Блог ФК БАТЭ

«Если не удавалось пожать руку Гончаренко, матч складывался для нас неудачно». Кто работает маскотом на матчах БАТЭ

Представляю вашему вниманию интервью с Егором Неверовичем, который на протяжении трех сезонов заводил и развлекал трибуны в образе Батоши – настоящего талисмана команды и любимца всех болельщиков БАТЭ.

- Расскажи о себе. Как давно ты стал болеть за БАТЭ? Когда в первый раз пришел на стадион?

– Всем привет. Меня зовут Егор. Сейчас я студент, учусь в Минске на специальности «Режиссер драматического театра». За БАТЭ я начал болеть с детства. Жил на «Вьетнамке» (Борисовчане понимают, что это за дом). До Городского было рукой подать. Самый первый раз я попал на футбол примерно в 2007-м. Это был домашний матч со Сморгонью. Я уже и не припомню счет: помню только вышедшего на замену Дмитрия Платонова – почему-то именно его. Был теплый вечер. Я наблюдал футбол с первой трибуны западного сектора. Мне все понравилось, но я так и не понимаю, почему в следующий раз я попал на футбол только через Бог знает какое время – пошли с мамой на матч с «Неманом». Команда выиграла, а после игру я прошел к выходу футболистов из подтрибунных помещений и ожидал хоть кого-нибудь, чтобы этот кто-нибудь вписал в новенький блокнот свой автограф. Я был неопытен и, расчертив страницы для футболистов каждой из команд, давал всем расписываться в местах, предназначенных для их соперников. Таким образом, Близнюк перешел в «Неман», захватив с собой Анри Хагуша. Кстати, с того дня, где бы я ни видел Анри, я всегда вспоминаю именно тот вечер. Не знаю почему, но только его шевелюру я запомнил.

Постепенно я вкатился во все футбольное движение и начал посещать детский сектор, расположенный на западной трибуне под 6-ым номером. Покупал себе детский билет и либо один, либо с друзьями, направлялись на те места. Кто знает, тот сразу вспомнит, что, вне зависимости от номера билета, занимать нужно было какой-то из двух верхних рядов этого сектора. Дело в том, что, отчего-то, все остальные места были в побелке и после футбола ты приходил в черно-белых штанах.

- Какие были впечатления от выхода БАТЭ в групповой этап Лиги Чемпионов?

 – Шло время. Я выучивал соперников по чемпионату, запоминал всех наших. Восхищался, разъезжавшим на мопеде, Батошей. Наверное, у каждого мальчугана того времени есть фотография с ним. 2008-ой был тот самый год (вы понимаете, о чем я). Первый в истории выход в групповой этап еврокубка. Будет звучать смешно, но, когда мне позвонила мама после жеребьевки, сказав, что мы будем играть с Реалом, Ювентусом и Зенитом, я подумал, что она шутит надо мной. Сейчас объясню. Я прекрасно знал, что у нас в чемпионате таких команд нет, они из других стран. Реал и Ювентус я знал, благодаря своей FIFA06 и, по правде сказать, пролистывал их. Только потом я понял, что к чему. Разобравшись во всем, я понял, на сколько круто было все то, что произошло с нашим футболом. Я следил за тем розыгрышем, мечтая попасть на трибуны Динамо. Благодаря БАТЭ, я и открыл для себя Лигу Чемпионов. (Только не смейтесь, ведь я действительно был мал в то время). На трибуны я тогда и не попал, наблюдая за матчами по телевизору. Зато, наутро после матча, слушал истории старшеклассников, которые в прошлый вечер были на матче с Реалом и кидали снежки в Дренте. Сезон закончился, мы потрепали нервы нашим соперникам.

- Но в следующем сезоне ты уже переживал за команду в еврокубковых матчах на трибунах стадиона?

  – Начиная с 2009-го, я не пропускал ни одного домашнего матча в чемпионате. Каких-то супер-историй того времени я и не вспомню. Могу сказать лишь то, что я довольно быстро заболел футболом. Плакал, когда не прошли Вентспилс и сходил с ума от радости, после домашней встречи с Литексом. К тому времени у меня уже была купленная на рынке форма БАТЭ. Где-то до сих пор лежит эта ужасная синтетическая майка (ужасная лишь только по качеству). Чуть позже, мы с некоторыми товарищами начали ходить на фанатский сектор, располагавшийся на восточной трибуне. Заряды меня заряжали (уж простите за тавтологию), атмосфера будоражила все внутри. Бок о бок мы стояли с крутыми дядьками в татуировках. Размахивать своим старым шарфиком с надписью: «БАТЭ Борисов навсегда», который мне откуда-то достал мой папа, было чудесно. Мы покупали билеты на детский сектор и шли на фанатский. Это было не всегда. Иногда не пускали, а иногда мы сами шли на места по билетам.

Для меня все те годы объединяются в один большой. Было много разных ярких моментов. И, наверное, больше всего мне запомнились сражения с Минским Динамо. Сразу вспоминаю 2010-ый: обидные 1:3 в пользу минчан на Городском во втором круге и на том же Городском 4:0, но уже в нашу. Ну, это, наверное, помнят многие. И я не открою какие-то тайны истории, потому что читатели – люди взрослые. В большинстве. Однажды ко нам подошли ребята, которые выносили на поле эмблему клуба перед матчем, с просьбой помочь. Не хватало людей и нужно было подстраховать. Конечно же, я согласился, ведь мне очень хотелось когда-нибудь очутиться на этом газоне (это желание, кстати, сохранилось до сих пор и всегда проявлялось в дальнейшем). Мне всегда хотелось стать частью команды. Да, болельщик, безусловно, часть команды, но мне хотелось еще большего.

 - Как получилось что ты стал Батошей?

– Шло время (ох, как часто я употребляю эту фразу для своих лет). Для своей биографии я забыл указать то, что с самых ранних лет занимался в театральной студии в ГДК нашего города. Так вот, я знал, что Батошей был руководитель цирковой студии дворца культуры. Но потом он перестал таковым быть и на его место пришел парень из нашей театральной. Я знал, что он ходит в кукле, мы с ним довольно часто шутили. И вот этого парня должны были забрать в армию в мае. После него по старшинству шел я. К тому времени, я был на хорошем счету во ГДК, меня знали разные руководители как ответственного и способного (как бы ни скромно это звучало). И вот однажды Виктор Михайлович Шумов (к сожалению, вылетела из головы точная формулировка его должности во дворце культуры, поэтому не буду ее указывать, дабы не обмануть) предложил мне стать Батошей вместо парня из того самого парня, который вот-вот отправится служить. Виктор Михайлович отвечал за этого персонажа и за розыгрыш призов в перерыве по номеру абонемента (помните такие?). Когда-то он еще был диктором на Городском, но к тому времени его уже сменили. В общем, решил он взять меня. Первый мой матч должен был состояться на стадионе в Жодино (было начало сезона, поэтому мы проводили свои домашние матчи у соседей, в связи с подготовкой газона «Городского»).

 - Когда состоялся твой дебют на матче команды?

 – Мой дебют состоялся 27-го апреля 2013-го в матче 6-го тура с ФК Минск. В назначенное время я пришел к стадиону, вместе с Виктором Михайловичем мы загрузили куклу, сели в пазик и направились в Жодино. Ехали мы вместе с барабанщиками (да-да, теми, которые были всегда на восточной трибуне). По приезду я кое-как справился с куклой (мне помогли переоблачиться из обычного парня в талисман своего же детства). Затем меня завели в подтрибунку, а потом я уже и вышел к трибунам. Знаете, я плохо помню все, что вытворял тогда. Во мне сохранилось лишь одно ощущение, которое описывал себе фразой: «Я не должен останавливаться». Я настолько переоценил ответственность, что мне казалось, что я вообще не должен стоять ни секунды, а быть постоянно в движении. Я подбегал к нашей фанатской трибуне, потом обратно. В общем, таким моторчиком я пробегал весь матч, тогда мы выиграли 2:1, а на долгую память с того дня у меня осталась одна забавная фотография.

После матча я подошел к нашему автобусу, где меня встретили барабанщики. Им понравилось, как я работал, все (и В.М.) сошлись во мнении, что я принят. По правде сказать, я не думал, что я буду Батошей навсегда. Я думал, что только один раз подстрахую, а потом уже кого-то найдут. Но, как оказалось, зря. С того дня и началась моя увлекательная история «Жизнь Батоши». Мне вручили абонемент, по которому я должен был приходить за час до матча к старой каморке за детским сектором, где находилась кукла, барабаны и баллон с гелием для легендарных (не побоюсь этого слова) воздушных шариков, улетавших ввысь после каждого забитого гола нашей команды. Чудесная традиция, не правда ли?

Постепенно я знакомился со всеми людьми, которые занимались какой-то околофутбольной деятельностью, помимо простого боления. Наверное, одним из главных знакомств было с Юрой (старожилы прекрасно знают этого фактурного мужчину, который и запускал гелиевые шарики). Возможно, он сейчас меня не вспомнит, да и наврядли должен. С ним было довольно весело.

- Как проходила подготовка к матчу и что входило в твои обязанности?

  – Мой матчдэй был таким: Я приходил на матч за час, Юра был уже там. Я помогал ему надуть шарики (нужно было делать дежурные 4 нитки по 15 желтых и 15 синих шаров). Потом я помогал ему завязать их на ограждении, где он всегда находился. Далее помогал выносить призы для розыгрыша. Все это делалось за полчаса. Потом я шел переодеваться и выходил примерно за 25-30 минут до начала матча.Не думаю, что кто-то конкретно наблюдал за мной, поэтому расскажу про свои ритуалы. Я шел вдоль западной трибуны, здороваясь и махая всем. Ко мне подходили фотографироваться, мужички жали руку и говорили: «Саша, привет, как ты?». Да-да, они еще думали, что внутри Батоши живет руководитель цирковой студии, которого звали Александр. Это, к слову, ушло только с переездом на арену (и то не сразу).

Потом проходил вдоль восточной трибуны, мимо лавочек гостей, пожимая руку запасным игрокам соперников. Проходя мимо нашей лавки, где также к тому времени находились некоторые запасные нашей команды, я старался подбадривать и выдавать какие-то приколы. На меня всегда реагировали очень позитивно, поэтому любые мои действия (даже самые глупые) не оставались без улыбок со стороны. Так, например, долгое время я каждый раз подтрунивал Германа Малиньша, протягивая ему руку, а затем забирая её в последний момент перед рукопожатием. Эдгар Олехнович больше других смеялся с этого. Иногда, правда, я забывал про этот прикол, и уже сам Малиньш проворачивал со мной эту же штуку.

К моменту, когда играл гимн нашего клуба, я был где-то около второго сектора восточной трибуны и старался во всю танцевать и заводить публику. После я возвращался через лавки игроков. У меня был обязательный ритуал – пожать руку Гончаренко. Хотите верьте, хотите нет, но если по каким-то причинам этого не удавалось сделать перед началом матча, то игра складывалась для нас не очень. После некоторых неудач (как пример: домашнее поражение от Гомеля) я всерьез отнесся к этому, стараясь всегда подгадывать свое местонахождение таким образом, чтобы можно было пожать руку главному тренеру, но и сделать это, никому не мешая. Дальше я отрабатывал первый тайм, стараясь равномерно, если можно так выразиться, распределяться возле каждой трибуны, чтобы почтить своим вниманием публику.

- Как тебя встречали болельщики  и гостевой сектор?

– Всегда (и на Городском, и на Арене) бурно реагировал фанатский сектор. Шутки вроде «Под чем это он» льстили и заставляли еще больше не стесняться (в разумных пределах, естественно) в своих действиях. Мимо гостевых секторов я тоже, не боясь, прохаживался. Многое слышал я в свой адрес оттуда, но все это – мелочи. В перерыве я подходил к месту, где разыгрывали призы по абонементам, и вручал победителям их подарки. Процедура была отлажена еще задолго до моего появления, поэтому там все работало как часы: подходил человек, я вручал ему его выигрыш, кто-то фотографируется, ну и все. Во втором тайме у меня также был некоторый обычай: я разминался походу тайма с некоторыми футболистами (делали они это, кто не помнит, на кусочке газона за воротами в сторону рынка). Я выбирал себе «жертву» и копировал все в точности за ним. Ходил буквально по пятам. К финальному свистку я обязательно оказывался в стороне выхода к подтрибуннке, чтобы по окончанию матча выйти на газон и поздравить с победой наших ребят. Так я делал потом и на Борисов-Арене. Дальше последним я заходил в западную трибуну, оттуда выходил на улицу и шел к месту переодевания. Заходя в ту тесную и холодную каморку, я старался переодеваться быстро, чтобы никто меня не видел.

Вообще, я всегда хотел сохранить тайну этой куклы, чтобы не разрушить представления человека о Батоше. Ведь, если бы меня увидел какой-нибудь случайный болельщик, то на следующем матче он видел бы уже не Батошу, а меня в кукле. Через несколько туров случилось знаковое событие: на матче со Славией к зрителям вышел Батоша в обновленном костюме (в этом облике он остается и по сей день). Господи, какая же это была кукла, просто чудо. Она была свежей, чистой, внутри был запах нового Батоши Понятное дело, зрители сразу же заметили обновку, фотографий стало больше. В новой кукле я тут же перешил обувь на ноге, сделав подшивку из кожи, чтобы ноги не промокали под дождем, и подошва быстро не протерлась, потому что ходил я по асфальту.

- Тяжело вообще передвигаться в костюме куклы?

– Кстати, довольно часто у меня спрашивали, тяжело ли ходить в этой кукле. Особенно в жару. Уж поверьте, для меня было тяжелее было научиться смотреть матч через небольшое пространство, заделанное сеткой (именно поэтому довольно часто у Батоши одна рука была приставлена к подбородку, я немного оттягивал голову, чтобы улучшить себе обзор). С дождем она немного тяжелела, как и все ростовые куклы, поэтому ее нужно было обязательно хорошо разложить, чтобы она смогла просохнуть, иначе к следующему матчу она была бы довольно сырой. Конечно, просушивать было легче с переездом на Арену. Коморка на Городском была сама по себе довольно сырая, а вот на новой Арене все было по-новому. Вообще, я много чего запомню с того времени, когда команда была на Городском. Но больше всего я вспоминаю два матча: с Шахтером и минским Динамо. Это было в 2013-м. Начну с поединка с горняками. Наверное, многие помнят, что сезон в 2013-м мы начали не очень. По ходу первого круга мы шли на втором месте после Шахтера. Команда тогда еще Владимира Журавля набрала хороший ход, что догнать её было непросто. И вот во втором круге, это было летом, мы встречались с ними в домашнем поединке. В том матче не произошло чего-то выдающегося именно с Батошей, просто тогда в сверхэмоциональном матче мы одержали уверенную победу 4:0 и те ощущения сохранятся во мне уже навсегда.

Не менее эмоциональным был и матч с Динамо. Это уже было осенью, после деления на шестерки. Адамович реализовал выход один на один. Счет 0:1 в пользу минчан сохранялся до последних минут, все шло к домашнему проигрышу, но тут на последних минутах Филипенко оформляет дубль. Господи, это было что-то невероятное, я не знал, что тогда делать от счастья. В кукле я и плакал, и кричал благим матом (вообще, я довольно часто кричал в ней матом), это было удобно делать. Я был в большой голове один на один с собой, поэтому зачастую приходилось вести какие-то интеллектуальные разговоры и делиться мыслями вслух.

- Наверняка были какие то и не совсем приятные моменты?

 – Были и неприятные моменты. Например, когда играли с Шахтером из Караганды, я не мог проходить за лавки к первым секторам восточной трибуны из-за постоянных угроз со скамейки казахстанского персонала. Вообще, они довольно по-хозяйски вели себя, и угрозы вроде «иди, а то я тебе сейчас начищу» абсолютно не красили их. Но такого было очень мало, поэтому в моей памяти это находится на самой дальней полке. Еще мы часто перекидывались парой фраз с Виталием Родионовым после матче. Это было на уровне «как дела?», но все равно было приятно. Правда, я не знаю, разговаривал ли он с кем-то конкретным или с Батошей. Вообще, Родионов один из тех, кого я уважаю и как человека, и футболиста. Считаю, что он обязательно должен оставаться тренером в структуре клуба, потому что он один из хранителей философии БАТЭ, а это дорогого стоит.

- Как оценишь свой первый сезон в роли Батоши?

В целом же, мой первый сезон в роли Батоши прошел довольно успешно. Я быстро освоился и искал какие-нибудь фишки для себя. В интернете я старался находить какие-нибудь ролики с маскотами, чтобы что-то подчерпнуть для себя. Больше всего мне нравились разные приколы, которые делал и продолжает делать маскот МЮ. Также в баскетболе мой кумир талисман Чикаго Буллс. Да, иногда он вытворяет, казалось бы, ужасные вещи, вроде швыряния в поп-корна в зрителей, но выглядит круто. И, что самое главное, людям это нравится и они его любятНо, конечно, перенести все это в наши реалии сложно. В первую очередь из-за того, что у нас это движение не развито. Да и в спорте у нас есть посерьезней проблемы, чем эта. Думаю, в нашей стране еще долго будут расценивать маскота как просто куклу, которая ходит во время матча и все.

Можно отметить разве что активность БГК им. Мешкова, у них маскот более активный. Они не так давно проводили акцию, где их маскот зазывал всех на гандбол. Позитивный ролик вышел, но там еще и сам Брест довольной позитивный город, по-европейски реагирующий на разные активности. Это круто. Но не стоит забывать, что европейские маскоты получают значительные суммы. Их труд оценивают достойно, поэтому они затрачиваются больше. Да, я получал какие-то деньги. В первый сезон это было 150 т.р. (до деноминации), потом 200 т.р.. Это было за один матч. Но получал я всегда за два месяца. Поэтому была довольно неплохая сумма для карманных расходов, чтобы я мог не тревожить своих родителей. Но деньги для меня были не главным. Итак, идем дальше. Перезимовав, я с радостью входил в новый сезон-2014. Очень эмоциональный год со всех сторон. Конечно же, главной новостью того года было открытие Борисов-Арены. Это обсуждалось повсюду. Я ждал с нетерпеньем, когда уже можно будет увидеть, что же это за чудо. Сроки откладывались, но, слава Богу, не было катастрофической задержки. Жалко, конечно, что торжественное открытие было без участия БАТЭ, потому что до финала Кубка страны мы тогда не добрались. Но зато уверенно разобрались со Слуцком в дебютном матче на новом месте.

- Помнишь своей первый матч после переезда на «Борисов-Арену»?

– Да уж, что же за чудесный день был тогда во всех смыслах. Я приехал часа за два до матча, чтобы получить новый пропуск, познакомиться с новым местом, где буду переодеваться и посмотреть, где я должен буду ходить теперь. Тесная и сырая коморка, в которой чего только не было, сменилась на уютную раздевалку со шкафчиками и душевой. Конечно, я могу преувеличивать, но ведь меня этот переезд тоже затронул, поэтому я также считал себя частью команды. Перед матчем я переодевался вместе с мальчишками, которые выводили футболистов. Они были очень рады, увидев, кто скрывается внутри куклы. На новом месте мы познакомились с уборщицей, она часто помогала мне расстёгивать куклу, потому что на ней был замок, до которого трудно было достать самому.

Конечно, первые месяцы посещаемость была сумасшедшей. Через пару туров было еще и классико, которое собрало рекордное количество зрителей. В то время я просто-напросто не успевал переходить из одного места в другое, потому что со мной фотографировались просто и постоянно. Было много людей, которые фотографировались со мной каждый матч, и я даже уже знал их в лицо. Атмосфера была просто шикарной. Новая обстановка вдохновляла настолько, что после каждого матча я вылезал из куклы очень и очень мокрый и уставший. После каждого матча я проверял разные сообщества, чтобы увидеть какие-нибудь фотографии Батоши. Мне хотелось хотя бы так понимать, что люди видят со стороны.

Конечно, Борисов-Арена за три года уже имеет довольно яркую и насыщенную историю. Но если спросить о самом памятном матче, то здесь, как и многие болельщики, я назову ту самую игру с Дебреценом. У меня есть с того матча не менее прекрасная фотография, которая напоминает о том дне и освежает те чувства вновь и вновь. Казалось, что в тот вечер Батоша вместил в себя все крики заполненной Арены. Мы много побед вырывали на последних секундах, но эта. Я помню все, что я чувствовал в том матче. Моей мечтой было поработать на групповом этапе лиги чемпионов (ниже я расскажу, почему она не сбылась). Все знают исход той встречи. Знают и то, какой трудной во всех смыслах была евроосень.

На групповом этапе, как выяснилось потом, маскотам запрещается работать во время матча. Время нахождения строго регулируется стюардами. Перед первым домашним матчем группы лч, меня завели в кабинет к представителю УЕФА, который и рассказывал мне о всех этих правилах. Конечно, мне было обидно, потому что очень хотелось быть с командой в такие важные матчи, но увы. За развитием событий я следил в своей раздевалке с помощью текстовой трансляции. Игра с Шахтером запомнилась мне тем, как в перерыве ребята шли к своей раздевалке (я видел это, стоя на коридорах). Ниже всех голову опустил Сергей Черник, было видно, что ему не по себе, что все валится из рук. Тогда я принял решение не выходить на разрешенные мне пару минут в перерыве и после матча, потому что не хотел никому мозолить глаза. А матч с Атлетиком я читал под разрывающиеся от шума трибун стены. Казалось, что вот-вот все рухнет от такой сильной радости болельщиков. После матча я успел пожать руку только Родионову. Опять же, мои действия очень ограничивались стюардами. Зато после Лиги Чемпионов было настолько приятно работать на матчах чемпионата, вы не представляете. Такая свобода действий дорогого стоит. В целом же, переезд на Арену состоялся. Были яркие матчи, евроосень и чемпионство. Межсезонье было переживать сложно, потому что все время хотелось вернуться на стадион. Зато было круто вновь облачиться в Батошу раньше начала сезона, потому что я был задействован в мероприятии по презентации новой формы на сезон 2015. Мы переодевались в вип-зале кинотеатра «Октябрь» в Борисове вместе с Родионовым, Младеновичем и Сарокой, а потом через нас прошли сотни болельщиков для того, чтобы сфотографироваться. Конечно же, перед выходом, Батоша не упустил возможность запечатлеть этот момент, чтобы можно было вспоминать об этом.

- Наверное было очень грустно расставаться с Батошей?

 – Сезон-2015 я отработал не полностью, потому что летом мне нужно было поступать и полномочия я передал своему другу Никите, с которым мы вместе занимались в театральной студии. Для меня стало большой неожиданностью то, с какими чувствами я расставался с этой работой. Несколько домашних матчей я пропустил специально, лишь бы не видеть то, как Батоша теперь не я, а кто-то другой, пусть и мой хороший друг. Потом я все-таки пришел на стадион, но старался не смотреть в сторону маскота, чтобы опять же не впасть в ностальгию. Также, к удивлению, я понял, что отвык смотреть футбол живьем. Были очень смешные ощущения, когда я порой отключался от матча и разглядывал Арену, потому что она казалась мне новой. Теперь же я простой болельщик, который очень переживает за команду и следит за всеми её новостями. Я всегда читал Голс.бай, а позже Трибуну, но все никак не регистрировался там. Вот в ноябре 2016-го я завел свой аккаунт, общаюсь на форуме болельщиков нашего клуба, угадывая стартовые составы на матч. Потихоньку начал выбираться на гостевые матчи.

То, что когда-то я был Батошей, уже навсегда останется в моей памяти. Для меня это было увлекательной историей и стало уже приятными воспоминаниями. Теперь главным стал Маланка Грук и Батоша уже как дедушка, но, что сделать: время идет, все меняется. От себя я очень хочу пожелать удачи нашим парням в концовке этого сезона. Мне приятно видеть то, какая классная у нас команда (именно команда!). Пусть не всегда что-то получается, пусть бывают какие-то спады, это неважно. Важно то, как мы пройдем через все трудности. От себя я заявляю, что буду с командой в любые времена. А всем остальным, кто видит этот материал, хочу пожелать любить свой клуб и не отворачиваться от него, несмотря ни на что.

Автор
  • Rino

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья