android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Дайджест лучших материалов о белорусском спорте

Теги высшая лига Беларусь Игорь Ковалевич Анатолий Юревич Роман Василюк Нафтан

Валерий Стрипейкис: «Мне нужно молчать, когда человек выливает грязь на команду?»

Главный тренер «Нафтана» рассказал Offside.by об ожидании двухсотого гола Романа Василюка, скандальном спарринге с «Ротором», реакции на слова Максима Березинского и своей преданности клубу.

— Настроение, смотрю, у вас отличное.

— Конечно, хорошее. А почему ему быть плохим? Удачно стартанули, так что все пока нормально.

— В чем секрет такого удачного старта команды?

— В «Нафтане» собраны квалифицированные футболисты. Когда я игрока приглашаю, знаю его хорошо, знаю, на что он способен. Плюс немаловажно, что благодаря руководству клуба нам удалось провести один сбор в Турции. Команда к сезону очень хорошо подготовилась. Поэтому для меня не удивительно, что мы так стартанули.

— Но, тем не менее, столь удачного старта вы явно не ожидали.

— Почему? Команда готовится серьезно к играм, ей поставлена задача. За ее достижение будут выплачены неплохие премиальные. Поэтому ребята стараются.

— В межсезонье в команду пришли все те, кого вы хотели видеть?

— Скажем так, в этом плане задача выполнена процентов на 95. Хотелось бы, конечно, вернуть Витю Мороза из Латвии. Но на тот момент, когда мы вели переговоры, его финансовые запросы для нашего клуба были непосильны. Поэтому пришлось отказаться. В планах было оставить еще одного игрока – Юру Чонка – который принадлежит харьковскому «Металлисту». В конце прошлого сезона мы с ним разговаривали, предлагали контракт. Но он доверился своим агентам, которые пообещали ему найти команду. В итоге человек сейчас играет в первенстве области. Жалко его. Практически любителем стал.

— Когда вы приглашали в команду игроков, кто-то отказывался?

— Да, были такие. Мы хотели пригласить двух игроков. Фамилии не буду называть, но они сейчас играют в Высшей лиге. Эти футболисты отказались, решили остаться в своем клубе, хотя у них закончились контракты. Их решение. Но мы с ними до сих пор общаемся. Может, в финансовом плане в той команде им улучшили условия.

— Я думал, что именно под вас в команду многие бы согласились перейти.

— Нет. Было немного жалко, но это футболисты очень хорошего уровня, они бы реально усилили команду. Разговаривали с ними в конце сезона, еще до его окончания. Игроки давали согласие, но потом мнение у них поменялось. Пришлось в экстренном порядке искать замену. Еще раз говорю, что обидно, но это же футбол. Человек всегда ищет там, где ему лучше. Эти игроки решили, что им лучше будет в том клубе.

— Это ваша первая предсезонка в роли главного тренера. Какие чувства испытывали?

— Конечно, ответственность большая лежит. Понимаешь, что как подготовишь команду, так она и будет в чемпионате выступать. Если где-то недоработаешь, оно все потом вылезет.

— Ночью спокойно спите?

— Отлично (смеется). Допоздна в мыслях не сижу. В команде все расписано, у меня очень хорошие помощники Олег Сидоренков и Тарас Чопик. Они поопытнее. Если что, спрошу, они всегда помогут.

— Нынешняя предсезонка ознаменовалась скандальным матчем с «Ротором». Что там произошло?

— Нормальная игра была. Мы только прилетели в Турцию, находились там третий день, а «Ротор» уже заканчивал сбор. Получилось так, что в день нашей встречи россияне утром сыграли, а второй поединок, вечером, – с нами. Приехало на игру человек 12. Они, наверное, думали, что легко нас обыграют. Да, российская команда лучше выглядела, никто не спорит. Но я не думаю, что ту игру следовало прерывать. Там была обычная борьба, никакой умышленной грубости. Тренер решил увести команду – его мнение. Нам, конечно, было неприятно. И латвийские судьи, которые обслуживали матч, были в шоке.

— А потом в Интернете появилось видео первого тайма.

— Да. Это просто цирк.

— Пришлось в экстренном порядке менять планы на сбор?

— Конечно. У нас сорвался спарринг. Планировали определенную работу, а пришлось срочно планы менять. Нашли еще одного соперника, но его уровень не соответствовал уровню «Ротора». Хотелось сыграть с сильной командой.

— Страха перед началом сезона-2014 не было?

— Да после прошлого года ничего не было страшно, если честно (смеется). Тогда команда болталась под вылетом.

— Была возможность прошлый год лучше закончить?

— Конечно. Необходимо было обыгрывать «Белшину» в последнем туре, и закончили бы повыше. Но…

Первоначальная задача стояла, еще перед Кучеровым, попасть в шестерку. Но потом уже стало понятно, что уже не до шестерки, главное — не вылететь из Высшей лиги. Считаю, команда выполнила эту задачу. Для того сезона это был нормальный результат.

— Удовлетворение от проделанной работы было? Ведь поставленную перед вами задачу – сохранение прописки в «вышке» – вы выполнили.

— Все равно была где-то недосказанность. Вроде бы ребята собрались неплохие. Могли, конечно, где-то и за восьмое место побороться.

— Что помешало?

— Если выпадал один игрок, заменить его уже было некем. Приходилось перекручивать, переставлять. А дозаявить никого и нельзя было. И, скажем так, большой конкуренции не было в составе. Люди знали, что они все равно будут играть. Это, конечно, расхолаживало. Как бы ты ни тренировался (хорошо или плохо), все равно играть будешь. А когда есть конкуренция, человек задумывается, больше старается.

— Как вы заставляли таких игроков работать с большим усердием?

— Многие просто доигрывали тогда сезон, потому что все равно после его окончания покидали команду. А остальные сами понимали, что нужно выкладываться на 100%, нельзя вылетать из Высшей лиги. Потому что если бы мы вылетели, мы бы уже с этим финансовым положением не вернулись. Живой пример – «Витебск». Сколько лет борется, имея стадион, инфраструктуру, а никак не может вернуться в «вышку».

— Финансовое положение в «Нафтане» действительно не самое лучшее. Но как команде удается быть в числе середняков первенства, Кубки выигрывать, в Лиге Европы удивлять?

— Когда играли в Кубке, когда выигрывали, в команде были футболисты очень хорошего уровня. Тот же Комаровский, тот же Верховцов. Они все играющие люди. Конечно, тут заслуга и Ковалевича, который умел настраивать ребят только на победу. И руководство клуба в финансовом плане свои обязательства выполняло.

— Когда вам предложили должность и.о. главного тренера, долго думали или вообще не думали?

— Все произошло в течение буквально нескольких часов. Поэтому времени подумать не было. Сыграли с «Гомелем», на следующее утро поехали на тренировку, а в автобусе Кучеров по микрофону сказал, что уходит из команды. Провел тренировку, собрал вещи и уехал.

— И вы понимали, что автоматически становитесь и.о.?

— Да.

— И в автобусе сразу начали думать о своей новой роли?

— Нет. Дело в том, что в «Нафтане» украинский тренер по вратарям Тарас Чопик работает. После окончания карьеры он был и.о. главного тренера в «Ниве» из Винницы. Поэтому первое время он очень сильно мне помог, подсказал.

— Когда закончили прошлый сезон, выполнили задачу, были уверены в своем будущем?

— Тренеру ни в чем нельзя быть уверенным на 100%. Все решалось на уровне руководства завода, города, клуба. Тем не менее, надежда на то, что все будет нормально, была.

— Сейчас перед «Нафтаном» какая задача стоит?

— Попасть в первую шестерку.

— Это реально?

— Тяжело будет, но я думаю, что все возможно. Сезон покажет, будем стараться.

— Не боитесь, что команда после резвого старта сдуется?

— Все может быть. Но будем стараться, чтобы этого не произошло. Понятно, что хочется приобрести летом еще нескольких игроков. Но это будет зависеть от финансирования. Если получится, то, я думаю, все реально.

— Многие игроки отмечают, что вы сохранили в команде дух Ковалевича, осталась «банда». Что под этим словом подразумевается?

— Это хорошая футбольная команда. И по подбору игроков. В команде есть такие лидеры, как Леша Сучков, Шкабара, Игорь Довгялло. Они регулируют в команде атмосферу, сохраняют ее на хорошем уровне. Где-то могут и пожестче с молодыми поговорить. Такие люди нужны.

Что еще примечательно. Когда сам был игроком, нас возили в Турцию на три недели. Это было очень тяжело. К концу третьей недели происходили стычки между партнерами по команде. Надоедали одни и те же лица. А в нынешнем году ни одного конфликта. На тренировках все понимали, что тяжело, но вели себя достойно. Не было никаких срывов. Это удивило. И в команде каждый игрок стоит друг за друга.

— Как насчет субординации в «Нафтане»?

— Нормально все. Никто не «тыкает», называют меня по отчеству. Ветераны вольностей себе не позволяют.

— Как вам удалось сплотить так игроков, что в каждом интервью они о вас говорят только в положительных тонах?

— У нас в команде атмосфера хорошая, все как единое целое. Выходят на игру, бьются друг за друга, никто никому не пихает, не высказывает. Плюс по всем играм, которые мы сыграли, стали выплачиваться премиальные. Хоть небольшие, но они выплачиваются, что немаловажно.

— Вы Ковалевичу звоните, консультируетесь?

— Конечно, общаемся. По игрокам, которые приходили в команду, интересовался у него, спрашивал. У нас нормальные отношения.

— Можно их назвать более, чем рабочими?

— Можно. Он никогда в помощи не отказывает.

— Недавно Игорь Николаевич о вас очень лестно отозвался. Приятно?

— Конечно, приятно. Человек же тоже в этом клубе столько лет проработал, знает всю ситуацию.

— Для вас мнение СМИ важно?

— Интересно почитать, что говорят. И только. Для меня более важно мнение специалистов, коллег. В СМИ, на форумах можно много чего узнать и о себе, и о команде.

— Сейчас в прессе о «Нафтане» и о вас в частности пишется немало нехорошего.

— Корреспонденты же любят «Нафтан» очень сильно. Что клуб кому плохого сделал, чтобы так полоскать его на всю страну?

— Наверное, «Нафтан» идет в лидерах, а это многим не нравится.

— Понятно, что не нравится, но, с другой стороны, нельзя так. К критике нужно относиться спокойно, но на данном этапе она просто неуместна. Чтобы делать о команде какие-то выводы, нужно, я считаю, приехать и посмотреть, в каких условиях команда тренируется. И потом уже давать оценку. А не так, чтобы просто взять и на всю страну отполоскать. Нам неприятно.

— Вы близко к сердцу эти слова воспринимаете?

— Я же должен защищать свою команду. Мне нужно молчать, когда человек выливает грязь на команду? Считаю, это некрасиво. Я до конца за команду.

— То есть вы нафтановец в крови?

— Можно и так сказать.

— Не было желания поговорить с глазу на глаз с обидчиком?

— А что это изменит? Он же останется при своем мнении.

— А как же чувство собственного достоинства?

— Чувство собственного достоинства? Я сказал все на последней послематчевой пресс-конференции, пускай почитают. Мы командой договорились, что своей игрой будем доказывать противоположное тому, что о нас говорят. Рассказывать можно многое, но когда это не подтверждено делом, это пустозвон. Сначала нужно делать, а потом говорить.

— Это и ваш жизненный принцип?

— Конечно.

— Вы команду готовы защищать с боем?

— Конечно. Еще, правда, таких ситуаций не было и, я думаю, не будет.

— По столу можете кулаком ударить?

— А почему нет? Но сейчас такое состояние команды, отношения между руководством и игроками, что до этого не доходит. И слава богу.

— С Леонидом Подлипским можете поспорить?

— Могу. Но у нас таких вопросов в последнее время не возникало. Находим точки соприкосновения. Опять же, это связано с тем, что команда показывает хороший результат.

— Вы совсем недавно закончили карьеру футболиста. Игрока в себе уже убили?

— Нет. Как это возможно после стольких лет? Как это может надоесть: ты занимался любимым делом, тебе за это еще платили деньги.

— А вы играли ради денег?

— Нет. Я занимался любимым делом, за которое еще и получал хорошие деньги.

— Вам сумма в контракте была важна?

— Нет, абсолютно. За всю свою футбольную карьеру я ни разу не выставил свои условия. Всегда шел на те, которые мне предлагали. В «Гомеле», в «Славии» были хорошие финансовые условия, все выполнялось.

— А сейчас игроков стала больше заботить материальная сторона?

— Я думаю, что для них она превыше всего. А я всегда придерживаюсь мнения, что нужно с кого-то брать пример. Вот, закончат игровую карьеру такие футболисты, как Сучков, Шкабара, Гунчак (беру только свою команду), и на кого равняться? Это живое пособие для молодых игроков, смотреть по телевизору на них и тренироваться рядом с ними – это две большие разницы, это пример, у которого можно поучиться. Своим молодым игрокам, которые сейчас подтягиваются, я всегда говорю, что нужно пользоваться моментом, что они с такими футболистами рядом тренируются. И то, что они подсказывают в игре, нужно впитывать. Сейчас такая молодежь пошла, что ей тяжело что-то объяснить.

— И мы удивляемся, почему молодежная сборная не показывает результата.

— Да. Все взаимосвязано. Не у кого учиться.

— Вы у кого учились?

— Примером для меня были Карсаков, Шутов, Денис Первушин. Они для того чемпионата Беларуси были как с другой планеты. Это действительно звезды.

— Может, сами подаете пример на тренировках? С игроками не бегаете?

— На тренировках – нет. У нас есть команда «Нафтан 21+», которая состоит из работников завода. Пусть это и любительская команда, но мы ездим на международные турниры (последний был в Вильнюсе). Так что три раза в неделю собираемся, тренируемся. Форму стараюсь поддерживать.

— В этой команде вы в качестве «дядьки»?

— Да нет, какой «дядька» (смеется). В этой команде я самый молодой по возрасту. Даже не капитан.

— Играющим тренером в «Нафтане» не предлагали быть?

— Нет, но я сам даже не рассматривал бы этот вариант. Надо одно делать – или играть, или тренировать. А когда совмещаешь, это совсем не то.

— Хорошо. А «Миоры»?

— Это любительская команда.

— Но вы же одновременно играли и тренировали в то время.

— Так я же дубль тренировал. Когда уже перевели в основной состав, я не играл.

— Как вы вообще оказались в «Миорах»?

— В футбол хотел еще поиграть, а у меня хорошие отношения с человеком, который содержит клуб. Он бизнесмен, очень большой фанат футбола, поклонник минского «Динамо». Он вкладывал свои собственные средства в «Миоры». Однажды попросил помочь, а я не смог ему отказать.

— Что скажете о Второй лиге чемпионата Беларуси?

— Были команды хорошего уровня. Тот же «Гомельжелдортранс», «Ислочь». Но нам тяжело было играть, ведь неделю не тренировались, собирались только в день отъезда на матч (смеется). Сам я поддерживал, конечно, форму, а остальные? Собрались – на машинах съездили – сыграли – разъехались. Что называется, вечерком после работы поиграть. Любительский уровень.

— Благодаря выступлению за эту команду в вашем послужном списке появилось и звание чемпиона Витебской области.

— Я сыграл только две игры: финал Кубка и одну в чемпионате. И сразу стал обладателем Кубка и чемпионом Витебской области.

— Какое место занимают эти награды у вас?

— Самое высокое (смеется). Все-таки последние.

— Не думали никогда, что закончите карьеру в ранге чемпиона Витебской области?

— Конечно, нет. Еще раз говорю: если бы не этот человек, может быть, отказал бы. Просто очень хорошие с ним личные отношения, так что не мог отказать.

— Сейчас не предлагал?

— Он звонил, предлагал, но на сей раз я уже отказал. Хватит «Нафтан 21+» (смеется).

— В итоге вы сконцентрировались на тренерской карьере. На скамейке у бровки спокойно сидите?

— Не очень. Но самому не поле не хочется.

— Повысить на игроков голос можете?

— Конечно. Разбор полетов бывает. Не сильный, но бывает.

— Бутсы летают?

— Нет. До этого и не дойдет. Вообще, что криком принесешь? Никакой пользы.

Вот, когда был в «Гомеле», тренировал команду Анатолий Юревич. Он за время игры ни слова не говорил. Просто сидел и смотрел.

— Юревич даже не выходил к бровке, чтобы сделать какие-то тактические подсказки игрокам?

— Все он рассказывал уже после игры, когда после выходного команда собиралась. Мог много чего рассказать.

— Вы от него что-то переняли?

— Конечно. Например? Он никогда не позволял себе повысить голос на футболиста, который делал результат, который приносил пользу. За год я ни разу не услышал упрека в свой адрес, в адрес Ромы Василюка. На молодежь – да. Здесь вопросов нет. Учил жизни, как говорится. Как в армии. И тренировочный процесс у него был построен так, что если вспомнить, то аж вздрогнешь. Тяжело, мягко говоря. Тем не менее, стоило пройти.

— Вы такие же тренировки проводите?

— Нет, у нас чуть-чуть другое. Я думаю, намного мягче, чем у Юревича. Там все строилось на физических качествах игроков. Были нагрузки постоянные.

— У какого тренера вы больше всего переняли?

— У каждого по чуть-чуть старался. Мне нравилось тренироваться при Кузнецове в «Славии», у Ковалевича нормальный тренировочный процесс был, можно было что-то почерпнуть.

— В качестве тренера вам еще многое предстоит. А игровой карьерой довольны?

— Да. Чемпионом страны становился, Кубок выигрывал, лучшим бомбардиром становился четыре раза, забил много мячей. Так что доволен. Может, есть сожаление, что не удалось поиграть за рубежом. В той же России. Но как есть, так есть. Главное на этом не заморачиваться.

— Зато успели поиграть в Словакии.

— Там как история была. Однажды руководство мозырской «Славии» вызвало к себе игроков, сказало, что денег у клуба нет. В итоге практически все и разъехались. Я, Корытько, Чалей уехали в Словакию.

— Не жалко было уходить?

— Жалко, конечно. Но что делать. Это футбол. Там все было завязано на одном человеке, который спонсировал команду, – Зубовский Анатолий Степанович. Он переехал жить в Словакию, и фактически не стало команды.

— Наверное, благодаря ему вы оказались в «Ружомбероке».

— Да. И я, и Чалей, и Корытько. У Зубовского были какие-то контакты с руководством клуба. Предложили – мы поехали. Считаю, нормально съездили, поиграли три месяца.

— За эту команду вы провели всего три игры.

— Я просто получил травму в первой же игре. Потом лечился, восстанавливался. В Словакию я ездил в аренду, а затем «Славия» решила меня продавать в Астрахань.

— Что в памяти от Словакии осталось кроме травмы?

— Город маленький, но все равно Европа. Помню, что все матчи проходили по субботам. Утром в воскресенье – тренировка. Следующая – только во вторник. То есть полтора суток выпадали. Жили все в гостинице. Первое время руководство выдавало машины нам. Делать нечего – катались по Словакии. Но когда стали плохо играть, забрали машины, приходилось сидеть в гостинице.

— Кто из тогдашних ваших партнеров сейчас знаменит?

— Вратарь Ян Муха. Сейчас первый номер «Крыльев Советов».

— После Словакии вы отправились в Астрахань?

— Подписал контракт, прошел три сбора. За меня уже деньги перечислили. Но перед последним сбором мне сказали, что я команде не нужен, могу возвращаться домой. Я приехал, и «Славия» меня отдала в аренду в «Белшину» на год.

— Довольно странное решение россиян: заплатить деньги за игрока, а потом резко от него отказаться.

— Руководство клуба сказало, что это не мои проблемы, деньги они свои вернут.

— Чем вы их не устроили?

— К ним вернулся из аренды нападающий, россиянин. Я оказался лишним, тем более легионером.

— Наверное, вас эта ситуация шокировала?

— Шок был, когда вернулся домой: с кем тренироваться и что делать. Команды нет, Родненок к себе не брал. Меня российский тренер, который работал в минском «Торпедо», пригласил на просмотр. Ну, какой просмотр?

Я сидел, тренировался один. А потом буквально за две недели до чемпионата решился вопрос с арендой в Бобруйск. А еще до того, как я отправился с Россию, Пунтус меня хотел забрать в БАТЭ. Но когда я Астрахани не подошел, борисовская команда была укомплектована. Шансов туда вернуться уже не было.

— Все равно в БАТЭ успели поиграть.

— Немного, но успел, в историю вошел (смеется). Правда, провел 16 игр, забил 9 мячей, отыграл только один круг.

— 9 мячей за 16 матчей – довольно приличный показатель.

— Может быть. Сейчас столько за три чемпионата забивают.

— Почему?

— Нельзя сказать, что нет хороших нападающих, просто все стали играть от обороны, больше думают о защите ворот, чем о нападении. Поэтому забивать стало сложнее.

— «Нафтан» тоже так будет играть – от обороны?

— Посмотрим. Смотря против кого.

— Вы же нападающий, должны делать акцент на атаку.

— Да, конечно (смеется). Пока рановато нам играть на атаку.

— Вы сами подсчет своим голам вели во время игровой карьеры?

— Нет. Где-то в «Прессболе» обращал внимание, но пристально не следил. Для меня это не первоочередная задача.

— На сайте «Нафтана» вы названы «голеадором всей Беларуси».

— Хорошее звание. Приятно, конечно, что удалось столько мячей забить. Сейчас ждем двухсотого гола Ромы.

— Кто-то может приблизиться к вашим показателям?

— Я думаю, что ближайшие лет 10 никто не приблизится.

— У нас не рождаются настоящие форварды?

— Они есть, но просто не столько забивают, сколько мы. Бывали и 23, 27 мячей за сезон. У нас даже до 20 мячей нереально дойти. Нападающие есть, но тяжело играть в атаке, когда противник всей командой обороняется. Раньше, когда мы с Ромой играли, шашки наголо — и полетели все. Больше на атаку играли. Да и уровень игроков какой. Тот же Карсаков, Шутов, Федя Лукашенко, Денисюк, Матвейчик. Это бомбардиры в крови. Когда человек одним касанием выводит партнера один на один с вратарем соперника. Все быстро. А сейчас…

— Кривобок в «Нафтане» часто отличается.

— Кривобок, Демидович. Это хорошие нападающие.

— Кривобок вообще удачно в прошлом году влился в команду. С первых же матчей начал забивать.

— Его была возможность пригласить еще зимой, когда тренировал Кучеров. Он советовался со мной, я сказал, что нужно брать. Кучеров посчитал, что Игорь по возрасту староват. Поэтому отказался сразу. И к июлю остались вообще без нападающих.

— А к вам пришел и с первых матчей начал забивать.

— Да. Он приехал к нам еще за неделю-две до заявки. В первой же двухсторонке два мяча забил. Уже по одной игре было видно, что человек влился удачно. Я никогда в нем не сомневался, он хороший нападающий. В итоге он за одну игру забил столько же, сколько наши нападающие за полтора круга. Для нас это была просто находка.

Хотели бы оставить Алумону, но финансы не позволили. У него в контракте было прописано, что в случае поступления предложения из какого-то клуба, он может разорвать контракт. Александр так и сделал. Уехал в Казахстан.

— Вы много где поиграли, но что вас держит в «Нафтане»?

— Даже не знаю. Наверное, где родился, там и пригодился (смеется). Столько лет провел в этой команде как игрок, как тренер. Привык уже.

— Предложения из других клубов не поступали?

— Звал Меркулов в помощники. Еще когда только закончил с футболом. В прошлом году звал. Но я решил остаться в «Нафтане».

— У вас в команде есть футболист, который вам в будущем может пригодиться в качестве помощника?

— Конечно, есть. Это Шкабара, в первую очередь. Он настоящий капитан. Только беспокоит, что травмы его цепляют. Если он не играет, у нас возникают проблемы с тем, кого ставить на его позицию. Есть молодые игроки, но они до его уровня просто не дотягивают. Когда Шкабара в строю, идет совсем другая игра.

— Он ваш помощник на поле. Ему позволяется чуть больше, чем остальным?

— Нет. У нас все в одинаковых условиях. Независимо от возраста, достижений. Если у кого-то какие-то есть вопросы, стараемся решать их все вместе.

— Вы разговариваете с игроками вне поля?

— Конечно. Вникаю всегда в их проблемы, стараюсь им помогать, могу дать лишний выходной, если нужен.

— Вы эмоциональный тренер? Можете, например, как Муринью на коленях по бровке проехать?

— Могу. Я действительно эмоционален. Потому что переживаю за команду, рад, когда она забивает мячи, добивается победы.

— Значит и на поле можете выбежать?

— Нет, на поле нельзя. Границу нужно знать.

— На судей кричите?

— Иногда бывает, что голос повышаю. Потом остываю после игры и понимаю, что это тоже живые люди, они тоже ошибаются.

— Если рефери назначит в ворота «Нафтана» несправедливый пенальти, долго будете на него злиться?

— Не без этого, конечно. Но все равно отойду. А что делать (смеется).

— А игроком вы каким были?

— Злым. Эмоции через край били. Бывало, что и на судей набрасывался, кричал.

— Потом жалели?

— Да. Понимал, что это все-таки игра, все люди могут ошибаться.

— Вы ломали кого-нибудь?

— Нет. Я был злым, но не грубым. Меня ломали только. Хотя это нормально: форвардов всегда ломают.

— Не боялись закончить с футболом из-за травмы?

— Боялся.

— Когда этот страх достиг своего пика?

— Когда диагноз ставили, что нужно делать операцию. В «Гомеле» операцию на паховых кольцах делали. В «Шахтере» – мениск. Боялся, смогу ли восстановиться, как пройдет операция.

— Какая самая тяжелая травма была?

— Вот на паховых кольцах. Два раза скулу ломали. Вот это осталось больше всего в памяти. А так, в принципе, все прошло нормально.

— Вы упомянули «Гомель». Вы знаете, что болельщики из города над Сожем внесли вас в список лучших игроков клуба за всю историю команды?

— Не в курсе, но это приятно. Там очень хорошие болельщики, кстати. Они очень хорошо разбираются в футболе. Если они видят, что игрок приносит пользу, забивает мячи, они его поддерживают.

— Вспомним историю с Евгением Зуевым. Ведь его не выпускали в домашних матчах, потому что болельщики почему-то невзлюбили.

— Не понравился чем-то. Хотя тоже так нельзя. Что это за игрок, который не участвует в домашних матчах? В мое время всегда старались поддерживать. Отношение лично ко мне было очень хорошее. В свой адрес ни разу не слышал каких-то выкриков. Играть в Гомеле было приятно.

— Когда приезжаете в город, вас узнают?

— Конечно. Там много друзей осталось. С болельщиками нормальные отношения.

— И благодаря этому вы понимаете, что чего-то добились в игровой карьере.

— Конечно. В памяти осталась игра в Гомеле. 9 мая встречались с «Шахтером», выиграли 2:1. Мне удалось мяч забить. Тот матч с трибун наблюдали 9200 зрителей. Когда закончилась игра, все эти люди начали кричать мою фамилию. Ради этих эмоций стоит жить. Это очень приятно. Словами даже не передашь.

— Были в карьере моменты, о которых вы до сих пор жалеете?

— Не надо было из «Гомеля» в Солигорск уходить. А так, в принципе, все прошло нормально.

— Зачем вы ушли в «Шахтер»?

— Сейчас вообще не понимаю того решения. Значит должно было так случиться. Я шел играть. А получилось…

— То есть, если отмотать время назад, не перешли бы?

— Наверное. А если бы переходил, то не в «Шахтер», а в «Нафтан». Меня тогда Ковалевич звал. Может, надо было пораньше вернуться в Новополоцк.

— Вернемся к «Нафтану».  Сезон для команды обещает быть интересным?

— Очень интересным. Я еще раз говорю: Березинский высказался, мол, не «Нафтану» быть в первой шестерке. Я не гарантирую, что мы туда попадем. Это будет известно в августе. Но если человек является таким великим специалистом-прогнозистом, который после трех туров сказал, кто будет в шестерке, кто не будет, тогда давайте чемпионат закончим. Разве не так? Так.

— Задело вас это.

— Конечно, задело. Я же за команду переживаю. Считаю, что он на данном этапе высказался неправильно.

— Какому результату по окончании сезона вы расстроитесь?

— Все зависит от ситуации. Может, полкоманды травмируется, не дай Бог. Это футбол, все может быть. В качестве примера вспомню игру в Бресте в прошлом году. До 86-й минуты мы вели 1:0, у соперника не было никаких шансов даже на ничью. На 89-й и 92-й минутах нам забили, мы проиграли. Вот и весь футбол.

— Какие мысли в голове после таких матчей?

— Там мыслей даже не было. Я не думал, что так возможно.

— Психануть можете после таких проигрышей?

— А зачем? Ничего не изменишь. Но игра перед глазами до сих пор стоит. Сыграть лучший матч на тот момент и проиграть в концовке – это обидно.

— Для вас главное результат или качество игры?

— И то, и другое. Но в большинстве случаев это невозможно. В такой момент я за результат.

— Вы видите свое будущее исключительно в «Нафтане»?

— Пока да.

— А если поступит заманчивое предложение из другого клуба?

— Я думаю, что в ближайшее время такого не предвидится. Мне бы хотелось минимум этот год отработать в Новополоцке.

Автор: Дмитрий Руто

Фото: Анна Карпова

Оригинал текста

РЕЙТИНГ +35

Свежие записи в блоге

2 ноября 18:22
Небывалое дело: Уткин пишет про Гончаренко – и нахваливает его

3 октября 18:59
«Счёт 9:8 намного лучше, чем 1:0». Человек, менявший хоккей в Швеции

26 сентября 13:53
«Это мечта, на которую нужно работать». История брестчанки в профессиональном регби

15 августа 10:59
«Я тот, кто решает проблемы». Кого позвала Азаренко, чтобы отвоевать сына у бойфренда

22 июня 18:06
«Когда появляется жена, белорус заканчивает играть». Агент Валерий Исаев – о футболе и не только

11 июня 06:47
Одинокий Роналду. Климу из Бобруйска закон запрещает играть в футбол с пацанами

8 июня 13:03
Ольга Глеб: «Мы расширили собственное производство»

23 мая 13:22
Развітанне Уладзіміра Някляева з шахматыстам і сябрам Віктарам Купрэйчыкам

22 мая 16:27
Как воспитанник «Лидса» потерял ногу и оказался в Беларуси

1 мая 18:47
«Во время тренировок воду пил ведрами». Таиланд Виталия Гуркова

Сегодня родились

Лучшие материалы