Блог Футбольное поле

«Я хотел остаться жить на поле». Иван Саморано придумал номер 1+8 и отправил на пенсию Мануэля Пеллегрини

Есть такой тип футболистов, которым трудно не сопереживать. И не столько даже по причине голевых подвигов или самоотверженности, а из-за их «изюминки». Иван Саморано – как раз из таких.

Отправил на пенсию Мануэля Пеллегрини, получил прозвище в честь героя мультика и был забракован главным тренером «Болоньи»

Мануэля Пеллегрини все знают как тренера, но мало кому известно, что будучи достаточно неплохим защитником, он отыграл 13 лет в одном из ведущих чилийских клубов «Универсидад де Чили», а в 1986 году завершил карьеру после неожиданного конфуза.

Как вспоминает сам Пеллегрини: «Мы играли матч Кубка Чили против «Кобреандино». Наш вратарь отразил удар соперника, я прыгнул, чтобы подстраховать и выбить мяч головой, а позади был парень лет 17, значительно ниже меня, который выпрыгнул на полметра и забил мяч головой в наши ворота. В тот день я решил, что должен завершить карьеру».

Этого невысокого прыгучего парня звали Иван Саморано. Уже позже Пеллегрини говорил: «Если бы я знал, кем он станет, я бы не ушел, а поиграл еще года два».

***

Иван Саморано родился в январе 1967 года в Сантьяго. Русское имя ему дала мать, ей его посоветовал один старый знакомый, бизнесмен, по роду деятельности часто бывавший в России. «По мнению моей мамы, это имя придает звучность фамилии. Я с ней полностью согласен. Иван Саморано – красиво звучит», – говорил сам футболист.

Его жизнь с самого детства не была сказкой. Рос в небогатой семье, вдобавок к этому в 13 лет потерял отца – Луис Саморано скоропостижно скончался от перитонита, оставив на попечении Ивана мать и сестру. Футбол, как это частенько бывает в Латинской Америке, был для него едва ли не единственным способом выбиться в люди.

В один из топовых столичных клубов юному Ивану попасть не удалось, невзирая на усилия и явный талант, поэтому карьеру он начинал в «Кобресале» (слыхали когда-нибудь?). Маленький клуб из 20-тысячного шахтерского городка на самом севере страны – явно не то, о чем может мечтать амбициозный чилийский паренек.

В 1986-м его и вовсе отдали в «Кобреандино» из второго дивизиона, но именно там Саморано получил шанс громко о себе заявить – и воспользовался им сполна, наколотив 27 голов в 29 матчах.

«Кобресал» вернул к себе восходящую звезду, и в следующем году Иван помог «шахтерам» завоевать первый титул в клубной истории – Кубок Чили. Саморано соответствовал всем латиноамериканским представлениям об идеальном форварде: мощный, неуступчивый, с шикарно поставленным ударом, отменным «инстинктом убийцы» и, что немаловажно, хорошей игрой на втором этаже (Ману Пеллегрини не даст соврать) – не самый высокий рост (179 см) чилиец компенсировал отменной прыгучестью.

Тогда же Иван получил забавное прозвище «Бам-Бам». Этим никнеймом он обязан известному чилийскому комментатору Хуану Эспиносе, который во время одного из матчей наззвал его так в честь персонажа мультсериала «Флинтстоуны», о любви к которому Саморано как-то раз обмолвился в интервью. «Бам-Бам», по мнению Эспиносы, хорошо рифмовалось с именем нападающего. Иван «Бам-Бам» Саморано.

В 1988-м он переехал в Европу – заприметили в «Болонье» и пригласили на просмотр. Вряд ли стоит напоминать, что из себя представляла Серия А в те годы, но в принципе никто не должен удивляться тому, что в Италии у Саморано изначально не пошло. Тренер «Болоньи» Джиджи Майфреди не был впечатлен, посчитав, что молодой чилиец сыроват и уровень итальянского чемпионата не потянет.

Агенту Винисио Фиораннли пришлось экстренно подыскивать новый вариант. И он нашел его в... Швейцарии, пристроив Ивана в «Санкт-Галлен», где тот составил компанию двум соотечественникам, Уго Рубио и Патрисио Мардонесу. В течение следующих двух лет скромный клуб, ведомый чилийской диаспорой, стал демонстрировать неплохие результаты вкупе с привлекательной игрой; Саморано за это время наколотил 37 мячей в 61 матче, а в сезоне-1989/90 стал лучшим бомбардиром швейцарского чемпионата, предсказуемо обратив на себя внимание более статусных команд.

Летом 1990 года Саморано подписал контракт с «Севильей». Испанцы заплатили «Санкт-Галлену» 2,5 миллиона долларов за его переход.

Лучшие годы чилийца прошли в Испании. Карьера в «Реале»напоминала американские горки, но это не помешало ему влюбить в себя трибуны «Сантьяго Бернабеу»

«Севилья» в те годы была крепким середняком Ла Лиги. Там и до прихода Саморано хватало неплохих игроков, через год чилийцу в компанию приобрели Давора Шукера, но за два сезона ни аргентинский тренер Висенте Кантаторе, ни сменивший его уругваец Виктор Эспарраго не смогли организовать качественный скачок по части результатов (8-е и 12-е место).

Саморано первый сезон в Андалусии начал блестяще – в первых десяти турах чемпионата отличился шесть раз, «Севилья» уверенно шла в зоне еврокубков, но в феврале чилиец травмировался, а результаты рохибланкос пошли вниз (даже возвращение Ивана не помогло – в заключительных восьми турах команда одержала лишь одну победу) и они предсказуемо упали в середину турнирной таблицы. Во второй темпораде «Бам-Бам» также не избежал повреждений, но, несмотря на два в целом смазанных сезона и заметное снижение результативности (23 мяча в 65 матчах), в 1992 году он перешел в мадридский «Реал» за 5 миллионов долларов.

Бланкос, попрощавшись тем летом с Уго Санчесом, искали ударного форварда, способного компенсировать потерю мексиканца, и новый тренер клуба Бенито Флоро настоял на приобретении Саморано. Иван стал игроком «Мадрида» в откровенно непростые времена: последние два сезона «Королевский клуб» оставался без каких-либо серьезных трофеев, в то время как в Барселоне галопирующими темпами набирала ход знаменитая Dream Team Йохана Кройфа. Как бы то ни было, чилиец прекрасно осознавал, куда он попал, и не сомневался, что здесь от него будут требовать запредельного уровня игры, ведь шанс вписать свое имя в историю величайшего футбольного клуба выпадает всего один раз.

Симпатии мадридской публики Иван Саморано завоевал достаточно быстро. Его великолепные голы, уверенность, с которой он шел в каждый стык, неутолимая жажда борьбы – все это было оценено по достоинству. Сезон 1992/93 складывался для «Мадрида» удачно (не считая кошмарного вылета в четвертьфинале Кубка УЕФА после двух встреч с «ПСЖ»): к последнему туру бланкос возглавляли турнирную таблицу Примеры, опережая «Барсу» на одно очко, а незадолго до этого переиграли каталонцев в полуфинале Кубка Короля. Но, увы, стать чемпионами не удалось, поскольку с точностью повторилась история годичной давности – вновь «Реал» в последнем туре играл в гостях с «Тенерифе» и вновь проиграл (0:2), буквально подарив золотые медали непримиримому сопернику.

Через неделю «Мадрид» обыграл «Сарагосу» в финале Кубка на «Месталье» благодаря голам Бутрагеньо и Ласы, взяв какой-никакой утешительный приз. В злосчастном матче на Канарских островах Саморано не реализовал пару убойных моментов, но первый сезон в «Белом Коллизее» определенно мог записывать себе в актив: впечатляющая атакующая связка с Бутрагеньо, поддерживаемая из средней линии Йерро, Мичелом и Просинечки, 37 забитых мячей в 45 матчах, новое, более звучное и устрашающее прозвище «Иван Грозный».

Последовавший за этим сезон 1993/94 стал кошмарным не только для клуба, но и для самого Саморано. «Мадрид» скатился на четвертое место, попутно схватив позорные 0:5 от «Барсы» на «Камп Ноу», а чилийский супербомбардир не забивал в чемпионате на протяжении 18 матчей (всего в том году на его счету 17 голов – цифры неплохие, но смехотворные в сравнении с тем, сколько забивал «Бам-Бам» сезоном ранее)!

Летом 1994-го «Реал Мадрид» возглавил Хорхе Вальдано. Перед начало предсезонки он честно сказал Саморано, что не рассчитывает на него: «Ты не входишь в мои планы. Если в моем распоряжении будет пять нападающих – ты будешь пятым. Если будет четыре, то четвертым». Вдобавок, тем летом к уже имевшемуся в составе словаку Петеру Дубовски «Мадрид» приобрел двух полузащитников: датчанина Микаэля Лаудрупа из «Барселоны» и аргентинца Фернандо Редондо из «Тенерифе». Учитывая, что в те годы в Испании действовал лимит на легионеров (не более трех иностранцев на поле одновременно), всем стало понятно, что «Иван Грозный», если и останется в команде, будет тем самым «лишним иностранцем».

Впрочем, уже через пару недель Вальдано запел по-другому: «Саморано продемонстрировал свою любовь к «Реал Мадриду», и клуб готов поддерживать его и предоставить ему необходимые шансы. К нему будут относиться как к равному». Чилиец в разговоре с руководством заявил, что не намерен покидать испанскую столицу, несмотря на то, что на него имел виды далеко не один клуб (слухи, гулявшие в прессе, называли в их числе «Баварию», «Штутгарт», «Севилью», «Атлетико», «Дженоа»), и решительно настроен вернуть себе место в старте.

Предсезонку он провел просто блестяще, записав на свой счет треть голов «Мадрида». Чилиец до сих пор любит вспоминать один случай, произошедший с ним и Вальдано на первой тренировке в швейцарском Ньоне. Тренер решил поучаствовать в одной из двухсторонок, и они с Саморано оказались в разных командах. В одном моменте двое сошлись в борьбе за мяч и Иван с привычной уверенностью пошел в стык, зацепив голень аргентинца, после чего оба оказались на газоне. Смеющийся Хорхе, схватив встающего «Бам-Бама» за футболку, спросил: «Черт возьми, ты всегда так тренируешься, или только когда ненавидишь своего тренера?». «Всегда» – чилиец был предельно краток.

В первом же официальном матче сезона Саморано красноречиво продемонстрировал, что аргентинский мистер не прогадал, решившись все же предоставить ему шанс – уже к пятой минуте игры с «Севильей» отличился дважды, а первый гол и вовсе остается самым быстрым мячом Королевского клуба в национальном чемпионате.

В том сезоне «Реал» вернул себе чемпионский титул, а Саморано, автор 28 забитых мячей в чемпионате (31 во всех турнирах), получил Трофео Пичичи. Лучший матч в карьере он провел 7 января 1995 года. Спустя почти ровно год (без одного дня) после той позорной маниты на «Камп Ноу» бланкос отомстили ненавистному сопернику, разгромив его на «Бернабеу» с точно таким же счетом, а великолепный «Иван Грозный» оформил хет-трик!

А ведь мог забивать и больше: в моменте с четвертым голом он пробил в штангу (подбежавший Луис Энрике добил мяч в сетку ворот «Барсы»), а спустя буквально пару минут Лаудруп вывел Саморано и Амависку на рандеву с голкипером и чилиец не стал жадничать, выкатив мяч под удар партнеру – все-таки приличную долю своих голов «Бам-Бам» в том сезоне забил именно с его передач.

Саморано частенько с нескрываемым удовольствием вспоминает этот легендарный матч: «Я хотел остаться жить на поле! Но я помню, что, когда Вальдано заменил меня, овации «Бернабеу» были очень эмоциональными». Тут вот действительно не поспоришь, его провожали долгой стоячей овации.

Хосе Эмилио Амависка, к слову, как и Саморано, перед началом сезона был списан новым тренером, поэтому неудивительно, что эти двое спелись (как на поле, так и за его пределами), сыграв наряду с Лаудрупом, Йерро, Санчисом и блеснувшим 17-летним Раулем ключевые роли в завоевании «Реалом» чемпионства, оформленном в 36-м туре. Бланкос принимали «Депортиво», занимавший вторую строчку и отстававший от «Мадрида» на четыре очка. На 85-й минуте, при счете 1:1, «Иван Грозный», приняв мяч после навеса Амависки (кого же еще?), вколотив его в ворота Пако Лианьо, вернув клубу золотые медали после пятилетнего перерыва.

Амависка с Саморано впоследствии выражали Вальдано большую благодарность. Со слов самого «Бам-Бама»: «Я должен поблагодарить Хорхе за то, что он был искреннен со мной. Многие тренеры посылают других говорить подобные вещи. И в то же самое время, было правильно, что он сказал мне, что я был на неверном пути. К третьему матчу я стал его соратником, к десятому примером, к последнему – решающим игроком. Он так и говорил».

Увы, после великолепного сезона все пошло наперекосяк. В чемпионате-1995/96 «Реал» ни завоевал ни одного трофея, более того, завершив сезон на шестом месте. Одной из причин деградации принято считать ошибку Вальдано – с оглядкой на Лигу чемпионов, он с самого старта предсезонки начал строить две команды. Эта задумка сразу обернулась крахом.

В ноябре президент Рамон Мендоса был вынужден уступить свой пост вице-президенту Лоренсо Сансу, а в январе уволили регулярно освистываемого Вальдано, поэтому кошмарный сезон «Мадрид» завершал уже с Арсенио Иглесиасом на бровке. Летом в клубе проходила тотальная чистка, под которую, к неудовольствию болельщиков, попал и Иван Саморано, за 2,5 миллиона долларов отправленный в «Интер».

В Мадриде «Ивану Грозному» удалось то, что редко удается иностранцу, ставшему футболистом «Реала» (помимо него, в тех же 90-х на ум приходят только Фернандо Редондо и Роберто Карлос) – заслужить любовь болельщиков. При том, что он играл в сливочной футболке всего четыре сезона (в общей сложности, 101 гол в 173 матчах, и три титула – чемпионат, кубок и суперкубок Испании). Это дорогого стоит.

Играл в «Интере» с Роналдо, Баджо и Вьери, запомнился оригинальностью (помните его номер на футболке?)

«Нерадзурри» летом 1996-го были весьма активны на трансферном рынке – кроме Саморано, ряды клуба пополнили еще семеро футболистов, среди которых Диего Симеоне, Юрий Джоркаефф, Арон Винтер, Жослен Англома, Нванкво Кану. Массимо Моратти жаждал первого трофея в качестве президента «Интера», но в сезоне-1996/97, увы, так и не дождался. Заняв третье место в чемпионате и вылетев из кубка, «интеристы» рассчитывали попытать счастья в Кубке УЕФА. Первый финальный матч с «Шальке» был ими минимально проигран, но в ответном, домашнем, именно Саморано забил единственный мяч на 85-й минуте, а в серии пенальти «Бам-Бам» с Винтером не реализовали свои попытки, дав увезти трофей в Гельзенкирхен.

Что касается Саморано, то к закрытой манере игры, практикуемой в Италии, он адаптировался долго и в графе «забитые мячи» ограничился лишь тринадцатью.

Моратти негодовал, уволил с тренерского поста Роя Ходжсона и решил летом идти ва-банк, не постеснявшись выкупить у «Барселоны» самого Роналдо. Новым тренером был назначен Луиджи Симони, ставший впоследствии любимчиком местной тифозерии. «Интер», ведомый «Зубастиком», феерил, но вновь уступил чемпионство «Ювентусу» в упорной борьбе. Второй год подряд выйдя в финал Кубка УЕФА, нерадзурри на этот раз разгромили «Лацио» 3:0, благодаря голам Саморано, Дзанетти и Роналдо. «Иван Грозный», переваливший за тридцатилетний рубеж, в том сезоне уже довольствовался ролью запасного, но его время в столице моды к концу вовсе не близилось.

Перед сезоном-1998/99 в «Интер» перешел Роберто Баджо, попросивший себе 10-й номер, под котором в тот момент играл Роналдо. «Зубастик» согласился уступить при условии, что сам получит 9-й, принадлежащий Саморано. «Бам-Бам» сделал клубу одолжение, передав бразильцу девятку, а взамен попросил джерси с номером 18, где между цифрами стоят плюс. Да, чилиец всю жизнь играл с девяткой на спине и менять традицию не собирался. Руководству «неррадзури» удалось уладить все вопросы с Федерацией и «Иван Грозный» получил возможность играть, под, пожалуй, самым удивительным номером в футбольной истории.

Футболка «1+8» еще пару сезонов была самой продаваемой в фан-шопах «Интера», а Саморано предсказуемо полюбился фан-секторам «Джузеппе Меацца». В Милане он отыграл еще два сезона, но, несмотря на то, что в 1999-м ряды команды пополнил еще и Кристиан Вьери, чей переход сделал атаку интеристов практически лучшей в мире, победы тех «нерадзурри» так и ограничились Кубком УЕФА-1998.

В 2001 году он подписал контракт с мексиканской «Америкой», а спустя два года завершил карьеру футболистом «Коло-Коло», отдав тем самым дань памяти покойному отцу, – Луис Саморано был болельщиком «Вождей» и успел привить любовь к этому клубу и своему сыну.

На родине, к слову, «Бам-Бам» пользуется большим почетом – в 1998-м был признан самым выдающимся спортсменом Чили всех времен. В составе чилийской сборной он дважды становился призером Копа Америка (серебро в 1987-м и бронза в 1991-м), а их дуэт с Марсело Саласом в отборочном цикле ЧМ-98 на двоих забил 23 гола (в том же отборе Саморано разразился пента-триком в ворота сборной Венесуэлы, всего же на его счету 34 забитых мяча в 69 матчах – четвертый показатель в историческом зачете бомбардиров «Ла Рохи»).

***

Завершив карьеру, «Иван Грозный» наслаждается жизнью: воспитывает троих детей, занимается бизнесом, периодически появляется в качестве эксперта на телевидении.

О своей карьере он, разумеется, не забывает – окружающие попросту не позволяют. Люди, общающиеся с великим форвардом и посещающие его дом, то и дело просят показать им ту самую футболку с магическими «1+8» на спине и запись легендарной маниты на «Сантьяго Бернабеу». «Меня просят мои дети, друзья, когда приходят… Я видел этот матч сотни раз. В конечном счете та ночь – самая важная в моей карьере наряду с матчем за Суперкубок, который мы выиграли на «Камп Ноу».

«Бам-Бам» уникален. Игрок блестящих навыков, бойцовских качеств и огромной харизмы, со своей неповторимостью и оригинальностью («изюминкой», если угодно). Таких больше не делают.

Другие материалы автора:

Самая невероятная чемпионская гонка Примеры в XXI веке. Вспоминаем сезон-2006/07

Почему судьи всегда будут тащить топ-клубы?

Президент от бога. К юбилею дона Сантьяго Бернабеу

Фото: Gettyimages.ru/Lutz Bongarts, Tullio M. Puglia / Stringer; globallookpress.com/imago sportfotodienst; East News/Denis Doyle/Associated Press; twitter.com/bambam9oficial; twitter.com/fcsg_1879

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья