Трибуна

В Нидерландах игроку дали условный срок за страшный подкат. Вы все правильно прочитали – срок за подкат 😲

АвторTribuna.com
2 ноября 2021, 15:56
0
В Нидерландах игроку дали условный срок за страшный подкат. Вы все правильно прочитали – срок за подкат 😲

Жестокий сюжет из нулевых.

Нападающий клуба «Гоу Эхед Иглз» Нильс Кокмейер делал ставку на новый сезон. За предыдущие пару лет от него отказались уже два клуба, он получил несколько травм и с трудом залечил их – это был последний шанс доказать, что он может играть в лигах посильнее. Сезон начался хорошо, Кокмейер забивал, но мечтам о перезагрузке карьеры пришел конец за минуту – из-за подката, который голландские журналисты называют «самым ужасным за историю игры».

«Гоу Эхед Иглз» хотел проучить лидера чемпионата – «Спарту». Но у одного игрока явно сдали нервы

18 декабря 2004 года Нильс Кокмейер очнулся в больнице Роттердама. Врачи спросили, помнит ли он, почему здесь оказался. Последнее воспоминание было о матче первого дивизиона – его «Гоу Эхед Иглз» играл со «Спартой». Это был сложный соперник – первое место в таблице, но только по разнице мячей. «Спарта» явно хотела укрепить положение в матче со слабой командой.

Тренер «Гоу Эхед Иглс» Раймонд Либрегтс воспользовался статусом аутсайдера для мотивации. Он сказал, что вторая команда чемпионата, «Хераклес», играет на выезде с непростым «Веендамом» – на их унылом стадионе «Лангелегте» многие теряют очки. Поэтому игроки «Спарты» расслаблены – они уверены, что прямые конкуренты потеряют очки. «Неужели вы не хотите проучить этих выскочек?» – вспомнил Кокмейер слова тренера.

Футболисты «Гоу Эхед» прониклись речью. На 18-й минуте Нильс Кокмейер забил первый гол – болельщики «Спарты» явно не ожидали этого и поутихли. Кокмейер наслаждался собой, ведь он ставил на этот сезон: Нильс в 19 лет пробился в основу большого клуба – «Волендама». Провел там два сезона и перешел в клуб получше – в «Херенвен». Из-за постоянных травм так ни разу и не сыграл за новую команду, контракт не продлили, и парень ушел в «Харлем». Там стать основным тоже не получилось – трансфер в «Гоу Эхед Иглс» стал последним шансом перезагрузить карьеру, ведь ему исполнилось уже 27 лет.

План работал: гол «Спарте» стал третьим в сезоне. Но после него «Гоу Эхед Иглс» потерял инициативу и пропустил – забил Дэнни Кеверманс. Во втором тайме Кокмейер забил еще один, «Спарта» в ответ пошла на штурм – Рига Мустафа сравнял к 63-й минуте.

«Спарта» не знала как добить соперника, в атаке не хватало идей. На левый фланг вышел Рашид Буаузан – вингер, который дебютировал в первой команде в прошлом сезоне. «Спарта» пыталась играть через него – Буаузан был очень быстрым, с хорошим дриблингом, поэтому с его фланга атак стало больше. Команда организовала пару хороших моментов и почувствовала, что может спасти матч.

На 83-й минуте они были к этому ближе всего. После углового защитники «Гоу Эхед Иглс» отняли мяч в штрафной – как показалось игрокам «Спарты», с нарушением. Но судья не поставил пенальти, игра продолжилась. Мяч отскочил к Нильсу Кокмейеру – и он замахнулся, чтобы выбить его вперед. Рашид Буаузан возмутился – догнал Кокмейера и прыгнул в подкате двумя ногами, подняв их минимум на полметра выше поля. Тут же началась потасовка – Буаузана, естественно, удалили.

Кокмейера окружили игроки и врачи. По их жестам стало понятно, что играть футболист не сможет. Оставшиеся 7 минут матча он провел на носилках и в машине скорой помощи, которая ехала в Медицинский центр Университета Эразмус. Игра закончилось со счетом 2:2, но Кокмейер узнал об этом только на следующий день – от врачей.

Пока игрок был без сознания, его уже прооперировали, но боль в ноге не утихала. Врачи обнаружили двойной перелом – в ногу пришлось вставить металлическую пластину. Из-за подката у футболиста разорвались две вены и нерв – часть ноги он не чувствовал. Повреждения были настолько тяжелыми и разнообразными, что его оперировали по несколько раз в день.

На шестой день стало ясно, что ткани в ноге отмирают – их пришлось удалить. Всего за два месяца футболист перенес семь операций. Долгосрочные прогнозы врачей были очень пессимистичными: травмы привели к необратимым повреждениям, лечить которые нужно будет несколько месяцев. В другую больницу перевозить его отказались – это было слишком опасно для ноги, могли возникнуть осложнения, которые приведут к ампутации.

Когда выяснилось, что ногу удалять не придется, Кокмейер спросил, сможет ли вернуться в футбол. Врачи ответили, что сомневаются, сможет ли он ходить. «В футболе много бездарностей, но после этой фразы стало понятно, что на поле мне больше не место», – вспоминает Нильс.

Нильс Кокмейер пошел в суд. За подкат дали 6 месяцев условного срока

Лига дисквалифицировала Рашида Буаузана на 10 матчей, но «Спарта» по своей инициативе продлила дисквалификацию до конца сезона. Игрок вернулся лишь в матче плей-офф на повышение – 9 июня 2005 года. Буаузан вышел на концовку ничейного матча с «Хелмонд Спорт» и забил победный гол на 90-й минуте – этот мяч вывел «Спарту» в Эредивизие. Он побежал к трибунам с раскинутыми руками, чтобы отпраздновать вместе, но часть болельщиков, несмотря на важнейший гол, освистала его.

Ужасный сезон закончился для Буаузана удачно – команда вернулась в высшую лигу, некоторые болельщики даже простили его после ключевого гола «Спарты» в году. Но на этом проблемы не закончились – Кокмейер подал на него в суд. Прокуратура Нидерландов начала расследование, футболисту предъявили обвинение – подкат расценили как нападение при отягчающих обстоятельствах. За это игрока могли посадить в тюрьму на срок до 8 лет.

Кокмейер подчеркнул, что не подавал заявление из мести. «Я не хочу обременять Буаузана тяжелым наказанием. Но я считаю, что он перешел черту. Теперь решение должен принять суд, – говорил он. – Нужно, чтобы все поняли – такие действия просто недопустимы. И неважно где – на улице, дома или на футбольном поле».

В футболе уже были случаи, когда игроков наказывали за их действия на поле. В 1994 году нападающий «Глазго Рейнджерс» Данкан Фергюсон потолкался с соперником, а потом боднул его, разбил губу и сел в тюрьму. Но это – насилие на футбольном поле, которое не имеет отношение к спорту, не часть самой игры. Адвокаты давили на то, что подкат Буаузана – это «косвенный умысел» («voorwaardelijke opzet»), то есть непреднамеренное действие, при котором человек понимает, что может нанести вред здоровью.

Суд встал на сторону Кокмейера: Буаузана приговорили к условному сроку на 6 месяцев, а еще добавили 200 часов общественных работ и выплату 100 тысяч евро ущерба. Буаузан подал апелляцию, суд отменил общественные работы, но оставил условный срок в силе. Суд решил, что подкат был слишком опасен, и Буаузан понимал возможные последствия.

Разбирательство длилось почти год, но наказание настигло Буаузана еще до того, как вынесли решение. Он хотел героически ворваться в Эредивизие, но его освистывали на каждом матче против любого соперника, даже на домашнем стадионе. Спустя три сезона в «Спарте», когда инцидент начали забывать, он перешел в «Уиган» за 900 тысяч евро.

Трансфер оказался провальным. За весь сезон Буаузан вышел на поле один раз – на замену в матче Кубка Лиги, а потом ушел в аренду в «НЕК Неймеген». Там он отыграл еще два сезона и постоянно попадал в скандалы – например, после замены в середине матча сразу уехал домой. Позже тренер отправил его в резерв из-за потасовки при подготовке к матчу Кубка УЕФА. После этого «Неймеген» не подписал с ним контракт, в «Уигане» его тоже никто не ждал.

Буаузан перешел в «Хельсингборг». Там за три сезона он забил четыре гола, стал чемпионом Швеции, а за три месяца до окончания контракта подрался с одноклубником Эриком Эдманом. Больше ни один профессиональный клуб его не подписал – карьера закончилась в 29 лет.

Кокмейер смог ходить только через два года после подката. В футбол он вернулся как тренер, но ненадолго

После того, как нога зажила, Кокмейера вывезли домой на инвалидном кресле, он почти сразу начал учиться ходить. Через несколько месяцев Нильс уже мог встать на ноги без помощи жены.

Как и предполагали врачи, дальше прогресса не было – ходить он не мог. Нильс обратился в реабилитационный центр «Хелиомар», но там его тоже не порадовали. «Они сказали, что я никогда больше не смогу нормально ходить. Врачи дали мне скобу, которая автоматически поднимает ногу, когда я хожу – малоберцовую пружину. Эта штука должна была помогать мне, чтобы я не спотыкался. Я сразу отложил ее в угол, так ни разу и не воспользовался».

Через несколько месяцев занятий с тренером из реабилитационного центра он сначала перешел на костыли, а потом самостоятельно ходил по дому. Нильсу Кокмейеру понадобилось два года, чтобы полностью оправиться от травмы и ходить почти так же, как и до подката – к этому моменту ему было уже 29 лет. Он прихрамывает до сих пор – теперь эта походка с ним навсегда. Остались и физические напоминания о том подкате: большой шрам на правой голени, врачи сверху наложили на нее кожу. Чуть ниже этой заплатки – вмятина, ткань там отмерла и ее пришлось удалить. Ногу ниже колена он до сих пор не чувствует – нерв мертв.

Нильс шутит, что в футбол он вернуться не смог, хотя хромых там достаточно – поэтому начал работать в агентстве спортивного маркетинга. Он участвовал в спортивных программах для трех телеканалов, комментировал и анализировал матчи, но признавался, что эта работа казалась ему слишком унылой. «Судить о выступлениях других футболистов для меня слишком пассивное занятие, люблю делать что-то сам», – жаловался он.

Через несколько лет его пригласили на пост первого главного тренера сборной по пляжному футболу. У нее не было больших ресурсов, но она заняла второе место на Евро-2008. Правда, затем финансирование команды урезали, и проект закрылся.

Сейчас жизнь двух игроков максимально непохожа. Рашиду Буаузану грозит тюрьма, а Нильс Кокмейер стал бизнесменом

После подката Нильс Кокмейер и Рашид Буаузан виделись только однажды – футболист «Спарты» навестил его еще в больнице, вместе с боссами клуба. Кокмейер не любит вспоминать ту встречу – Буаузан принес ему цветы, выдавил несколько слов и пожал руку. «Думаю, он пришел под давлением СМИ, –предполагает Кокмейер. – Всем было неловко и всем хотелось поскорее это закончить».

После этого игроки больше никогда не разговаривали друг с другом. «Я не злопамятен, но если бы я сделал что-то такое – извинялся бы столько раз, чтобы человек уже не мог меня видеть, – продолжает Кокмейер. – Но у меня не сложилось впечатление, что он сожалеет. Я не видел чувства вины – он не высказывал его ни в больнице, ни в судах».

Жизнь Рашида Буаузана после раннего окончания футбольной карьеры, отбывания дисквалификации и условного срока не стала спокойнее. В конце 2020 года ему предъявили обвинение в торговле наркотиками, отмывании денег и пытках. Власти считают, что он был частью преступной группировки Пиет Косты (это прозвище главаря банды). Недавно Рашид купил дом недалеко от Барселоны – полиция не исключает, что на деньги от продажи наркотиков.

Обвинение предполагает, что группировка ввезла в Нидерланды 1015 кг наркотиков в 2015 году и 3776 кг – в 2016-м. Кроме того, группировка связана с контрабандой партии кокаина в 1200 кг в марте и апреле 2020 года. Связи у группировки были даже внутри полиции – они пользовались базами правоохранителей через коррумпированного агента. Еще Буаузан проходит подозреваемым в деле о «контейнерах для пыток» – группировка установила семь контейнеров для перевозки товаров в удаленной деревне, чтобы пытать там неугодных им людей.

Буаузана связали с делом после того, как взломали его аккаунт в мессенджере Encrochat и следили за его письмами три месяца – с апреля по июнь 2020 года он писал там десяткам членов Пиет Коста. Сообщения группировки тоже отслеживали, несколько подозреваемых называли бывшего футболиста «очень агрессивным человеком». Буаузана отпустили из-под стражи в 2021 году, но расследование продолжается до сих пор.

Пока человек, который закончил профессиональную карьеру Кокмейера одним подкатом, пытается не сесть в тюрьму, сам Кокмейер открыл бизнес. Прежде чем стать профессиональным футболистом, он изучал экономику и коммуникации, поэтому во время карьеры сам вел переговоры по контракту и управлял финансами без агентов. Он говорит, что одного футбола в жизни ему было недостаточно и он хотел заниматься чем-то еще.

Идея для стартапа пришла неожиданно: его жена Саския хотела заказать подарок на Рождество, но в Нидерландах не было ни одного магазина, где продавали бы стильный и модный халат. Теперь Нильс Кокмейер не только бывший футболист и бизнесмен, но и модель – он позирует в съемке для рекламы своей же компании «Рай для халатов». И только огромный шрам на ноге напоминает о том, как одна секунда изменила все его планы на жизнь.

Больше историй — в телеграм-канале блога «Онсайд»

Скорее всего, вы не знаете имена испанских судей – на слуху только их двойные фамилии. Этой странной традиции больше 50 лет

Фото: Gettyimages.ru/Andreas Hillergren/EuroFootball; bleacherreport.comalchetron.com

Другие посты блога