. Теперь их 362. Триста. Шестьдесят. Два.

На электронном табло Бернабеу установили счёт. Счет 99:0. Да, ребят, я с вами полностью согласен. Один гол Рауля стоит девяносто девяти любых других голов. Потом уже, опомнившись, счет отмотали на 1:0. Но мы-то понимаем, что если это и случайность, то это самая правильная случайность в мире.

Стадион не просто ревел, стадион орал, рыдал, стадион погрузился во всеобщую эйфорию, и все пели – Раууууль, Рауль-Рауль-Рауль, Рауууууль, Рауууууль! Великий Рауль забил гол! Успокоиться мы не могли, пожалуй, почти до конца тайма.

Вместе со скандированием имени Рауля точно так же скандировали имя Касильяса. Карло, мы все любим Лопеса, он хороший парень, но... но ты знаешь, что делать!

И как подтверждение этому, стадион недовольно загудел и засвистел, когда на сороковой минуте вышел разминаться Диего Лопес. Прости, Диего, ты мадридист, это бесспорно, ты нам друг, это факт, но Икер дороже.

На второй тайм Рауль вышел уже в футболке «Аль-Садда», и весь стадион болел за две команды. Пожалуй, первый раз я видел, чтобы «Бернабеу» искренне болел за обе команды – игрокам «Аль-Садда», уходящим на замену, аплодировали как своим. Стадион недовольно свистел, когда у «Аль-Садда» фиксировали офсайды, стадион радостно шумел, когда мяч оказывался у Рауля, и когда он бил по воротам.

А потом Иско, которого здесь уже успели полюбить, забил гол. Затем Бензема реализовал пенальти, хотя ультрас орали «Мората! Мората! Мората!», намекая французу, что это не самый важный пенальти в его жизни, и можно было бы и уступить. Бензема не уступил, и свой гол забил. Хесе забил два гола-красавца, один мощным выстрелом из-за пределов штрафной, а второй на подхвате после прохода Мораты, устроив свой, не менее крутой, сольный проход.

После первого тайма Рауль, улыбаясь, отдал свою футболку Роналду. Он признаёт Роналду своим преемником – не в плане мадридизма, конечно, нет, но в плане легендарной забивающей семерки. Рауль не против, чтобы Криштиану носил «семерку», и в этом весь Рауль.

А после второго тайма Белый Волк обменялся футболкой с Хесе. Он признаёт Хесе своим преемником как мадридиста – слышишь, Карло? Рауль признаёт Хесе своим преемником! Так не сгуби же этого парня, который получил благословение от Рауля.

Хесе и Рауль

Рауль праздновал трофей со всеми, Рауль снова изобразил тореро, Рауль прощался с болельщиками и целовал центр поля... Впрочем, нет. Не прощался. Он говорит лишь «до свиданья», а не «прощай». Он ещё вернётся. Обязательно вернётся.

В самых лучших чувствах мы возвращались домой, и здесь случилось ещё одно чудо. Мы остановились в пробке.

Разговор шёл на испанском, но понятно было и без слов, ибо интонации и слово «Гути» не оставляли выбора. Хайме, сидевший на переднем пассажирском сиденье, уставился в окно направо, а потом сказал:

– Ребят, это Гути!

Хесус тоже выглянул, и начался спор.

– Это Гути!

– Нет, это не Гути! Смотри: Гути! Гути! Гуууути!

А потом мы поняли. Это действительно был Хосе Мария Гутиеррес Эрнандес. Это был Гути!

И вот тогда мы заорали.

Guti ale!

Guti ale!

Forza Guti,

Guti ale!

Гути увидел нас – ещё бы не увидеть пятерых распевающих в его честь песню. Он усмехнулся и двинулся вперед.

– Черт, фотографируй его! Быстрее!

Но сфоткать мы его не успели. И с ним тоже сфотографироваться не успели. Я порывался было выбраться из машины, но сидел в центре, что не дало скорости моим действиям, и в итоге, Гути свернул на соседнюю улицу и уехал. А мы лишь переваривали случившееся. Это действительно чудо, это вишенка на торте этого потрясающего дня!

Гути в БМВ

А я всё не мог забыть его усмешку. Потому что было в ней что-то такое... гутиальное. Это была усмешка человека, которому приятно, что болельщики его не забыли. Это была усмешка человека, который рад за своего друга – того друга, что сегодня получил давно заслуженный прощальный матч. И это была усмешка чуть обиженного человека. Потому что он, Гути, ничем не хуже Рауля, но он всегда оставался в тени. Он никогда не был основным игроком, он никогда не играл в финале ЛЧ, хоть и выиграл три этих лиги, он всегда был самым талантливым игроком, и никогда не был основным. И была в его усмешке грусть. Всё это – весь этот матч – всё это он тоже заслужил. И ему обязаны были провести прощальный матч. И поэтому он усмехается. Чуть радостно, чуть грустно, чуть весело. Гути рад за друга, Гути чуть обидно за себя, и Гути приятно, что его помнят.

Гути помнят. Гути не забудут. И Гути ещё сыграет свой прощальный матч. Так будет.

Потому что Рауль будет президентом, а Гути – тренером.

1

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья