android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Только Брест и только Динамо!

Теги Динамо Брест Кирилл Премудров Александр Коледа

Александр Коледа: «У «Динамо-Брест» долг только по зарплате — около 5 млрд»

— Вы работаете в своей должности с мая. Не успели пожалеть?

— Знаете, я придерживаюсь в жизни несколько иного принципа: пройдут годы, и ты будешь гораздо больше жалеть о том, чего не сделал, чем о том, что сделал не так. Лучше я когда-нибудь пожалею о том, что что-то сделал не так, чем буду жалеть, что не попробовал сделать что-то для клуба. В такой ситуации, когда, прямо скажем, вообще не было желающих возглавить его. А я люблю футбол, давно болею за «Динамо». И поэтому решил попробовать, что возможно сделать. Ситуация, конечно, трудная. Даже более трудная, чем я себе представлял, но, тем не менее, слово «жалеть» не подходит.

— Насколько тяжелая ситуация? Что вам оставили предшественники?

— Сразу хочу отметить, что о предшественниках ничего плохого не могу сказать, потому что они делали все, что могли. Даже некоторыми плодами их работы мы пользуемся сейчас. В июне, когда ситуация была сверхкритическая (клуб фактически находился вообще без денег), мы выставили на продажу офис. Он был приобретен в то время, когда руководителем клуба был Владимир Михайлович Шишко. Когда клуб был в хорошей финансовой ситуации, прикупили этот офис, который и сегодня оценивается в четыре раза дороже, чем в момент покупки. По крайней мере сегодня есть что продать. В бытность Владимира Александровича Базанова, которого журналисты очень критиковали по разным поводам, была построена база в Красном дворе. Последний руководитель – Вячеслав Сашко – пару лет в одиночку тащил клуб, потерял здоровье на этом. И сегодня, уже не являясь председателем клуба, мне очень помогает. В самые критические ситуации, пусть и не небольшими финансовыми средствами, но именно он поддерживает команду. Я скажу так: хозяйство трудное, но я не считаю, что в этом вина моих предшественников.

— Но вы же понимали, куда шли?

— Безусловно. Кто если не я – в этой ситуации получается именно так. Риск, конечно, очень большой. Не скрою, финансовая ситуация сегодня в клубе крайне сложная. В последние дни о кое-каких средствах удалось договориться с нашими потенциальными инвесторами, но это еще не решает проблему. Лишь самые «кричащие» направления прикрыты. А в целом ситуация по-прежнему очень сложная.

— Когда вы соглашались на должность председателя правления клуба, у вас был какой-то бизнес-план?

— Конечно, были наметки. И меня очень подкупило, что меня, можно сказать, уговаривал заняться клубом мэр Бреста. Хотя он, по большому счету, не спортивный человек, но, я считаю, современно мыслящий менеджер, который прекрасно понимает, что значит для Бреста футбольная команда. Здесь это не просто поедатель бюджетных денег, а и настроение людей. Да и вообще, футбол – это народная игра. Как бы другие виды спорта ни кичились и не пытались заявлять о себе, всенародной любовью пользуется футбол. И даже у меня такая система: футбол – отдельно, а все остальные виды спорта, пусть и очень популярные – отдельно.

— Сразу после назначения состоялась встреча с командой. О чем говорили там, что вы обещали и что игроки просили у вас?

— Их просьба была очень простая и закономерная – чтобы клуб рассчитался по тем обязательствам, которые имели место. Я считаю, что это совершенно закономерная постановка вопроса. Естественно, в их ситуации, на их месте я бы поступил точно так же. Я им рассказал о реальной ситуации в клубе на сегодняшний день, какие шаги намерен предпринять и в перспективе, и в ближайшее время, чтобы попытаться эту ситуацию выправить. Но я не скрывал, что за месяц-два ее кардинально изменить не удастся. Я рассчитывал, что более-менее получится что-то изменить в лучшую сторону за 3-4 месяца. Первый месяц было крайне тяжело, и только сейчас чуть-чуть легче, но все равно по-прежнему сложно.

— Сейчас можно сказать, что срок в 3-4 месяца требует корректировки?

— Возможно.

— Насколько?

— Так же и футболисты хотят, чтобы я назвал конкретную дату. Это очень сложно. Я очень верю в то, что до конца сезона удастся. В принципе, если от сегодняшнего дня отсчитывать, это и есть 3-4 месяца. Я рассчитываю, что все-таки до конца сезона получится договориться с титульными спонсорами. Сегодня идут переговоры, но они непростые. Как ни странно, иногда больше готовы помогать те организации, которые сами находятся в непростом положении. Остальные, наверное, потому и получше живут, что не хотят никому помогать.

— Мы говорим о сроках до конца сезона, но сейчас все больше слышно, что команда чуть ли не завтра может прекратить существование.

— Насчет того, чтобы прекратить существование, конечно, это преувеличение. Но то, что команду могут покинуть некоторые ключевые игроки, такое возможно. После последней игры первого круга я встречусь с футболистами лицом к лицу и определимся в позициях: что можем позволить себе мы и что в такой ситуации могут позволить себе игроки. Сейчас, конечно, у них право выбора есть, потому что, как ни крути, клуб перед ними свои обязательства не выполняет. Даже если мы за месяц-другой заплатим им то, что должны, это все равно кардинально не решит проблему, долги останутся очень большие. Но в любом случае мы будем стараться найти взаимоприемлемое решение с теми, кто захочет уйти. Искусственно создавать препоны не будем и, конечно, будем договариваться по-джентельменски. Потому что, как говорится, не плюй в колодец. Еще не известно, как ситуация повернется через год. Может, мы будем процветать и игрокам придется проситься к нам в команду. Надо все цивилизованно решить, потому что, конечно, у футболистов есть право в суд обратиться.

— Вы к этому готовы?

— Естественно. Но ситуацию это не изменит для футболистов, лишь немного ухудшит ее для клуба. И если на клубном счете нет денег, никакой суд игрокам их не вернет в ближайшие дни. Я не вижу просто смысла прибегать к судебным разбирательствам. Тем не менее это право футболистов – я не могу им это запретить. В ином случае, если они получат какие-то предложения от других клубов, мы их рассмотрим и не будем доводить дело до судов.

— Раньше можно было зарабатывать как раз на продаже игроков.

— А сейчас ситуация такова, что в Беларуси клубов, которые в состоянии заплатить за игроков, практически нет. Даже наши три гранда тоже начали немного считать деньги и, скажем прямо, не горят желанием раскошеливаться. А что тогда говорить о других клубах.

— Вы говорили, что клуб не в состоянии потянуть зарплатную ведомость игроков. Разговаривали ли с ними о понижении зарплаты?

— Конкретно после первого круга будем говорить, но директор клуба с рядом игроков уже проводил такой разговор и поставил их в известность, что ситуация развивается так, что если мы не можем в настоящее время платить то, что прописано, то и в дальнейшем тем более не сможем. Однозначно будут пересматриваться контрактные обязательства. Мы начали с офисных работников. Им с июля по ряду позиций зарплату уже уменьшили.

— Вы же понимаете, что это может привести к уходу из команды не только ключевых игроков, а чуть ли не всех?

— Скажем так, я все это понимаю, но не будем друг друга пугать.

— Одно из первых ваших решений после назначения было выставление на продажу клубного офиса. Почему именно он и не было ли других источников дохода?

— Еще перед моим приходом мне в горисполкоме говорили, что другого варианта нет, кроме как выставлять офис на продажу. Я сразу сказал, что с таким решение торопиться не стоит. Не надо быть большим экономистом, чтобы понимать: в кризисные времена недвижимость продают только бедные. Богатые люди в кризис скупают недвижимость, понимая, что через какое-то время она, безусловно, станет дороже. Поэтому я считаю, что, с точки зрения экономики, продажа офиса – это неправильный шаг. Но когда пришло время мне знакомиться со всем хозяйством и вариантами дальнейшего развития клуба, я посмотрел сам офис и понял, что чтобы его содержать, нужно вкладывать деньги. Он в хорошем состоянии, особенно внешняя часть, но внутри что-то требует доработки. Поэтому если у клуба не хватает денег, чтобы заплатить футболистам, а еще реконструировать офис, средств тем более не хватит. Поэтому я пришел к выводу, что в нашей ситуации не остается другого выхода, кроме как выставить его на продажу. С другой стороны, я понимаю, что такое здание может купить только статусный покупатель.

— Была информация, что были заинтересованные люди из Польши.

— Звонили и из России, и из Польши, и из Беларуси. Это здание было построено в польский период. И мало того, что представляет собой историческую ценность, я еще посмотрел старые фотографии и увидел, что здание сохранило аутентичный вид. Плюс месторасположение хорошее: в самой лучшей части города самое лучшее место. Понятно, что цена здания такова, что мелкий предприниматель не может себе его позволить. Должен быть серьезный инвестор. Интерес был, но время покажет, как он материализуется. И еще скажу, что мне уже намекали о снижении цены.

— Вы готовы ее понизить?

— Морально нет. Потому что считаю, что здание стоит этих денег (около 13 млрд рублей). Более того, я считаю, что оно стоит дороже, чем его оценили. Я не готов пока идти на понижение цены, особенно на радикальное. Об этом и речи не может идти. Тогда нет никакого смысла. Продать здание и только рассчитаться с футболистами – слишком мелкая цель.

— Вы говорили, что за сумму, которую планируете выручить, хотите рассчитаться с футболистами, закрыть долги и войти в следующий сезон. Это реально?

— Вообще, реально.

— Тогда спрошу прямо: какова сумма долга у «Динамо-Брест»?

— Долг большой даже только по зарплате.

— Больше 10 млрд?

— На сегодняшний день не больше 10 млрд. По зарплате – около пяти. Есть и другие долги, но в общей сложности не больше 10.

— Вы же должны еще и бывшим игрокам?

— Должны, но там уже не такие огромные суммы.

— Насколько сейчас к клубу повернута власть города?

— Мэр высказывает поддержку и в нескольких критических ситуациях помогал. И поиск титульного спонсора сейчас ведется в том числе и с участием мэра Бреста. В этой части поддержка есть. С другой стороны, если брать чисто финансовый аспект, у города просто физически нет средств, чтобы какую-то финансовую поддержку оказывать. Тем более тут есть нюансы правового характера, что власть напрямую из бюджета не может помогать. Поэтому я рассчитывал в первую очередь на помощь по поиску стратегического инвестора. В этом мы находим понимание и ведем разговор с мэром в одном русле.

— Тяжело ли со спонсорством в Бресте?

— Безусловно, тяжело. На этом сказывается состояние страны в целом. Даже в тех организациях, которые давно сотрудничают с футбольным клубом и настроены на дальнейшее сотрудничество, сегодня очень непростая ситуация. «Вторчермет» попал в тяжелейшую финансовую ситуацию, но не по своей вине. Если бы с этой организацией рассчитались, то она бы могла больше помогать клубу. Схожая ситуация и на некоторых других предприятиях. Поэтому очень сложно. И, конечно, в Брестской области экономика построена таким образом, что мы, можно сказать, единственный регион, где нет экономического гиганта. Здесь больше средних предприятий. С точки зрения поддержки клуба, это не очень хорошо, потому что нет такого предприятия, которое могло бы действительно закрыть все потребности. Тем не менее будем искать.

— Брестская область богата на талантливых футболистов. Почему бы не выстроить систему, как, например, в БАТЭ и «Динамо-Минск», с последовательным ростом игроков?

— Это является одной из моих задач, чтобы футболисты Брестской области не пропадали просто так. Естественно, часть какая-то будет уходить, но основу клуба должны составлять доморощенные футболисты. В противном случае я не вижу никакой перспективы.

— В начале сезона были предложения по Кириллу Премудрову?

— Были, есть они и сейчас.

— Не считаете ли вы, что можно было его продать в начале сезона за большую сумму, чем сейчас?

— Не знаю, какие именно были предложения в начале сезона (если честно, не вдавался в подробности), но мы имеем то, что имеем. Сегодня есть к нему определенный интерес, причем даже со стороны не одного клуба, но такого, чтобы его рвали на части, нет.

— Вы готовы с ним расстаться?

— Мне бы хотелось, чтобы он играл в Бресте, но если будут нормальные предложения и захочет сам Кирилл, у меня просто нет морально права его удерживать. Да и не только морального, но и реальных рычагов.

— Как вы относитесь к поступку болельщиков, подаривших команде форму?

— Молодцы болельщики, что поддерживают команду в любых условиях. Клубу стыдно, а болельщики молодцы в этой ситуации. Конечно, это наша задача – обеспечивать игроков экипировкой, но, думаю, одна из целей акции была в том, чтобы показать руководству, что там сидят нехорошие парни.

— А вам лично не стыдно в этой ситуации?

— Если уж на то пошло, то стоит напомнить, что майки дарили еще до меня. Но, естественно, это не отговорка, потому что еще несколько месяцев подобной ситуации, и при мне могут такое сделать. Конечно, стыдно, и даже не то слово стыдно. Я бы даже сказал, что для руководства клуба это унизительно. Именно для руководства.

— Как сейчас строится работа с болельщиками?

— Есть определенные наметки, но, честно говоря, в связи с финансовыми проблемами мне больше приходилось бегать и заниматься другим. Сейчас работа с болельщиками идет такими отрывочными мероприятиями, а системы, которую я хотел бы видеть, сегодня не наблюдается. Но я считаю, что она будет выстроена в достойном виде. Я могу сказать (особенно наблюдая за другими болельщиками), что в Бресте они наиболее преданные. Команда уступает, но фанаты и большая часть болельщиков все равно поддерживают команду. Это, можно сказать, европейский менталитет: как бы ни складывалась ситуация, это все равно твой клуб, команда твоего города, и ты его просто априори поддерживаешь, потому что ты житель Бреста, любишь футбол.

— Болельщики, с которыми я разговаривал перед матчем, во всех проблемах винят руководство клуба и города.

— Если в клубе есть проблемы, в первую очередь виновато руководство. Это само собой. Единственное, я бы не стал уже сильно винить городские власти, потому что в сегодняшней ситуации (а я знаю реальное положение вещей в экономике Бреста, вижу, как работает наш мэр, какие проблемы ему приходится решать), не стал бы винить руководство города.

— Вы готовы ко встрече с болельщиками, если они попросят?

— Готов, хотя понимаю, что меня там ждет. Обструкция, скорее всего. Но если от этого станет легче, я готов.

— До какого уровня вы готовы идти в поисках помощи? Скажем, вплоть до президента?

— Я не думаю, что президент будет заниматься делами отдельно взятого клуба. Да, хорошо, что сегодня есть какая-то система поддержки клубов, которая помогает держаться им на плаву. Но если принципиально подходить, то я считаю, что в массе своей футбол должен привлекать частного инвестора. У нас должен появиться свой условный Абрамович, который захочет сделать хороший клуб в Бресте. Конечно, он потратит свои деньги, и к нему должно быть соответствующее отношение, какие-то определенные послабления, преференции. Предприятия, которые могут помогать клубу, в массе своей государственные. У них, как правило, есть огромная социальная нагрузка. А думать, что я напишу президенту письмо и он начнется заниматься делами брестского «Динамо», было бы слишком наивно.

— Согласно Указу, футбольные клубы должны стремиться к 50% самоокупаемости. Но в Бресте это же нереально.

— Да, сегодня это нереально. Мне все говорят, чтобы зарабатывал деньги, да я и сам знаю, что это необходимо. Но на чем может заработать «Динамо-Брест»? Стадион нам не принадлежит, прибыль от билетов нас не касается. У нас есть только база и офисное здание.

— На матче с «Шахтером» появилась палатка с атрибутикой.

— Не будем смешить людей, сколько дохода она принесла. Тем не менее копейка рубль бережет. Если брать сегодняшний день, то у клуба минимальные возможности для зарабатывания денег. Если вести разговоры с частными инвесторами, то можно обсуждать рекламные контракты. Футболистов продать? Кому-то же надо играть. Поэтому это может быть лишь как временная мера.

— Вы как-то говорили о билбордах в городе.

— Мне хочется, чтобы была в городе на таких щитах надпись «Твой город! Твоя команда!». Чтобы там были фотографии узнаваемых среди болельщиков игроков. Но подождем, пока закончится первый круг.

— Может, некого будет размещать?

— Не в этом вопрос, а в том, будут ли эти лица узнаваемые.

— От каких пунктов в своем бизнес-плане вам пришлось отказаться после того, как вы увидели реальное положение вещей?

— Есть вещи, от которых еще, возможно, придется отказаться, но я еще ни одно направление не отбрасываю. По каждому пункту есть шансы. Да, где-то они уже свелись к небольшому проценту, но, по крайней мере, ничего не закрыто на ноль.

— Вы амбициозны?

— Смотря в чем. Если говорить конкретно о моей работе в качестве руководителя футбольного клуба, то смотря до каких пределов моя амбициозность распространяется. В спортивном плане я, например, хочу привезти сюда Лигу Европы. Это как минимум. Если появится достойный инвестор, который будет готов содержать команду, я уступлю и ему, и определенному им менеджменту без всяких оговорок и без обид. Буду помогать в любом качестве, в каком только предложат. Если в роли простого болельщика, будут сидеть на трибуне и кричать в поддержку команды. Я не переживаю от того, что если у меня что-то не получится, придет другой. Моя основная работа как раз в этом и заключается – найти человека. И если он захочет полностью взять клуб на себя, сам возглавить – никаких проблем.

— Вы готовы уговаривать спонсоров?

— Я готов идти так далеко, как готов идти спонсор. На любые условия, любые преобразования, лишь бы это было на пользу клубу.

— Когда команда не добивается результата, тренеры подают в отставку.

— Я понимаю о чем вы. Мы с Сергеем Петровичем Ковальчуком договорились, что после первого круга поговорим.

— Вы уверены в том, что ваша деятельность, осуществляемая с момента назначения, заслуживает того, чтобы вы и дальше работали.

— Когда увижу, что не заслуживает, не буду держаться за свое кресло. Но сегодня я не вижу, кто бы захотел взвалить на себя эту ношу.

— Но разве это правильно, когда людей назначают от отсутствия альтернативы?

— Конечно, это очень плохо. Я бы хотел, чтобы здесь ссорились за эту должность. Но сегодня ситуация такова, что просто нет желающих. Меня это не расслабляет ни в коем случае, но все равно хотелось бы, чтобы меня подпирали. Это стимул какой-то. Сегодня он у меня зиждиться лишь на любви к футболу, любви к городу, любви к команде.

— Кто должен руководить клубом: бизнесмен, чиновник или человек из спорта?

— Если брать именно правление, я считаю, что это должен быть тот, кто вкладывает деньги, то есть бизнесмен. Тот, кто платит, тот и заказывает музыку.

— Что вы можете пообещать игрокам и болельщикам?

— Вы меня все толкаете на конкретные обещания, а я придерживаюсь такой точки зрения: пообещал – выполни. Я могу только пообещать, что клуб будет жить. Что от меня зависит, я сделаю все. И не буду никому жаловаться, если, не дай бог, что-то не получится. Но я верю, что получится.

— Может, вы что-то хотите попросить у игроков и болельщиков?

— Игрокам я лучше свои пожелания в глаза скажу. А к болельщикам у меня всегда только одна просьба: поддерживайте команду в любую погоду. Независимо от того, штормит ее или тишь да гладь. Поддерживайте всегда. Это наша команда, поэтому не гоже метаться из стороны в сторону и делать резкие движения, если вдруг ситуация пошатнулась. Поддерживайте «Динамо-Брест» всегда, независимо от того, кто ее возглавляет и кто в ней играет.

Фото: Виктор Козловский, dynamo-brest.by, offside.by, belsat.eu

Источник: offside.by

Автор 
РЕЙТИНГ +13

Свежие записи в блоге

21 августа 2016 13:54
Перестройка в Бресте. Что стало с местным «Динамо» после первого круга

13 июля 2016 23:43
Яга пала. Динамо Брест обыграл Ягеллонию из Белостока

13 июля 2016 11:50
Динамо в Польше. День четвертый

12 июля 2016 13:32
Динамо в Польше. День третий

11 июля 2016 18:07
Дмитрий Аснин: «В Ягеллонии был неделю на просмотре»

11 июля 2016 13:46
Динамо в Польше. День второй

10 июля 2016 13:49
Первый экзамен Ягой не прошли. Фотообзор матча Ягеллония - Динамо Брест

10 июля 2016 00:25
Бой с Ягеллонией. Ягеллония 1-0 Динамо Брест

9 июля 2016 01:08
Всё, что нужно знать о потенциальных новичках брестского «Динамо»

30 апреля 2016 13:30
Верон Огар: «В «Нафтане» было так: если ты друг тренера – играешь, нет – не играешь»

Сегодня родились

Лучшие материалы