Трибуна

Глеб – воспитанник динамовской школы, но за минское «Динамо» так и не сыграл. Вот как клуб его упустил, причем сделал это дважды

Когда-то был гордостью белфутбола.

Глеб – воспитанник динамовской школы, но за минское «Динамо» так и не сыграл. Вот как клуб его упустил, причем сделал это дважды

Александр Глеб – воспитанник легендарной СДЮШОР «Динамо», которая в советское время и после распада Союза готовила кадры для одноименного столичного футбольного клуба. Но будущий игрок топ-чемпионатов (и будущий поклонник Лукашенко и русского мира) стал исключением, причем очень досадным для минской команды. Глеб, окончив спортшколу в 1999-м, оказался не в «Динамо», а в БАТЭ, который только набирал обороты. А ведь талант футболиста был очевиден уже тогда.

Вот как «Динамо» упустило игрока, причем не один раз.

Глеб два года молчит о выборах-2020, но после них стал тусоваться с зашкварными персонажами – эти встречи говорят лучше, чем слова

Мог закончить с футболом, помог тренеру заработать

В детстве Саша пробовал свои силы в гимнастике, легкой атлетике и прыжках в воду, но по итогу в шесть лет остановил свой выбор на футболе. Мальчика приняли в легендарную СДЮШОР «Динамо», куда его целенаправленно привел отец, незадолго до того вернувшийся из Чернобыля. Там будущая звезда начала заниматься у своего первого тренера Владимира Синякевича, также воспитавшего для белфутбола Николая Рындюка и Алексея Риоса. Пройти отбор Глебу помогли занятия другими видами спорта. В частности, Синякевич выделял в ребенке координацию, развитую благодаря занятиям гимнастикой.

«Да и с мячом уже кое-чего умел: видно, играл с ребятами во дворе. Оставалось все это не загубить, не мешать ему расти, а также развивать его качества», – вспоминал тренер.

Глеб начал сразу стал лидером команды, хотя капитаном никогда не был. Первые годы он играл в нападении и много забивал, но со временем в юном футболисте начали преобладать диспетчерские качества, поэтому его опустили в центр поля. Тренироваться приходилось на известном асфальте возле стадиона «Динамо», на месте которого во время последней реконструкции был построен разминочный легкоатлетический стадион.

В 15 Глеб едва не закончил в футболом. На тренировке полузащитник ударил ногой по присыпанному снегом люку асфальтированного поля. У подростка опух палец – первое время футболист терпел, но через полгода боль стала невыносимой. Глеб пошел на снимок к врачу, где ему порекомендовали расстаться с футболом на несколько лет, пока скелет окончательно не сформируется. На помощь динамовцу поспешил главный тренер сборной Беларуси U-17 Александр Башмаков, который отвез его в РНПЦ травматологии и ортопедии. Там доктора оказались менее категоричны: предписали вырезать кусок сустава, на что юноша без раздумий согласился.

В 2007 году Синякевичу досталась часть денег, полученных «Штутгартом» от трансфера Глеба в «Арсенал». По программе УЕФА «Солидарность» детский тренер получил около 55 тысяч евро.

В последние годы жизни Синякевич рассказывал, что нечасто видится с Глебом и практически не созваниваясь с ним, а больше общается с его отцом, который и рассказывал о жизни воспитанника. Тренер умер 16 марта 2018 года.

«Таких выдающихся талантов не вижу»

Почему не сыграл за «Динамо»

Свой первый профессиональный контракт Глеб заключил отнюдь не с минским «Динамо» – а ведь именно туда, особенно в советский годы, СДЮШОР в первую очередь поставляла футболистов. Из школы будущий игрок топ-лиг выпустился в 1998-м.

У футбольной империи Евгения Хвастовича в ту пору были серьезные финансовые проблемы. Из-за них лидеры команды нашли себе другие клубы, а «бело-голубые» утратили чемпионский ход. Параллельно в команде шла тренерская чехарда. Из-за всех перечисленных факторов динамовцы в чемпионате-1998 финишировали на восьмом месте, что до сих пор является клубным антиректордом. В том же году посреди сезона с дистанции снялась вторая команда Хвастовича «Динамо-93».

Юрий Пунтус, в чью бытность Глеб и объявился в БАТЭ, вспоминает, что решающим фактором стало общение с Анатолием Капским – после встречи молодой игрок подписал контракт именно с Борисовом. В «Динамо» обиделись на такое развитие событий, но переговорщики от БАТЭ предложили пообщаться с самим Глебом: мол, если тот все же решит остаться в столичном клубе, с ним сразу же разорвут соглашение.

Вообще, футбольный клуб «Динамо» в ту пору не оказывал полноценной поддержке одноименной СДЮШОР. Это и повлияло на приоритетный выбор игроков.

«Лет в 16 настало время определяться, а в «Динамо» как раз возникли какие-то организационные проблемы. В БАТЭ же у меня было много друзей, и я решил поиграть там», – описывает те события сам футболист.

В 1998-м борисовская команда только дебютировала в высшей лиге, где с ходу взяла серебряные медали.

Спустя 16 лет Глеб мог все-таки дебютировать за родную команду. Летом 2015-го после окончания контракта с турецким «Генчлербирлиги» полузащитник тренировался с «Динамо» и был близок к заключению соглашения с «бело-голубыми», но в итоге снова выбрал БАТЭ.

«Это же беда в команде. Хочешь развалить ее – пригласи Глеба», – комментировал тогда Чиж «Трибуне» причины несостоявшегося перехода в «Динамо».

С ходу выиграл чемпионат с БАТЭ

Подписав контракт с борисовчанами в конце 1998-го, Глеб попал в цель: 17-летний футболист впечатлил Юрия Пунтуса, настраивавшего команду на борьбу за золото в следующем сезоне.

«В моем понимании это футболист, помеченный богом. Мальчик, который обучался на асфальте. Еще раз говорю: это божий дар. В то время он в своем возрасте был лучший. Я никогда не забуду, когда тренер юношеской сборной Башмаков с поля увел команду. Он сказал, что мне дороже Глеб и его здоровье, чем доиграть эту игру. Он обращался с мячом так, что забрать его у Глеба было невозможно. И вот они [соперники] начали по три-четыре человека за ним охотиться. И Башмаков сказал судье, что уводит команду», – спустя годы говорил Пунтус.

Глеб дебютировал за БАТЭ уже в первом туре чемпионата-1999, в матче против «Торпедо-МАЗ» заменив на 59-й минуте Юрия Дорошкевича. К тому моменту на табло «Городского» горели цифры 1:1. Однако перед финальным свистком борисовчанам благодаря голу Александра Лисовского удалось вырвать победу у мощных по составу «автозаводцев» Анатолия Юревича.

В следующий раз Глеб появился на поле через два тура – и сразу в старте против «Свислочь-Кровли». Один из пяти безответных мячей «желто-синих» оказался как раз на счету Александра – его удар вообще стал победным.

До конца чемпионата-1999 полузащитник еще 11 раз вышел на поле, причем исключительно со скамейки, проводя в среднем по 34 минуты. Всего за тот сезон Глеб набрал 1+4 по «гол+пас» и получил четыре желтых карточки, а БАТЭ за три тура до финиша оформил первое в своей истории чемпионство.

В 1999-м Глеб мог дебютировать не только в чемпионате Беларуси, но и на европейской арене, однако в обоих матчах первого раунда квалификации Кубка УЕФА против московского «Локомотива» (1:7, 0:5) остался в запасе.

Шпилевский терялся в воспоминаниях о знакомстве с Глебом

Определяющим для дальнейшей карьеры Глеба стало знакомство с агентом Николаем Шпилевским. После чемпионского сезона на футболиста посоветовал обратить внимание тренер юношеской сборной Башмаков, называвший Александра «сокровищем» и считавший, что «пока оно тут не потускнело, нужно перепрятать». Глеб лестно отзывался о тренировках у коуча, заложившего в нем основы тактических знаний.

Худощавый полузащитник поразил Шпилевского навыками и умением устоять на ногах даже в самом сложном единоборстве.

«Голова – светлейшая. Сноровка, работоспособность, удар с обеих ног! Дриблинг – просто-таки мошеннический! Комплексов – никаких! [...] Конечно, было в футболе Глеба что-то такое… Незрелостью это было. В пас он играл по принципу “пан или пропал”: или одной передачей устраивал партнеру голевой момент, или “обрезал” всю команду и “привозил” контратаку на свои ворота. Но я сразу понял: такой игрочище растет, какие во всей Европе рождаются раз в пять лет», – вспоминал агент.

По другой версии все того же Шпилевского, о футболисте ему рассказал на тот момент первый вице-президент АБФФ Юрий Курбыко.

«Сидим, общаемся. Он между делом говорит: «Слушай, у нас тут появился интересный пацан. Зовут Саша Глеб. Возит старых мужиков, как хочет». Меня это очень заинтриговало. Захотелось посмотреть на это чудо», – рассказывал Шпилевский. Агент воочию понаблюдал за действиями парня и сразу предложил сотрудничество – стороны ударили по рукам.

Первую половину сезона-2000 Глеб провел уже как игрок стартового состава БАТЭ, стабильно появляясь с первых минут. 3а 12 туров полузащитник забил три мяча и отдал столько же голевых передач, правда, 2+3 пришлись на одну игру с «Нафтан-Девоном» (8:0). 

Чтобы показать Глеба в Германии, повезли всю сборную

К тому моменту Шпилевский уже решил, что в Беларуси Глебу делать нечего, поэтому через своего компаньона Ули Фербера надумал показать футболиста за границей. В Германию вознамерились везти не одного футболиста, а сразу всю юношескую сборную Башмакова. Задумка получилась не самой дешевой, поэтому Шпилевскому пришлось под это дело взять кредит в банке на 20 тысяч немецких марок.

Первая игра была с молодежкой «Штутгарта», в которой беларусы победили 1:0. Во время матча Глеб повредил колено, поэтому фактически провел товарняк на одной ноге. Тем не менее хавбек оставил положительное впечатление о себе, получив от скаута «Мюнхена-1860» прозвище «Маленький Моцарт».

В следующем матче юноши обыграли сверстников из «Вальдхофа» (Д2) 5:1 – Глеб отметился покером. Именно тот поединок Шпилевский называл судьбоносным в карьере полузащитника – так он попал на карандаш скаутам статусных европейских клубов. 

«Мюнхен-1860» трансфер не потянут, но в «Штутгарте» нашли деньги

Молодого беларуса хотели у себя видеть «Спартак», ЦСКА, киевское «Динамо», «Брюгге» и «Олимпиакос». Последние были готовы заплатить миллион долларов, однако продолжение карьеры в Греции для футболиста и агента не были целью. Серьезные деньги за хавбека сулили в Москве. Столичные клубы связывались с родителями Александра и предлагали только за их согласие на переход деньги, за которые тогда можно было купить хорошую 4-комнатную квартиру в Минске. Однако отец постоянно отвечал отказом, мечтая увидеть своих сыновей в чемпионате Германии.

Тем временем все никак не мог угомониться тот самый скаут «Мюнхена-1860», постоянно названивавший в Борисов и Шпилевскому. По итогу полузащитник поехал на просмотр в этот немецкий клуб.

«Просмотр Глеба в “Мюнхене-1860” помню как сегодня. Тренер Вернер Лорант бросил перед тренировкой: “Что тут делает этот худой русский?” А к концу этого занятия, на котором Саша даже Томаса Хесслера уделывал, уже был готов контракт», – делился воспоминаниями Шпилевский. Вот только условия трансфера и цифры в соглашении не устроили ни Капского, ни самого Глеба. При этом футболист хотел уехать в Германию со своим младшим братом Вячеславом, на что не были согласны менеджеры «Мюнхена-1860».

Через несколько недель после этого Александр отправился на смотрины к «Штутгарту». После десяти минут первой тренировки немцы начали обсуждать детали возможного перехода беларуса. Вот только была загвоздка: долги клуба составляли более десяти миллионов долларов, поэтому много «Штутграт» предложить не мог. Капский согласился на 150 тысяч долларов (бонусом в Германию уезжал и Вячеслав Глеб). По словам Шпилевского, часть от этой суммы собственными деньгами пришлось покрывать ему из собственных средств.

«Я еще никогда такого не видел! Этот парень будет великим!» Как Александр Глеб уезжал в «Штутгарт»

Другие посты блога