Блог Футбольное поле

Футбол – единственная радость Бурунди. В стране война, нищета и репрессии, люди живут на доллар в день

Кубок Африки – лучший турнир лета хотя бы потому, что знакомит нас с новыми странами.

Один из самых колоритных гостей этого розыгрыша – сборная Бурунди. Она никогда не играла на международных турнирах и считается слабой даже в Африке. 

Бурунди стартовало с поражения от Нигерии, а в четверг вместе с Мадагаскаром презентует самый экзотичный матч турнира. 

Про Мадагаскар мы писали, теперь рассказываем о Бурунди.

В 90-х в Бурунди бушевала гражданская война. Она заморозила футбол и погрузила страну в нищету

Бурунди – небольшая страна на востоке Африки, одна из наименее развитых в мире: занимает последнее место в индексе счастья и 185-е (из 189) в рейтинге мирового развития ООН (ниже Сирии и Палестины).

В 1962-м Бурунди получило независимость от Бельгии, и с этого момента началась борьба за власть между этносами тутси и хуту (между ними мощные классовые различия: тутси – привилегированный класс, хуту – бедные крестьяне). К началу 90-х конфликт достиг пика, и в 1993-м, после первых в истории Бурунди демократических выборов, вспыхнула гражданская война.

До начала войны футбол в стране бурно развивался: сборная занимала 93-е место в рейтинге ФИФА (их лучший результат в истории) и претендовала на участие в Кубке Африки-1994, молодежная команда взлетела в полуфинал молодежного Кубка Африки-1993 и квалифицировалась на молодежный чемпионат мира 1995 года.

Но война убила футбол в Бурунди. В 1994-2002 гг сборная пропускала квалификации чемпионата мира и Кубка Африки. Золотое поколение, которое сверкало на молодежном уровне, бесследно растворилось.

Сборная ограничивалась нерегулярными товарищескими матчами, но и они проходили странно из-за общего хаоса. В 2001 году перед товарняком с региональной командой игрок Бурунди (его имя до сих пор неизвестно) заплатил коллегам по сборной, чтобы они покинули поле сразу после исполнения гимна – говорят, так он сливал главного тренера. ФИФА помогала местной федерации футбола, но бросила в 2003 году, когда исчез транш в 114 тысяч долларов.

Футбол был не главной проблемой – страна погрузилась в перманентный хаос. В сборной Бурунди-2019 нет игрока, семью которого обошла стороной гражданская война. 

Много сюжетов о том времени рассказал ветеран сборной – Селемани Ндикумана. Они с семьей бежали в Танзанию, но потом вернулись и застали часть войны: «Дедушка позвонил нам и радостно сказал: «Теперь вы можете вернуться! Стрелять перестали, только иногда грабят дома». Мы вернулись, но в Бурунди еще было плохо. По улицам ходили люди с оружием, которые смотрели на твой нос и определяли, кто ты – тутси или хуту. Днем более-менее тихо, но с пяти вечера начиналась стрельба. И так ежедневно». 

Танзания была одним из самых популярных маршрутов бегства. Страна спасала жизни, но там были кошмарные условия. Вингер сборной Элвис Камсоба (сбежал в 12 лет) с ужасом вспоминает лагерь беженцев: «Мы жили в огромных бараках. Я почти не видел машин (только скорую или полицейскую), мы играли тем, что находили на улице. За все детство я посмотрел только один матч, потому что у нас не было телевизора».

И таких, как Камсоба – сотни тысяч.

Война то ослабевала, то вспыхивала вновь, и закончилась в 2005-м с очень печальными последствиями: около 300 тысяч погибших и 500 тысяч сбежавших. При этом за 12 лет противостояния население страны все равно выросло: в начале войны в Бурунди жили 5,5 млн человек, на момент окончания – 6,5 млн.

Президент Бурунди обожает футбол и репрессии

После окончания войны Бурунди возглавил представитель тутси Пьер Нкурунзиза. У него не получилось вывести страну из кризиса, но по официальным данным президента любит народ. Его дважды переизбирали, в обоих случаях за него голосовала большая часть бурундийцев: в 2005-м – 91%, а в 2010-м – 63%.

Нкурунзиза у власти с 2005 года и очень не хочет уходить. Хотя за него и голосует большинство, но многим он не нравится. Пьер решает вопрос с оппозицией радикально

В 2010-м при загадочных обстоятельствах убили журналиста Эрнеса Манирума, который расследовал связь правительства Бурунди с конголезскими боевиками. По версии расследователя, власти поставляли преступникам оружие в обмен на ценные ресурсы. Убийцы уничтожили все материалы расследования Манирума. Оппозиция в Бурунди уверена, что заказчик – президент.

В 2010-м Нкурунзиза создал молодежную организацию «Имбонеракуре». Численность – около 100 тысяч мужчин. Их учат драться и обращаться с оружием (в основном – с мачете), а потом выдают форму и используют как персональную армию президента. Члены «Имбонеракуре» разгоняют митинги, охотятся на оппозиционеров и охраняют Пьера на мероприятиях.

«Правительство делает все возможное, чтобы создать однопартийное государство», – заявил лидер оппозиции Агатон Рваса в интервью The Guardian в 2014-м.

В свободное от репрессий время Нкурунзиза занимается футболом.

Он построил 10-тысячный стадион в городе Бужумбура (здесь играет сборная), проложил к нему асфальтовую дорогу (единственную в этом районе), которую назвал в честь жены. С 2007 года он спонсирует футбольный клуб «Лю Мессажи» (по версии Пьера, клуб финансируют «доброжелатели Бурунди», но в стране уверены, что это проект президента), который недавно оформил повышение в высший дивизион.

Звучит кошмарно, если знать один факт: большинство жителей Бурунди живет на доллар в день.

Президент и сам обожает гонять мяч. Нкурунзиза создал команду «Аллилуйя», в ростере которой футбольные ветераны и сам президент на позиции центрфорварда. Каждый день в 16:00 президентский кортеж из нескольких бронированных джипов едет мимо стадиона на тренировочную базу, где Пьер около часа упражняется с мячом. 

Команда сопровождает Пьера в командировках по Бурунди и играет с местными выставочные матчи. Обычно игры проходят в лайт-режиме: соперники услужливо позволяют ему забивать сколько захочется. Но однажды что-то пошло не по плану.

По данным AFP, матч «Аллилуйи» в одном из провинциальных городов закончился увольнением местных чиновников. Оказалось, они не нашли профессиональных игроков и наняли для игры беженцев из Конго. Конголезцы не знали, против кого играют, и вовсю лупили президента по ногам. Не привыкший к такому Нкурунзиза рассвирепел, уволил чиновников под формулировкой (для общественности) «подготовка госпереворота». 

Федерация футбола Бурунди – нищая. Деньги на Кубок Африки собирали всей страной

В марте 2019-го Бурунди пережила самый счастливый момент в 21-м веке. 

Сборная обыграла Габон в финальном туре квалификации Кубка Африки, застолбила вторую строчку в группе и ворвалась в финальную часть. Обамеянг вернулся в Лондон, а сборная ноунеймов из крохотного государства впервые попала на континентальное первенство.

Бурунди сошло с ума и на несколько часов в страну вернулось счастье. После финального свистка игроки образовали круг в центре поля, встали на колени и молились. По всей стране люди хлынули на улицы праздновать. «Как только прозвучал свисток, мы увидели радость болельщиков, – вспоминает форвард «Стока» Сайдо Берахино. – Люди праздновали и не ходили на работу еще два дня».

Оказалось, что праздновать рано – участие в Кубке Африки было под угрозой. Президент федерации футбола Реверьен Ндукирийо объявил, что у сборной есть всего 200 тысяч долларов – сумма, которой явно недостаточно для поездки на турнир в Египет:

«Нам по-прежнему нужна финансовая поддержка. Мы пытаемся добиться ее от правительства и других партнеров. Мы также просим помощи у всех, кто радовался выходу команды на Кубок африканских наций. Мы открыли банковский счет, на который можно перевести деньги».

Местные медиа подсчитали, что федерации не хватает около 150 тысяч долларов.

Поездка на Кубок Африки – эпохальное событие для Бурунди, а градус любви к сборной после успешной квалификации резко вырос, поэтому на краудфандинг моментально откликнулись. Весь апрель и май Ндукирийо ездил по стране и собирал донаты от банка Bancobu (10 тысяч долларов), страховой компании Socabu (3 тысячи), национального телевещателя (2,5 тысячи), национальной почты (2 тысячи) и еще пары десятков компаний. О всех поступлениях Ндукирийо докладывал через твиттер федерации – там много селфи с гигантскими чеками.

Параллельно сборная старалась экономить: на майских сборах в Катаре тренерский штаб отказался от тренировок в суперсовременном спортивном центре Aspire из-за высокой цены – 140 долларов на игрока.

План сработал: к началу июня федерация собрала 104 тысячи долларов и отправила сборную на Кубок Африки

Бурунди все еще в нищете, из нее массово бегут люди. Футболисты мечтают изменить имидж страны

Гражданская война в Бурунди закончилась 14 лет назад, но страна еще не вышла из кризиса. Несколько грустных фактов:

• за чертой бедности живет 60% бурундийцев,

• средняя продолжительность жизни – 40 лет,

• за последние три года из страны сбежали почти полмиллиона человек,

• Бурунди попадает в мировые новости только по негативным поводам: например, в 2015-м ООН осудила массовые убийства граждан полицией во время попытки военного переворота.

В ближайшее время ситуация вряд ли поменяется: в 2015-м Нкурунзиза вопреки конституции и баллотировался на третий срок. Он заканчивается в 2020-м, но почти наверняка президент снова что-нибудь придумает.

Для местных футбол – единственная радость. Это понимают и игроки, многие из которых сами прошли через нищету. Поэтому они воспринимают Кубок Африки как шанс порадовать народ и изменить имидж Бурунди.

Но пока в стране все беспросветно. По данным ООН, за последние три года из Бурунди бежали почти 200 тысяч граждан. Чаще всего они живут в странах третьего мира и работают за гроши, но боятся вернуться домой. Если процесс не остановить, то у страны нет шансов выкарабкаться из кризиса.

Форвард Сайдо Берахино надеется, что футбол поможет Бурунди сделать шаг в большое будущее. После смерти отца семья футболиста бежала в Англию, где сначала оформила статус беженцев, а через несколько лет получила английское подданство. Берахино играл за «Вест Бром» и «Сток», а несколько лет назад Почеттино очень хотел купить его в «Тоттенхэм». Сайдо отыграл за английские сборные всех возрастов, но в 2017-м президент федерации футбола Бурунди убедил его вернуться в сборную Бурунди. Форвард получил разрешение у ФИФА и с 2018-го выступает за историческую родину (тогда же он впервые за 16 лет побывал в Бурунди). Своей игрой Сайдо мечтает показать, что Бурунди – это не только геноцид и нищета:

«Мы должны хорошо выступить. Это заинтересует людей, и они узнают, что такое Бурунди, а не будут читать о нас новости и пересказы других людей. Мы должны сосредоточиться и показать, что мы один народ».

О том же говорит вингер «Виктори Мельбурн» Элвис Камсоба, который бежал из страны в 12 лет – он мечтает вернуть бежавших бурундийцев домой:

«Я мечтал приехать на Кубок Африки и изменить мнение о нашей стране, и сейчас мы можем рассказать новую историю. Я хочу, чтобы они почувствовали: «Все в порядке, возвращайся домой, здесь безопасно».

Фото: REUTERS/Mohamed Abd El Ghany, Goran Tomasevic; en.wikipedia.org/Kalou Kaka; Gettyimages.ru/George Salpigtidis; globallookpress.com/Evrard Ngendakumana; Twitter/BurundiFF

Кубок Африки – первый топовый турнир для Мадагаскара. И они сразу сыграли вничью с командой Наби Кейта

«Я не могу просто лежать на пляже и думать: «Жизнь удалась». Экс-защитник «Боруссии» открыл 99 источников воды в Эфиопии

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья