Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Хорошие тексты

«Захарову руку не пожму». Сидоренко очень жестко – о Пулккинене, Костицыных и стенаниях, которые привели к суперсерии

Главный тренер огненно поговорил с TUT.BY.

Андрей Сидоренко находился у руля сборной Беларуси по хоккею, которая после прошлогоднего вылета в первый дивизион вернула право выступать в числе лучших команд на ЧМ-2020. Сейчас это воспринимается как должное, а ведь несколько недель назад в нашем хоккее было горячо. Михаил Захаров предлагал уволить Сидоренко с обоснованием «Чего тянуть?». О том, рассчитывают ли на Сидоренко в дальнейшем, станет известно после заседания исполкома НОК — оно пройдет 14 мая. Пока же в большом интервью SPORT.TUT.BY Андрей Михайлович защищает сборную от нападок, вспоминает о конфликте с Захаровым из 90-х и о днях в роли главкома минского «Динамо» в минувшем сезоне.

— Перед поездкой в Нур-Султан на чемпионат мира в первом дивизионе вы не следили за публичными высказываниями о сборной — в частности, за выступлениями Михаила Захарова. А по приезде с чемпионата прочли и почувствовали себя оплеванным. Стоило ли тянуть с ответом Захарову?

— Приведу цитату Уинстона Черчилля: «Ты никогда не пройдешь свой путь до конца, если будешь останавливаться, чтобы бросить камень в каждую тявкающую собаку». Я следовал этому принципу и был нацелен на достижение результата. Конечно, неприятно слышать гадости о команде, о себе. Мол, вот этот Сидоренко! Как он вообще оказался в сборной?!

Да потому что команда вылетела в пердив! А почему мы побывали там, нужно спросить у людей, которые занимались хоккеем в Беларуси до того, как год назад я принял сборную. Геннадий Савилов, с 2018-го новый глава федерации, так и говорит: поражен, что кто-то взялся за эту работу. Нет, желающие были, но, понимаете, просили большие деньги. Федерация отказалась от их услуг, пригласила Сидоренко. Я сперва не хотел давать согласия из-за… Думаю, вы понимаете, что я имею в виду. А потом подумал: «Ладно, кризис — это шанс».

— Ваш тренерский путь показывает, что вы никогда не боялись принимать проблемные команды.

— Да, меня частенько называли «пожарным». Ситуация в белорусском хоккее непростая. Почему не провели смену поколений? До последнего «выползали» за счет игроков, воспитанных в советское время или в первые годы независимости Беларуси в силу сильных традиций советской школы хоккея. А кого воспитали, чтобы рассчитывать на успехи сборной в наши дни? Где топовые игроки? Что-то не вижу.

Прозевали момент, чтобы принять превентивные меры. И теперь, когда вместо решения проблемы мы переходим на личности, толку никакого. На тренерском совете при федерации штаб сборной в течение года только и слышал: «Не выступите хорошо, всех казнят!» Пусть бы хоть раз председатель тренерского совета (сейчас это Михаил Захаров. — Прим.ред.) предложил нам помощь! Спросил бы, что нужно сделать, чтобы помочь решить задачу по выходу в элиту.

К счастью, есть талантливые ребята в Беларуси, и они здорово проявляют себя на молодежном и юниорском уровнях. Все хотят, чтобы наша молодежь поскорее влилась во взрослую команду. Им бы дозреть да «повариться» в компании мужиков. А нам, тренерам, надо засучить рукава и пахать. Иного не дано, если хотим побеждать в элите мирового хоккея.

— Почему вы решили высказаться после возвращения из Казахстана?

— Хочу защитить свою команду. Один из хоккеистов — фамилию называть не буду — до начала чемпионата поделился со мной переживаниями: «Как можно? Мы решаем задачу для всего белорусского хоккея. Но ни в вас, Андрей Михайлович, ни в нас не верят и с ног до головы „поливают“». Пришлось объяснять человеку.

— Ну-ка.

— «Думаю, надо делом показать, чего мы стоим. А ты сам решай», — мои слова игроку.

Что отличало сборную образца 2019 года, так это глубокое чувство патриотизма. Никогда не сталкивался с чем-то подобным! «Давай, пошли за Беларусь!» — заводили друг друга хоккеисты. Их мотивировал сам факт игры за страну, а не деньги. Без денег такой по-спортивному задорной была атмосфера в команде. Обычно дела обстоят по-другому.

Вспоминаю 1996 год. Я — главный тренер сборной, Захаров в ней. Подошел ко мне вместе с Андреем Ковалевым накануне чемпионата мира в группе В (первый дивизион. — Прим.ред.) и говорит: «Нам дали мало премиальных. Давайте „снимать“ председателя федерации хоккея Льва Конторовича!» Владимир Бережков в ту пору трудился вице-президентом федерации. Я ему: «Нет, не возьму этих людей — ради команды». Захаров узнал и пригрозил: «Тебя в сборной не будет». В 2019-м я как будто вернулся в 1996-й.

Еще раз: в Казахстан наши поехали работать без денег. Если сравнивать отношение к сборной у нас и в Казахстане, то у них все возможное сделали для команды: раздали паспорта иностранцам, сильнейших хоккеистов подписали в «Барыс». На следующий день после завершения чемпионата команду пригласили на прием к премьер-министру Аскару Мамину, ребятам дали премиальные. Их носят на руках.

У нас… была команда не звезд, а тренерская команда. В непростых условиях — прежде всего кадровых, выполнили задачу — вернулись в элиту.

— Кто убеждал канадца Джеффа Платта и американца Ника Бэйлена помочь сборной в пердиве?

— Мосты наводил все тот же Бережков (нынче спортивный директор федерации хоккея. — Прим.ред.), он представил меня Джеффу и Нику. Платт хорошо говорит по-русски и не стеснялся своей речи в разговоре со мной. Общение с ним начал издалека: как дела дома, как здоровье. Смотрел все его матчи, так что при встрече мог отметить, что такой-то его гол мне понравился. Позже мы перешли к конкретным вещам. Джеффа интересовало, где он будет играть и какой будет атмосфера в сборной, так как, по его мнению, в последние годы она оставляла желать лучшего. На чемпионате мира 2018 года Джеффу хотелось собрать вещи и покинуть команду до завершения турнира. Он и другие хоккеисты много чего рассказали мне о ЧМ-2018… На протяжении всего сезона мы контактировали с Джеффом. Он сомневался, но все-таки поверил мне.

— Поладили ли Платт и Александр Китаров, которого вы назначили капитаном сборной? Китаров, равно как и Дмитрий Коробов, ставил в упрек Джеффу необоснованное удаление в матче с австрийцами на ЧМ-2018, за которым последовал пропущенный гол в меньшинстве. В итоге сборная крупно проиграла (0:4) и оказалась в пердиве.

— Саша и Джефф нашли общий язык. Первый был у меня капитаном, второй — ассистентом капитана. В раздевалке они сидели рядом. Да, у меня тоже были опасения, как поведет себя Платт. А он стал частью нашей семьи: расположил к себе игроков, шутил. Ему было интересно готовиться к матчам. Например, к поединку со Словенией, а там — и как играет звезда НХЛ Анже Копитар, и куда надо бросать вратарю, и многое другое. Платт дотошный. Приятно, когда видишь горящие глаза хоккеиста.

Ник Бэйлен тоже был обижен на то, как с ним обошлись в Минске: вышвырнули из «Динамо» [при Крэйге Вудкрофте]. Говорил ему, что в жизни все бывает. Надо уметь выходить из сложных ситуаций и двигаться дальше, несмотря ни на что.

— С 2017 года Бэйлен выступает за челябинский «Трактор», а вы как раз родом из Челябинска, где до сих пор живет ваша мама.

— Все верно. С Ником уже можно поговорить про Урал, посмеяться над шутками из шоу «Наша Russia» про челябинских мужиков. «Ты, смотрю, тоже возмужал», — подначивал Ника. Спасибо ему и Джеффу! Оба могли со мной даже не разговаривать. Они не были привязаны к минскому «Динамо», чтобы требовать от них выступления за сборную. У них на руках имелись контракты с командами КХЛ! Новость про подписание с «Автомобилистом» прошла позже, чем Платт договорился с Екатеринбургом. Бэйлен продлил соглашение с «Трактором». То есть они не преследовали цели найти новую работу через выступление на чемпионате мира, но поехали. Поехали и не валяли дурака, а были лидерами сборной.

Спасибо всем моим хоккеистам, в том числе тем, которых отправил домой в ходе подготовки к чемпионату. С каждым в такой ситуации разговаривал лично — глаза в глаза. Они все — достойные люди.

— В 2015 году в четвертьфинале чемпионата мира сборная уступила канадцам — 0:9. Президент посчитал, что это позорище. В 2018 году наши проиграли австрийцам. Слова президента — «их место там», в пердиве. Команда под вашим управлением допустила осечку с южнокорейцами (1:4). Если Александр Лукашенко скажет, что это позор, какой будет ваша реакция?

— Не могу сказать. Не знаю. Южной Корее проиграли, потому что не хватило эмоций после досрочного решения главной задачи — повышения в классе. На этом этапе турнира мы полностью выложились, одержав три победы на старте и сведя матч с Казахстаном вничью в основное время. Мы, правда, хотели завершить чемпионат на победной ноте, хотели поставить жирный восклицательный знак. Увы, не хватило физических и моральных сил.

Еще минутка благодарностей, если позволите. Спасибо нашим сервисменам, массажистам, видеооператору Борису Королю, который каждый день к утренним собраниям предоставлял анализ по сопернику и нашей игре. Спасибо сотрудникам федерации. Да, средств не хватает, но люди отдавались работе и заслуживают теплых слов. Пусть они прозвучат в прессе, раз уж чиновники замерли в ожидании.

— В 2017 году Лукашенко назвал банкиров «жирными котами» — из-за высоких бонусов и в целом несоизмеримых со средним достатком белоруса доходов. Не под запись вы сказали, что не хотели брать в сборную «жирных котов».

— Копитара тоже можно назвать «жирным котом». Сколько он получает в «Лос-Анджелес Кингз»? Двенадцать миллионов долларов? Приехал играть за Словению, пусть и в пердив. Дай Бог, чтобы наши хоккеисты тоже имели хорошие зарплаты, но когда дело касается сборной, у них, как у Копитара, должно быть чувство патриотизма.

Повторюсь, ни один игрок сборной в этом году не спросил о премиальных.

— Почему Платт и Бэйлен приехали в сборную, а некоторые воспитанники белорусской школы хоккея, как Андрей Стась, — нет? Стась, и не он один, ранее отказался от выступления за Беларусь ради контрактов в клубах КХЛ, где при наличии российского спортивного гражданства выводились из-под статуса легионера.

— Я не осуждаю наших вчерашних «отказников» (с сентбяря 2018 года белорусы не считаются легионерами в КХЛ. — Прим.ред.), а у их отсутствия в сборной в этом году есть объективная причина: повреждения. Стась давал добро на поездку в Казахстан. Раз так, я его не дергал. Однако после длинного сезона у него оказалось порвано сухожилие в районе ключицы. Наши доктора связывались с врачом «Авангарда», за который выступает Андрей, и получили подтверждение информации.

На Илью Шинкевича в сборной заказали клюшки, сшили ему свитер. Его приезду также помешала травма. То же касается Николая Стасенко и Владимира Денисова. Верю, что в будущем эти хоккеисты помогут сборной.

— Потому что белорусы больше не легионеры в КХЛ?

— Да… Видите, перебрали с вами хоккеистов. А сколько еще травмированных в «Динамо»! Планировали увидеть на чемпионате мира один состав, а поехали с игроками, которых проверяли в товарищеских поединках и наигрывали, словно предвидели кадровые проблемы.

— Артем Демков в Нур-Султане играл в первом звене вместе с Платтом, притом что на ЧМ-2015 года, что было относительно недавно, Артем был только тринадцатым нападающим.

— И посмотрите, какую интересную тройку мы создали с Демковым и Платтом!.. У каждого сочетания в нашей команде была своя роль. Звено Артема Волкова — сдерживающее. Его мы выставляли против сильнейших звеньев соперника. Братья Малявко закрыли меньшинство — работоспособные ребята. Я доверял молодежи. Егор Шарангович умеет втащить шайбу в зону атаки. Другой форвард Максим Сушко хорошо закрывает обзор вратарю. Оба выходили у меня в спецбригадах. Защитника Илью Соловьева брал в Казахстан «для поддержания штанов», а там несколько ведущих оборонцев получили повреждения. Илья не стушевался, растет парень.

В целом мы собрали вместе быстрых хоккеистов, что означало, что мы можем прессинговать. От игры к игре команда прибавляла и делала это в условиях чемпионата мира, так как спаррингов перед турниром у нас не было.

— 0:2 с Литвой на старте чемпионата — о чем думали?

— Нехорошая эмоция… Хотелось высказаться. Сдержался. 0:2 — следствие детских ошибок. Поговорили с ребятами нормально, без крика. Вработались — и пошло-поехало.

Я ведь обращал внимание хоккеистов на то, что литовцы в своем лучшем состоянии делают результат в начале поединка и смотрят, не опустят ли руки соперники. Если да — добивают. Мы не сломались. Лавка «жила». Знали, за счет каких сильных качеств все равно выйдем из положения победителями.

— Пожалуй, ваш самый сильный ход — выставить на решающий матч с Казахстаном 22-летнего вратаря Александра Осипкова. Осипков не подкачал, отразив 35 бросков в основное время и еще 4 — в овертайме. А ведь в «Юности» он является сменщиком Игоря Брикуна, то есть запасным голкипером.

— Осипкова приметил в августе прошлого года во время розыгрыша Кубка Салея. Молодой, перспективный. Стал собирать на него информацию у тренеров по вратарям Алексея Щебланова и Сергея Шабанова. Шабанова, кстати, в свое время именно я открыл как вратаря для сборной… Сейчас привлек в свой тренерский штаб другого бывшего вратаря сборной Виталия Коваля. «Гонял» его на матчи «Юности», чтобы смотрел на Осипкова вживую и мог дать оценку, подойдет он нам по стилю или нет.

Выставить Осипкова против Казахстана было рискованным решением, согласен. Понимали, что соперник будет действовать активно и что будет много бросков по нашим воротам. Дима Мильчаков — опытный вратарь, помог нам в других поединках. А в игре с Казахстаном от вратаря требовалось быстро передвигаться. Ставка на резкого Осипкова укладывалась в эту логику. После Литвы сказал Ковалю: «Готовь Осипкова на Казахстан: или я попаду с этим решением, или нет».

Саша расстроился из-за быстрого гола в начале матча с казахами, потом счет стал 0:2. Мы продолжали работать, и Осипков в оставшуюся часть встречи показал себя красавцем. Я считаю, что он выиграл нам решающее очко для возвращения в элитный дивизион.

— А что Мильчаков?

— Другой бы насупился из-за выбора не в его пользу, но не Дима. Он был на позитиве. Создавал рабочую атсмосферу на скамейке, поддерживал пацанов.

 В Беларуси как только молодой хоккеист проявляет себя с лучшей стороны, его появления ждут в «Динамо». Готов ли Осипков для КХЛ?

— Привлекать надо парня — это точно. «Новый Мезин»? Давайте подождем с такими оценками. Посмотрим, как Саша справится с возросшими ожиданиями. С ним же, как и с и другими перспективными, нужно работать.

— Как, по-вашему, выглядит тройка лучших хоккеистов Беларуси по итогам сезона?

— Не могу так сразу ответить. Джеффа, пожалуй, поставлю на первое место. Кто еще проявил себя, подскажите!

— Кристиан Хенкель, Дмитрий Буйницкий, братья Костицыны, Евгений Лисовец, Ник Бэйлен, Евгений Ковыршин, Никита Феоктистов, Артем Демков…

— Второе место в моем списке — за Демковым, третье — за Андреем Стасем. У Стася за плечами сложный сезон в КХЛ.

— В вашей тройке лучших нет ни одного хоккеиста «Динамо».

— Получается, так.

— Не думаете ли вы, что давление перед чемпионатом мира связано с вашей работой в минском «Динамо», куда вас позвали главным тренером в разгар сезона? От вас будто бы ждали чуда, но его не случилось.

— Во всяком случае, я остановил «неконтролируемое падение» при дефиците времени. У меня не было серий из 11 поражений подряд (это антирекорд клуба, установленный при предшественнике Сидоренко Горди Дуайере. — Прим.ред.). Хотелось большего, понимаю. Однако я работал с уже имевшимся набором игроков и пригласил лишь одного Лешу Терещенко (с Дэвидом Бутом ошиблись, с Джонатоном Блумом договорились до моего прихода), в то время как также терпевшие бедствие «Сибирь» и «Северсталь» сменили более чем полсостава. Мы не могли позволить себе пойти по этому пути, притом что команда нуждалась в лидере. Отсюда решение с Терещенко.

Никому еще не говорил, но, знаете, после первого выезда с «Динамо» в прошлом сезоне был очень зол из-за того, в каком состоянии находились хоккеисты. Просто шок! По возращении в Минск встретился со спортивным руководством и сгоряча выпалил: «Сами разбирайтесь! Не хочу этого видеть». Гендиректор клуба Дмитрий Басков, если помните, тогда сделал заявление по братьям («Костицыны не оправдали нашего доверия», — сказал Басков. — Прим.ред.).

— Почему братья Костицыны лишились нашивок капитана (Сергей) и ассистента капитана (Андрей) в «Динамо»?

— Нужно быть лидером по игровым показателям и в быту, чтобы иметь такой статус. Я ведь всегда нормально разговариваю с хоккеистами. Ценю их труд. Знаю, что это такое. Но есть моменты, когда говоришь: «Не стой под грузом».

— Такие меры — реакция на нарушения Костицыными спортивного режима?

— Был поступок… Раньше им все сходило с рук — ради сохранения микроклимата в команде, а я, наоборот, ради атмосферы в раздевалке не стал на такое закрывать глаза. По моему мнению, лидер всегда должен действовать в интересах команды. С лидеров всегда больший спрос.

Я ведь зачем пошел тренером в «Динамо»? Чтобы мы со сборной выполнили задачу. В оптимальном виде значительную часть сборной составляют именно динамовцы. Взяв над ними шефство в ноябре, потребовал относиться к оставшейся части регулярного чемпионата как к играм плей-офф. Это вопрос организации и дисциплины. Увы, из-за травм игроки стали выпадать. Неудивительно, ведь некоторые хоккеисты приходили в клуб незалеченными. Объясните мне, как это?

— Динамовцев действительно беспокоили травмы, но случай с финном Теему Пулккиненом стоит особняком. Было ли у него повреждение, не позволявшее выступать в декабре, или мы стали свидетелями агентских игр?

— Скорее всего, второе. Девять или десять человек в «Динамо», включая бывшего тренера [Горди Дуайера], работали с одним агентом.

— Со словенцем Алешей Пилко, так?

— Да. «Болит здесь, болит там», — все понятно, влияние агента. С позиции тренера очень неприятная история. Приходишь на тренировку с планом того, что и в каких сочетаниях нужно отработать, наиграть, а тут начинается: «У меня болит». В свою очередь, «пинал» докторов. Они собрали такой лазарет, что в конце концов ставить диагноз хоккеистам стал я. «На лед!» — вот как жестко я начинал в «Динамо». Набрали кондиции.

— Ваш хоккей не подразумевает игры на «чистом льду», что, в общем-то, про Пулккинена. Не пожалели ли о том, что в конце декабря не обменяли его?

— Были предложения, но условия перехода Пулккинена «Динамо» не устроили. Я не лез в этот процесс, и, что самое обидное, у нас совсем не оказалось рычагов давления на игрока. Разговоры шли лишь о его правах. А он: «Хочу играю, хочу нет».

Теему — мастеровитый хоккеист. Иной раз выдавал суперматчи — играл в две стороны! Но обычно он не «таскает рояль», как вся команда, то есть играет в устаревший хоккей. Для «Динамо» выстраивать команду вокруг подобного хоккеиста — непозволительная роскошь. Не оправдал Теему доверия у нас и по той же причине не заиграл за океаном. В НХЛ игровая дисциплина — основа всего.

— В один год вы побыли тренером нацкоманды и «Динамо». Скажите, «Динамо» нам нужно для подготовки игроков в сборную или на радость болельщикам, которые требуют результат?

— Надо преследовать обе задачи.

— Возможно ли?

— Да.

— Пока все 11 лет существования Континентальной хоккейной лиги найти копромисс не удается. В плей-офф «Динамо» выходит редко, а в случае успеха проваливается в первом раунде. Сборная в этом году вспомнила, что такое пердив.

— Как мы выйдем в плей-офф с «Динамо», когда у нас легионеры не того уровня?

— А белорусы, получается, в порядке?

— По белорусам тоже надо смотреть, заниматься ими, а не просто набирать. У меня выросли молодые Ваня Дроздов и Дима Буйницкий. Буйницкого сейчас забрала «Магнитка». Парня взяли на хороший контракт.

По «Динамо» у меня есть предложения, как наладить дела, так что в любом случае мой опыт совмещения постов в базовом клубе сборной и нацкоманде не напрасный. В интервью озвучивать не буду. Смысл, если там, наверху, изберут другую стратегию? А если меня все же спросят, поделюсь мыслями.

Почему Латвия на этом историческом отрезке обогнала нас?..

— Да, почему?

— Люди работают на перспективу. Зовут качественных, а то что «дешевых» — еще лучше, иностранцев в рижское «Динамо» и подтаскивают туда молодежь. В таком подходе просматривается системность. У нас же «текучка» в федерации, в сборной, в «Динамо». На меня тоже повесили ярлык, сами понимаете какой. Разве так можно?

Ладно, оставим Латвию. Вот вам пример из финского хоккея. Какое-то время назад сборная Финляндии выступала не очень ярко. Стали разбираться, в чем проблема. Поняли, что у них слабая вратарская линия. Уделили этому внимание — и посмотрите, сколько финских вратарей играет по все миру!

Тем временем в Беларуси замкнулись на одном вратаре. Помните, как тренеров «Динамо» «долбили» из-за нерегулярной практики Миши Карнаухова? Я пришел в «Динамо», и меня стали «долбить»: «Почему Карнаухова не ставишь? Ну ради сборной-то». Я дал ему возможность поиграть. Хороший вратарь, но пора бы уже из перспективных переходить в разряд стабильных. Миша травмировался перед чемпионатом мира. И что нам делать? Какой выбор? Мильчаков, на котором чуть ранее поставили крест, и Осипков, в которого поверил наш тренерский штаб. Брикун? Понимаете, сборной нужен вратарь на годы вперед. Ищем. Думаем об этом. В принципе, вопрос омоложения сборной касается всех линий. Где новые оборонцы? Где острые нападающие?

— О сложных отношениях с Захаровым вас регулярно спрашивали начиная с июля 2018 года, когда вы заступили на пост главкома сборной. Вы уходили от конфронтации, Захаров не последовал примеру.

— Понимал, что это за человек и тренер, но сдерживал себя. Здоровался с ним, старался вести себя профессионально и этично. Он же дает всем оценку! В 2006 году сборная под его началом проиграла олимпийскую квалификацию. Я туда ездил вместе с командой Польши и прекрасно помню, что и как.

— В чем причина выпадов Захарова в ваш адрес: в личной неприязни либо в том, что он видит угрозу в ком-то, как вы?

— Скорее всего, в человеке буйствует зависть.

У меня на телефоне есть классная фотка. Хотите взглянуть?

— Еще бы.

— Тут мы с человеком, которого я вытащил из-за океана и которому дал дорогу в жизнь. Год? 1993-й, если не ошибаюсь. Мы выиграли чемпионат мира в группе С1 и поднялись в следующий по силе дивизион. Форма, как видите, еще с «Погоней».

— Михал Михалыч обнимает вас как лучшего друга.

— В том-то и дело.

— Когда в следующий раз вы увидите Захарова, пожмете ли ему руку?

— Нет. Человек занял свою нишу: это не то, то не то. Доходит до того, что министр спорта не купил ковер в раздевалку «Юности» в «Чижовка-Арене». Мы в «Динамо» не остались равнодушны, стали собирать пожертвования: кто рубль дал, кто — два. Не дай Бог он придумает, что министр спорта должен поставить ему бюст народного героя где-нибудь в Усть-Каменогорске (малая родина Михаила Захарова. — Прим.ред.)! Ну а что? Как-никак восьмикратный [чемпион Беларуси в качестве тренера минской «Юности»]!

— Когда вы узнали о знаменитой суперсерии «Динамо» с клубами экстралиги?

— Звонок с таким сообщением поступил за пятнадцать минут до начала матча с «Йокеритом», последнего для «Динамо» в сезоне КХЛ. И как быть? У нас не хватало людей. Здоровых — всего с десяток. Пулккинен не играл, Хауден — ему до одного места эта серия (привез шайбу в первом матче серии), у Блума родился сын. После «Йокерита» я уговаривал хоккеистов отнестись к предстоящим поединкам со всей серьезностью.

— Как же вы объяснили россиянину Терещенко значение противостояния?

— Сначала он возмущался… Говорю ему: «Леха, если ты спортсмен — просто помоги!» — «Будем играть, сколько нас хватит». Видите, какое отношение! И какой счет в серии?

— 2:1 в пользу «Динамо».

— Вот и все. Пошли играть.

— За вас?

— За себя. Нельзя, преследуя свои цели, так относиться к хоккеистам.

— На встрече с журналистами 1 марта Александр Лукашенко заявил, что именно он был инициатором суперсерии.

— Да, и все из-за стенаний Захарова. В такой ситуации, изначально проигрышной для нас, было принципиально победить.

— А вы ходили после матчей в ложу к президенту, как Захаров?

— Меня не приглашали. «Сила молчит, слабость кричит» — народная мудрость и универсальный ответ для подобной ситуации моего покойного отца.

Вспомнил историю. Накануне серии с клубами экстралиги мы говорили с Лехой Терещенко по телефону. Спрашиваю его: «Кто в Москве есть в Ночной хоккейной лиге?» — «Михалыч, Артюха (Евгений Артюхин, габаритный форвард силового плана с опытом игры в НХЛ. — Прим.ред.)! Возьмем? Только выпустите его — «Юность» разбежится по углам». Далеко зашли в своей фантазии и связались шутки ради с ребятами из Ночной хоккейной лиги. Им идея сыграть в белорусской суперсерии понравилась!

— Ходят слухи, что Захаров может стать главным тренером «Динамо». Он вроде не против. Сможете ли вы работать с ним в связке, если он возглавит «Динамо», а вы останетесь в сборной?

— Не знаю.

 Перед началом сезона КХЛ 2018/2019 «Динамо» выдало на сайте новость о вашей встрече с Горди Дуайером, которая «прошла в легкой и непринужденной обстановке». Трудно представить, чтобы так охарактеризовали ваше общение с Захаровым за чашкой чая.

— Ну, видимо, чай пить не буду! Или попрошу, чтобы он сперва глотнул из моей чашки.

— Минское «Динамо» ждет выводов по итогам заседания исполкома НОК. В этот раз из-за игр сборной в пердиве, которые проходят раньше чемпионата мира в элите, раньше выскажется и президент, а то обычно — в конце мая. Только после этого в «Динамо» приступят к комплектованию. Андрей Костицын и все-все-все после 30 апреля рассматривает предложения других клубов. И так каждый год. Это ведь ошибка, верно?

— Опаздывает «Динамо» — тут без вариантов.

— Конфликт с Захаровым из 90-х остается неразрешенным, а Андрей Ковалев, тоже выступавший против вас с «письмом 23-х», стал вашим ассистентом в «Динамо» и сборной. Парадокс?

— У нас хорошие отношения с Андреем. В бытность игроком он был приличным бомбардиром. Такой форвард пригодился бы мне на ЧМ-1996… Увы, он находился под влиянием Захарова.

Когда приглашал Ковалева помощником в «Динамо», закрыл глаза на истории далекого прошлого, и, знаете, сильные стороны Андрея нам пригодились. Вместе мы ставили игру в атаке. Андрей отвечал за игру в большинстве. Так было и в сборной. За игру в обороне в сборной отвечал Павел Перепехин, за вратарей — Виталий Коваль. Я же выстраивал стратегию. Допустим, в какой последовательности выпускать игроков.

С Казахстаном через смену отправил на лед Платта, и мы забили первый гол. Дальше тоже были тренерские решения. Наблюдали за состоянием игроков, распределяли между ними нагрузку. Ситуативно вносили изменения в сочетания, и второй гол в ворота Казахстана сообразили уже Артем Волков с Никитой Феоктистовым. Артем выдал передачу из-за ворот, Никита грамотно распорядился шайбой.

— В тренерском штабе Казахстана три белоруса: Андрей Скабелка — главный, Игорь Матушкин и Владимир Копать — его помощники. Все играли у вас в сборной Беларуси в 90-х. Матушкин и Копать были среди подписантов «письма 23-х», Скабелка — нет.

— Скабелка у меня начинал, все верно. Было время, когда говорил ему: «Заканчивай [ерундой заниматься]! Или ты работаешь, или выгоню тебя». Он внял. Вообще, я нормально отношусь ко всем нашим специалистам в штабе Казахстана.

— Скабелка покинул сборную Беларуси в 2013 году оплеваным тренером. 14-е место на чемпионате мира восприняли как неудачу. Нынче Скабелка — один из самых успешных тренеров в КХЛ. Он поддержал вас на фоне критики Захарова.

— Мы пообщались с Андреем в Нур-Султане. «Мне дали бюджет и обкатать кандидатов в сборную в КХЛ, то есть сделали все возможное для выхода Казахстана в элиту, а ты как там работаешь, Михалыч?» — спрашивает. «Как обычно! Ты же знаешь!»

— В штаб Казахстана звали и Михаила Грабовского. Почему не мы?

— Этот вопрос я адресовал Бережкову, а он: «Мишу в прошлом году пригласили помогать готовить команду к чемпионату мира, потом заставили оплатить проживание и питание…»

— Как так можно обращаться, возможно, с лучшим хоккеистом Беларуси последних десяти лет?!

— […]

— Год назад федерация заключила с вами контракт по схеме «1+1», что значит: в случае решения задачи, с вами продлевают соглашение. Так вы остаетесь в сборной?

— Хотел бы продолжить работу. Знаю, что делать дальше, и, если предложат новый контракт, поблагодарю за доверие.

Скажу откровенно, что в марте меня звали тренером в польский клуб. Чтобы не было спекуляций, рассказал Бережкову и обозначил, что если пробьемся в элиту со сборной, хотел бы остаться главным тренером команды, а нет — после 5 мая буду открыт для предложений со стороны.

То есть я отверг попытки «вытянуть» меня из сборной, а потом началась травля. Друзья сокрушались: «Может, стоило бы уйти?» Звучало заманчиво, но с моим чувством ответственности это не выход. Я иду до конца, а не бросаю то, за что взялся, на полпути. С 1993 года тренирую и люблю работать. Вот и сейчас к своему удовлетворению добился результата со сборной.

— А что если предложение от федерации не поступит?

— Буду отдыхать. Может, к маме съезжу в Челябинск или с семьей — на море. У меня подрастают внучки, нравится проводить время с ними. Передышка в любом случае нужна, потому что последний месяц жил как зомби, а во время чемпионата мира так и вовсе спал три часа в сутки.

Источник: TUT.BY

Авторы: Юрий Михалевич / Кирилл Клименков

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья