Блог Футбольное поле

Реформы «МЮ» и «Ливерпуля» напоминают историю создания АПЛ. Тогда топы устали от соцсправедливости и захотели свободы

В октябре в Англии анонсировали революцию: «Ливерпуль» и «Манчестер Юнайтед» предложили масштабную футбольную реформу – проект Big Picture («Общая картина»). Пока неизвестно, к чему это приведет, но те, кто знает историю АПЛ, наверняка поймали флэшбек. В начале 90-х английские топ-клубы уже устроили что-то похожее – тогда это привело к созданию ярчайшего бренда и захвату футбольного рынка. 

Раньше в английской лиге процветал социализм: владельцы почти не могли выводить дивиденды, доходы от ТВ распределились равномерно

Как и в 2020-м, тогда все началось из-за денег.

Телепортируемся в 80-е. Английский футбол состоял из четырех дивизионов, вершиной которого был Первый – там играли все топы. Структурой управляла Футбольная лига – она самостоятельно устанавливала правила, у клубов не было даже права голоса, зато был денежный дискомфорт.

Во-первых, владельцы не могли зарабатывать. Из-за юридических тонкостей Лига позволяла вывести в качестве дивидендов только 7% от прибыли. «Тоттенхэм» обошел это правило с помощью создания холдинговой компании, но большинство молча терпели.

Второе и самое важное – доходы от телевидения делились поровну между клубами четырех дивизионов. Из-за этого «МЮ» и «Ливерпуль» получали за сезон столько же, сколько аутсайдер четвертой лиги. В 1965-м BBC заплатила всего 5 тысяч фунтов за программу Match of the Day: деньги распределили поровну между 92 клубами, каждому досталось по 50 фунтов. 

Это обеспечивало примерное равенство и порождало волшебные истории вроде чемпионств «Дерби Каунти» и «Ноттингем Форест». С другой стороны, раздражало топ-клубы – они считали, что генерируют самый рейтинговый контент и должны получать больше. 

Постепенно образовалась инициативная группа, которую назвали «большая пятерка». В нее вошли председатель «МЮ» Мартин Эдвардс, вице-президент «Арсенала» Дэвид Дин, председатель «Тоттенхэма» Ирвинг Шолар, президент «Эвертона» Филипп Картер и директор «Ливерпуля» Ноэль Уайт. Они выступали за перераспределение средств, а в идеале – создание нового турнира, в котором клубы будут сами всем управлять.

В конце 80-х клубы «большой пятерки» дважды пытались создать Суперлигу

Первая попытка бунта случилась в 1985-м. Тогда 10 клубов Первого дивизиона пригрозили отсоединиться (речи шла о создании отдельного турнира из 40 лучших английских клубов), и Лига неожиданно испугалась. Условия распределения ТВ-денег немного изменились: клубы Первого дивизиона стали забирать себе 50 % доходов, второго — 25 %, третьего и четвертого — остальные 25 %.

Вторая в 1988-м, когда у Лиги заканчивался двухлетний контракт с ITV (главный бесплатный канал Британии) на скромные 6,8 миллионов фунтов в год. В этот раз угроза перемен была намного более серьезной, ведь «большая пятерка» нашла единомышленника среди телевизионщиков. Им стал Грег Дайк – руководитель спортивного направления канала ITV.

В 1988-м Дайк встретился с вице-президентом «Арсенала» Дэвидом Дэйном в японском ресторане Suntory и озвучил необычное предложение: ITV готова купить отдельно права на матчи клубов «большой пятерки». Это еще не означало раскол, но явно усилило уверенность топ-клубов в том, что они недополучают деньги.

Футбольная лига узнала о готовящемся перевороте и снова пошла на уступки. Тогда ITV купил права на четыре года за 44 миллиона фунтов (по прошлому контракту было всего лишь 6 млн), сделка прошла явно не без помощи клубов, поэтому они выставили ряд условий. Теперь Первый дивизион получил 75% от суммы контракта. Плюс лига разрешила переносить матчи на 17:00 воскресенья.

«Я тогда купил всю футбольную лигу за сумму, которую теперь платят за один матч. И за это меня еще долго поливали дерьмом на ITV – слишком переплатил», – вспоминал спустя много лет Дайк в интервью The Guardian.

На этот раз Лиге удалось сохранить целостность, но топ-клубы уже почувствовали вкус больших денег.

Клубы все же образовали новый турнир – воспользовались холодной войной между FA и Футбольной лигой

Следующие два года царило затишье – все ждали окончания телеконтракта и готовились к новой битве.

Футбольная лига занялась укреплением авторитета, надеясь, что это поможет. В октябре 1990-го она выпустила манифест «Одна игра, одна команда, один голос», призывающий к сохранению целостности британского футбола (ничем не напоминает нынешнюю реакцию АПЛ?). В 1991-м Лига увеличила численность команд Первого дивизиона с 20 до 22, но распределение денег никто менять не собирался, так что клубам теперь доставалось еще меньше.

Неудивительно, что в 1990-м «большая пятерка» снова активизировалась. На этот раз у них появился мощный союзник – Футбольная ассоциация.

Между Футбольной лигой и Футбольной ассоциацией тянулась длинная холодная война и борьба за влияние. С одной стороны, FA была формальным учредителем Первого дивизиона, с другой – именно Футбольная лига управляла всеми четырьмя дивизионами и принимала решения. Ассоциация фокусировалась на сборной Англии.

Забавно, как глобальные решения становятся возможными из-за маленьких деталей. В 1990-м FA возглавил Грэм Келли, который перешел на эту работу из Футбольной лиги. Грэм злился, что спустя всего пару месяцев после его трансфера Лига начала укреплять влияние и власть над клубами. Поэтому, когда вице-президент «Арсенала» Дэвид Дейн и директор «Ливерпуля» Ноэль Уэйт пришли в офис FA поговорить о создании нового турнира, Керри откликнулся. Он увидел идеальный шанс ударить по бывшему работодателю.

После общения с Дэйном и Уэйтом FA приступила к активной работе. Ассоциация наняла руководителя Saatchi & Saatchi (на тот момент – самое крупное рекламное агентство в мире) Алекса Финна обрисовать структуру новой лиги и спрогнозировать, какие доходы она привлечет. В качества эмиссара «большой пятерки» FA наняла Рика Пэрри – консультанта по вопросам управления из консалтинговой компании Ernst & Young. Да-да, это тот самый Пэрри, который сейчас руководит Футбольной лигой и поддерживает революцию, вызывая гнев АПЛ.

«Первые несколько недель я постоянно бегал, у меня были ежедневные встречи с владельцами клубов Первого дивизиона, – вспоминал Пэрри. – Они проходили тайно, чтобы Лига не узнала раньше времени».

Но к декабрю 1990-го союз FA и клубов уже не был секретным. FA выпустила документ The Blueprint for the Future of Football (Концепция футбола будущего). В нем Ассоциация объяснила поддержку нового турнира интересами сборной: Ассоциация пообещала сократить количество клубов до 18 (в противовес 22), а значит – меньше клубных игр, свободнее календарь, больше времени и сил для сборной.

Разумеется, Футбольная лига выступила резко против раскола – подала в суд на FA, а Билли Фокс (глава Лиги) в прессе обвинил FA в попытке захватить Первый дивизион. Лига оперативно приняла правило, согласно которому каждый клуб должен отыграть в турнире три года после заявления о выходе. Контрреволюционеры дошли до суда, но проиграли: по правилам FA (а юридически именно она организатор Первого дивизиона), клуб должен уведомить Лигу всего лишь за полгода до выхода. 

А дальше клубы обставили уже FA – из-за ее минутной глупости. И придумали инновационную систему управления лигой

После решения суда у FA и клубов развязались руки. 5 апреля 1991 Ассоциация объявила о создании Премьер-лиги (изначальный вариант названия – Суперлига – сочли слишком вызывающим).

В этот день представители 22 клубов Первого дивизиона собрались в офисе FA для обсуждения деталей. Когда речь зашла о количестве участников, глава Ассоциации Берт Милличип неожиданно сказал: «Это ваша лига, вы и решайте». Этот момент может казаться незначительным, но на самом деле он эпохален.

Позже Берт (которого за слабость прозвали Инертным Бертом) рассказал, что его слова касались только определения числа участников. Но клубы (многие из которых и так не были уверены, что теперь им нужна поддержка FA) истолковали все по-своему: они решили самостоятельно определить правила новой лиги. Милличип не возражал и даже предоставил им соседний конференц-зал.  

Встреча длилась чуть больше двух часов, на ней клубы заключили учредительное соглашение. Оно (пока еще) не имело юридической силы, но структура будущего турнира была уже определена.

• Никакой авторитарности в духе Футбольной лиги. Решения принимаются коллегиально, у каждого клуба (независимо от статуса) один голос. Для одобрения решения нужно 2/3 голосов (именно это правило хотят изменить топ-клубы в 2020-м, чтобы получить больше власти).

• Новый принцип распределения денег от ТВ. Права на АПЛ продаются отдельно, делиться с низшими лигами больше не нужно. Между клубами АПЛ деньги распределяются по формуле 50-25-25. 50% – поровну между всеми клубами Премьер-лиги, 25% – пропорционально в зависимости от места в турнирной таблице, еще 25% – в зависимости от частоты появления клуба на ТВ (каждому гарантировано по 10 эфиров, за дополнительные – накидывают деньги сверху).

Клубы хотели свободы и денег, а придумали революцию.

Эти два правила обеспечили новой лиге полную автономность и невероятную гибкость – теперь каждый клуб был заинтересован в создании яркого продукта и влиял на процессы.

FA, сюрприз-сюрприз, не получила ничего (хотя по изначальной устной договоренности клубы отдавали бы часть прибыли от ТВ). Разве что Рик Пэрри, нанятый Ассоциацией как представитель клубов, стал первым председателем АПЛ.

17 июля 1991-го все участники Первого дивизиона подписали Учредительное соглашение о создании Премьер-лиги Футбольной ассоциации, в распоряжение которой переходят медийные права и возможность заключать спонсорские контракты без стороннего вмешательства. 27 мая 1992 года Учредительное соглашение вступило в силу, и 22 команды официально покинули Футбольную лигу.

Последний элемент успеха – сделка со Sky. Компания ворвалась в переговоры в последний момент, оттеснила ITV и сделала АПЛ великой

Оставался последний нюанс – оперативно (сезон начинался уже в августе) найти телевещателя.

В тендере участвовали канал ITV, который когда-то и подтолкнул клубы к отсоединению, и Sky Sports американского миллиардера Руперта Мердока. Участие Sky стало неожиданностью – за два года в не привыкшей к кабельному Британии канал накопил долги на два миллиардов фунтов. Многим казалось, что он вот-вот закроется, но Мердок видел в футболе возможность поправить дела.

18 мая 1992 года предстояло принять финальное решение. Все проходило в формате анонимного аукциона: до полуночи каналы сформировали предложения, при этом никто не знал сумму у соперника. 

Утром представители клубов и телеканалов собрались в отеле Royal Lancaster, на столе лежал конверт от ITV – 262 миллиона на пять лет, 30 прямых трансляций за сезон. И рядом предложение Sky на меньшую сумму. Дальше случилось то, что навсегда вошло в фольклор британского футбола.

В этой сцене открывается новый персонаж – владелец «Тоттенхэма» Алан Шугар. Он купил клуб в 1991-м и не был лоялен к ITV, как другие представители большой пятерки. Его компания поставляла спутниковые тарелки компании SKyB (именно она владеет каналом Sky). Разумеется, он был заинтересован в победе Мердока. Увидев, что Sky проигрывает Шугар вышел в коридор и позвонил заместителю Мердока Сэму Чисхолму. «Тащи сюда свою гребаную задницу и утопи их!» – прорычал он в трубку. В этот момент в холле отеля появился Дайк. Менеджер ITV поинтересовался у Шугара, с кем он так эмоционально говорит. «Со своей девушкой», – огрызнулся босс «Тоттенхэма».

Sky оперативно обновил предложение – 304 миллиона на пять лет, 60 матчей за сезон в прямом эфире и обещание вернуть обзор Match of the Day на ВВС. Клубы проголосовали за – 14 голосов против 6: против высказалась вся «большая пятерка» (кроме «Тоттенхэма»), у которой были тесные отношения с Дайком. Канал ITV, который стимулировал клубы отсоединиться еще в 1988-м, остался ни с чем.

16 августа 1992-го Sky показал первую трансляцию – «Ливерпуль» против «Ноттингем Форест». Началась эпоха АПЛ, которая через несколько лет с голосом Александра Елагина пришла на российское общедоступное ТВ.

Благодаря Sky и другим факторам АПЛ стала одной из лучших в мире

Когда Sky только купила права, многие беспокоились, что футбол утечет на платное ТВ. «Я думаю, что это неправильно, что только два миллиона владельцев спутниковых тарелок получат доступ к таким крупным спортивным мероприятиям», – сказал тогда парламентарий-консерватор Себастьян Коу.

В ответ Sky Sports потратил несколько миллионов на рекламную кампанию. Дальше сошлись несколько факторов – повышенная любовь к футболу после успешного для Англии ЧМ-1990, обновление стадионов (после трагедии на «Хиллсборо»), выпуск класса-92 «МЮ» и приток иностранных суперзвезд. Все они обеспечили АПЛ мощный старт.

Постепенно кабельное ТВ захватило британские дома, и матчи АПЛ невероятно подорожали. Клубы верно почувствовали тренд: телевидение – путь к богатству, как раньше этого никто не понимал?

«Отношения со Sky – ключевая причина успеха Премьер-лиги. Только посмотрите на энергию, с которую они вкладывают в развитие и продвижение. Бывший глава Sky Сэм Чисхолм как-то сказал, что это величайший корпоративный роман всех времен, и он прав», — говорил Рик Перри The Guardian.

Топ-клубы АПЛ заинтересовали иностранных инвесторов. Владельцы «большой пятерки» отлично заработали на своей инициативности. В 2003-м Мартин Эдвард продал акции «МЮ» семье Глейзеров за 94 миллиона фунтов. В 2007-м Дэвид Мур продал «Ливерпуль» Хиксу и Джилету за 90 миллионов. В тот же год Дэвид Дейн продал свои акции «Арсенала» (14,58%) за 75 миллионов Алишеру Усманову и Фархаду Мошири.

Вместе с этим английский футбол навсегда изменился.

У самостоятельности АПЛ есть и негативные последствия. Концепция Big Picture – логичное продолжение идей 1991-го

Англия получила мощнейшую футбольную лигу мира, зашкаливающее количество топ-клубов и суперзвезд. Но за ярким фасадом есть неприятные детали, о которых редко вспоминают.

Только за первые 10 лет существования Премьер-лиги 36 профессиональных клубов из низших дивизионов столкнулись с финансовыми проблемами или перешли под внешнее управление.

Об интересах сборной Англии (формальной причине раскола) забыли почти сразу. Тренер Грэм Тейлор все понял еще в 1991-м: «Я не уверен, что образование Премьер-лиги пойдет на пользу клубам. Скорее, это история о жадности».

«Если ваша лига принадлежит иностранцам, то наивно ожидать, что они будут заботиться о сборной», – сформулировал Дайк из ITV.

Кажется, что кризисный 2020-й только подчеркнул отрыв английских суперклубов от остального футбола Британии. «Арсенал» сократил зарплаты игрокам, но уволил обычных работников, а «Ливерпуль», «Тоттенхэм» подали заявку на помощь от правительства Великобритании. А тут еще провальная идея продажи матчей поштучно за 15 фунтов, которая объединила (против общего врага) фанатов всех клубов.

В 2004-м экс-глава FA Грэм Келли, который помог клубам сбежать в новый турнир, открыто жалел, что теперь Ассоциация не может управлять клубами.

«Мы упустили прекрасную возможность. Клубы отчаянно нуждались в свободе и были готовы отдать за нее все. Нам следовало установить принципы новой лиги: финансовая целостность, контроль за агентами, принцип «страна выше клубов». Я все еще считаю, что маленькие клубы не должны субсидироваться за счет больших. Но мы должны были обеспечить более равномерное распределение денег. Мы виноваты в огромном коллективном отсутствии понимания проблемы».

Топ-клубы (многие были в той самой пятерке-1991) завершают процесс в 2020-м: лоббируют сокращение АПЛ до 18 команд, хотят отнять равноправие голосов и даже снова используют ФА (заплатят им 100 миллионов, чтобы не возмущались).

Пока не получилось – большинство проголосовало против. Но в прошлый раз тоже было нелегко.

Революция, придуманная «Ливерпулем» и «МЮ», расколола английский футбол: маленькие клубы – за, топы сомневаются, правительство, АПЛ и фанаты – против

Обязательно посмотрите видео Вадима Лукомского по теме

Фото: Gettyimages.ru/David Cannon/Allsport, Michael Regan, Alex Livesey, Ross Kinnaird, Howard Boylan/Allsport; globallookpress.com/Joe Steele/ZUMAPRESS.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья