Блог Футбольное поле

👀 Мы следили за Гончаренко все дерби: был тихим, сторонился игроков, с трудом говорит об отъезде

Извинился перед командой и хочет работать дальше.

Когда объявляли составы, фанаты дружно заглушили весь «Спартак», выкрикнули всех армейцев – даже Константина Марадишвили, впервые вышедшего в старте дома. Притихли только раз. «Главный тренер ЦСКА Виктор…» – закинул диктор, в ответ – какой-то гомон. Хорошо еще, что не свист. Разительно громче трибуна А заряжала имя Михаила Еремина – вратаря, который 29 лет назад разбился по дороге с победного финала Кубка СССР.

Гончаренко без единой эмоции проскользнул на место. Тедеско не присел ни на секунду, а перед началом приобнял каждого проходившего мимо члена штаба. Казалось, ждал и Гончаренко – тот, как и на прошлом дерби, не был настроен на приветствия (их очень кстати не подразумевает регламент). После игры рукопожатие тоже не состоялось.

– А почему я должен был жать? Он что, женщина? В этом случае я должен был поступить по-джентльменски. В чем вообще вопрос? – недоумевал после матча Тедеско. – Тему раздули медиа, тренеры не первый раз не жмут руки – в чем загвоздка? 

Они с Гончаренко и так полярны по темпераменту, а тут Виктор выглядел еще более инертным и равнодушным. Он впервые поднялся с кресла на четвертой минуте, чтобы спокойно увидеть, как атака уперлась в левый фланг – ноль эмоций, просто попросил бутылку воды.

Тедеско преследовал бокового ассистента, прессовал главного (заслужил новую желтую), саркастически аплодировал, хлопал себя по запястью. Гончаренко находился вдали от горячих событий – от Виктора прилетало разве что резервному судье Артему Любимову.

И только ему. Ладно еще обсуждать локоть Зобнина и требовать удаления – это ожидаемо: Гончаренко всегда любит, прикрикивая «эй!», общаться с помощником судьи. Так он выпускает злость – а когда Еськов достал красную для Зобнина, по лицу Виктора скользнула легкая улыбка.

Но так плотно, как с судьей Любимовым, Виктор не контактировал ни с кем в ЦСКА. Тренер вообще проглядел ошибку Дивеева – пока Игорь дарил мяч Понсе, Гончаренко махал руками, привлекая внимание к заваленному Марадишвили. Когда Константин в течение одной атаки терял мяч, а потом сам же отнимал, Виктор хранил спокойствие. Когда промахнулся Влашич – чуть накренил голову на бок.

Едва ли Гончаренко держался обособленно от своих и избегал общения – после игры он признался, что извинился перед командой и сожалеет о срыве в Беларусь. Скорее это отголоски еще не до конца пережитого стресса – в конце концов, и криз был всего десять дней назад, и просмотр «Динамо» из вип-ложи – лишь в субботу. А тут злейший соперник, которому уже проиграны два дерби за сезон.

Прежний Гончаренко напомнил о себе, когда Обляков шарахнул в девятку – тренер прыгнул вслед за Максименко. Первый гол Влашича – конечно, радость, но сдержанная: потряс кулаком, отбил его штабу. Не сравнить с Николой: хорват обещал отдать «все до последней капли» и умереть на поле, чтобы обыграть «Спартак» – а, прошив Максименко, просто взревел.

В раздевалку Гончаренко уходил таким же тихим, каким появлялся из-под трибуны. Понимал: ЦСКА последний раз получал преимущество в первом тайме и в итоге удерживал его еще в сентябре. А «Спартак» армейцы не побеждали с прошлой весны.

Лишь несколько раз эмоции Виктора коснулись игроков. Айртон с фолом накрыл Марио – Гончаренко пихнул Чалову, не открывшемуся удобно под передачу Фернандеса. Обляков не поделился мячом с Влашичем – тренер приставил ладони к глазам, изображая очки. Разок жестко прошелся по Набабкину – ну, на публике это не впервой.

Кучаев не закрутил в девятку, Акинфеев потащил от Умярова – по эмоциям тренера все ровно. В паузу на водопой игроки приближались вплотную к Гончаренко – тот словно устранялся от любых реплик. И вряд ли потому, что все было в порядке.

Не сдерживал себя Гончаренко после 2:0 (побоксировал с воздухом) и после финального свистка. Хлопнул всей скамейке (первым – Овчинникову, тот еще бросил главному пару слов), зашагал на поле, похлопал фанатам. Те так и не прокричали «Виктор Михалыч» – хотя вообще-то могли бы: раз уж Гончаренко остался, поддержка нужна особенно. Наконец, Виктор коснулся каждого из победителей – а Игорь Акинфеев добродушно потрепал тренера по макушке.

В интервью ощущалось: тема поездки в Беларусь, возвращения и сохранения должности для Гончаренко некомфортна. «Хотелось бы все-таки говорить о следующем матче», – попросил он перед ТВ-камерой. Перед веб-камерой ноутбука (так теперь проходят пресс-конференции) тоже уклонялся.

– Каким-то образом надо было встряхнуть команду. Раз команда стала лучше, наверное, помогло. Я пожалел о своем поступке быстро, принес ребятам извинения.

– Как команда восприняла ваш отъезд?

– Такой матч сегодня! Вся Москва его ждет! А мы говорим о моем отъезде. Вроде сначала были зажатые, напряженные, потом все вернулось на круги своя.

– Каким вы видите свое будущее в ЦСКА? Сколько вы хотите работать здесь?

– Хочу ли я? Я с удовольствием работаю в этой команде, в этом большом клубе. У меня иногда зашкаливают эмоции, я это признаю. С удовольствием продолжаю.

Вопрос закрыл Влашич: «Ситуация с Гончаренко действительно странная, но все люди совершают ошибки. Мы в клубе – одна семья».

Главное, чтобы в это верили все, в том числе и сам Виктор Гончаренко.

ЦСКА вырвал дерби у «Спартака»: прервали ужасную серию, выиграли впервые с ноября

Плохой, просто отвратительный матч «Спартака». О чем говорить, если даже Максименко подвел

Фото: РПЛ/ФК Спартак/Александр Ступников; РИА Новости/Алексей Филиппов

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья